Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск





Реферат: История инквизиции

Реферат: История инквизиции Социальная ситуация перед образованием инквизиции

Человечеству всегда приходилось не сладко, а во время, предшествовавшее образованию инквизиции, людям было и вовсе плохо. Огромные поборы феодалов, церковная десятина и сборы со стороны государства принуждали людей, принадлежавших к слою, позже названному третьим сословием, трудиться в поте лица, дабы снискать себе хлеб насущный. И тут же рядом существовал слой людей, принадлежавших к христианской церкви. Монахи, священники, епископы, аббаты, кардиналы, диаконы и великое множество других существовали как бы в отдельном мире. Они не платили внешнему миру абсолютно никаких налогов, были свободны от феодальных повинностей и неподсудны светским судам. Более того, бытовало такое выражение: "Последний служитель церкви стоит гораздо больше любого государя". В начальный период своего существования церковь была гонима, последователи ее очень фанатичны, но в более поздние века своего существования церковь превратилась из гонимой секты одной из восточных религий в огромную тоталитарную организацию. А тоталитаризм в любом проявлении не терпит никакого инакомыслия. В эпоху феодальной раздробленности множество епископов по всей Европе, в особенности в германских княжествах, являлось светскими государями. Это повлекло за собой целый ряд злоупотреблений, и, в конечном итоге, привело к резкому падению авторитета церкви (не случайно огромная часть германских государств с радостью приняло протестантизм, в противоположность Чехии, которая сохранила верность католичеству, несмотря на крестовые походы против гуситов).

[sms]

Существует немало примеров в истории, когда благородное дело, начатое группой фанатично настроенных подвижников, в финале вырождалось из-за нашествия людей, которые присоединением к этому начинанию преследовали свои личные корыстные цели. Так произошло и с католической церковью: по мере становления огромной всеевропейской организацией все больше и больше служителей оказывалось порочными, корыстными лицемерами. Это не означает, что не осталось в церкви людей подобных св. Франциску или св. Доминику, но их количество в общей массе оказалось ничтожным. Падение нравов среди служителей церкви достигло небывалого размаха. Богатые прелаты имели в подчинении целые армии, вели войны с соседними феодалами, грабили окрестное население непомерными налогами, приводя в оправдание Священное Писание (написанное на латыни и недоступное в то время большинству населения), имели гаремы и вообще вели себя несообразно сану. В других местах, наоборот, существовала практика ограбления епископов нижестоящими священниками, как пример можно привести такой факт: один из епископов Лангедока был принужден сам мыть, кормить и запрягать своего мула, в котором состояло все его имущество. Стоит упомянуть также о практике продажи церковных должностей. Самые высокие положения в церковной иерархии занимали люди, абсолютно недостойные подобной чести. Существовала возможность совершения покаяния по доверенности, также можно было вступить по доверенности в брак. Монашеские ордена больше напоминали разбойничьи притоны, так как любой, даже самый закоренелый преступник, мог избегнуть ответственности за содеянное путем вступления в тот или иной монашеский орден. Как справедливо замечает Генри Чарльз Ли в своей книге "История Инквизиции", монашеские ордена были настолько многочисленны и влиятельны, что и на них лежит ответственность в подобном падении нравов. Принимая во внимание все вышеперечисленное, неудивительно, что священнослужители долго сопротивлялись целибату (полному безбрачию). Подобный разврат встречал активное неприятие со стороны населения. Церковь, проповедовавшая заповеди Иисуса Христа, сама же и нарушала их в первую голову. Именно поэтому ересь в момент своего возникновения встретила очень хороший прием со стороны местного населения.

Ересь

Церковь, стоявшая так далеко от своего идеала и так небрежно относившаяся к своим обязанностям, очутилась перед новой, грозной опасностью, грозившей в корне подорвать ее могущество. Эта опасность — пробуждение сознания в массах. Это движение начинается уже в XII веке, позже оно сделало Европу центром науки, искусства и вообще одним из основных центров мировой цивилизации. Само собой это развитие не могло не сопровождаться возникновение сомнений и критики существующего порядка. Как только люди начали рассматривать и обсуждать вопросы, даже упоминать о которых раньше им не приходило в голову, они с неизбежной очевидностью отметили огромную пропасть, лежавшую между учением Церкви и деяниями ее служителей, между поведением священников и монахов и данными ими обетами. В лучших школах Европы ученики изучали древнегреческие, арабские, древнееврейские рукописи и черпали из этих щедрых источников новые идеи, понятия, знания. Крестовые походы тоже сыграли в этом деле немаловажную роль. Древние рукописи, привозимые из-за моря, произведения искусства и культуры — все сыграло свою немаловажную роль в этой попытке возрождения. Произошел мощный всплеск интереса к наукам, таким как физика, химия, геометрия, астрономия. Церковь прекрасно понимала всю опасность, которую несет с собой развитие наук. Но еще большую опасность представляло собой возрождение Римского права. Люди с удивлением увидели, что существует поразительно простая и в то же время справедливая система правосудия, с которой не шли ни в какое сравнение громоздкая, несистематизированная система канонического права и грубое подобие правосудия феодального обычного права.

Появившиеся в это время ереси резко отличались от ранее существовавших ересей, измысленных высокоучеными богословами посредством схоластических приемов. Ересь этого периода первоначально распространялась в массах простого народа и уже позднее объяснялась и обосновывалась учеными еретиками. А так как, что естественно, бедная и угнетенная масса составляла большую часть прихожан, то и удар, нанесенный нищими проповедниками, был особенно силен.

Все ереси той эпохи можно было подразделить на две части: сектанты, твердо придерживавшиеся основных положений христианства, отрицая институт священников, и манихеи.

Среди сектантов принято выделять катаров, вальденцев и альбигойцев. Последние были практически уничтожены во время крестового похода против них.

Вальденцы

Цивилизация на юге Франции очень отличалась от всей остальной Европы, как по расовому, так и по культурному складу. Наличествовало смешение всех мыслимых народов, включая даже арабов. Из этого проистекала исключительная веротерпимость и такая же небрежность духовенства в вопросах чистоты религии. Ересь вальденцев — это более строгий, аскетический вариант христианства, проповедовавший чистоту жизни. Также предполагался отказ от института священничества, право проповеди для всех, взаимная исповедь и вегетарианство. У вальденцев существовало свое духовенство, известное как Совершенные (Majorales). Но вообще различие между духовенством и мирянами у вальденцев было сведено к минимуму. Совершенные полностью отказывались от всяческой собственности, покидали жилище, дабы приблизиться как только возможно близко к образу апостолов. Они поучали верных и привлекали новых верующих, существовали же они на пожертвования населения, среди которого они жили. Проповедники вальденцев очень быстро снискали себе огромную популярность и любовь среди простых людей, уставших от распутства духовенства. Эта секта была распространена на пространстве от Чехии до Арагонии и состояла преимущественно из простых людей, как следствие имелись небольшие разногласия в догматических вопросах (на начальных этапах отрицание таинства пресуществления).

Церковь быстро осознала исходившую от вальденцев опасность и призвала к борьбе с ними, но еретиками она их не считала. В более поздних документах инквизиции можно встретить ссылки на "еретиков и вальденцев", подразумевающие под еретиками катаров как более еретическое учение. Один инквизитор, близко знакомый с вальденским учением, описывал их так: "Эти еретики отличаются нравами и языком, ибо они скромны и воздержаны в речах. Они не проявляют суетности в одежде, которая всегда проста и чиста. Они никогда не пускаются в торговлю, боясь, что им придется обманывать и нарушать свое слово; они предпочитают жить личным трудом, как простые рабочие. Они не копят богатств, довольствуясь необходимым. Они умерены и пище и в питье. Они не посещают ни кабаков, ни балов, ни других каких-либо мест развлечения. Они умеют сдерживать свой гнев. Всегда найдете вы их за работой; а так как они то учатся, то учат, то у них не остается времени на молитву. Еще их можно узнать по ясности и кротости их выражений; они избегают в разговоре шуток, пересудов, божбы, неприличных выражений и лжи. Они даже не говорят vere и certe, считая это равносильным клятве" [1]. Но официальная пропаганда того времени обвиняла их в грязных половых сношениях, в том, что они лицемерно скрывали свои верования, исправно ходя к обедне и выполняя прочие католические обряды. Генри Чарльз Ли, рассказывая о своей работе, упоминает, что очень сложно сохранить объективность, т. к. практически вся литература еретиков была сожжена на кострах инквизиции, и единственный источник информации о сектантах — это документы и свидетельства, оставленные их, полными ненависти, врагами и недоброжелателями. У вальденцев имелся также полный перевод Библии на простонародный язык, на который они опирались в своих проповедях, и это являлось одним из самых сильных мотивов преследования их со стороны церкви. Против вальденцев также были выпущены эдикты светской власти, в которых все еретики объявлялись врагами государства, и это являлось одним из первых примеров преследования еретиков со стороны государства.

Катары

Катаризм был верованием чисто антисацердотальным. Он отрицал весь церковный строй как нечто бесполезное; в глазах его римская церковь была синагогой Сатаны, спасение в которой немыслимо. Исходя из этого, он отрицал таинства, обедни, представительство Девы Марии и святых, чистилище, мощи, иконы, кресты, святую воду, индульгенции и вообще все то, что, по словам священников, обеспечивало верным вечное спасение. Равным образом, катары осуждали десятинный налог и приношения, которые делали для духовенства прибыльным делом присвоенную ими себе заботу о спасении душ. Считая себя церковью Христовой, катары полагали, что они имеют право взять и разрешить данное Иисусом Христом его ученикам; духовное крещение смывало все грехи, но молитва не имела никакой силы, если грешник продолжал грешить.

Богослужение катары проводили на латыни, но Священное писание переводили на простонародный язык, что сыграло свою роль в популяризации этой секты. Поначалу иерархия духовных чинов у катаров отсутствовала. Но по мере роста их общин возникла насущная необходимость в упорядоченной системе богослужения. Как и у вальденцев, духовенство катаров представляло собой особую касту совершенных, людей, полностью ушедших от соблазнов мира. У катаров были следующие церковные чины (в порядке убывания): епископ, Filius Major, Filius Minor, дьякон. Верование катаров предполагало предельный аскетизм: запрет на употребление пищи животного происхождения, запрет на любые физические контакты между представителями различных полов и прочие из этого же ряда.

Гнев церкви против этой секты был оправдан, так как, распространись это верование по всей Европе, то через каких-нибудь нескольких десятков лет вся территория превратилась бы в пустыню.

Церковь не могла положиться в столь "благочестивом" деле на светскую власть, которая была слишком занята своими собственными делами. С целью преследования ереси был учрежден институт инквизиции.

Инквизиция

Нищенствующие монахи

В противовес еретическим сектам, проповедовавших апостольскую бедность, было создано несколько орденов нищенствующих монахов. Наибольшую известность из них получили доминиканцы и францисканцы. Строгий устав и огромный авторитет святых, в честь которых им были даны имена, привели в их ряды лучших, честнейших людей той эпохи, остававшихся верными принципам католицизма.

На первых порах эти ордена строго следовали своим уставам, чем заслужили почет и уважение во всем христианском мире. По сути дела, они практически полностью дублировали правила поведения секты Лионских бедных, но в системе церковной иерархии. Именно поэтому инквизиторов назначали провинциалы францисканцев или доминиканцев из состава братьев своего ордена. С первых же шагов инквизиторы получили огромные полномочия и полную бесконтрольность.

Следствие

Следствие инквизиции держалось на трех основных китах: розыске, доносах и сыске. Но основным из этих трех инструментов на начальном этапе являлся розыск. Инквизитор был принужден совершать постоянные объезды подведомственного ему участка. Приезжая в тот или иной населенный пункт, он объявлял так называемый срок милосердия, в течение которого все окрестные еретики могли прийти и покаяться перед лицом инквизиции. По окончанию этого срока инквизитор начинал розыск. Если имелись покаявшиеся еретики, то он заставлял их выдать своих бывших единоверцев. Если же таковых не оказывалось, то инквизитор принуждал под присягой всех местных жителей указать подозрительных или еретиков. Арестовав вновь выявленных еретиков, он под конвоем препровождал их в центр епископии, где и начинал допрос. Почти с первых же шагов инквизиция начала применять пытки, как физические, так и нравственные.

Единственным поводом отвода свидетелей являлась смертельная вражда, но инквизиция не практиковала сообщение имен свидетелей подозреваемым. Единственным его шансом было назвать его злейших врагов, надеясь, что свидетель попадет в их число. Инквизитор совмещал в одном лице обязанности судьи и обвинителя, а адвокат обвиняемому в ереси не полагался, да и любой защитник мог быть обвинен в сочувствии ереси и тут же занять место своего подзащитного. Инквизитор имел право назначать себе помощников и охранников, которые пользовались церковной неприкосновенностью и обладали полной свободой притеснять, унижать население. Отличительной особенностью инквизиторского следствия была его значительная протяженность во времени, иногда до десяти лет. Все действия и слова обвиняемого, равно как и обвинительное заключение, фиксировались в двух экземплярах. Подобная организация делала невозможным для еретиков укрытие в другом государстве. Так как при необходимости копия могла быть послана вслед за ним. Поняв, что существует огромное количество лжесвидетелей, инквизиция ввела следующее правило: "Если кто-либо уличен в лжесвидетельстве, на него должна быть наложено суровая епитимья, но показания его из дела изыматься не должны".

Единственным шансом на спасение от системы, которая считала любого арестованного заранее виновным, заключалось в полном признании и раскаянии на первом же допросе. Если же человек упорно настаивал на своей невиновности, то его как закоренелого еретика выдавали в руки светской власти.

Основной целью инквизиции было вырвать души грешников из когтей Сатаны, а то, что происходило в это время с телом, значения не имело. Во время крестового похода против альбигойцев было сформулировано еще одно правило: "лучше отправить на тот свет десять добрых католиков, чем дать уйти от правосудия хоть одному еретику". В борьбе за такую важную вещь, как человеческая душа, цель оправдывала применение любых средств.

Наказания

Инквизиция накладывала обычно три вида наказания: епитимья, тюремное заключение и передача в руки светской власти, что означало костер. Епитимья могла заключаться в пожизненном ношении крестов, паломничестве по святым местам, внесении определенного пожертвования на благие дела. Но это только самые распространенные методы, вообще епитимья была ограничена только фантазией инквизитора. Тюремное заключение подразумевало под собой отбывание срока в узкой, душной камере на хлебе и воде, иногда в ручных и ножных кандалах, возможно прикованных к стене, в предельно антисанитарных условиях. Средняя продолжительность жизни в подобном заключении составляла три года. Но иногда были амнистии — замена тюремного заключения на строгую епитимью. Выдача в руки светской власти подразумевала под собой сожжение заживо. Церковь не отказывалась даже от преследования покойников. Уже умершего еретика могли приговорить к сожжению. Это подразумевало под собой изъятие останков из могилы с последующим сожжением и конфискация имущества.

Конфискации

Одним из объяснений того, что Англия и Голландия были первыми странами, в которых произошла промышленная революция, является то, что в этих государствах инквизиция не была столь авторитетна, как в более южных странах Европы. Что подразумевала под собой конфискация? Полное изъятие движимого и недвижимого имущества, аннулирование всех долговых обязательств, принуждение всех должников вернуть средства в определенный срок. Если возбуждалось преследование ныне умершего человека, то конфискация распространялась на наследников вплоть до третьего колена. Подобные меры полностью парализовали промышленность и торговлю на южных территориях Европы. Распределение средств от конфискации происходило следующим образом: треть получал инквизитор, треть — представитель светской власти, треть — Святейший Престол. Инквизитор должен был употреблять полученные средства на нужды сыска. Но на практике средства расходовались по его усмотрению. Одним из факторов того, что инквизиция не утвердилась в северной Европе, было то, что еретиков было мало, и они преимущественно происходили из беднейших семей (если государство брало на себя расходы по учреждению инквизиции, то оно получало определенную долю от доходов конфискации).

Особенности воздействия инквизиции на систему европейского права

Для начала следует сказать о существовавшей в то время в Европе правовой системе. После разгрома Западной римской империи варварами знаменитая и самая передовая правовая система, известная как "Римское право", на время прекратила свое существование на территории Европы, по крайней мере, Западной Европы. И уступила место весьма загадочной правовой системе, характерной для империи Каролингов [2]. Коренным отличием империи Каролингов от римской империи являлось практически полное отсутствие городов и постоянного местоположения монарха и правительства, в отличие от жесткой системы наместничества, характерной для Рима. Императорский двор кочевал по замкам, крепостям и поселениям в течение почти круглого года, а большая часть населения все еще тяготела к клановому устройству. Как следствие подобной раздробленности, не возникало попыток сколь-нибудь кодифицировать разрозненные племенные нормы. Каждый человек носил с собой нормы, характерные для его племенной группы.

Следующий этап формирования европейского права начался с момента активного градостроительства. Новые коммунальные формы диктовали новый тип права. Это время характеризуется также началом свержения католической церковью власти крупных феодалов и государей. Наиболее образованная часть тогдашних людей — духовенство было призвано сформировать новое право, оно получило название "канонического". Источниками такового послужили: местные обычаи, повеления феодалов, постановления соборов по конкретному поводу и пр. С течением времени подобная система привела к невообразимой путанице в каноническом праве, и это совпало с началом возрождения римского права (имеются в виду кодификации Юстиниана).

Судебное производство Инквизиции, предполагавшее в своей основе таинственность и строжайшую секретность информации, целиком основывалось на каноническом праве, что добавляло тайны и усугубляло и без того тяжелое положение жертв. Инквизиция показала, насколько несоответствие законов реально существующим общественным отношения может быть опасно для общества. Имей подданные тогдашних монархов правовые гарантии прав личности, они бы не стали такой легкой жертвой в руках отцов-инквизиторов. Это отвратило сердца людей от системы канонического права, и она не рассматривалась как реальная альтернатива Римскому праву. Также ужасы Инквизиции отвели от Европы "опасность" стать единым теократическим государством. Думается, это оказало сильное влияние на то, что в Англии получила распространение система прецедента. Как известно, в Англии Инквизиция не получила сильного распространения, следовательно, и каноническое, и обычное право не внушало населению сильного отвращения, и это определенно сыграло свою роль формировании правовой системы на островах.

Деятельность Инквизиции в области дипломатии

Эпоха средних веков характеризовалась, среди прочих принципов, безмерной гордостью дворянства и стремлением вывести свою родословную от как можно более славных предков. В подобных условиях дипломатия развивалась очень медленными темпами, до тех пор, пока почти вся дипломатия не перешла в руки церкви. В рамках церкви люди избавлялись от некоторого количества предрассудков. Общение стало легче, а с учреждением монашеских орденов и вовсе приобрело нормальный характер. Нищенствующие монахи не признавали государственных границ вообще. Вся Европа была разделена на провинции во главе с провинциалами. Границы этих провинций зачастую не совпадали с государственными границами. Организация таких сложных межгосударственных мероприятий, как крестовые походы, была полностью возложена на церковные структуры.

Инквизиция сразу стала международной организацией, а нищенствующие монахи уже на протяжении ряда лет выполняли роль неофициальных посланников от имени Святейшего престола. Обратив монахов в инквизиторов, Папа решил несколько проблем сразу: организовал огромную шпионскую сеть и обеспечил безопасность со стороны реформаторов и еретиков. Монахи, свободные от исполнения инквизиторских обязанностей, обеспечивали связь между разными территориальными организациями инквизиторов. Перенося из государства в государство известия о новых ересях и способах борьбы с ними, они играли видную роль в развитии и функционировании Инквизиции. Нищенствующие монахи имели очень высокий авторитет, по крайней мере, на начальном этапе своего существования, и это помогало им решать мирным путем назревавшие конфликты между крупными сеньорами и прочие опасные разногласия.

Вывод

Роль инквизиции в истории Европы и всего человечества огромна и двояка. Не будь этого института, неизвестно, по какому пути пошло бы развитие европейской цивилизации, но то, что в техническом отношении она не была бы похожа на имеющийся образец, — это точно. Неизвестно, имели бы место религиозные войны, сотрясавшие Европу столь долгое время. Возможно, эта цивилизация была бы в большей степени терпима к другим верованиям. Возможно, наука получила бы более раннее развитие, не имея за плечами соглядатаев инквизиции. Католическая церковь подверглась бы более ранней реформации и не сыграла бы такой огромной роли в жизни человечества. Произошла бы более ранняя рецепция римского права и греческих идей о свободе человека. Но наставления, написанные самыми авторитетными отцами-инквизиторами для своих молодых коллег, являются одним из ярчайших примеров организации сыскной работы.

Общеевропейская сыскная сеть, организованная инквизицией, была еще одной попыткой Святейшего Престола создать всемирное католическое государство. Подобные попытки после падения империи Каролингов имели место неоднократно, но с переменным успехом. К примеру, польских королей на протяжении долгого времени назначал Папа римский. Учреждение инквизиции позволило Папе довольно основательно контролировать плоскость идеологии практически по всей Европе. Контролируя идеологию, возможно и держать под контролем и прочие сферы жизни, приводя их, так сказать, к единому знаменателю. Очень активно папская дипломатия работала и на организацию крестовых походов как внутри Европы, так и вовне, на отвоевывание Гроба Господня. Походы организовывались в основном за счет наемников, привлеченных официальным обещанием полного отпущения грехов, на самом же деле надеявшихся пограбить богатые, по слухам, государства. Крупные же феодалы и государи преследовали своей целью захват новых земель, количество которых в Европе к тому времени сократилось до предела. Ярким примером подобного похода являлся крестовый поход против альбигойцев. Владения одного из самых могущественных сеньоров Европы, графа Раймунда Тулузского, были поделены между Монфором, Людовиком и Петром Арагонским.

На протяжении практически всей истории инквизиции мы можем наблюдать подобное явление: после декларации богоугодных идей и под их прикрытием творятся такие преступления, которых свет не видывал, а, по выражению дореволюционных авторов: "Перо опускается, не в силах вынести описание подобных зверств и ужасов".

Библиографический список

Берман Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1995.

Ли Ч. Г. История инквизиции. Т.Т 1 – 2.

Всеобщая история государства и права. Под ред. К. И. Батыра. — М., 1995.

Историческая энциклопедия.

[/sms]

02 окт 2008, 14:08
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.