Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Социальные установки молодежи к суицидальному поведению


Социальные установки молодежи к суицидальному поведению

Социальные установки молодежи к суицидальному поведению Структура курсовой работы

Введение
Актуальность и новизна темы

Теоретическая и практическая значимость работы

Предмет объект исследования
Гипотеза исследования
Цели и задачи исследования
Методы исследования
Литературный обзор по теме исследования
Описание эмпирического или экспериментального исследования
Характеристика методов исследования
характеристика испытуемых
Описание хода исследования
Результаты исследования
Обработка и интерпретация результатов исследования
Обсуждение результатов исследования
Выводы
Заключение

 

План:

Введение

2. Литературный обзор

2.1. Понятие “самоубийства”

2.2. Непрямое самоубийство

2.3. Виды полунамеренных суицидов

2.4. Проблема самоубийства

2.5. Предотвращение и профилактика суицида

2.6. конецформыначалоформыЭкзистенциальное отношение к самоубийству, помощь и оценка

2.7. Анализ отношения некоторых социальных групп к суициду в настоящее время

Заключение

Список литературы

Введение

Могу сказать тебе одно, Ронхул: пока человек жив, ничего не пропало.

Из любой ситуации всегда есть выход,

причем не один, а несколько – и кто ты такой,

чтобы оказаться первым человеческим существом во Вселенной,

попавшим в действительно безвыходную ситуацию?!

М.Фрай. Гнезда химер

[sms]
Cамоубийство - одна из вечных проблем человечества, поскольку существует как явление практически столько же, сколько существует на Земле человек. Самоубийство, как считают исследователи, явление сугубо антропологическое. Считается, что случаи самоубийств животных, являются либо поэтическим вымыслом, либо неправильными выводами из поверхностных наблюдений за жизнью животных. Ни скорпион, вонзающий себе свое ядовитое жало в спину, если его окружить горящими углями, ни те животные, которые отказываются от пищи в неволе и погибают, не действуют сознательно, и это - главное отличие их поведения от поведения человека.

Сознательное самоубийство, составляющее достояние одного лишь человека, очевидно, не может считаться продуктом новейшей цивилизации. Известно, что в доисторические времена, когда только-только начинали образовываться крупные общинно-родовые союзы, самоубийство носило чисто прагматическую социальную функцию и помогало выживанию рода и племени рода и племени в целом. Одно из самых первых известных в истории человечества самоубийств - самоубийства детей и стариков у первобытных племен в голодные годы.

На протяжении последующей истории человечества менялись и усложнялись мотивы и способы самоубийства, периоды относительного спокойствия в том или ином регионе сменялись годами подлинных эпидемий самовольного ухода из жизни. Рост числа самоубийств мы видим и в настоящее время.

Величайшие умы человечества размышляли над этой проблемой. Сотни философов, социологов, психологов, врачей изучали проблему самоубийства в самых различных аспектах.

И рассуждая над этой проблемой, возможно в предложении: самоубийство, как девиантное поведение, нам в конце придется поставить знак вопроса.

 

 

2. Литературный обзор

2.1. конецформыначалоформыПонятие “самоубийство”

Психиатры говорят "суицид", находят соответствующую рубрику в классификации и переводят это действие в сферу чистой объективности, которая скрывает пропасть. Литераторы называют это "добровольный уход из жизни" и каждый раз, наивно предполагая, что это и есть высшая человеческая возможность, рисуют это действие в розовом свете, который тоже обманывает.

Только слово "самоубийство" непреклонно требует высказать одновременно и объективность голого факта, и весь ужас этого вопроса: "само-" выражает свободу, которая уничтожает существование этой свободы, (в то время как "свободная" говорит слишком мало, как будто подразумевается, что самоотношение там преодолено), а слово "убийство" отражает насильственное действие (в то время как "смерть" - пассивное исчезновение).

Пассивно человек не может ни жить, ни хотеть умереть. Он живет активностью, он может принять свою жизнь только активно. Наше существование как таковое делает невозможным пассивное угасание, когда мы этого желаем. Чистая пассивность возможна только в естественной смерти, наступающей от болезни и от внешних причин. Такова наша ситуация.

Самоубийство - это единственное действие, которое освобождает от всех дальнейших действий. Смерть, решающая пограничная ситуация для экзистенции - это событие, которое приходит, но которое не зовут. Совершить самоубийство может только человек, после того, как он узнает о смерти. Он может не только сознательно решиться на жизнь, но может решать, хочет он жить или нет. Смерть зовет его в сферу свободы.

Как безусловное действие, самоубийство не может быть познано методами психологической науки - методами статистического исследования и исследования случаев. Только на границе эмпирического предметного познания внезапно появляется самоубийство как философская проблема.

Статистика изучает частоту этого явления: что в Европе наибольшую склонность к самоубийству имеют германские народы, что среди стран наибольшая частота самоубийств в Дании, что в Германии частота самоубийств выше в северных провинциях, чем в южных, что частота самоубийств растет с возрастом, достигает максимума между 60 и 70 годами, затем опять снижается, что в течение года пик самоубийств приходится на май/июнь; что в протестантских землях частота самоубийств выше, чем в католических.

Эти и другие статистические закономерности, точные цифры которых нужно искать в работах по моральной статистике (Moralstatistik), не дают никакого представления об отдельной душе: они не устанавливают никакого закона, которому был бы подчинен каждый отдельный человек. Это количественные отношения, действительные только для больших чисел, которые дают представление об общих особенностях народов, возрастов и полов - как и каузальные факторы, они оказывают влияние, но в единичном случае не являются решающими.

Только по видимости более психологически глубоко проникает статистика движущих мотивов. Она дает определенные закономерности процентов самоубийств от пресыщения жизнью, физических страданий, страстей, пороков (в том числе морфинизма, алкоголизма), скорби и печали, раскаяния, страха перед наказанием, неприятностями и конфликтами. Но в этих закономерностях, пожалуй, больше выражается типичная оценка близких родственников и полицейских органов, чем психологическая действительность того, кто совершает самоубийство. Тот, кто однажды испытал близость самоубийства, если он одарен любовью к людям и даже слабой психологической проницательностью, поймет, что ни один мотив не может сделать это событие понятным. В конце концов, всегда остается тайна. Но именно поэтому можно до бесконечности пытаться понять, что можно установить и познать эмпирически.

Судя по всему, самое простое - предположить душевную болезнь; бывало, каждого самоубийцу объявляли душевнобольным. Тогда снимается вопрос о мотивах; проблема самоубийства целиком и полностью лежит за границей мира здоровья. Но это не так.

Существуют психические заболевания в собственном смысле слова. Они начинаются в определенный момент, имеют характерное течение - или прогрессирующее, или ведущее к выздоровлению. Они противостоят здоровой личности как что-то чужеродное - и с точки зрения наблюдателя, и с точки зрения больного, понимающего, что он болен. Компетентный специалист может диагностировать душевные болезни такого рода по определенным характерным для них симптомам. На основании статистических данных можно заключить, что в наше время в Германии только около трети самоубийц психически больны. Относительно этой трети не встает вопрос о понимании побудительных мотивов. Самоубийство - это не следствие психической болезни, в отличие от того, как температура является следствием инфекции. Пожалуй, совершенно непонятный болезненный биологический фактор играет роль в жизни. Но только у некоторых, а не у всех больных в душевных связях, развившихся на почве болезни, возникает самоубийство. Часто к самоубийству элементарно ведет невыносимое чувство страха при депрессии, такие самоубийства могут быть тщательно подготовлены; бросается в глаза инстинктивное стремление к самоубийству при прогрессирующем снижении интеллекта, тогда часто применяются гротескные средства. Если в одних случаях здесь может казаться достаточной причинность болезненного, психотического вида, то в других случаях психически больной человек может реагировать на болезнь согласно своему собственному бытию, которое сохраняется и в случае самоубийства.

В остальных двух третях случаев самоубийцы не страдают психическим заболеванием. Опять же, среди них встречается необычайно много людей, отклоняющихся от нормы. Но это не значит, что теперь можно понять самоубийство из ненормальности. Более вероятно, нервные и психические отклонения от нормы можно диагностировать так часто, что невозможно установить никакой границы между ними и нормальными индивидуальными вариациями. Они препятствуют анализу понятных мотивов еще меньше, чем психические заболевания.

Ни психическое заболевание, ни психопатия не означают отсутствие смысла. Они - только особенные каузальные условия существования в действительности. Наше существование всегда проходит в таких условиях (телесная витальность, воздух, продукты питания), хотя это и нормально, но понять это все равно нельзя. Психопатологические определения, правда, дают нам эмпирические знания о каузальных факторах, которые, в конце концов, неизвестно как действуют. Но они никогда не исчерпают анализ человеческого случая как экзистенции. Скорее она, пока она вообще появляется в существовании, в этом своем появлении хотя и обусловлена, но не определена реальными факторами. Всякое эмпирическое знание о человеке в пределе требует в возможной или действительной коммуникации опрашивать экзистенцию.

2.2. Непрямое самоубийство

Существуют люди являющиеся суицидальными личностями, но этого не признает их семья, друзья, или сталкивающиеся с ними профессионалы. Отчаявшиеся субъекты могут счесть жизнь не выносимой из-за непреодолимых препятствий, и их поведение может быть устремлено к смерти. В 1897г. французский философ Эмиль Дюркгейм в совей работе “Самоубийство” назвал такое поведение “символическим суицидом”. В свою очередь, Карл Меннингер описал “хронический суицид”, как “непрямое саморазрушающее поведение, которое подрывало чье-либо собственное здоровье”. Американский исследователь Н.Б. Табачник определяет саморазрушающее поведение как совершение “любых действий, над которыми у человека имеется некоторый реальный или потенциальный волевой контроль, способствующих продвижению индивида в направлении более ранней физической смерти”. Любое поведение, которое сокращает жизнь человека, кроме того определяется как “частичное”, “полунамеренное”, “полупреднамеренное”, “скрытое самоубийство”, “бессознательное суицидальное поведение” или “суицидальный эквивалент”.

Люди часто медленно убивают себя, не осознавая своих летальных намерений. Лица, к которым относится это утверждение, отрицали бы то, что их действия направлены на саморазрушение либо причинение вреда самим себе. И все же, их образ жизни является движением в сторону саморазрушения. Те же психические силы, которые толкают человека к прыжку вниз с небоскреба, лежат в основе таких опасных привычек, как злоупотребление алкоголем, не медицинское употребление наркотиков, игнорирование серьезных болезней, переедание, чрезмерная работа или хроническое курение.

Американец Кальвин Фредерик из Национального Института психического здоровья приводит 7 основных характеристик непрямого суицида:

- частое отсутствие осознания последствий своих поступков,

- рационализация, интеллектуализация или отрицание своего поведения,

- постепенное начало деструктивного поведения, которое все же стремительно приближает смерть,

- крайне редкое открытое обсуждение этих тенденций,

- вероятность долготерпеливого мученического поведения,

- извлечение вторичной выгоды из сочувствия или/и проявлений враждебности во время саморазрушения,

- смерть почти всегда кажется случайной.

Основные факторы, влияющие на самоубийство:

- автоцид

- алкоголизм

- наркомания

 Автоцид

Еще одним местом, где стоит искать замаскированные самоубийства, является проезжая часть дороги. Машина является идеальным инструментом самоуничтожения. Во многих случаях житейская мудрость, которая восклицает при виде автомобиля: “Боже мой, он намеривается покончить с собой!”, является обоснованной. Многие случаи смерти, отмеченные как несчастные случаи, часто представляют собой замаскированные самоубийства. У 40% жертв транспортных аварий с летальным исходом находят повышенный уровень алкоголя в крови. Спорным вопросом остается то, насколько “случайными” были эти несчастные случаи. Специалисты считают, что невнимательность, превышение скорости, ошибки в оценке ситуации и управление автомобилем в нетрезвом состоянии часто являются следствием осознанного или бессознательного саморазрушающего поведения. До 25% из обследованных жертв несчастных случаев находились в подавленном состоянии или говорили о чувстве беспомощности, что является типичным для суицидальных личностей. До несчастного случая у них бывали фантазии о смерти и саморазрушении. По мнению специалистов примерно четверть водителей, которые погибают в автокатастрофах, сами намеренно или полунамеренно способствуют этим авариям своей бесшабашностью и чрезмерно рискованными поступками. Юноши, с которыми с большей вероятностью случались аварии, преимущественно проводили время на улице, отличались бурным и неуправляемым характером, повстанческим духом или видели себя в образе “крутого парня”. В состоянии эмоционального стресса они легко употребляли алкоголь или наркотики, а затем беззаботно и импульсивно управляли автомобилем, проявляя больший интерес к мощности и скорости, чем к безопасности вождения. В целом, девушки считаются более безопасными водителями. Они, по-видимому, могут легче проявлять свои внутренние чувства, чем юноши, которые стремятся вести себя, что называется “по-мужски”.

Использование транспортных средств как метода саморазрушения особенно плохо поддается динамическому наблюдению, статистическому учету и анализу. Люди, которые предпринимают автоцид, редко оставляют суицидальные записки.

Алкоголизм

Риск суицидов очень высок у больных алкоголизмом. Это заболевание имеет отношение к 25-30% самоубийств; среди молодых людей его вклад может быть еще выше - до 50% . Длительное злоупотребление алкоголем способствует усилению депрессии, чувства вины и психической боли, которые, как известно, часто предшествуют суициду.

Пьяницы нередко чувствуют себя лишенными любви окружающих. Они выпивают для того, чтобы притупить эту боль. Поскольку алкоголь способствует возникновению депрессии, то ее начальные признаки возникают довольно быстро. После выпивки они чувствуют себя еще более подавленными и виноватыми, и это является поводом для нового приема алкоголя. Таким образом, возникает порочный круг - депрессия приводит к употреблению алкоголя, что в свою очередь вызывает еще большую депрессию, приводя в дальнейшем к частой алкоголизации или запоям. В результате распадается семья, теряются друзья и работа. Исследования показывают, что у многих пьяниц, ставящих крест на своей жизни, отмечается потеря тесных взаимоотношений с окружением, по крайней мере, в течение 6 недель предшествующих суициду. Во время межличностного кризиса больной алкоголизмом отличается особенно высоким суицидальным риском. Алкоголь также усиливает агрессивность, которая может привести к саморазрушению, если оборачивается на самого себя.

Больные алкоголизмом могут не стремиться убить себя сознательно, но их хроническое пьянство, тем не мнение, является поведением, сокращающим их жизнь. Токсические эффекты алкоголя на организм человека хорошо известны и описаны в научной литературе. Кроме того, тяжелое телесное изнашивание и недоедание также входят в стиль жизни алкоголика. Когда он умирает, то его смерть может быть и не отнесена к числу суицидов, поскольку к ней привели такие соматические причины как цирроз печени. Преждевременная смерть может быть вызвана и межличностными конфликтами, которыми богат алкоголизм, а также присущим ему пагубным влиянием на телесное или эмоциональное здоровье или чаще всего различными их сочетаниями. Тем не менее, существует очень мало сомнений, что алкоголизм является существенным фактором суицидального синдрома.

Наркомания

Часто употребление алкоголя сочетается с приемом барбитуратов, транквилизаторов или героина, как в прямых суицидальных целях, так и ненамеренно. Наркотики и алкоголь представляют собой относительно летальную комбинацию. Они ослабляют мотивационный контроль над поведением человека, обостряют депрессию или даже вызывают психозы.

Наркомания и суициды тесно связаны между собой. Длительное употребление наркотиков и их влияние на организм, также как и общий стиль жизни наркоманов в целом, в значительной мере направлены на саморазрушение, независимо от осознания ими этих намерений. Психологи наблюдали взаимосвязь полинаркомании и состояний депрессии и тревоги. В психоаналитическом исследовании этого феномена, предпринятом в 1933г., известный психоаналитик Шандор Радо ввел термин “фармокотемия”, для описания своеобразного расстройства психики, при котором наркотики употребляются с целью утоления невыносимой психической боли. Он подчеркивал, что в этих случаях наркотикам приписываются магические свойства, которые могут повысить самооценку или помочь справиться с меланхолическим настроением.

Токсические эффекты наркотиков, также как и алкоголя, предрасполагают к широкому кругу болезней: чаще всего развиваются такие серьезные заболевания как гепатит и эндокардит. У подавляющего числа наркоманов они возникают из-за сочетанного приема таблеток и инъекционных наркотиков. Они страдают от общего стиля жизни, характеризующегося стихийностью и недостаточным питанием. Наркоманы с большой вероятностью заболевают такой фатальной болезнью как СПИД. Приблизительно 17 % из тех, кто рискует заболеть СПИДом, использует внутривенное введение наркотиков. Вирус СПИДа персистирует в крови и распространяется через иглы при использовании одного и того же шприца.

Недавние исследования больных наркоманией подтвердило представление о том, что наркотики являются одним из широко распространенных средств совершения самоубийств. Не только молодые, но и пожилые люди убивают себя передозировкой медикаментов. Основными лекарствами, используемыми для самоубийств пожилыми людьми, являются: пентабарбитал, секобарбитал, фенобарбитал, салицелаты и секоамобарбитал.

Многие наркоманы, как и другие потенциальные самоубийцы, молодые и пожилые, чувствуют себя нелюбимыми окружением и сами не любят никого. По словам психиатора Исидора Сэджера, “никто из тех, кто не оставил надежду на любовь, не совершает самоубийства”. Наркотики притупляют чувства и как бы держат семью, друзей и весь мир на расстоянии. Для некоторых людей есть только два выхода: употреблять наркотики или совершить попытку самоубийства.

2.3. Виды полунамеренных суицидов

По обычному определению, суицид является преднамеренным лишением себя жизни. Вместе с тем, установлено, что большое число людей желают умереть, но еще не находится в том состоянии, в котором они сознательно осуществили бы это желание.

Самоубийства, скрытые под личиной несчастных случаев, не настолько редки, как это считается. Те люди, которые подвержены несчастным случаям, сами могут считать себя осторожными, и все же, как это ни странно, ведут себя само - разрушительным образом. Например, причиняют себе ножевые ранения или “случайно” принимают слишком много таблеток.

Некоторые люди, с одной стороны, не уверены в том, что хотят умереть, но при этом не убеждены и в том, что желают жить. Эта амбивалентность проявляется в так называемых “смертельных играх”, к которым относится, например, русская рулетка. В таких “играх” исход зависит от внешних сил, и решение принимается как бы за игроков. Игра со смертью, кроме того, имеет место во время других рискованных соревнований, например, при автомобильных гонках или прыжках с парашютом.

Суицидальный эквивалент может быть закамуфлирован соображениями идеализма или альтруизма. Мученики отдают свою жизнь во имя Бога или Отечества. Еще задолго до смерти они бессознательно могут желать умереть. Потом возникает возможность, которая позволяет им сделать это с честью и благородством. В результате, из-за своей беззаветной храбрости, они приобретают не презрение, а благоговении. Многие случаи смерти не попадают в рубрику самоубийств, несмотря на то, что в их основе лежит определенное бессознательное летальное намерение человека.

2.4. Проблема самоубийства

- в философии

Задолго до возникновения суицидологи как медицинской науки самоубийство изучалось философами. Начиная с античности до наших дней, огромное значение придает философия проблеме сознательного прекращения человеком собственной жизни.

Для философии проблема самоубийства никогда не была второстепенной, ибо от решения ее во многом зависит ответ на такие важные вопросы, как смысл жизни, свобода выбора и воли, проявление в целом свободы личности.

Свободен ли человек в своей жизни и свободен ли он также в выборе своей смерти? Казалось бы, здравый смысл подсказывает, что в руках самого человека решение вопросов, связанных если уж не со своей жизнью, то со своей смертью. Мы можем быть недовольны жизнью, жаловаться на нее, тяготиться ею и даже ненавидеть ее, но нашу смерть у нас никто не может отобрать. Монтень по этому поводу говорил: “Почему ты жалуешься на этот мир? Он тебя не удерживает; если ты живешь в муках, причиной тому твое малодушие: стоит тебе захотеть - и ты умрешь”.

Наиболее подробно вопросы о взаимосвязи самоубийства и свободы воли, самоубийства и смысла жизни отражены в философских работах А. Шопенгауэра, В. Соловьева, А. Камю, В. Франка, З. Фрейда. Так, например, Альберт Камю - один из представителей школы экзистенциалистов - считал, что “есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема - проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, - значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное - имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями - второстепенно”. Датский философ Серен Кьеркегор, проблему самоубийства относил к вершинам жизненной мудрости. Горькой иронией проникнуты его слова: “Повесься - ты пожалеешь об этом; не повесься - ты и об этом пожалеешь; в том и другом случае ты пожалеешь об этом. Таково, милостивые государи, резюме всей жизненной мудрости...”

Итак, самоубийство в философии рассматривается, как чрезвычайно сложное, комплексное проявление бытия человека во всей его многоплановости. Самоубийство, если дать ему краткое определение, есть сознательное, самостоятельное лишение себя жизни. В этих двух основных дефинициях заключается его коренное отличие от убийства, в котором по понятным соображениям, отсутствует элемент самостоятельности, и от несчастного случая, в котором отсутствует элемент сознательности и доминирует случайность.

Однако, не касаясь спорных вопросов, коих немало в любой науке, можно констатировать, что в настоящее время принято рассматривать самоубийство в рамках комплексной проблемы суицидального поведения, которое включает в себя суицидальные мысли, суицидальные приготовления, суицидальные попытки и собственно акт суицида.

Многим философия представляется сугубо теоретической наукой, отвлеченной и в практической жизни малопригодной. Но в кризисные минуты только она дает человеку совет и опору. В эти минуты оказываются никчемными и мелкими многие цели, казавшиеся главными в жизни, и выходят на первый план вопросы, которыми в обычные дни задаваться как-то не принято, - о смысле жизни, сущности человека, добре и зле... В переломные моменты от решения этих вопросов, в прямом смысле слова, зависит сама жизнь.

- в медицине

В медицине самоубийство изучается главным образом в рамках психиатрии (частью которой является суицидология), медицинской психологии и судебной медицины.

Психиатрию, собственно, интересует несколько вопросов: является ли самоубийство результатом психического расстройства или оно возможно у совершенно здорового в психическом отношении человека, подлежат ли в соответствии с этим лица, пытающиеся покончить жизнь самоубийством, какому-либо лечению и каковы должны быть методы и формы профилактики самоубийств? Мнения, что самоубийство является результатом психического заболевания, длительное время придерживались сторонники психопатологической концепции, которая однозначно рассматривала самоубийство как выражение и результат психического заболевания.

Эскироль однозначно считал, что только в состоянии безумия человек способен покончить с собой и все самоубийцы - душевнобольные. В дальнейшем с помощью статистических методов было установлено, что только двадцать пять - тридцать процентов самоубийц страдали какими-либо психическими заболеваниями. Выдающиеся русские психиатры С.С. Корсаков, И.А. Сикорский, Н.И. Баженов, С.А. Суханов, В.Ф. Чиж, Ф.В. Рыбаков и другие в своих работах также отрицали абсолютное тождество самоубийства и душевного заболевания.

С точки зрения теории, которую можно охарактеризовать как анатомо-антропологическую, самоубийство есть следствие наследственной анатомической дегенерации, о чем якобы свидетельствует наличие у самоубийц таких признаков вырождения, как преждевременное зарастание черепных костей, вдавлений и неровностей черепа, образование выпуклостей на его основании и др.

Широкое распространение, в связи с влиянием на медицину, психологию и культуру в целом идей Зигмунда Фрейда, получила психоаналитическая концепция, трактующая суицид как следствие нарушения психосексуального развития личности. По мнению Фрейда и его школы, влечение к самоубийству у подростков развивается в связи с аутоэротизмом, удовлетворяемым онанистическими эксцессами, которые рассматриваются в то же время как унизительный акт, угрожаемый тяжелыми последствиями, и отсюда возникают ущемленные комплексы и влечение к самоубийству.

В соответствии с современными отечественными концепциями, самоубийство рассматривается как следствие социально-психологической дезадоптации личности в условиях переживаемых ею микро-конфликтов. Согласно этой теории, самоубийство представляет собой один из вариантов поведения человека в экстремальной ситуации. Суицидогенный конфликт и самоубийство могут быть вызваны реальными причинами (у здоровых лиц), базироваться на определенных патологических чертах характера или являться результатом психического заболевания. При субъективном ощущении неразрешимости конфликта обычными способами, избирается самоубийство.

Что касается остальных случаев, то уместно, видимо, вспомнить высказывание великого русского психиатра В.Х. Кандинского, который сам страдал тяжелым психическим заболеванием и который считал, что “душа оттого, что она заболевает, не перестает быть душой”.

- в современной прозе

В последнее время очень много статей в газетах, журналах посвящены проблеме суицида, главным образом, среди молодежи. “Суицид приобретает в наше время характер модного явления. Сайты суицидников в Интернете, энциклопедии самоубийств и способов самоубийств на полках книжных магазинов, серии программ типа “Профессия – репортёр” о суицидах, душещипательные киноистории с экзитус леталис главных героев в итоге, подробности “как это было” в осточертевших криминальных сводках центральных газет. Не кажется ли вам, уважаемые, что это – открытая пропаганда суицида?” - пишет Анна Семироль на сайте Проза.ру. В чем-то она права.

Странная причуда: недавно дуплетом вышли сразу две книги на нетривиальную тему: Ирины Паперно “Самоубийство как культурный институт” и опус Григория Чхартишвили "Писатель и самоубийство" - самодельную "энциклопедию самоубийства". В результате этой издательской инициативы желающие добровольно уйти из жизни получили хорошие пособия, позволяющие выбрать способ и исторический образец, грамотно и интересно составить текст предсмертной записки и т.п.
Книга Ирины Паперно более научна и уже локализована в историческом времени: речь идет о России XIX - начала ХX века. Автор собирает и упорядочивает весь наличный материал: статистику, публицистические статьи, научные объяснения самоубийства, наконец, отражение этой темы в творчестве Достоевского. Поскольку в России "лишь в 1860-е годы, в ходе реформ, создавших открытые суды, статистические комитеты, органы местного самоуправления и массовую печать, самоубийство становится предметом всеобщего интереса - обьектом научных статей и юридических дебатов, актуальной темой русского романа и, главное, предметом обсуждения в периодической печати", исследование может стартовать только с этого времени, с пореформенных 18б0-х годов. До этого времени тема закрыта, о ней слишком мало сведений. А поскольку Ирина Паперно является адептом научного позитивизма, она может изучать только повторяющиеся, массовые явления, даже в уникальном видя проявление общего. Все указанные источники - юридические, религиозные, социологические, медицинские, публицистические, художественные; тексты и метатексты; статьи и книги великих писателей (Достоевский, Розанов) и газетные заметки случайных авторов, канувших в Лету, - все это собирается вместе, делится на несколько глав (в данном случае - на семь), и в результате получается типичная американская монография, целью которой является сбор всех возможных сведений о том или ином феномене, систематизация этих сведений, и на этой основе описание того, как этот феномен понимается современниками, в каких терминах, какими метафорами описывается. Вот эти-то описания, метатексты, изготовленные из риторических фигур и расхожих образов, из обломков социологических и медицинских теорий, и представляют собой ту культурную форму, в которую превращаются самоубийства как жизненные акты. Эти "дискурсивные стратегии", как именует их Паперно, являются главным объектом ее изучения. Паперно изучает не тела, а слова о мертвых телах. Поскольку в России в 1860-1880-е гг., а потом еще и в 1906-1914 гг., были эпидемии самоубийств, такого рода пособие для исследователей русской культуры как целого весьма важно.

В 1860-1880-е гг. обезображенное тело самоубийцы является метафорой разложения социального (коллективного) тела - русского общества эпохи реформ. "Различные авторы выдвигали различные конкретные объяснения самоубийства - нигилизм и атеизм, растущая бедность, развитие цивилизации и капитализма или душевная болезнь. Объединял эти объяснения именно общий язык - набор метафор и риторических стратегий, связанных с образом разлагающегося социального тела".

В1906-1914 гг. тема обсуждалась почти в тех же терминах, что и в предыдущие годы. Новым тут оказалось то, что "эпидемия самоубийств поразила и русскую литературу. Литература полна была героями- самоубийцами, привлекая этим особый интерес общественности". Литературу обвиняли в том, что, "изображая самоубийства, она делала их образцом для подражания в жизни, способствуя увеличению числа самоубийств". Кстати, активным пропагандистом такой точки зрения был М. Горький, ведший агитационную кампанию против постановки в московских театрах инсценировок романов Достоевского. Тут уже нетрудно увидеть прообраз цензурного запрета на изображение самоубийства в искусстве советского периода. Так же любопытно выглядит и итоговое достижение науки XIX века относительно причин самоубийства: они виделись в отрыве от общества, от "социального организма". "Индивид мертв "с той самой минуты, когда он оторвался от вечного жизнедавца - общества".

Эту милую цитату забавно сопоставить с социалистическими концепциями следующего исторического периода - уже советского, когда "отрыв от коллектива" считался главным грехом, бедой и причиной любых трагедий, в том числе и желания наложить на себя руки. Иными словами, попутно книга Паперно демонстрирует, как в начале XX века создавался материал для идеологии большевиков, метафору "общества - жизнедавца" сделавших обратимой: отрыв от общества ведет к нежеланию жить, но и общество, дающее жизнь, вправе ее по своей воле отнять у недостойного индивида. Очень интересны сведения относительно предсмертных записок, Ирина Паперно отвела для этого целую главу в книге, где они описываются и анализируются. С одной стороны, многие из них поражают тривиальностью, штампованностью. С другой стороны, осталось достаточно такого рода текстов, в которых самоотравители оставили подробные записи ощущений при приближении смерти: "Не могу стоять на ногах... часы трудно рассмотреть и писать трудно... все мелькает в глазах... тошнота прошла... спать хочется... никак не могу разглядеть - сколько теперь минут... не вижу, что пишу...". Вгляд уже обращен в другой мир.

Естественно, отношение к литературе подобного рода разное, кто-то прислушается к тому, что написано, и не станет экспериментировать на себе, а для слабых личностей – это будет руководство к действию.

- в других областях

С позиций права основным, пожалуй, является вопрос - преступно ли самоубийство? Иначе говоря - преступник ли человек, лишивший себя жизни?

Только соображение, что самоубийство не является нарушением прав государства, так как человеческая личность не может быть предметом собственности, в том числе и государства, так как она свободна по своей сути, что преступлением называется нарушение чужих прав, а человек не может находиться в правоотношениях к самому себе и что, наконец, вообще исполнение наказания возможно только над живыми, привело к повсеместному в цивилизованных государствах исключению самоубийства из разряда преступлений.

Социологическая теория самоубийства, предложенная Дюркгеймом, рассматривает самоубийство в основном как результат разрыва интерперсональных связей личности, отчуждения индивидуума от той социальной группы, к которой он принадлежит.

С помощью социологических исследований удалось установить влияние на общее количество случаев самоубийства таких факторов, как климат, время года, место проживания, национальность, возраст, пол, вероисповедание, уровень экономической жизни, политическая ситуация и т.д. Определенные статистические закономерности установлены в отношении общественно-профессиональных и социально-экономических факторов.

Что касается религии, то отношение основных конфессий к вопросу самоубийства выглядит следующим образом. Для буддизма прекращение жизни в нирване - совершенно особая форма самоубийства, несущая в себе глубокий философский и религиозный смысл.

Христианство, в этом отношении следуя заветам иудаизма, очень сурово относится к самоубийству и самоубийцам. Самоубийц не отпевают в церкви, не хоронят на церковных кладбищах. Однако в христианстве возможны исключения из этих строгих правил, когда речь идет о людях, защищающих свою честь или лишивших себя жизни, “защищая святую веру”, тем самым “прославляя имя божье”.

Ислам отрицает даже саму возможность покушения правоверного мусульманина на свою жизнь. Верующий мусульманин следует своей судьбе, предназначенной ему Аллахом, и сама мысль о возможности с помощью самоубийства как-то избавиться от этих тягот судьбы, настолько кощунственна, что видимо, даже не должна приходить в голову мусульманину.

2.5. Предотвращение и профилактика суицида

Решение покончить с собой редко бывает мгновенным. Как правило, в предшествующие самоубийству человека дни и часы можно догадаться о том, что с ним происходит, имеются предупредительные признаки.

Самые убедительные и тревожные признаки выражаются в словесной форме: "Я так больше не могу", "Мне теперь всё равно" или даже "Я думаю о том, чтобы покончить со всем этим". Такие замечания следует всегда принимать всерьёз.

Другие типичные признаки суть:

настроение человека становится подавленным или он замыкается в себе;

человек ведёт себя безрассудно;

человек приводит дела в порядок и раздаёт свои ценные вещи;

поведение человека, его отношение к людям или его внешний вид заметно меняется;

человек злоупотребляет алкоголем или наркотиками;

человек перенёс тяжёлую утрату или его жизнь резко изменилась.

Ниже приведены дополнительные примеры. Все они могут быть признаками того, что человек обдумывает самоубийство. Конечно, в большинстве случаев эти ситуации не приводят к самоубийству. Но, в общем, чем больше таких признаков человек обнаруживает, тем выше риск того, что он покончит с собой.

Причины:

Человек подвергся сексуальному или физическому насилию
Самоубийство или насилие в семейном анамнезе
Смерть близкого друга или члена семьи
Развод или разлука с кем-либо, прекращение отношений
Неуспеваемость, предстоящие экзамены, результаты экзаменов
Потеря работы, проблемы на работе
Предстоящий судебный процесс
Недавнее тюремное заключение или предстоящее освобождение

Особенности поведения

Плач
Драка
Нарушение закона
Импульсивность
Самоповреждение
Писание о смерти или самоубийстве
Предыдущее суицидное поведение
Крайности в поведении
Изменения в поведении

Физические изменения

Слабость, недомогание
Нарушен сон - человек спит слишком много или слишком мало
Потеря аппетита
Внезапная прибавка или потеря в весе
Учащение лёгких заболеваний
Изменение полового влечения
Внезапное изменение внешности
Отсутствие интереса к своей внешности

Мысли и эмоции

Мысли о самоубийстве
Одиночество - отсутствие поддержки со стороны родных и друзей
Человек чувствует, что его чуждаются, чувствует себя маргинализованным
Глубокая печаль или вина
Человек не способен понимать что-либо, выходящее за пределы очень узкого круга вещей
Галлюцинации
Тревога и стресс
Беспомощность
Потеря самоуважения

Как же можно помочь человеку, который, вероятно, хочет совершить самоубийство?

Если кто-либо чувствует депрессию или близко к самоубийству, наша первая реакция - попытаться помочь. Мы даём советы, делимся своим собственным опытом, пытаемся найти решение.

Мы принесём больше пользы, если будем молча слушать. Люди, которые близки к самоубийству, не хотят ответов или решений. Они хотят найти место, где они будут чувствовать себя в безопасности, чтобы выразить свой страх, свои тревоги, чтобы быть самими собой.

Слушать - слушать по-настоящему - нелегко. Мы должны подавить желание сказать что-нибудь - сделать замечание, прибавить к рассказу или дать совет. Нам нужно слушать не просто факты, о которых человек нам рассказывает, но и чувства, которые стоят за ними. Нам нужно видеть вещи такими, какими он их видит, поставив себя на его место.

Вот некоторые моменты, о которых следует помнить, если вы помогаете человеку, который хочет покончить с собой.

Чего хотят люди, чувствующие, что они близки к самоубийству?

Чтобы их кто-нибудь выслушал. Чтобы кто-нибудь, не торопясь, их действительно выслушал. Кто-нибудь, кто не будет им судьёй и не будет давать советов и высказывать своё мнение, но уделит им всё своё внимание.

Чтобы они могли кому-то доверять. Кому-то, кто будет уважать их и не попытается взять на себя контроль. Кому-то, кто сохранит всё в полной тайне.

Чтобы кто-то принял в них участие. Кто-то, кто будет в их распоряжении, с кем они будут чувствовать себя свободно, кто будет говорить спокойно. Кто-то, кто обнадёжит, примет и поверит. Кто-то, кто скажет: "Мне не всё равно".

Чего не хотят люди, чувствующие, что они близки к самоубийству?

Быть в одиночестве. Равнодушие в общении с таким человеком может привести к тому, что проблема покажется в десять раз сложнее. Совсем другое дело, когда есть к кому обратиться.

Слушайте.

Получать советы. Нотации не помогают. Не помогают и рекомендации типа "не унывай", и заверение, что "всё будет хорошо", которое так легко дать. Не анализируйте, не сравнивайте, не классифицируйте и не критикуйте.

Слушайте.

Чтобы им задавали вопросы. Не переводите разговор на другую тему, не соболезнуйте и не относитесь снисходительно. Говорить о чувствах нелегко. Люди, чувствующие, что они близки к самоубийству, не хотят, чтобы их торопили или вынуждали защищать свои действия.

Утверждение, что жизнь хороша, не абсолютно справедливо, иначе самоубийство тоже надо считать хорошим. В некоторых ситуациях и при некоторых витальных изменениях жизнь может сделаться для экзистенции невыносимой. В этих условиях самоубийство может стать безусловным действием, направленное не на существование вообще в абсолютном смысле слова, но в особых обстоятельствах - на личную судьбу. Возможна следующая конструкция:

В полной потерянности, в сознании ничто добровольная гибель представляется одинокому человеку возвращением к себе самому. Мысль покончить с собой будет утешительна для измученного, беспомощного больного или старика, брошенного в нищете, для того, кому угрожает падение уровня существования. Тогда смерть кажется избавлением. Когда совпадают неизлечимое заболевание, потеря средств к жизни и полная изоляция в мире, собственное существование - не вообще, а только то, которое осталось, - может отрицаться с совершеннейшей ясностью, без всякого нигилизма. Это граница, за которой существование уже не может быть обязанностью: когда более невозможен процесс самостановления, физическая боль и требования мира становятся настолько уничтожающими, что я не могу более оставаться тем, кто я есть; если, хотя мужество и не исчерпано, но физические возможности убывают вместе с силой, и когда нет никого на свете, кто, любя меня, удерживал бы мое существование. Глубочайшему страданию можно положить конец, хотя - и потому что - готовность и к жизни и к коммуникации остаются величайшими.

Совершенно одинокий человек, которому его близкие еще и дают понять, что они живут в другом мире, человек, у которого нет больше возможности создать что-либо, который больше не может вернуть уходящую чистоту самосознания, который чувствует, что он опускается, - если он без своеволия, спокойно и обдуманно, приведя свои дела в порядок, прекращает жизнь - наверное, совершает это, как будто приносит себя в жертву; самоубийство становится последней свободой в жизни. Он верит, что чистота и вера будут спасены, он не нанесет раны ни одному любящему человеку, не прервет никакую коммуникацию, не совершит предательства. Он стоит у границы, где наступает невозможность ничего сделать, и никто ничего не теряет.

Опять же, эта конструкция самоубийства в непереносимой ситуации не означает особого благоразумия. Тем не менее на ее основе впервые становится возможно в самом глубоком горе вынести жизнь. Оно следует из неизвестности, из которой жизнь - и тот опыт, который в любом случае еще возможен - заставляет вспыхнуть трансценденцию.конецформыначалоформы

Наконец надо сконструировать возможность самоубийства, которая не вытекает как безусловное действие из пограничной ситуации, а происходит из-за стечения обстоятельств. Это бессмысленный побег, в котором выплескиваются аффекты упрямства, страха, мести жизни. Он исходит из конечных мотивов, не сопровождается экзистенциальным сознанием, не ведет к ясности. Таковы ситуации денежного крушения, или когда становится явным какое-то преступление, когда нанесли обиду, на которую невозможно ответить, а иногда даже от обиды на пустяки. Самоубийство становится психологически понятно при таких условиях, которые не позволяют самосознанию ни прояснить, ни разрешить их; на самом деле человек не понимает, что он делает. Психологическое понимание здесь одновременно означает суждение, так как видит, каковы обстоятельства.

Примеры: Самоубийство - это соблазн в ситуации отчаяния, при сознании ничтожности, при ненависти к себе самому и другим. Как при физических травмах бывает стихийная ярость, так бывает стихийное желание сделать назло, когда другая сторона отклоняет требования. Тогда из гордости, вместо того, чтобы делать упреки другому, начинают преувеличенно искать всю вину в себе, и, запутавшись, идут путем разрыва коммуникации. Но тогда угрожает опасность погубить себя самоубийством в не-экзистенциальном состоянии, принять решение, которое можно было принять в состоянии существования. Или: вокруг говорят о самоубийстве, так появляется мысль, что оно возможно. Эту возможность разыгрывают как угрозу, как защиту от чувства своей ничтожности. Ведутся приготовления. Но они еще не обязательны. Ситуация развивается так, что в конце концов начинает казаться: пути назад больше нет; обычно воля покончить с собой уже совсем не настоящая, и самоубийство совершают от отчаяния, из стыда и неопределенного ощущения неизбежности.

2.6. конецформыначалоформыЭкзистенциальное отношение к самоубийству, помощь и оценка

Когда кажется, что кто-то находится в опасности совершить самоубийство, спасение его возможно следующими способами: При психозах единственное средство - это стеречь его, пока опасность не пройдет. При понятных конечных жизненных обстоятельствах задача состоит в том, чтобы разрешить эти обстоятельства. Если ошибочно предполагается неизлечимая болезнь или другая угроза, способ отсрочки - попытаться убедить, что есть возможности более благоприятного исхода. Эти виды помощи подразумевают, что самоубийство - это действие, обусловленное или каузальными, или понятными причинами. Но если действие безусловное, помощь невозможна; решимость, которая сильнее любого аффекта и как таковая уже переходит границы существования, происходит из совершенного безмолвия.

При неясности осознания бытия помощь приведет к тому, что ясность пограничной ситуации и подлинность жизни будет больше, но это опасный путь. Пробуждая, он ведет к освобождению от конечных обстоятельств, но он опасен тем, что может привести к ясности также и безусловную волю к Ничто. Если недоступная пониманию безусловность как возможность абсолютного отрицания сделается действительной, тогда, по-видимому, никакого спасения нет. Безусловный самоубийца ни с кем не говорит; свой конец от тех, кто остается жить, он совершенно скрывает. Он находится в абсолютном одиночестве, в котором никто помочь не может.

В пограничных ситуациях все действия по своему смыслу касаются Я столь прямо, что в решении не может участвовать никто другой, за исключением случая, когда совершают самоубийство двое, находясь одной и той же пограничной ситуации и в коммуникации, как в случае двойного самоубийства влюбленных. Ни спасти от безусловного, ни уговорить на него никого нельзя. Когда действие безусловно, невозможно спросить, надо ли это делать. Посредством сознательных обсуждений вообще вся безусловность уничтожается.

Абсолютному одиночеству нельзя помочь: безусловное отрицание, как исток самоубийства, предполагает изоляцию; спасение возможно только тогда, когда коммуникация удается. Если тот, кто планирует самоубийство, говорит об этом - это уже поиск, если это выражение любви к тому, кто имеет на него право. Если человек открывает тайну, это шанс. Поэтому все зависит от того, отвечает ли тому, кто стоит в пограничной ситуации, некая экзистенция. Ее ответ надо расслышать так же глубоко в душе, как до того было сознание: я и существование не имеют ценности. Ничто не зависит ни от каких сколь угодно убедительных аргументов. Не играют никакой роли дружба и уговоры, но только любовь - такая, которой нет преград, которая не строит планов, хотя она всегда безусловно ведет к рациональной ясности. Кажется, что такая любовь несет величайшее освобождение, дарит прозорливость, позволяет все и требует всего. Но восторженная любовь возможна не ко всякому, не ко всем близким. Ей нельзя распоряжаться произвольно. Это не человеколюбие священников и невропатологов, не мудрость философов, а такая любовь, которая бывает всегда только один раз, которой человек отдает всю свою экзистенцию, не оставляет в запасе никаких резервов, не держит на расстоянии от нее никаких задних мыслей. Поэтому только тот, кто так любит, может вступить в пограничную ситуацию вместе с возлюбленным. Помочь можно, только любя, эту помощь нельзя повторить, ее нельзя имитировать, нельзя сформулировать ее правила.

Если тот, кто может покончить с собой, говорит о самоубийстве, возможно, он ищет помощь. Не следует это смешивать с другим случаем, хотя объективно их различить нельзя: когда говорят о намерении покончить с собой, чтобы воздействовать таким образом на других и увеличить собственную значимость. Когда говорят о безусловных действиях как о намеренных, они лишаются своей безусловности. Они становятся предметом обсуждения за и против, становятся средством для чего-то другого. Говоря о безусловной позиции, я не могу сказать: я покончу с собой. Эти слова не истинны, как вообще любое распространение суждений на "всё", например: "Все обман", "Я во всем только заблуждался", "Мне все равно". Обманывая других, я точно так же обманываю себя, как и те, кто так говорит. Из обусловленных аффектов в них высказывается безусловное; высказывание напрасно, поскольку неисполнимо. Так как при такой связи фактическое самоубийство только увеличивает самообман, более оно не является безусловным действием, а обусловлено неясными обстоятельствами. Действительное совершенное действие само по себе еще не экзистенциально. Душевные движения, такие как отчаяние и ненависть, ослепляют. Несмотря на это, слова о самоубийстве могут быть неясным выражением определенной правды, то есть инстинктивной надеждой найти таким образом помощь и вернуться к самому себе. Но понимающая психология должна ограничить свои притязания. Что в каждом отдельном человеке истинно, видит только тот, кто его любит.

Как только человек покончил с собой, все сразу меняется. Правда, возможная экзистенция перед тем, кто совершил самоубийство, трепещет: перед отсутствием надежды, перед разрывом всякой коммуникации, перед одиночеством. То, что было возможно только как граница, здесь уже действительно. Но внимания требует не только суверенное самовластие свободы. Разрушающаяся трансценденция сама связывает с самоубийцей того, кто его любит, над всей бездной безнадежности, которую он выразил уничтожением себя. В его поступке через безусловное отрицание еще говорит бытие. Если все обвинения против самоубийцы-нигилиста казались правильны, своим действием и своей экзистенцией он словно доказывает противоположное.

Напротив, суждение по отношению к мертвому выносятся поспешно. Его называют трусом и этим защищают самих себя, скрывая от себя пропасть. Так никакого пути к нему быть не может.

Когда говорят, что он грешит против Бога, нужно ответить: это - дело каждого человека и его Бога, мы не судьи.

Когда говорят, что он нарушил обязательства перед живыми, нужно ответить: это касается только тех, кого это затронуло. Самоубийство, конечно, означает обрыв коммуникации. Настоящая коммуникация возможна только в той мере, в какой я доверяю другому, что он меня не бросит. Если он угрожает самоубийством, тогда он этим ограничивает коммуникацию, низводя ее до условной, то есть абсолютно разрушает ее возможность. Тогда самоубийство становится огромным обманом другого человека, с которым подлинной была только солидарная жизнь в коммуникации двух тесно связанных судеб; я согласен быть с другим и вступить с ним в коммуникацию и словно убегаю; при настоящей коммуникации самоубийство - это как предательство. И несмотря ни на что: если у тех, кто пострадал, есть чувство измены, если они чувствуют себя брошенными, они должны спросить себя, какова доля их вины в том, что была потеряна коммуникация и был недостаток любви. Но если они любят, может быть, они заглянули в бездну трансценденции, в несообщаемости которой прекращаются любые суждения.

Наконец, когда говорят, что самоубийца нарушает долг перед самим собой, который велит ему реализовать себя в существовании, то снова следует ответить: это тайна каждого человека наедине с самим собой, как и в каком смысле он в действительности "есть".

Общий ответ на вопрос: можно ли кончать с собой, небезразличен только для случая, когда самоубийство вызвано запутанными жизненными обстоятельствами. Когда в этих обстоятельствах человек не знает, что он собственно делает, то проклятие самоубийства его испугает, но еще больше запутает прославление самоубийства и перспектива посмертной славы. Но для того, который совершает свой поступок в полном одиночестве, в безусловной негативной свободе, такой ответ будет совершенно безразличен.

История самоубийств и их оценок демонстрирует страсть обсуждать "за" и "против". Как осуждение самоубийства, так и восторг в отношение него характеризуют экзистенцию того, кто судит. Самоубийство может быть актом высочайшей открытости себя (Aufsichselbststehens). Где в мире есть воля к господству над другими, самоубийство - это действие, которым человек может прекратить это господство. Это единственное оружие, которое остается побежденному, чтобы одержать верх над победителем, как Катон над Цезарем. Поэтому самоубийство осуждает тот, господство которого исходит из глубины души. Кто господствует над людьми тем, что они видят в нем духовную поддержку и помощь, тот потеряет господство, когда отдельный человек в своей собственной свободе не нуждается ни в ком.

Самоубийство может быть обвинением и вызовом превосходящей силе, выходом из уничтожающей ситуации, выражением решимости и самостоятельности. Поэтому там, где ценится сознание ответственности перед собой, философы не только позволяют, но в определенных случаях прославляют самоубийство. Нельзя отрицать: человек, который в ясном сознании лишает себя жизни, совершенно независим, совершенно устойчив в себе самом. Противясь любому мировому существованию, поскольку оно хочет утвердить себя абсолютным или выдать себя за дарителя абсолютного, он ослабляет победу своего врага. Но экзистенциально мы от этого содрогаемся.

2.7. Анализ отношения некоторых социальных групп к суициду в настоящее время

а) старшее поколение

Вернемся в настоящее время - может быть, сказанное ранее поможет хотя бы немного осмыслить тенденции к суицидальному поведению современной молодежи и более старшего поколения. Представим, как "чувствуют" себя различные слои и социальные группы в результате крутого поворота общественного корабля из безветренной бухты "застоя" в бурные воды океана перестройки.

Старшее поколение, как известно, самая главная группа суицидального риска: во всем мире возрастная кривая роста самоубийств, за исключением лишь некоторых стран, например, Японии, медленно нарастает у слабого пола и резко взмывает вверх к концу жизни у мужчин. Это и понятно: болезни и одиночество, упадок жизненных сил и отсутствие радужных надежд на лучшее состояние тела и духа не у всех вызывают бодрые эмоции "социально активной старости".

Даже, несмотря на негативные установки церкви, старикам иногда предоставлялось право решать, сражаться ли с нарастающей лавиной хворей и недугов или уйти с достоинством еще стоящего на своих ногах - недаром Плиний Старший рассматривал существование ядовитых трав как доказательство доброты Провидения - они давали возможность старикам умереть быстро и безболезненно.

Но с другой стороны, люди, которые смогли полностью сказать "да" старости и принять ее со всеми горестями и радостями - действительно ощущают эту последнюю пору жизни как приятное завершение бурных дней молодости и черпают новые неизвестные ранее удовольствия в "сокровищнице картин своего прошлого", по выражению Г.Гессе, написавшего замечательное эссе "О старости".

К сожалению, светлые картины личных воспоминаний у сегодняшнего старшего поколения зачастую тонут в общественной волне печальных напоминаний об эпохе 30-х годов, а подчас и в собственной горечи "покаяния" и утери прежних жизненных ценностей.

б) поколение среднего возраста

Поколение среднего возраста - может быть, его "ощущения" более однозначны в плане изменения отношения к самоубийству?

Действительно, шлагбаумы перестройки открыли много новых скоростных дорог, по ним мчаться бы людям средних лет, которых, с одной стороны, уже можно назвать профессиональными водителями, а с другой - у которых имеются еще почти полные баки горючего из энтузиазма, энергии и жизненных сил.

Конечно, многие из "среднего" поколения получили, наконец, сегодня возможность реализовать свои идеи, замыслы, и творческий потенциал или просто возможность работать хорошо. Однако ни для кого не секрет, что работа некоторых, а может (не будем излишне скромными) и большинства, еще совсем далека не то чтобы даже от идеала, но и просто от элементарной нормы. Иногда это идет от недостатков общей организации труда, а иногда и от субъективных причин, относящихся к конкретному специалисту: или это очень слабая профессиональная подготовка, или нежелание и неумение реально изменять стиль и методы своей работы, или неумение координировать свою деятельность с другими людьми и целый ряд прочих причин.

Какими бы "психологическими защитами" ни прикрывали они свое нежелание или невозможность изменяться, а может быть, и несоответствие своих психофизиологических особенностей избранному виду деятельности, они обязательно получат достаточно большую порцию стресса в широком ассортименте психологических факторов: неуверенность в своем профессиональном и социальном будущем, чувство вины за несоответствие требованиям и плохую работу, тревога за свое место и уровень заработной платы, негативные эмоции от конфликтов с руководством и коллегами и др.

С другой стороны, люди, "переключившие скорости" своей профессиональной и общественной жизни, также получают дополнительные стрессовые нагрузки, во-первых, естественно, из-за большей напряженности труда в связи с более быстрым "темпом", а во вторых, из-за тех или иных барьеров, возникающих при этом на их пути.

Одним из новых источников получения стрессового заряда сегодня является недавно начавший широко проявляться механизм социально-экономического развития - конкуренция. Боязнь неуспеха, отставания, проигрыша, тревога из-за неуверенности в своих возможностях, страх стать жертвой конкурентов и прочий букет беспокойств - еще до недавнего времени считалось, что монополией на обладание этими психологическими явлениями в широком социальном контексте обладает исключительно капиталистическое общество.

Еще одним потенциально возможным стрессогенным фактором для лиц среднего возраста являются интенсивные изменения, происходящие во всех сферах современного общества и порой требующие от человека коренного изменения мышления и поведения.

Большинство же людей среднего возраста являются зрелыми людьми, уже состоявшимися в профессиональном, семейном и других планах, имеющими свое довольно устойчивое мировоззрение, установки, взгляды на различные стороны жизни, свои стереотипы мышления и поведения, то есть весь багаж опыта, накапливающийся с возрастом и порой являющийся таким уневерсально-всеобьемлющим, что не позволяет некоторым людям вообще воспринимать что-либо новое.

Возможности воспринимать новое и соответственно изменять свое поведение у представителей среднего поколения, формирование личности которых происходило в условиях менее динамичного общества, чем сегодня, к сожалению, нельзя назвать очень большими.

С другой стороны, новые условия общественной жизни порождают неизмеримо большее количество альтернатив, как при выборе стратегических программ поведения человека, таких, например, как выбор профессиональной деятельности или формы и места получения образования, так и в повседневном поведении в быту, например, при покупке газеты или журнала. Более авторитарное общество с его строгими правилами поведения во всех жизненных проявлениях не оставляет в большинстве случаев возможности выбора, ограничивая свободу индивида и свободу его личности, более демократическое - представляет гораздо большие возможности для индивидуального развития, но заставляет "мучиться" индивида свободой выбора и неопределенностью. В истории известны случаи повышения числа самоубийств в результате демократизации общества (например, в республиканской Испании.

в) молодежь

На первый взгляд, может быть, звучит, это звучит антигуманистично, но отказ от жизни в пожилом или даже в зрелом возрасте все же является иногда более естественным и причинно обусловленным, чем самовольное прерывание жизни именно в то время, когда она собственно и должна в полной мере начинаться, и ответственность за это несут все члены общества в гораздо большей степени.

Каковы основные факторы, способствующие попыткам суицида у молодежи, и насколько существенны они сегодня в нашем обществе? На первом месте из проблем, характерных для подростков с суицидальным поведением, находятся, конечно, отношения с родителями (примерно в 70 процентах случаев эти проблемы непосредственно связаны с суицидом), на втором месте - трудности, связанные со школой, институтом, на третьем - проблемы взаимоотношений с друзьями, в основном противоположного пола. В настоящее время ситуация усугубилась с появлением новой проблемы – гомосексуализма. Ведь, осознав однажды себя гомосексуалистом, человек (гей, лесбиянка) бросает вызов всему обществу, и на первом месте – это семья, друзья. В некоторых случаях (меньше, чем раньше), юноша или девушка, становятся изгоями, их не принимают родители. Если в это же время не проявить твердости, некоего пофигизма, то личность, склонная к сомнениям, мнительности, впечатлительности может рассматривать подобную ситуацию как безвыходную, и поддаться искушению уйти из жизни, обрести свободу в мире ином.

Отношения родителей с детьми зачастую не строятся на том фундаменте открытых, полностью искренних эмоционально-теплых отношений, которые являются надежной защитой от многих, иногда суровых испытаний, с которыми встречается подрастающее поколение. И не случайно, что многие попытки суицида у молодых рассматриваются психологами как отчаянный призыв о помощи, как последняя попытка привлечь внимание родителей к своим проблемам, пробить стену непонимания между младшим и старшим поколениями. Существенную роль в суицидах играет сохранность семьи в целом - ведь около половины подростков, совершивших попытки самоубийств, выросли в семьях в которых один из родителей или умер, или покинул семью.

Распад семьи, впрочем, является мощным фактором, связанным с самоубийствами, и у взрослых. Среди одиноких, холостых и особенно разведенных гораздо чаще встречаются добровольные уходы из жизни. В большей степени незащищенными в этом плане являются мужчины.

Интересно, что молодых (в возрасте 15-19 лет), наоборот, ранние браки не спасают от уменьшения риска суицида - по данным американских авторов, среди женатых юношей в 1.5, а среди замужних девушек в 1.7 раз процент самоубийств выше, чем у их несемейных сверстников. Это связано прежде всего с тем, что "молодые" браки чаще всего являются попыткой, и не всегда удачной, решить какие-то другие, не относящиеся к браку проблемы, например, избавиться от невыносимой обстановки в семье родителей.

Школьные проблемы обычно связаны с неуспеваемостью или плохими отношениями с учителями и администрацией школы, реже с взаимоотношениями в классе. В наших школах, в отличие, например, от японских, где перед каждой экзаменационной сессией происходят десятки самоубийств школьников, эти проблемы обычно не являются непосредственной причиной самоубийств, но приводят к понижению общей самооценки учеников, появлению ощущения незначимости своей личности, к резкому снижению сопротивляемости стрессам и незащищенности от негативного влияния окружающей обстановки.

Одним из основных психологических объяснений проблем, связанных со сверстниками, особенно противоположного пола, является чрезмерная зависимость от другого человека, что возникает, обычно в качестве компенсации плохих отношений со своими родителями, из-за постоянных конфликтов и отсутствия контакта с ними. В этом случае часто бывает, что отношения с другом или подругой становятся столь значимыми и эмоционально необходимыми (по типу "я не могу жить без тебя"), что любое охлаждение в привязанности, а тем более измена, уход к другому воспринимается как невосполнимая утрата, лишающая смысла дальнейшую жизнь. При этом иногда, при отсутствии поддержки близких и окружающих, происходят "ситуативные самоубийства" - импульсивные, неподготовленные и собственно несвязанные с осознанным намерением лишить себя жизни.

Среди мотивов, объясняющих попытки самоубийства, сами подростки и эксперты-психологи указывают на различные способы таким образом оказать влияние на других людей: "дать понять человеку, в каком ты отчаянии" - около 40 процентов случаев, "заставить сожалеть человека, который плохо с тобой обращался" - около 30 процентов случаев, "показать, как ты любишь другого" и "выяснить, любит ли тебя действительно другой" - 25 процентов, "повлиять на другого, чтобы он изменил свое решение" - 25 процентов, и наконец в 18 процентов случаев "призыв, чтобы пришла помощь от другого" (мотивов может быть, естественно, у каждой жертвы суицида несколько).

Несмотря на возрастающее сегодня общественное внимание к проблемам семьи, детско-родительским отношениям и просто к проблемам общения и взаимоотношений, современная ситуация в этом плане еще во многом далека от идеала. Профессиональные и другие проблемы родителей, отсутствие достаточного времени в силу различных социально-экономических причин зачастую приводят к формальному воспитанию детей или перекладыванию этой функции на школу или вообще неизвестно на кого.

Кроме того, в современных условиях увеличивается разрыв между различными возрастными и социальными группами (усиливается процесс "дифференциации") - это происходит из-за быстрого изменения культурных норм и эталонов поведения в различных общественных слоях, усиления влияния моды и ряда других причин.

Все это приводит к тому, что проблема "отцов и детей" может быть, как никогда, остро стоит именно сегодня и от ее решения зависит успех диалога между подростками и взрослыми и ценность реальной помощи молодым. Пока что попытки взрослых наладить контакт с молодежью зачастую сводятся к метаниям между анархистскими лозунгами "полную свободу молодежи" и стародавними призывами "надо уважать и слушаться старших".

С другой стороны, будем оптимистами, ведь молодые являются поколением, которое находится в наилучшем положении в современной ситуации, так как имеет гораздо больше других потенциальных возможностей использовать преимущества, связанные с тенденциями перестройки общества.

Заключение

Обращая свой взор в глубь веков, всегда и повсюду мы сталкиваемся в истории человечества с феноменом самоубийства. Неудивительно при этом, что самоубийство всегда вызывало и вызывает интерес, удивление и, как следствие этого, желание разобраться в корнях и истоках этого явления, свойственного только человеку.

Интерес к проблеме самоубийства специалистов различных областей, попытки рассмотреть самоубийство с самых различных точек зрения самым непосредственным образом готовили почву для последующего становления суицидология как самостоятельной науки. Исследовались причины самоубийств, их статистика, влияние самых различных социальных, демографических, экономических, политических и других факторов. Имеются даже отдельные исследования, посвященные письмам самоубийц.

Многие современные авторы подчеркивают, что суицидология - наука молодая, развивающаяся. Во всем мире интерес к этой проблеме не угасает. Ежегодно выпускаются специальные суицидологические журналы, проходят международные симпозиумы, создана международная ассоциация по предупреждению самоубийств.

Сегодня очевидно, что самоубийство - проблема междисциплинарная и должна изучаться специалистами самого различного профиля. Врачи, философы, юристы, социологи, психологи, педагоги изучают эту проблему специфическими методами своих наук, расширяя наши знания по отдельным ее аспектам. Несомненно, что синтез научных результатов, их комплексное осмысление позволит со временем выйти каждой из наук на новый виток своего развития, а всем вместе продвинуться вперед в изучении человека.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

Опросник представления о суициде

Цель настоящего опросника: узнать ВАШЕ отношение к проблеме самоубийства и представление о людях, которые его совершают.

Инструкция: Используя список качеств, приведенный ниже, попробуйте оценить выраженность этих качеств у человека совершившего суицид, по шкале от 1 до 7 баллов, где 1-наименее выраженное значение, а 7-наиболее.

Агрессивность [ ]
Боязливость [ ]
Выдержка [ ]
Вспыльчивость [ ]
Жестокость [ ]
Зависимость [ ]
Закомплексованность [ ]
Злопамятность [ ]
Замкнутость [ ]
Изобретательность [ ]
Любопытство [ ]
Мнительность [ ]
Настойчивость [ ]
Несговорчивость [ ]
Повышенная чувствительность [ ]
Принципиальность [ ]
Решительность [ ]
Раздражительность [ ]
Склонность к апатии [ ]
Стойкость характера [ ]
Старательность [ ]
Самоуверенность [ ]
Самоуважение [ ]
Смелость в принятии решений и их реализации [ ]
Склонность к риску [ ]
Сентиментальность [ ]
Скрытность[ ]
Тревожность [ ]
Храбрость [ ]
Целеустремленность [ ]
Эмоциональность [ ]
Эгоцентризм, жажда постоянного внимания к себе [ ]
 

Ф.И.О.__________________________________________________________________________________________________________

Ваш пол: [] мужской [] женский Ваш возраст _______ лет.
Ваше образование: [] начальное [] среднее [] среднее специальное [] незаконченное высшее [] высшее

 

Большое спасибо, за оказанную помощь!!!!

 

АНКЕТЫ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ анкеты

пол

Качества

№ анкеты

пол

Качества

Студенты

 

агрессивность

Студенты

 

агрессивность

с1 по 15

муж

1

2

3

4

5

6

7

с 16 по 24

жен

1

2

3

4

5

6

7

 

 

 

8

1

1

3

1

 

 

1

1

2

4

2

 

 

боязливость

 

 

боязливость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

3

1

2

2

1

1

 

 

3

1

1

1

1

2

1

 

 

выдержка

 

 

выдержка

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

8

3

2

1

 

 

 

7

1

2

 

 

 

 

вспыльчивость

 

 

вспыльчивость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

4

1

1

4

1

2

 

 

 

2

2

2

2

2

 

 

жестокость

 

 

жестокость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

2

3

5

1

1

2

1

 

 

3

2

1

3

1

 

 

зависимость

 

 

зависимость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

5

1

3

3

2

 

 

1

1

3

3

2

 

 

закомплексованность

 

 

закомплексованность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

6

1

 

2

5

 

 

 

 

2

5

3

 

 

злопамятность

 

 

злопамятность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

3

4

2

1

 

 

2

1

1

2

2

2

 

 

замкнутость

 

 

замкнутость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

5

 

1

4

1

3

 

 

 

1

4

4

1

 

 

изобретательность

 

 

изобретательность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

7

4

3

 

 

 

6

2

1

1

 

 

любопытство

 

 

любопытство

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

5

5

1

1

2

 

 

7

1

1

 

1

 

 

мнительность

 

 

мнительность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

5

2

3

2

1

1

 

 

3

3

1

1

2

 

 

настойчивость

 

 

настойчивость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

3

4

2

1

 

 

2

3

3

1

1

 

 

несговорчивость

 

 

несговорчивость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

3

2

1

3

1

 

 

3

2

2

1

1

1

 

 

повышенная чувствительность

 

 

повышенная чувствительность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

2

1

4

4

1

2

 

 

2

1

1

2

3

1

 

 

принципиальность

 

 

принципиальность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

4

2

3

3

1

 

 

2

3

1

1

2

1

 

 

решительность

 

 

решительность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

6

1

2

2

 

 

2

 

2

1

2

3

 

 

раздражительность

 

 

раздражительность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

1

2

3

2

3

2

 

 

 

1

1

1

3

4

 

 

склонность к апатии

 

 

склонность к апатии

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

3

1

2

5

3

 

 

2

2

1

2

1

2

 

 

стойкость характера

 

 

стойкость характера

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

6

1

3

2

1

1

 

 

6

2

1

1

 

 

 

старательность

 

 

старательность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

5

4

3

2

 

 

 

7

1

1

1

 

 

 

самоуверенность

 

 

самоуверенность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

2

2

1

3

1

1

 

 

6

1

2

1

 

 

 

самоуважение

 

 

самоуважение

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

2

4

3

1

2

2

 

 

4

3

3

 

 

 

 

смелость в принятии решений

 

 

смелость в принятии решений

 

 

и их реализации

 

 

и их реализации

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

2

2

4

5

1

 

 

4

3

 

1

2

 

 

склонность к риску

 

 

склонность к риску

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

3

3

1

3

1

2

 

 

3

1

1

2

3

 

 

сентиментальность

 

 

сентиментальность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

8

 

4

1

1

 

 

4

1

2

1

1

1

 

 

скрытность

 

 

скрытность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

2

2

1

2

1

3

3

 

 

1

3

1

2

3

 

 

тревожность

 

 

тревожность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

2

2

2

2

2

 

 

2

2

1

2

1

1

 

 

храбрость

 

 

храбрость

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

4

1

5

2

1

1

 

 

4

2

1

2

1

 

 

целеустремленность

 

 

целеустремленность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

3

4

1

1

1

4

 

 

6

1

1

1

1

 

 

эмоциональность

 

 

эмоциональность

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

1

1

3

3

5

 

 

1

1

1

2

3

2

 

 

эгоцентризм, жажда постоянного

 

 

эгоцентризм, жажда постоянного

 

 

внимания к себе

 

 

внимания к себе

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

1

2

3

4

5

6

7

 

 

2

2

 

2

2

3

3

 

 

 

 

 

2

1

2

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы:

1.Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд, М., 1994

2. Красненкова И.П. Философский анализ суицида под углом зрения взаимоотношения человека с искусственной //средой Вестник МГУ Сер.12, № 3, 1997 г.

3. Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде // Бунтующий человек, М., 1990

4. Лаврин А. Хроники Харона: энциклопедия смерти, М., 1993

5. Паперно Ирина. Самоубийство как культурный институт. М.: Новое литературное обозрение, 1999.

6. Рязанцев С. Танатология (учение о смерти), С-Пб., 1994

7. Трегубов Л., Вагин Ю. Эстетика самоубийства, Пермь, 1993

8. Шопенгауэр А. Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа // Избранные произведения, М., 1992

9. Философский словарь, под. ред. И. Т. Фролова, М., 1986

10. Эрл Гроллман. СУИЦИД: ПРЕВЕНЦИЯ, ИНТЕРВЕНЦИЯ, ПОСТВЕНЦИЯ. Издательство: Beacon Hill Press, 1988, 151 стр.

 

[/sms] 

 

30 сен 2008, 09:35
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.