Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Реферат: Современная психология Запада о психике личности в общении


Реферат: Современная психология Запада о психике личности в общении

Реферат: Современная психология Запада о психике личности в общении Содержание

Введение 3

1. Проблема познания в процессе общения людей. 7

2.Перцептивная сторона общения. 10

3. Исследование проблемы познания при общении отечественными и зарубежными психологами. 14

Заключение 21

Литература 23

Введение

В последнее время во всём мире идёт активная разработка комплекса проблем, составляющих психологию познания людьми друг друга. Исследуются общие особенности формирования образа другого человека и понятия о его личности, выясняется значение пола, возраста, профессии и принадлежности человека к той или иной социальной общности для образования у него знания о других людях, выявляются типичные ошибки, которые допускает человек, оценивая окружающих его людей, прослеживаются связи между познанием им самого себя и пониманием других лиц.

[sms]

Бесспорно, формирование образов людей и формирование понятий об их личностных качествах подчиняются тем же законам, по которым развёртывается формирование у человека образа предмета или обобщённого знания о нём. Но поскольку в этом случае в качестве объекта познания выступает человек, а не предмет, познание его приобретает новые черты. Он отражается в образах и понятиях, которые возникают у познающих его людей, не только своими пространственно-временными характеристиками и даже не только как лицо определённого физического склада, пола, возраста, но и непременно как личность, т.е. как член социальной общности, как индивид, обладающий каким-то характером, способностями, проявляющимися у него в том, что он делает, в том, что он говорит и в том, что он познаёт.

Каждый ученый интересуется, как правило, отдельными и частными вопросами, относящимися к этому большому комплексу, но все вместе они создают предпосылки для глубокого проникновения в существо процесса формирования у человека знания других людей, а также для подлинного постижения роли этих знаний в поведении и деятельности человека. Исследуются общие особенности формирования образа другого человека и понятия о его личности, выясняется значение пола, возраста, профессий и принадлежности человека к той или иной социальной общности для образования у него знания о других людях, выявляются типичные ошибки, которые допускает человек, оценивая окружающих его людей, прослеживаются связи между познанием им самого себя и отражением других лиц. Ранее неизвестными фактами таким образом обогащаются многие отрасли психологической науки, а практики получают дополнительные возможности для более эффективного руководства организацией взаимоотношений людей, оптимизации процесса их общения в сфере труда, учения, быта.

Накапливаемые факты, проясняющие все новые взаимозависимости характеристик человека, когда он выступает одновременно как объект и субъект познания других людей и как объект и субъект общения и воздействия на других и со стороны других, дают все больше оснований для выделения психологии познания людьми друг друга в относительно самостоятельную область научного исследования. Бесспорно, формирование образов людей и формирование понятий о личностных качествах их подчиняются тем же законам, по которым развертывается формирование у человека образа предмета или обобщенного о нем знания. Но поскольку в этом случае в качестве объекта познания выступает человек, а не предмет, не вещь, познание его приобретает новые черты. Он отражается в образах и понятиях, которые возникают у познающих его людей, не только своими пространственно-временными характеристиками и даже не только как лицо определенного физического склада, пола, возраста, но и непременно как личность, т. е. как член социальной общности, как индивид, обладающий каким-то характером, способностями, конкретно проявляющимися у него и в том, что он делает, и в том, что он говорит, и в том, что он познает.

Говоря о специфичности познания человеком человека, необходимо также видеть, что оно, как правило, связано с установлением и сохранением коммуникаций. Будучи проявлением такого познания, образы других людей и складывающееся у человека обобщенное знание о них постоянно зависят от целей и характера его коммуникаций с другими людьми, а на эти коммуникации в свою очередь всегда влияет та деятельность, которая объединяет людей, ее содержание, ход и результаты.

Образы и понятия, которые формируются у людей друг о друге, неся людям информацию об объективных характеристиках каждого участника деятельности и о его возможностях позволяют им вести себя в соответствии с отмечаемыми ими у другого человека свойствами и целесообразно планировать свое поведение. Таким образом, названные формы отражения выполняют важнейшую функцию при объединении людей — они являются регулятором общения.

Человек в роли объекта познания, как и любой объект действительности, вызывает у познающих его людей" определенное отношение. Но по причине того, что он сам способен “творить мир”, активно влиять на ход общения, на результаты труда с другими, он своим поведением сильнейшим образом воздействует на отношение к нему со стороны окружающих его людей. А. имеющиеся у этих людей оценочные эталоны, стереотипы и установки, актуализируясь при взаимодействии с оцениваемым человеком, в свою очередь в громадной степени обусловливают конкретное своеобразие впечатления, которое этот человек затем у каждого из них вызывает.

В познании человеком других людей без большого труда могут быть выделены этическая, эстетическая и аксиологическая характеристики. Этическим, эстетическим и просто широким ценностным нормам человек постоянно следует в своем выразительном поведении, оформлении внешности и поступках, когда он оказывается в роли объекта познания для других. И он более или менее сознательно исходит из этих же норм, когда ему приходится оценивать любого из окружающих его людей. Во всех таких случаях сформированные у него критерии нравственного и безнравственного, важного и неважного, ценного и не имеющего цены неизменно определяют характер восприятия им других людей и интерпретацию их внутреннего мира. В этих образах и в этом понимании в конце концов всегда отражается положение, которое вообще занимает человек в той системе ценностей, на которую познающий субъект ориентируется в своем повседневном поведении. Положение человека в системе ценностей проявляется четко в том, насколько устойчиво субъект стремится к раскрытию индивидуально-неповторимых характеристик каждого из познаваемых им лиц и, стало быть, насколько он тяготеет к выбору оптимальных способов поведения по отношению к этим лицам. Как свидетельствуют факты, устойчивость такого стремления у лиц, для которых работа с людьми является их профессиональным делом, оказывается одним из важнейших условий общего успеха их деятельности.

Познание людьми друг друга — сложный и многоступенчатый процесс. Он проходит через все уровни чувственного и логического отражения, начиная с ощущения и кончая мышлением. Построив образ познаваемого человека на основе фиксирования характеристик его внешности, взаимодействующий с этим человеком субъект, обычно не ограничивается таким знанием, он немедленно создает систему заключений об этом человеке, содержанием которых является констатация качеств, свидетельствующих о способностях человека или выражающих его отношение к различным сторонам действительности, а также говорящих об его определенной социально-групповой принадлежности и т. п.

1. Проблема познания в процессе общения людей.

Остается только удивляться, как люди вообще понимают друг друга, если их разделяет такое многообразие барьеров общения! Но, во-первых, в каждой конкретной ситуации человек находится под влиянием целого ряда стереотипов, которые, взаимодействуя, могут не только закрепляться или усиливаться, но и взаимопогашаться или ослабляться. Например, распространенным стереотипом является представление о том, что все люди в очках – серьезны. А. А. Бодалев в своей книге “Личность и общение” приводит данные Э. Холла, который, в частности, изучал, как наличие очков влияет на оценку их обладателя.

Люди в очках показались испытуемым более серьезными, умными и прилежными, чем когда они были без очков. Человек, убежденный, что все люди в очках – серьезны, а также в том, что все женщины – легкомысленны, встретив женщину в очках, конечно, может на время забыть о своих противоречивых “убеждениях”. Но если его попросить охарактеризовать новую знакомую, он буде вынужден из двух стереотипов выбрать один или отказаться от обоих. Во-вторых, стереотипные представления, передаваемые из поколения в поколение как житейская мудрость, могут изменяться в процессе накопления индивидуального опыта. [7, c. 51].

Стереотип – это, как правило, некритически воспринятое и превращенное в личную оценочную норму общепринятой суждение, являющееся результатом житейской общинной мудрости. Социальное назначение стереотипов – создание психологических и моральных условий замкнутости общины, ограждение ее от “чужаков”. Психологическая же значимость стереотипов заключается в экономии мыслей и чувств в процессе познания, оценивания и понимания другой личности.

Суть стереотипа как способа познания и оценки людей заключается в том, что суждения об особенностях личности другого выносятся на основе его формальных характеристик (пол, возраст, уровень образования, профессия, должность, место работы, национальность, семейный статус и т.п.). Личностный же эталон оценки людей представляет собой некоторую нравственно-психологическую модель – идеал нравственных, интеллектуальных и эстетических качеств, с которыми человек сопоставляет поведение и поступки каждого, с кем он вступает в общение. Индивидуальность другого при этом оценивается в сопоставлении с собственными моральными, интеллектуальными и эстетическими критериями, и эта оценка не зависит от социальной принадлежности и других “объективных данных” собеседника [7, c. 58].

Способность человека к формированию личностного эталона как своеобразного ключа к пониманию других людей в значительной степени зависит от объективных условий его жизни. Чем в более замкнутой социальной среде (географической, групповой и др.) он находится, тем меньше вероятность понимания им другого как индивидуальности со своим сложным внутренним миром. Даже обучение в школе, которая дает только начала знаний, как бы подтягивает людей к общему уровню познания и понимание окружающего мира, позволяет искать и находить общий язык и почву общения. Но это уровень общества, точнее той конкретной социальной среды, в которой человек живет, учится, развивается. Еще большую роль в такой унификации общего уровня развития в настоящее время играет телевидение.

Но человек, вырывающийся за пределы информации, обрушиваемой на него современниками, приобщаясь к мыслям и чувствам наиболее одаренных мыслителей и художников различных времен и народов, имеет возможность почувствовать и убедиться, как близок и понятен может стать ему человек, не только носящий другую одежду и говорящий на другом языке, но и живший в иную эпоху, с иными (на первый взгляд) нравами и социальными отношениями. Приобщаясь к пробившемся сквозь времена образцам человеческой культуры, можно оценить и почувствовать то общее, что присуще людям вообще, что есть в каждом человеке. Чем выше степень освоения человеком мировой культуры, тем гуманистическую он занимает позицию, которая подразумевает право другого быть не таким, как ты.

Жизнь демонстрирует и такие примеры, когда люди, шедевром советской кинематографии считающие фильм “Семнадцать мгновений весны”, лучшими часами на работе – перерыв, а досуг проводящие на скамеечке около дома, уже по походке замечают, что у вас неприятности, и даже догадываются – какие; точно знают, кого вы презираете, а кому тайно симпатизируете. Другое дело, что такая наблюдательность может носить как доброжелательный, так и недоброжелательный характер; использоваться ему, так и для того, чтобы порадоваться своей проницательности и чужим неприятностям, а при случае и усилить их.

 

 

 

Перцептивная сторона общения.
Для понимания людей (правильного познания и оценивания их чувств, мыслей, человеческих качеств и состояний) одной книжной культуры и высокого уровня интеллекта недостаточно. Видимо, этим объясняются парадоксальные, на первый взгляд, данные, полученные московским психологом В. С. Магуном. Группе студентов было предложено оценивать друг друга по уровню интеллекта и ряду других психологических качеств. Объективные данные по этим же параметрам были измерены с помощью специальных психодиагностических тестов. В результате сопоставления объективных оценок и оценок, данных студентами друг другу, было установлено, что люди, имеющие более высокий коэффициент интеллекта, менее точно смогли определить качества сокурсников.

Это происходит потому, что усвоение культуры и развития интеллекта является только предпосылкой к пониманию других людей, необходимой, но недостаточной. Для ее реализации нужно, чтобы высокоразвитый и пытливый ум человека был направлен не только на книжную мудрость. Надо чаще обращать свой взор на окружающих людей, даже если с первого взгляда их слова и поступки не вызывают особой заинтересованности и высокой оценки. Нельзя забывать о том, что далеко не каждый человек может с первых же слов и поступков обнаружить достоинства, способности и соответствующие качества ума и души. Следует также учитывать и то, что люди довольно часто ошибаются в своих оценках, если судят о других с первого взгляда.

Внутренний мир каждого человека гораздо сложнее, чем он это может обнаружить в своем поведении, в том числе и в речи. “Мысль изреченная есть ложь”, - говорил Тютчев, имея в виду скорее не мысль как таковую, поскольку мысль всегда ясна (иначе это не мысль, а ее смутное предопределение), а целую гамму плохо организованного, мечущегося в поисках выхода хаотического внутреннего мира: противоречивых переживаний, чувств, стремлений, обрывков мыслей и мировоззренческих концепций. Но существуют определенные принципы и механизмы, которые могут, как мы надеемся, помочь проанализировать, организовать и выразить свой собственный внутренний мир.

Пониманию другого человека наряду с повешением своего уровня культуры способствует полноценный индивидуальный жизненный опыт, который позволяет осознать, прочувствовать относительность не только стереотипов, но и личностных эталонов. И, естественно, чем он шире, чем больше людей мы видим, узнаем, тем больше вероятность правильного онимания другого человека. Преодолению замкнутости в огромной степени способствует пытливость человека, его наблюдательность, в основе которых лежит интерес к людям, развивающийся, как и любой другой интерес, только на основе приобретенных знаний и личных наблюдений. И если знания о другом человеке можно почерпнуть из художественной и научной литературы, проанализировать и обобщить, оставаясь наедине с книгой или со своими мыслями, то практический опыт понимания другого человека накапливается лишь в непосредственном общении. По данным психологов, общение занимает до 70-80% времени (имеется в виду время бодрствования) у большинства людей. Но далеко не каждый случай общения является шагом на пути к взаимопониманию. Объективные условия места и времени, состояние обоих партнеров, отношения, в которых они находятся, цель контакта, присутствие или отсутствие других людей, их стереотипы и отношения – все эти, а также многие другие причины определяют, в какой степени может раскрыться общающийся с вами человек [4, c. 51].

Но в любом случае вряд ли можно рассчитывать на удовлетворенность результатом общения, если не учитывать общих правил, диктуемых психологическими особенностями взаимодействия людей в процессе общения. И первой из таких особенностей является диалогический характер любого человеческого контакта. Полноценным общение может быть лишь в том случае, если люди вступили в диалог. Некоторые особенности структуры и формы диалога, которые необходимо учитывать с целью более продуктивного использования речевого общения людей в развитии межличностных отношений, достаточно убедительно раскрыты и проанализированы, на наш взгляд, Г. М. Кучинским.

Любой речевой диалог позволяет проанализировать взаимодействие двух позиций, двух точек зрения как двух пониманий одного и того же предмета.

В процессе общения один человек обращается к другому либо с сообщением, либо с вопросом, либо предлагает, просит или приказывает что-то сделать (выражая побуждения к действию). Полноценный диалог буде в том случае, если партнер отреагирует ответом, соответствующим по форме обращению: на сообщение выразит свой отношение к нему; на вопрос даст ответ, а на побуждение ответит действием или словом, обозначающим согласие или отказ выполнить то, о чем просят. Правильная форма реагирования сама по себе свидетельствует о том, что собеседник вас понял.

Будут ли в результате общения согласованы точки зрения? Это уже зависит от других причин. Чтобы понять друг друга, необходимо, как минимум, найти общий язык [4, c. 53].

Когда та или иная особенность в облике человека, изменения в оттенках интонации его голоса, в позе и пр. приобретут сигнальное значение по отношению к совместной с воспринимаемым деятельности (или по отношению к последнему), чувствительность к ним повышается. Тонкость различения оттенков выражения лица, поз, походки, отклонений от обычной или воспринимаемого манеры поведения неодинакова у разных людей. Это явление нельзя объяснить только многократной фиксацией всех колебаний во внешнем облике воспринимаемого человека субъектом познания. Эффект достигается тем, что в процессе многократного познания другого человека дифференцируются чувственные свойства, выступающие в качестве сигналов его “внутреннего состояния”, его “отношения” к чему-то и т.п., и различие чувственных свойств “подкрепляется” результатом регулируемой ими деятельности (труд, учение, совместная игра, разговор и пр.)

 

 

 

3. Исследование проблемы познания при общении отечественными и зарубежными психологами.

Материалы исследований Б. Г. Ананьева, Л. М. Веккера, Б. Ф. Ломова, Е. Н. Соколова, А. Л. Ярбуса и других показывают, что познание как рефлекторная деятельность представляет собой сложнейшую систему специфических для каждого рецептора безусловных и условных рефлексов, для которых характерны сложные динамические отношения. Анализаторы, участвующие в актах познания, являются афферентно-эфферентными системами. Действуя рефлекторно и трансформируя и передавая сигналы с периферии в центр, он сами настраиваются так, чтобы лучше отбирать поступающую из внешнего мира информацию. После действия раздражителя на рецептор возникает рефлекторная перестройка в функционирующей системе, в результате чего изменяется последующее познание раздражителя [2, c. 76 ].

И. М. Сеченовым было показано, что основой целостности и структурности познания является отражение формы (и контура) предмета, которая, являясь “разделительной гранью двух реальностей”, выделяет его из окружения и выражает единство строения предмета как целого [1, c. 89].

Психологические изменения зрительного образа в условиях постепенного изменения расстояния между объектом наблюдения и наблюдателем были изучены М. Д. Александровой и Б. Ф. Ломовым [4, c. 36]. В этих исследованиях процесс становления зрительного образа при отражении человека человеком специально не изучался, однако фазы процесса становления образа предмета, установленные названными исследователями, имею место и при познании людьми друг друга, когда их разделяет большое расстояние. Исследователи выделяют в процессе становления зрительного образа пять фаз. На первой из них имеет место грубое различение общих пропорций объекта и его положения. Эту фазу сменяет фаза “мерцающей” формы. Для третьей фазы характерно грубое различение основных деталей. Прежде всего вычленяются наиболее крупные детали вне зависимости от того, где они расположены. Если детали примерно равны, то раньше всего воспринимаются детали, расположенные сверху и справа. Различение нижних частей отстает от различения верхних. На этой фазе характерные части контура хотя и отмечаются, но еще нет адекватного отражения их взаимоотношений. На четвертой фазе наблюдается глобально-адекватное познание. На пятой фазе образ становится в полноте его деталей [4, c. 38].

Познанию человека человеком присуща и такая черта, как константность. Несмотря на изменения в освещенности, удаленности от наблюдателя, образ воспринимаемого человека остается относительно постоянным. Как отметил Селфридж, “человеческие лица как зрительные комплексы подвергаются увеличению, перекосу, вращению, их контуры могут быть подчеркнуты или размыты, и все же они остаются теми же лицами”.

Как известно, все рецепторные процессы: отбор и поиск информации, настройка, прослеживание, гаптика и т.д. – протекают активно. Эта активность характерна и для зрительного познания человека человеком. И. М. Сеченов высказал мысль, что зрительное познание человека предполагает активные “ощупывающие” движения глаза, и эти движения – такой же необходимый компонент зрительного познания, как и отражение зрительного образа на сетчатке. Эта мысль была экспериментально подтверждена рядом исследователей, в частности А. Л. Ярбусом. Он показал, что объект, изображение которого падает на неподвижную точку сетчатки, перестает восприниматься уже через 2-3 секунды. Для устойчивого зрительного познания объекта необходимо перемещать изображения по сетчатке, что достигается с помощью микро- и макроскопических движений глаз [5, c.65].

В. П. Зинченко и Б. Ф. Ломовым было установлено, что, макродвижения глаз являются составной частью механизма отражения пространственных признаков объектов: их формы, величины, положения и пр. [8, c. 45]. На первой стадии установления перцептивного образа человека с помощью макродвижений глаз осуществляется наводка рецепторов на воспринимаемого человека и определяется его местоположение в поле познания. Кроме того, макродвижения глаз выполняют функции построения, измерения, контроля и коррегирования. В траектории движения глаз воспринимающего субъекта воспроизводится, хотя и с отклонениями, контур любого объекта, в том числе и человека. В процессе такого “обследования” объекта в нем, как правило, выделяются “конструктивные” точки, относительно которых оцениваются все остальные элементы контура. Можно думать, что при отражении внешнего облика другого человека в условиях обычного общения роль таких “конструктивных” точек выполняют глаза. Исследования показывают, что взгляд субъекта познания постоянно возвращается к глазам партнера по общению. Пониманию многих существенных моментов формирования чувственного образа содействуют попытки осветить процесс познания – сложный активный процесс, основанный на последовательном просмотре отдельных деталей объекта с выделением точек, несущих наибольшую информацию, отведением неправильных гипотез и получением определенного синтеза наиболее информативных точек, несущих наибольшую информацию, отведением неправильных гипотез и получением определенного синтеза наиболее информативных точек, который в итоге и позволяет заключить о характере воспринимаемого объекта. При познании знакомого предмета и в обычных условиях этот процесс оказывается более или менее свернутым. Но при отражении незнакомого объекта или при необычности условий сразу же проявляются сложная структура и развернутость во времени процесса познания [8, c. 67].

Попытку исследовать дифференцированное узнавание предпринял В. И. Киреенко [4, c. 37]. Испытуемым художественной и нехудожественной групп в его опытах показывались фотографии людей. Испытуемые, внимательно рассмотрев их, должны были затем найти те же самые лица на таблице из ста фотографий. При этом в ряде случаев лица на таблице были сняты в новом ракурсе, при другом освещении и пр.

Общей характерной особенностью испытуемых художественной группы явилось быстрое запечатление изображения и относительно продолжительное его сохранение. Подобный факт отмечал в сове время и И. П. Павлов. Художники, писал И. П. Павлов, “могут ясно, иногда до степени галлюцинации, представлять себе предметы и явления, например, художники пишут портреты по памяти, настолько отчетливо они предста0вляют себе свою модель. Поэтому у них многое происходит, как при реальных раздражителях [4, c. 38].

Для испытуемых с относительным преобладанием второй сигнальной системы целостное схватывание лиц оказалось затруднительным; у ряда испытуемых нехудожественной группы наблюдалось анализирующее познание с осмыслением отдельных признаков и черт лица.

В0 целом эксперимент на узнавание лиц по фотографиям, проведенный В. И. Кириенко, выявил существование больших индивидуальных различий, особенно четко выступающих, когда сокращается время, даваемое на познание лица, которое затем надо найти в группе из многих лиц и в другом ракурсе.

Перспективную попытку объяснить механизм таких процессов, как узнавание человека в лицо при шести степенях свободы проективных изме0нений его изображения на сетчатке, узнавание в данном человеке представителя того или иного народа и т.д., мы находим в работах Н. А. Бернштейна [4,c. 40].

К. Готтшальдт в своих работах также поднимает вопросы, связанные с познанием и пониманием одного человека другим в зависимости от отношения. В описываемых им экспериментах применялись специально изготовленные фотографии, в которых силуэты заснятых на них людей были искажены – более или менее расширены или сужены. К Готтшальдтом была обнаружена интересная особенность. Хотя взрослые испытуемые, глядя на себя в зеркало, имели возможность в серии предложенных им собственных фотографий выбрать фотографии с нулевым искажением, они тем не менее обнаружили, отыскивая наиболее “похожую фотографию”, стойкую тенденцию к выбору более расширенного или суженого изображения. По мнению исследователя, в этом факте проявляется определенное притязание личности [4, c. 49 ].

Многие исследователи делали попытки описать и механизм влияния эмоционально-аффективного фактора на познание. Часть западных психологов, например Соллей, Мерфи и другие считают, что этот фактор регулирует направление и силу актов познания, вызывая разный уровень энергетизации корковых структур, возбуждающихся при познании. Главную роль в этом процессе они отводят деятельности ретикулярной формации. Соллей и Мерфи настаивают на том, что классическая афферентная нервная система может обеспечить лишь содержание познания, но не осознание этого содержания. Деятельность же ретикулярной системы, которая активируется интероцептивными, проприоцептивными и гормональными процессами, по их мнению, управляет процессом познания в сознании. Возбуждение ретикулярной системы, в котором находит материальное выражение мотивационный процесс, продолжают Соллей и Мерфи, настраивает кору больших полушарий на определенный отбор и фильтрацию сенсорного материала, прежде чем познание структурируется в сознании. [4, c. 51].

Януш Рейковски попытался выяснить влияние эмоционального возбуждения на познание человеком человека. Источником эмоционального возбуждения в опытах Рейковски была обстановка, предшествующая экзамену. Статистически обработанные результаты эксперимента позволили Рейковски выявить в познании других людей человеком, находившемся в состоянии эмоционального возбуждения, определенную тенденцию. Эта тенденция выражается в более низкой оценке привлекательности воспринимаемого лица, в оценке этого лица, как менее дружески расположенного, а его настроения, как более худшего. Величина перцептивной реакции была различной у разных лиц.

Сущность и роль познания человека человеком в процессе взаимодействия людей станут яснее, если мы попытаемся взглянуть на них, используя понятие кибернетики. Норберт Винер именно с кибернетической точки зрения рассматривает процесс взаимодействия людей, когда пишет: “Устанавливая связь с другим лицом, я сообщаю ему сигнал, а когда это лицо в свою очередь устанавливает связь со мной, оно возвращает подробный сигнал, содержащий информацию, первоначально доступную для него, а не для меня. Управляя действием другого лица, я сообщаю ему сигнал, и, хотя сигнал дан в императивной форме, техника коммуникации в данном случае не отличается от техники коммуникации при сообщении сигнала факта. Более того, чтобы мое управление было действенным, я должен следить за любыми поступающими от него сигналами, которые могут указывать, что приказ понят и выполняется”. Таким образом, необходимым условием взаимодействия между людьми является непрерывное получение информации каждым из его участников о различных сторонах и компонентах процесса взаимодействия. [4, c.23].

Информация, поступающая в процессе взаимодействия людей к каждому из его участников, слагается, во-первых, из сигналов, которые человек в ходе совместной деятельности получает непосредственно о других участниках; во-вторых, в нее обязательно входит информация, которую он также прямо черпает о себе через посредство своих экстеро-, проприо- и интерецепторов, сигнализирующих ему о ходе его собственного участия в деятельности, достигнутых результатах, его состоянии и пр. В-третьих, он постоянно получает информацию о внешних для всех участников деятельности в условиях, в которых, а может быть, и благодаря которым эта совместная деятельность людей развертывается. В-четвертых, он информируется об общих итогах деятельности.

Вместе все эти виды информации образуют сложной комплексе. В зависимости от требований момента значимыми оказываются то одни, то другие стороны, которые наиболее четко в данный момент и отражаются человеком. В свою очередь каждая из групп сигналов, входящих в этот сложнейший комплекс, который дает человеку разнообразную информацию о ходе совместной деятельности (о частичных и общих результатах ее, об условиях выполнения, о других участниках, о самом себе), также характеризуются многокомпетентностью. Не рассматривая все группы сигналов информации, которую получает человек о непосредственно взаимодействующим с ним другом человеке [4, c.25].

Заключение

Таким образом, можно констатировать тот факт, что познание как рефлекторная деятельность представляет собой сложнейшую систему специфических для каждого рецептора безусловных и условных рефлексов, для которых характерны сложные динамические отношения. Анализаторы, участвующие в актах познания, являются афферентно-эфферентными системами. Действуя рефлекторно и трансформируя и передавая сигналы с периферии в центр, он сами настраиваются так, чтобы лучше отбирать поступающую из внешнего мира информацию. После действия раздражителя на рецептор возникает рефлекторная перестройка в функционирующей системе, в результате чего изменяется последующее познание раздражителя.

Познанию человека человеком присуща такая черта, как константность. Несмотря на изменения в освещенности, удаленности от наблюдателя, образ воспринимаемого человека остается относительно постоянным. Как отметил Селфридж, “человеческие лица как зрительные комплексы подвергаются увеличению, перекосу, вращению, их контуры могут быть подчеркнуты или размыты, и все же они остаются теми же лицами”.

Пониманию другого человека наряду с повешением своего уровня культуры способствует полноценный индивидуальный жизненный опыт, который позволяет осознать, прочувствовать относительность не только стереотипов, но и личностных эталонов. И, естественно, чем он шире, чем больше людей мы видим, узнаем, тем больше вероятность правильного понимания другого человека. Преодолению замкнутости в огромной степени способствует пытливость человека, его наблюдательность, в основе которых лежит интерес к людям, развивающийся, как и любой другой интерес, только на основе приобретенных знаний и личных наблюдений. И если знания о другом человеке можно почерпнуть из художественной и научной литературы, проанализировать и обобщить, оставаясь наедине с книгой или со своими мыслями, то практический опыт понимания другого человека накапливается лишь в непосредственном общении. По данным психологов, общение занимает до 70-80% времени (имеется в виду время бодрствования) у большинства людей. Но далеко не каждый случай общения является шагом на пути к взаимопониманию. Объективные условия места и времени, состояние обоих партнеров, отношения, в которых они находятся, цель контакта, присутствие или отсутствие других людей, их стереотипы и отношения – все эти, а также многие другие причины определяют, в какой степени может раскрыться общающийся с вами человек.

В процессе общения один человек обращается к другому либо с сообщением, либо с вопросом, либо предлагает, просит или приказывает что-то сделать (выражая побуждения к действию). Полноценный диалог буде в том случае, если партнер отреагирует ответом, соответствующим по форме обращению: на сообщение выразит свой отношение к нему; на вопрос даст ответ, а на побуждение ответит действием или словом, обозначающим согласие или отказ выполнить то, о чем просят.

Познание является неотъемлемой частью, структурной составляющей процесса общения.

Литература

Ананьев. Б. Г. Психология чувственного познания. М., АПИ РСФСР, 1979. - 190 с.

Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений. - М.: Наука, 1994. – 132 с.

Бодалев А. А. Личность и общение. – М.: Педагогика, 1983. – 271 с.

Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. – М., 1982. – 318 с.

Бодалев А.А. Личность и общение. - М., 1983. – 328 с.

Бодалев А.А. Психология межличностного общения. – Рязань, 1994. – 217 с.

Введение в практическую социальную психологию./ Под ред. Ю.М. Волков И.П., Захаров А.Б., Тимофеев Ю.Г. Влияние лидерства и руководства на групповую динамику в условиях стресса. – М.: Изд –во ЛГПИ, 1983. – 376 с.

Леонтьев А.А. Психология общения. Тарту, 1974. – 451 с.

Лурия. А. Р. Мозг человека и спихические процессы: В 2 ч. – М., 1970.

Майерс Д. Социальная психология. – СПб., 2001

Обозов Н.Н. психология межличностного взаимодействия. – Л., 1979

Рогов Е.И. Психология общения. – М.:ВЛАДОС, 2002. – 336 с

Руденский Е. В. Социальная психология общения: курс лекций. – м.: ИНФРА-М, 2000. – 224 с.

Соколов Е. Н Вероятностная модель восприятия // Вопросы психологии, 1960. № 2 - С.15.

Социальная психология /Под ред. Сухова А.Н. , Деркач А.А. – М., 2001. – 638 с.

Социальная психология. / Под ред. Петровского. – М., 1987. – 275 с.

Шихирев П.Н. Современная социальная психологи. – Екатеринбург, 2000.

[/sms]

29 сен 2008, 16:07
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.