Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Юлия Петровна Вревская (1841-1878)


Юлия Петровна Вревская (1841-1878)

Юлия Петровна Вревская (1841-1878) Юлия Петровна Вревская - баронесса, одна из первых русских сестер милосердия, принявших участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Она принадлежала к тем исключительным женщинам из привилегированных классов, которые отбрасывали и «высшее» свое положение, и радости бытия, с ним связанные, во имя человеколюбия.

 

Юлия Вревская - дочь прославленного генерала Петра Евдокимовича Варпаховского, родилась в 1841 г., когда погиб М. Ю. Лермонтов, да еще и неподалеку от того самого места, где состоялась дуэль. Окружавшая ее военная жизнь, атмосфера героизма, рассказы о военных событиях, страдания раненых и больных, - все это не могло пройти мимо сердца доброй и отзывчивой девушки, зародило в ней деятельную любовь к людям.

В Ставрополе она познакомилась с бароном Ипполитом Александровичем Вревским: Это был человек большого мужества, трижды награжденный золотым оружием с алмазами и надписью «За храбрость». Он выбирал, как о нем говорили, «самые почетные позиции по опасности» и, по словам М. Д. Скобелева, «один стоил четырех конных дивизий». Генерал был холост. Юная Юлия завладела его сердцем. Он написал брату: «Я тебя еще не известил о моем очень скором браке с Юлией Варпаховской... Жюли ...блондинка, выше среднего роста, со свежим цветом лица, блестящими умными глазами; добра - бесконечно. Ты можешь подумать, что описание это вызвано моим влюбленным состоянием, но успокойся, это голос всеобщего мнения».

Молодожены поселились во Владикавказе. Юлии нелегко было исполнять обязанности хозяйки дома, где постоянно толпились сослуживцы ее мужа и деловые люди. Но она вносила в быт семьи жизнерадостность, сердечность, тепло и нежность. Не забывала она и о «незаконных» детях Вревского, рожденных от черкешенки, к тому времени умершей, окружив их заботой и вниманием, и ничуть не осуждала мужа за легкомысленный шаг его молодости. Она была дочерью военного и хорошо знала жизнь кавказских офицеров. Через год муж скончался от раны, полученной при штурме лезгинского аула Китури.

Вместе с матерью и сестрой Юлия уехала в Петербург. Александр II не оставил без внимания вдову прославленного генерала: Юдия была назначена фрейлиной ко двору императрицы Марии Александровны и сопровождала ее в путешествиях и за границу: в Италию, Египет, Палестину. В ту пору императрица много и тяжело болела, и азы сестринского дела Юлия Петровна познала, ухаживая за высочайшей особой. Находясь при дворе, Юлия Петровна познакомилась с великой княгиней Еленой Павловной, организовавшей отряды сестер милосердия во время Крымской войны. В течение многих лет баронесса Юлия Петровна Вревская оставалась одной из самых блистательных великосветских дам.

В 1876 г. на Балканах вспыхнуло восстание славян против турецкого владычества. Война отличалась чрезвычайной жестокостью. После зверских расправ турков с болгарами многие россияне воспылали благородным гневом. Через год после начала русско-турецкой войны Юлия Петровна спешно прошла курсы медицинской сестры и на свои средства организовала небольшой санитарный женский отряд.

Более того, будучи придворной дамой, Юлия Петровна сама собралась ехать в Болгарию сестрой милосердия.

В июне 1877 г. баронесса Вревская во главе своего отряда прибыла в 45-й военный госпиталь в Яссах. Через два дня из Болгарии пришел первый поезд с больными и ранеными. Дочь военного генерала, выросшая на Кавказе, она, конечно, представляла себе, что ожидает ее на театре боевых действий. Однако реальность с ее грязью, кровью, страданиями превзошла всякие ожидания. Эта война способна была помутить рассудок даже крепкого мужчины. С передовой привозили покалеченные тела, которые мало напоминали человеческие. Кроме того, существовала чисто бытовая неустроенность. Ей, придворной аристократке, привыкшей к комфорту, должно быть, очень тяжело приходилось в избах с чадящими лучинами. «Я, конечно, не спала всю ночь от дыма и волнения, тем более, что с 4 часов утра хозяйка зажгла лучины и стала прясть, а хозяин, закурив трубку, сел напротив моей постели на корточках и не спускал с меня глаз, - писала Вревская И. Тургеневу. - Обязанная совершить свой туалет в виду всей добродушной семьи, я, сердитая и почти не мытая, уселась в свой фургон...» В этом письме невольно прорвались эмоции Юлии Петровны. А большая часть ее писем напоминает сухие, бесстрастные отчеты с редкими сдержанными горестными резюме. После адской четырехмесячной работы в госпитале сестрам милосердия был предоставлен отпуск на два месяца. Получила его и баронесса Вревская, собираясь провести его в России, а затем вернуться в Яссы. Но, узнав, что во многих госпиталях на территории Болгарии не хватает сестер, Юлия Петровна вместо отдыха отправилась в маленькое болгарское местечко Бялу, около которого в то время разыгрывалась кровавая драма. Оказавшись близко к линии фронта, Вревская приняла участие в сражении у Мечки: выносила под градом пуль из боя раненых и оказывала им помощь. В тяжелы J минуты мужество не покидало эту замечательную женщину, она оставалась верна своему гражданскому долгу.

Свет неверно истолковал ее поступок. Думали, что в экстравагантности Юлия Петровна превзошла самых смелых модниц двора, пора уж и честь знать, а она спасалась от бессмысленной жизни, от бестолковых разговоров и пошлых томных взглядов, Она была обречена остаться здесь.

Вревская умерла от сыпного тифа в 1878 г. в болгарском городе Вяла. В тот день стоял сильный мороз, необычный для болгарского климата. Могилу в промерзшей земле выкопали раненые, за которыми она ухаживала. Они же несли ее гроб. Хозяйка дома, где квартировала русская барыня, покрыла покойницу ковром цветущей герани. Юлия Вревская, несмотря на обилие книг, статей, исследований о ней (в 1977 г. вышел даже фильм), осталась одной из самых загадочных фигур русской истории: биографам так и не удалось разгадать тайну ее души - кого она любила, что ненавидела, чем жила. И даже самый близкий для Юлии Петровны человек - И. Тургенев - в посмертном стихотворении в прозе, посвященном Вревской, написал: «Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда - а теперь, конечно, не узнает».
29 сен 2008, 10:51
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.