Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Реферат: Ядерная программа Ирана


Реферат: Ядерная программа Ирана

Реферат: Ядерная программа Ирана План

1. Введение

2. Зачем Ирану нужна атомная энергетика

3. Является ли Иран членом МАГАТЭ

4. Краткая историческая справка

5. Современный этап строительства АЭС

6. Роль России в строительстве АЭС и развитии атомной энергетики Ирана в целом

7. Позиция мирового сообщества в отношении иранской ядерной программы

8. Законность оснований для разработки ядерных технологий

9. Причины недовольства мирового сообщества к ядерной программе Ирана

10. Кому угрожает Иранская ядерная программа

11. Пути решения конфликта

12. Заключение

13. Список использованной литературы

[sms]

1. Введение

В 70-х годах прошлого века была разработана крайне амбициозная иранская ядерная программа. В частности к 2020 г. планировалось построить значительное число атомных электростанций (АЭС) с водо-водяными реакторами на слабообогащенном уране, электрическая мощность которых должна была превысить 20 тыс. МВт. Позднее программа была скорректирована с учетом экономических возможностей страны в сторону сокращения вырабатываемой АЭС энергии на 70 %.

Решение об осуществлении военной ядерной программы было, по-видимому, принято в начале 90-ых годов. Одновременно начались работы по созданию ядерного оружия, как на основе высокообогащенного урана, так и плутония. Для накопления высокообогащенного урана в 1995 г. с помощью А.К. Хана были закуплены в Пакистане 500 центрифуг Р-1 и собраны в Иране. Благодаря высокому уровню иранских технических специалистов, центрифуги были скопированы, что позволило начать их собственное производство. Сотрудники ЦРУ уже к 1996 г. обнаружили тайное осуществление Ираном военной ядерной программы. 

В последние годы работы по иранской военной ядерной программе ускорились.

Так в феврале 2003 г. Иран заявил об установке 100 центрифуг для обогащения урана на экспериментальном производстве в Натанзе, планируя к концу года их увеличить до 900. Там же расположены подземные помещения общей площадью 60 тыс. кв. м, которые достаточны для размещения до 50 тыс. центрифуг. 

В мае 2003 г. Франция предоставила группе ядерных поставщиков материалы, обвиняющие Иран в осуществлении военной ядерной программы. В августе 2003 г. появилась информация об обнаружении инспекторами МАГАТЕ следов высокообогащенного урана на предприятии в Натанзе.

В  настоящее время Иран строит завод по производству тяжелой воды в Араке и планирует построить тяжеловодный исследовательский реактор в Карадже, который может быть использован для наработки плутония.

Тем не менее, наибольшую опасность для мирового сообщества сейчас представляет урановая военная программа Ирана, поскольку создать ядерную бомбу на основе высокообогащенного урана существенно легче, а процесс его обогащения, по-видимому, уже отработан.

Таким образом, стремление Ирана к созданию собственного ядерного оружия - это путь в тупик, который не учитывает долгосрочные национальные интересы страны и крайне ухудшает состояние безопасности региона Ближнего и Среднего Востока.

В данной курсовой работе будут рассмотрены вопросы фактического состояния атомной энергетики Ирана, приведен краткий исторический экскурс, даны современные оценки развития атомной энергетики, показано отношение мирового сообщества к данной проблеме.

2. Зачем Ирану нужна атомная энергетика

 Иран цинично отвергает попытки Российской Федерации его ободрять и обогащать его же уран, ибо Ирану нужны не атомные электростанции, а атомная бомба. Никто почему-то не хочет поставить вопрос: а зачем Ирану мирный атом? Там много нефти, много солнца, много тепла, не так много народу и очень мало промышленности. Для бытовых нужд достаточно солнечных батарей, для экономических нужд — нормальных нефтяных электростанций. Атомная энергетика — вещь достаточно дорогая. Что призвана делать в Иране атомная энергия? Что с ней потом делать? А вот атомная бомба — это совсем другое дело. Разговор на тему не политкорректен — Иран тоже хочет иметь атомную энергию.

Во-первых, органические ресурсы (нефть и газ) истощимы. Они принадлежат не только нынешнему, но и будущим поколениям. Бездумное использование их – неблагоразумно.

Во-вторых, использование этих ресурсов в перерабатывающей промышленности, такой как нефтехимическая, позволит получать гораздо большую добавочную стоимость.

В-третьих, использование органических ресурсов в качестве топлива внутри страны приведёт к резкому сокращению доходов Ирана от экспорта сырой нефти и природного газа. Стоит заметить, что в случае продолжения использования органического топлива для производства энергии, Иран может в грядущие десятилетия превратиться в импортёра сырой нефти и некоторых нефтяных продуктов.

В-четвёртых, правительство Ирана выплачивает значительные косвенные субсидии на потребление топлива внутри страны. Эти субсидии лежат тяжёлым грузом на плечах правительства. Существующий механизм ценообразования не соответствует реальным затратам на производство и распределение топливных продуктов.

Наконец, последнее и очень важное соображение - экологические проблемы, которые волнуют всё международное сообщество. Все страны должны соблюдать экологические стандарты для обеспечения выживания Земли в целом и сохранения природы согласно обсуждающимся сейчас международным инициативам.

Названные соображения окончательно убедили Иран в том, что использование органического топлива для целей производства энергии неразумно и бессмысленно. Следовательно, Ирану необходимо развивать новые технологии, включая ядерные.

3. Является ли Иран членом МАГАТЭ

Иран является членом МАГАТЭ с 1958 года, участником ДНЯО с 1970 года. В 1974 году создана “Организация по атомной энергии Ирана”, которая разработала план строительства 23 ядерных энергоблоков стоимостью около 30 млрд. долларов при поддержке США и западноевропейских государств. Программа была рассчитана на 25 лет. В середине этого года прозвучало публичное заявление шаха Мохаммеда Реза-Пехлеви: “Иран будет обладать ядерным оружием, без сомнения, раньше, чем некоторые полагают” — впрочем, под давлением США он позднее дезавуировал это заявление.

В 1974 году Иран подписал Соглашение о гарантиях с МАГАТЭ. Проводимые в то время проверки международных инспекторов подтверждали мирную направленность функционирования ядерных объектов. Однако в конце 80-х годов США начали кампанию по привлечению международного внимания к ядерной программе Ирана. Особую озабоченность тогда вызывала АЭС в Бушере, а также некоторые другие строящиеся иранской стороной объекты, в частности, исследовательская лаборатория в Натанзе и завод по производству тяжелой воды в городе Араке. По мнению США, Тегеран нарушает обязательства по ДНЯО, располагая программой производства ядерного оружия.

4. Краткая историческая справка

Исторически сложилось, что Иран (ранее Персия) был для России традиционным политическим и торгово-экономическим партнером на Востоке и занимал значительное место в российской внешней политике. Как в прошлом, так и сейчас, Иран является важным региональным соседом России. В 60-70 гг. в Иране с помощью Советского Союза было построено свыше 200 промышленных объектов, в том числе Исфаханский металлургический комбинат. После иранской революции 1979 г. экономическое сотрудничество между нашими странами резко сократилось и стало возрождаться только в 90-ые гг., правда, в основном, в областях атомной энергетики и экспорта российских вооружений. В 2002 г., во время визита бывшего президента ИРИ М. Хатами в РФ, были подписаны документы, закладывающие основу долговременного взаимовыгодного сотрудничества между Ираном и Россией в политической, экономической и культурной сферах.

Иран реально претендует на роль лидера в регионе Персидского Залива. Ежегодный экономический рост составляет 7%; численность населения уже превышает 72 млн. чел., что значительно больше численности населения всех остальных государств этого региона. Иран является крупнейшим нефтегазовым государством на земном шаре, занимая второе место по запасам природного газа и третье по запасам нефти, однако его экспорт этих ресурсов составляет всего 3% общемирового экспорта. Эта страна занимает важное геостратегическое положение и, в случае необходимости, может попытаться заблокировать все танкерные коммуникации из Персидского залива, дающего около четверти мировой добычи нефти.

Внутренне положение нынешнего иранского руководства не достаточно устойчивое, что подталкивает лидеров ИРИ искать пути упрочения своего влияния внутри страны за счет обострения взаимоотношений с Западом. Одновременно предпринимаются меры популистского характера и провозглашается тезис о необходимости справедливого перераспределения доходов нефти и национального богатства в целом.

Несмотря на обилие энергоресурсов, значительную их часть (36%) Иран использует внутри страны. Ввиду отсутствия передовых технологий рост потребности в электроэнергии значительно превышает рост добычи собственных энергоресурсов, поэтому развитие атомной энергетики является одним из путей решения энергетической проблемы. В конце 2006 г. энергетический реактор в Бушере должен выйти на проектную мощность, уже принято решение о строительстве еще двух энергетических реакторов, а к 2020 г. общая мощность собственных АЭС должна составить порядка 6 ГВт. (эл.).

Утверждая о своем стремлении обезопасить себя от внешних угроз, утвердиться в роли лидера мусульманского мира, Тегеран приступил к созданию ключевых звеньев полного ядерного топливного цикла, как научно-технологические предпосылки военной ядерной программы. В настоящее время в Исфахане осуществляется конверсия урана, то есть преобразование уранового концентрата в гексафторид урана. Последний продукт содержит не более 0,7 % U-235, а потребность в такой операции обусловлена технологическими причинами. В дальнейшем планируется осуществлять обогащение урана по изотопу U-235 методом газового центрифугирования на предприятии в Натанзе. Существует в Иране и плутониевая программа, для реализации которой в Араке создано предприятие по производству тяжелой воды и строится тяжеловодный исследовательский реактор. Решение о создании собственного ядерного оружия, по-видимому, пока не принято. Но даже если этот путь будет избран, его осуществление потребует не менее 5 - 10 лет.

В последние месяцы обстановка вокруг иранской ядерной программы вновь резко обострилась. 10 января 2006 г. Иран заявил о возобновлении исследований в области производства ядерного топлива (обогащения урана). 4 февраля 2006 г. Совет управляющих МАГАТЭ решил проинформировать СБ ООН об иранской ядерной программе, отложив окончательное решение до 6 марта. После этого, президент ИРИ М. Ахмади-Неджад приостановил соблюдение Ираном Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г., что не позволит в будущем выявить незаявленную (нарушающую требования ДНЯО) деятельность с его стороны. Иран предостерег, что в случае введения против него санкций, он выйдет из ДНЯО и полностью прекратит свои взаимоотношения с МАГАТЭ.

5. Современный этап строительства АЭС

История развития атомной энергетики по своему характеру заметно отличается от истории других технологий получения тепла и электроэнергии, которыми овладело человечество. Формирование традиционных энерготехнологий проходило достаточно длительное время: путь от идеи до экспериментальных установок занимал десятилетия, а для создания мощных промышленных агрегатов понадобились века. Появление ядерной энергетики и ее развитие произошли фактически за несколько лет.

За полвека существования она доказала свое право на жизнь. Присущее ей принципиальное преимущество - ядерное топливо - имеет в миллионы раз большую концентрацию энергии, выводит атомную энергетику в число базовых энерготехнологий человечества в XXI в. И сегодня споры идут не вокруг вопроса - быть или не быть атомной энергетике, а какой ей быть.

Современные ядерные технологии открывают принципиально новые энергетические возможности и перспективы. И сегодня атомная энергетика потенциально обладает всеми необходимыми качествами для постепенного замещения значительной части электроэнергетики на органическом топливе и становления в качестве доминирующей энерготехнологии.

Исламская Республика Иран приступила к освоению ядерной энергии в середине 50-х годов XX века, когда был основан Атомный центр Тегеранского университета.

При шахском режиме, в середине 70-ых годов, Иран принял обширную программу строительства ядерных реакторов. К 2000 году планировалось затратить 30 миллиардов долларов на запуск 23 блоков. Однако шахская ядерная программа была основана на иностранной технической и финансовой помощи, и Исламская Республика от неё отказались.

Иран в настоящее время не имеет действующие АЭС. У Ирана есть только исследовательские реакторы. Самым мощным из действующих реакторов является исследовательский реактор TRR в Тегеране (5 МВт). Это бассейновый легководный реактор, построенный американскими специалистами по американскому же проекту в 60-е годы XX века. Официальной датой первого достижения критического состояния считается 1 ноября 1967 года. Стартовая цена контракта на строительство – 5 миллионов долларов. Поставленное из США ядерное горючее представляло собой оружейный уран 93%-ного обогащения. В 1992 году Аргентина под эгидой МАГАТЭ провела модернизацию реактора TRR с целью перевести его на работу с топливом 20%-ного обогащения, а также продала Ирану более 100 кг 235U требуемого обогащения (стандартная загрузка активной зоны TRR составляет 5,7 кг 235U).

В Исфахане работает миниатюрный исследовательский реактор MNSR мощностью 30 кВт. Это – реактор импульсного типа, построенный Китаем. В Исфахане имеются также несколько экспериментальных реакторов нулевой мощности китайского производства.

В настоящее время в Иране строится первый блок Бушерской АЭС. На нём установлен реактор ВВЭР-1000 (электрическая мощность 1 ГВт) российского производства.

На постройку второго блока Бушерской АЭС объявлен тендер. Российская Федерация передала Ирану свои предложения по постройке блока с реактором ВВЭР-1000. Кроме того, Россия предлагает Ирану построить два блока на новой площадке – Ахвазской АЭС.

С целью определить оптимальные доли различных электростанций на ближайший 20-летний период, Иран провёл исследование с использованием известной методики WASP. Результаты исследования показали, что суммарная мощность АЭС в Иране к 2020 году должна составлять 4,7 или 11 ГВт для сценариев, соответственно, медленного, среднего и быстрого роста.
      Основываясь на результатах данного исследования, Исламская Республика Иран выбрала сценарий среднего роста, а именно, постройку ещё 6 ГВт АЭС в дополнение к уже строящемуся 1 ГВт.

Иран принял решение диверсифицировать типы планируемых АЭС и сфокусировать усилия на развитие тех типов ядерных реакторов, которые могут быть спроектированы и построены с помощью иранских специалистов.

Сегодня Иран планирует строить тяжеловодные реакторы. В дополнение к легководным реакторам, один из которых строится в Бушере, Иран намерен использовать различные типы ядерных реакторов, в частности, тяжеловодные, в особенности реакторы типа CANDU. Использование реакторов типа CANDU для Ирана более предпочтительно, так как позволит использовать в качестве топлива природный уран, добываемый в Иране.

Для производства тяжёлой воды, Иран строит специализированный завод в Ираке.   

Одной из целей иранской ядерной программы является достижение самодостаточности в сфере обеспечения ядерным топливом. Решение строить различные типы АЭС обязывает Иран работать над производством различных типов ядерного топлива, естественно, под наблюдением МАГАТЭ. Для того, чтобы быть способными производить топливо собственными силами, Иран создаёт систему добычи и переработки урановой руды, а также конверсии и обогащения урана.

Проект “Язд Саганд” предназначен для добычи урана из природной руды. Здесь уран добывается с глубины 350 метров и транспортируется на завод в Ардакане. где с помощью различных физических и химических процессов уран превращается в “жёлтый порошок”. Далее на установке в Исфахане, известной под именем UCF, из “жёлтого порошка” получают гексафторид урана (UF6), металлический уран и диоксид урана. Два последних – это основные компоненты ядерного топлива.

UF6 является главным сырьём для обогатительной установки в Натанзе. Деятельность Ирана в Натанзе сводится к созданию завода по обогащению урана для производства ядерного топлива для различных типов АЭС, использующих низкообогащённый (от 3 до 5%) уран. Все вышеупомянутые проекты находятся под наблюдением МАГАТЭ.

6. Роль России в строительстве АЭС и развитии атомной энергетики Ирана в целом

 Россия готова помогать Ирану в развитии мирной атомной энергетики, но выступает против создания им полного ядерного топливного цикла как возможного научно-технологического основания для военной ядерной программы. В настоящее время российские специалисты достраивают в Бушере атомную электростанцию (АЭС) с водо-водяным энергетическим реактором ВВЭР-1000 (VVER-1000). Это сотрудничество носит мирный характер, так как строящийся энергетический реактор не предназначен для наработки плутония в военных целях. После поставки российского ядерного топлива на АЭС в Бушере на этот объект будут распространяться гарантии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). В конце февраля 2005 г. был подписан ряд российско-иранских документов, регламентирующих возврат облученного (отработанного) ядерного топлива с первого энергоблока Бушерской АЭС в Россию, что сняло последнюю озабоченность мирового сообщества в отношении этого проекта.

Следует заметить, что строительство АЭС в Бушере это не только крупный контракт, стоимость которого составляет около 800 млн. долл. В контракте на строительство АЭС задействованы около трехсот российских предприятий, что создало приблизительно 20 тыс. рабочих мест. На строительной площадке сейчас работают около 3700 специалистов из России и Украины. Существует такая точка зрения, что одна из целей политики, проводимой США в Иране - "выдавить" Россию из страны и заполнить освободившееся пространство западноевропейскими компаниями. Кроме этого, прекращение сотрудничества с Ираном в ядерно-энергетической сфере неизбежно приведет к осложнению взаимоотношений между нашими странами.

Россия входит в первую десятку внешнеторговых партнеров Ирана. Российско-иранский торговый оборот за последние 2 года вырос почти на 50% и составил около 2,2 млрд. долл. В ноябре 2005 г. был подписан контракт на поставку в Иран зенитных ракетных комплексов "Тор М-1" на сумму около 1 млрд. долл., что подтвердило его позицию как третьего по значению (после Китая и Индии) рынка экспорта российских вооружений. Кроме этого, Тегеран хотел бы закупить зенитные ракетные системы среднего и дальнего радиуса действия "С-300 ПМУ1". В январе 2006 г. переговоры по этому вопросу были прерваны, так как Иран возобновил ядерные исследования.

Сотрудничество между Москвой и Тегераном развивается не только в областях высокотехнологической продукции (атомной энергетики, оружейного комплекса), но и добычи (транспортировки) нефти и газа, строительства железных дорог в рамках проекта "Север-Юг", предусматривающего создание транспортного коридора от российско-финской границы до иранского порта Бендер-Аббас в Персидском заливе, а также в сфере поставок продовольствия и товаров легкой промышленности. В конце октября 2005 г. российская ракета-носитель "Космос-3М" вывела на орбиту первый иранский спутник связи и космической фотосъемки.

В то же время, уже в ближайшем будущем возможно возникновение трений между Москвой и Тегераном ввиду приверженности нового руководства Исламской Республики Иран (ИРИ) к ортодоксальной "хомейнистской" идеологии и поддержки исламистских группировок. Конечно, недопустимо, если Иран будет накапливать запасы высокообогащенного урана (ВОУ) и плутония, прекратит взаимоотношения с МАГАТЭ и выйдет из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Особое беспокойство у российского руководства вызывают провокационные высказывания нового иранского президента М. Ахмади-Неджада в отношении Израиля и возможного экспорта иранских ядерных технологий.

Но для Москвы важно сохранить с Тегераном партнерские отношения, поэтому Россия выступает против введения экономических санкций в отношении Ирана на основе решения СБ ООН. Россия в Иране имеет не только экономические, но и геостратегические интересы. Положение Москвы в Центральной Азии, а особенно на Кавказе, во многом зависит от уровня взаимоотношений с Тегераном.

Атомный экспорт относится к стратегическим видам сотрудничества Российской Федерации с зарубежными странами, не позволяющим России превратиться в сырьевой придаток развитых государств.

В дальнейшем Россия выразила готовность поставить в Иран атомный реактор на тяжелой воде. Этот реактор также позволял выработать плутоний, который можно было использовать для создания атомной бомбы. Министр Михайлов пресек эту инициативу. Американцы ввели санкции против нескольких предприятий ядерного комплекса РФ.

7. Позиция мирового сообщества в отношении иранской ядерной программы

В последние месяцы обстановка вокруг иранской ядерной программы вновь резко обострилась. 10 января 2006 г. Иран заявил о возобновлении исследований в области производства ядерного топлива (обогащения урана). 4 февраля 2006 г. Совет управляющих МАГАТЭ решил проинформировать СБ ООН об иранской ядерной программе, отложив окончательное решение до 6 марта. После этого, президент ИРИ М. Ахмади-Неджад приостановил соблюдение Ираном Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г., что не позволит в будущем выявить незаявленную (нарушающую требования ДНЯО) деятельность с его стороны. Иран предостерег, что в случае введения против него санкций, он выйдет из ДНЯО и полностью прекратит свои взаимоотношения с МАГАТЭ.

Китай является одним из ведущих торговых партнеров Ирана, ежегодный торговый оборот уже достиг 5 млрд. долл. Иран обеспечивает 18% китайских потребностей в импорте нефти и является, на сегодня, основным поставщиком нефти в эту страну, опередив Саудовскую Аравию и Оман.

Китай уже сейчас испытывает острую нехватку энергоресурсов, в будущем эта ситуация будет усугубляться (сейчас импорт нефти превышает 90 млн. тонн, к 2020 г. - 200 млн. тонн), поэтому Пекин стремится обеспечить бесперебойное поступление значительных объемов энергоресурсов. Для этого в 2004 г. Китай подписал два долгосрочных договора с Ираном по поставкам энергоресурсов, каждый на сумму в десятки млрд. долл.

Пекин и Тегеран развивают сотрудничество в сферах транспорта, строительства, сельского хозяйства, водного хозяйства и энергетики. Сейчас в Иране активно работают свыше 1200 китайских компаний и фирм. В июле 2005 г. Иран вступил в Шанхайскую Организацию Сотрудничества (в качестве наблюдателя), что еще более укрепило китайско-иранские отношения.

Как и Россия, Китай заинтересован в сохранении партнерских отношений с Ираном, поэтому он также против введения экономических санкций в отношении Ирана и ищет пути мирного решения существующей проблемы.

Взаимоотношения между США и Ираном достаточно сложные. Тегеран подозревают в разработке ядерного оружия и оказании помощи террористам. Причисленный американцами к странам "оси зла", Иран испытывает их постоянное давление: с марта 2001 г. действует односторонний запрет на торговлю с Ираном и американские инвестиции в его экономику, Вашингтон активно препятствует принятию Ирана во Всемирную торговую организацию, на рынок США не допускаются иностранные нефтяные компании, годовой оборот которых с иранскими партнерами превышает 20 млн. долл.

США выступают за изоляцию Ирана, видя в этом путь к смене власти в стране и созданию прозападного правительства. Они настаивают на передаче иранского дела в СБ ООН как представляющего угрозу для международного мира, что позволило бы расширить санкции и придать законный характер возможным силовым действиям в отношении Тегерана.

Страны Европейского Союза зависят от поставок иранских энергоресурсов и сам ЕС осознает невозможность экономической блокады Ирана. Бессмысленность этой идеи очевидна не только ввиду больших финансовых резервов Тегерана, но и вследствие нежелания таких стран как Китай в этом участвовать.

Нынешний четырехформатный состав участников переговоров (Иран, Великобритания, Германия и Франция), по-видимому, себя исчерпал, так как стороны не готовы идти на компромиссы, а вопрос о предоставлении Тегерану негативных гарантий безопасности (обязательства не нападать) или членства в ВТО не может быть решен без участия Вашингтона.

Как и США, ЕС не готов к войне с Ираном и, в своем большинстве, не собирается в ней участвовать. Лидеры стран Европейского Союза хотят решить проблему мирными средствами, не исключая при этом введения против Тегерана экономическими санкций со стороны СБ ООН.

Руководство Израиля весьма обеспокоено усилением политического и экономического влияния Ирана в регионе БСВ. Являясь де-факто ядерным государством, Тель-Авив стремится сохранить безъядерный статус Тегерана, учитывая досягаемость иранскими ракетами "Шахаб-3" своей собственной территории. Руководство страны неоднократно заявляло о возможности нанесения военного удара по предприятиям ядерного цикла Ирана, если он приступит к наработке ВОУ.

Процесс улучшения как ирано-израильских, так и американо-иранских отношений крайне затруднен ввиду сотрудничества Тегерана с такими радикальными организациями, как ливанская группировка "Хезболла", палестинские движения "Хамас", "Исламский джихад". Поддержка Ираном этих организаций не только поощряет терроризм на БСВ, но и способствует формированию отрицательного имиджа страны в глазах мирового сообщества, дает основание США и Израилю считать Иран одним из главных "спонсоров" террористов.

Иран уже стал ареной противоборства различных государств Востока и Запада, в первую очередь здесь скрестились интересы стремящихся к его энергоресурсам Вашингтона и Пекина, а также экономические и геополитические интересы США, ЕС, России и Китая. Тегеран умело использует противоречия ведущих государств, стараясь стать региональным лидером. Для этого, по мнению иранского руководства, необходимо обладать мирной атомной энергией и иметь научно-технологические предпосылки для создания в случае необходимости собственного ядерного оружия. Запад хочет воспрепятствовать строительству в этой стране ключевых звеньев полного ядерного топливного цикла, но существующая международно-правовая база (ДНЯО и гарантии МАГАТЭ) позволяет только замедлить этот процесс. Предложение России о создании совместного предприятия по производству ядерного топлива (все операции, кроме конверсии, на территории РФ), стало предметом переговоров или, возможно, дипломатической игры. В этих условиях особенно важным представляется сохранить инспекции иранских ядерных объектов со стороны МАГАТЭ и обеспечить выполнение требований Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г. Возможно, следует расширить состав участников переговоров за счет России, Китая и США. В любом случае, в сложившейся ситуации неразумно добиваться изоляции Ирана, наоборот, необходимо вовлекать его в общемировые процессы. Только в этом случае можно стабилизировать ситуацию на БСВ. Причем, ни одно из вовлеченных в этот процесс государств не может развязать иранский узел самостоятельно, поэтому вопрос сближения позиций ведущих стран, в первую очередь постоянных членов СБ ООН, приобретает ключевое значение. Только в этом случае возможно остановить эскалацию конфликта и представить Ирану согласованный пакет предложений, включающий как предоставление негативных гарантий безопасности, так и обеспечение гарантированных поставок ядерного топлива.

8. Законность оснований для разработки ядерных технологий

Иран объявил о возобновлении работ в рамках ядерной программы. На специальных объектах в стране с оборудования были сняты пломбы, поставленные в свое время международными инспекторами. Вопреки всем призывам международного сообщества, Тегеран настаивает на своем праве производить обогащенный уран.

Иранские власти отказываются подробно рассказывать, как о сути новых ядерных исследований, так и об их масштабе. В 2004 году Тегеран на время добровольно приостановил работы по обогащению урана в результате договоренностей со странами Евросоюза, однако в августе прошлого года переговоры зашли в тупик. Тегеран утверждает, что будет продолжать исследования в ядерной области под контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Руководство страны заявляется, что ядерные разработки не являются незаконными, их временное прекращение было жестом доброй воли, власти заранее оповестили МАГАТЭ о своих планах, следовательно исследования будут продолжены.

Некоторые международные эксперты высказывают мнение, что нынешняя позиция Ирана - всего лишь попытка выяснить, какой окажется реакция мирового сообщества в случае обострения ситуации.

Примечательно, что Иран никогда толком не объяснял ни специфику своих исследований, ни их направление. И мировое сообщество задается вопросом: какие цели он ставит перед собой в действительности? Возможно, он осторожно прощупывает позицию западных стран, при этом стараясь, не вступая в прямой конфликт, добиться от них разрешения начать полноценные работы по обогащению урана.

Иранское руководство считает, что все, чем занимается Иран, не выходит за рамки как правил, установленных МАГАТЭ, так и Договора о нераспространении ядерного оружия.

Тем не менее, несмотря на все заверения в мирных намерениях, беспокойство западных стран по поводу возможностей появления у Тегерана ядерного оружия неуклонно растет. Пять постоянных членов Совета безопасности ООН призвали Иран отказаться от своих планов и вернуться за стол переговоров с Евросоюзом. Глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадей в интервью британскому телевидению заявил, что очередной отказ Ирана раз и навсегда сделать свою ядерную программу прозрачной может исчерпать терпение мирового сообщества. Евросоюз выразил серьезное беспокойство по поводу последних шагов Тегерана.

США по-прежнему утверждают, что главная цель Ирана - тайно создать собственное ядерное оружие. Представитель Белого дома Скотт Макклеллан вновь подчеркнул, что дело об иранском ядерном досье может быть передано в Совет безопасности ООН, поскольку переговоры Тегерана с МАГАТЭ, а также с европейским "трио" - Великобританией, Германией и Францией - зашли в тупик. Насколько драматичной можно считать ситуацию?

События складываются по плохому сценарию. Но было бы намного хуже, если бы Иран уже занимался непосредственно обогащением урана. В этом случае за иранскую ядерную проблему вплотную должен взяться Совет безопасности ООН. Но данный шаг исключает возможность добиться каких-то результатов на основе взаимной договоренности. Своим ядерным маневрированием Иран не только приводит в ярость Европу и США, но и даже вызывает растущее недовольство среди своих друзей. По крайне мере тех из них, кто не желает углубления кризиса. Россия и Китай хотели бы решить иранский ядерный вопрос, избежав его внесения в Совет безопасности ООН. Они понимают, что в противном случае им не избежать разногласий по Ирану с Соединенными Штатами и Европой в Совбезе. Сейчас Запад оказывает сильное давление на Россию и Китай, призывая их поддержать санкции Совета безопасности против Ирана, если он провалит все переговоры.

Если Иран станет объектом торговых санкций, он понесет немалый ущерб, поскольку его экономика в значительной степени зависит от зарубежных производителей и от других экономических структур. Однако не надо забывать, что Иран может прибегнуть к ответным экономическим мерам. И тогда покупка иранской нефти, от которой мало кто готов отказаться, станет крайне неприятным и трудным процессом.

Готовность Ирана расконсервировать свои ядерные объекты не противоречит его переговорам с Россией, предложившей обогащать уран для иранской энергетики на своей территории. Россия очень настойчиво работает над тем, чтобы события не приняли нежелательный оборот. Последняя российская инициатива - это предложение компромисса, оставляющего за Ираном право строить свою ядерную энергетику без выхода за рамки требований международного сообщества. Возможно, российская инициатива - это последний шанс в международных усилиях по предотвращению неконтролируемых и непоправимых шагов Ирана. Хотя для Ирана проблема не столько в приемлемости предложения России, сколько в степени решимости иранских руководителей продолжать игнорировать требования международного сообщества и заниматься откровенной профанацией - исходя из внутриполитическим мотивов, либо считая что никто не сможет их урезонить. Но им надо иметь в виду, что, затевая игры с Россией, они тем самым подрывают престиж президента Путина. И это может ускорить присоединение русских к усилиям американцев и европейцев по применению к Тегерану санкций Совета безопасности.

До последнего момента все попытки США вынести вопрос об иранском ядерном досье на обсуждение Совета безопасности ООН наталкивались на сопротивление Китая и России, главного партнера Ирана в области ядерных исследований. Недавно Москва предложила Тегерану проводить все работы по обогащению урана на российской территории, чтобы избежать обвинений со стороны Запада в тайных попытках использовать эту технологию для создания атомной бомбы. Вице-премьер и министр обороны России Сергей Иванов выразил надежду, что, как бы ни обострилась ситуация, вооруженного конфликта между Ираном и Западом не будет.

Иран вполне действует в рамках договора о нераспространении ядерного оружия, статья четвертая которого предусматривает передачу технологии для мирного использования атома, и всячески способствует распространению так называемого мирного атома, то есть атомной энергетики. Ну, а уж если речь идет об использовании мирного атома, тут никуда не деться от ядерного топливного цикла. И если там пять стран, которые считают, что они входят в элитный ядерный клуб, считают для себя возможным развивать ядерный топливный цикл, то почему остальные страны этого не могут делать? Вот здесь видится такое противоречие в самом договоре о нераспространении ядерного оружия и в том, что правила, так сказать, на ходу меняются. Поэтому здесь и Иран тоже можно понять.

9. Причины недовольства мирового сообщества к ядерной программе Ирана

Израиль относится в военной ядерной программе Ирана крайне отрицательно, учитывая досягаемость иранскими ракетами “Шахаб-3” своей собственной территории (дальность стрельбы ракет до 2500 км). Руководство страны неоднократно заявляло о возможности нанесения военного удара по предприятиям ядерного цикла Ирана, если он не прекратит наработку высокообогащенного урана. Израиль уже имеет опыт подобной операции.

Так в 1981 г. израильские ВВС атаковали и уничтожили иракский ядерный реактор в Осираке.

По мнению российских экспертов, атаковать иранские ядерные объекты намного сложнее, потому что они рассредоточены по территории страны, а расстояние от Израиля до этих объектов намного больше, чем было в Ираке. При этом Иран может ответить ударом собственных ракет по территории Израиля, эффективность которого, конечно, будет зависеть от возможностей по перехвату ракет израильской системы ПРО.

Взаимоотношения между США и Ираном достаточно сложные. Иран причислен к американцами к странам "оси зла" и испытывает постоянное как экономическое, так и военное давление со стороны США, которые подозревают Иран в разработке ядерного оружия и оказании помощи террористам. В начале 2005 г. 50 конгрессменов США потребовали от собственного президента “призвать нынешний иранский режим к ответственности за его угрожающее поведение”, поддержать все продемократические силы в Иране и расширить санкции против зарубежных компаний, сотрудничающих с Ираном. В результате США ввели экономические санкции против 8 китайских предприятий, которые, по их мнению, оказывают помощь Ирану в усовершенствовании его баллистических ракет. Ранее аналогичные санкции вводись против российских и ряда зарубежных предприятий.

18 января 2005 г. президент США Д.Буш  потребовал от Ирана прекратить программу разработки ядерного оружия, в противном случае он не исключил возможности военных действий против Ирана. Заявление президента Д. Буша последовало за официальным опровержением министерства обороны США о тайном проведении специальными подразделениями в Иране разведывательных операций по сбору информации об объектах, используемых в ядерных и ракетных программах. Однако, по информации американского журнала "Нью-Йоркер", такие спецподразделения уже полгода на территории Ирана собирают сведения не только о его ядерных и химических объектах, но и о пусковых установках баллистических ракет. Выявленные объекты могут быть уничтожены как высокоточным оружием, так и силами диверсионных групп.

Иранское руководство находится в сложной ситуации. С одной стороны, Иран законно создает собственную атомную энергетику. Он является членом Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и подписал Дополнительный Протокол к нему от 1997 г., позволяющий ввести полноохватные гарантии МАГАТЭ. С другой, Иран создает практически полный замкнутый ядерный топливный цикл, часть объектов которого может быть использована для наработки оружейных ядерных материалов. Руководство Ирана считает, что имеет право на приобретение и развитие технологий по обогащению ядерных материалов, если соответствующие производства находятся под контролем МАГАТЭ. Действительно, ДНЯО позволяет это. Но пример КНДР, которая была членом ДНЯО, тайно создала научно-технические предпосылки разработки ядерного оружия, а затем вышла из Договора, вызывает тревогу у мирового сообщества.

Другое доводом для создания полного замкнутого ядерного топливного цикла, по мнению руководства Ирана, является необходимость надежного обеспечения топливом собственных АЭС. Вкладывая огромные финансовые средства в атомную энергетику, руководство страны не желает зависеть от поставщиков топлива для нее. Учитывая сложные взаимоотношения Ирана с рядом стран, нельзя исключать использование этого фактора для оказания давления на руководство страны, так как в настоящее время мировое сообщество не готово предоставить Ирану убедительные гарантии бесперебойного снабжения его АЭС ядерным топливом по приемлемым ценам. Вместе с тем, сама необходимость создания сильной атомной энергетики многими экспертами ставится под сомнение ввиду значительных запасов нефти и природного газа.

Руководство Ирана считает, что последние антииранские заявления Д.Буша и высокопоставленных членов его администрации являются психологической акцией.

Так министр иностранных дел Ирана Камаль Харрази заявил следующее: "Утверждения президента США Джорджа Буша и других американских представителей о возможной силовой акции против Ирана являются некой игрой и психологической акцией, чтобы оказать на нас влияние. Однако мы уже располагаем опытом в этой области. Мы не хотим вступать с кем-либо в конфронтацию, но со всей мощью готовы защитить свои национальные интересы".

По-видимому, именно это определяет сдержанную позицию Ирана к сбору американцами разведывательной информации по Ирану.

Вместе с тем, руководство Ирана осознает и реальную возможность использования силы в отношении своей страны. Именно поэтому они предприняли конкретные шаги по снижению остроты ядерной проблемы.

В частности, работы по монтажу новых центрифуг в г. Натанзе и обогащению урана были временно прекращены, а сам объект был поставлен под контроль МАГАТЭ.

Завод по конверсии урана в г. Исфане в сентябре 2004 г. был также поставлен под контроль МАГАТЭ.

Несмотря на отсутствие ратификации Дополнительного Протокола (1997 г.) к ДНЯО, руководство страны высказалось за соблюдение его положений и допустило инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты. Оно категорически отвергает наличие собственной военной ядерной программы и обвиняет США в проведении политики двойных стандартов.

Особого внимания заслуживают взаимоотношения между Россией и Ираном в области атомной энергетики. Несмотря на многочисленные заявления американских официальных лиц о передаче Россией ядерных и ракетных технологий Ирану, сотрудничество между нашими странами в этой сфере развивается и будет продолжено, так как отвечает долгосрочным российским интересам, в частности будет продолжено строительство АЭС в Бушере, стоимость контракта на строительство которой превышает 1 млрд. долл. Россия обосновано считает, что одна из целей проводимой США политики - "выдавить" Россию из страны и занять ее место как экспортера высокотехнологической продукции. Кроме этого, прекращение сотрудничества с Ираном в ядерно-энергетической сфере неизбежно приведет к осложнению взаимоотношений между нашими странами.

10. Кому угрожает Иранская ядерная программа

В мире продолжает нарастать недовольство в связи с отказом Ирана  удовлетворить требования международного сообщества отказаться от незаконных ядерных исследований.

Международное Агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) назначило экстренное заседание, на котором, по просьбе европейских стран, будет рассмотрен вопрос о передаче иранского ядерного досье на рассмотрение Совета безопасности. Выступая в Вашингтоне на дипломатическом форуме, государственный секретарь Кондолиза Райс заявила, что США, Великобритания, Франция и Германия пришли к выводу, что Ирану нельзя доверять: “Дело не только в ядерной программе, которая, тем  не менее, является одним из самых опасных проявлений этого, но и в том, что Иран является государством-спонсором терроризма”.  

Нежелание Ирана отказаться от ядерной программы, носящей, по заявлениям Тегерана, мирный характер, вызывает недовольство международного сообщества. В среду с госсекретарем Райс встретился комиссар ЕС по внешней политике Хавьер Солана.

“Как вновь подтвердила Госсекретарь, наша позиция такова, что мы примем решение о проведении чрезвычайной сессии МАГАТЭ в Вене, а затем передадим досье на Совет безопасности”, - сказал Солана.

Совет безопасности ООН имеет право ввести санкции, если придет к выводу о том, что Тегеран нарушил международные соглашения.

Руководство Ирана настроено на конфронтацию, обвиняя Запад в попытках лишить страну доступа к мирной ядерной технологии. Вот что заявила Райс по этому поводу: “Речь идет не об их правах, речь идет о том, может ли международное сообщество доверить им потенциал и технологии, ведущие к созданию ядерного оружия”.

По словам Кондолизы Райс, Исламская Республика Иран перешла черту допустимого, сняв пломбы с опечатанного ООН комплекса по обогащению урана в центральном Иране и положив тем самым конец продолжавшимся два года переговорам с ЕС. Французские участники переговоров отказали Ирану в просьбе возобновить переговоры до того, как Тегеран полностью приостановит свою ядерную программу.

Мировое сообщество возражает против того, чтобы Иран обогащал уран на своей территории, опасаясь, что в этом случае Тегеран непременно приступит к созданию ядерного оружия. Иран же отказывается идти на какие-либо компромиссы и подчёркивает свое право на развитие ядерной программы. Москва пытается действовать в качестве посредника - ещё осенью 2005 года Россия предложила Тегерану перенести процесс обогащения урана на российскую территорию и осуществлять его силами совместного предприятия.

Нынешний четырехформатный состав участников переговоров (Иран, Великобритания, Германия и Франция), по-видимому, себя исчерпал, так как стороны не готовы идти на компромиссы, а вопрос о предоставлении Тегерану негативных гарантий безопасности (обязательства не нападать) или членства в ВТО не может быть решен без участия Вашингтона.

Иран уже стал ареной противоборства различных государств Востока и Запада, в первую очередь здесь скрестились интересы стремящихся к его энергоресурсам Вашингтона и Пекина, а также экономические и геополитические интересы США, ЕС, России и Китая. Тегеран умело использует противоречия ведущих государств, стараясь стать региональным лидером. Для этого, по мнению иранского руководства, необходимо обладать мирной атомной энергией и иметь научно-технологические предпосылки для создания в случае необходимости собственного ядерного оружия. Запад хочет воспрепятствовать строительству в этой стране ключевых звеньев полного ядерного топливного цикла, но существующая международно-правовая база (ДНЯО и гарантии МАГАТЭ) позволяет только замедлить этот процесс. Предложение России о создании совместного предприятия по производству ядерного топлива (все операции, кроме конверсии, на территории РФ), стало предметом переговоров или, возможно, дипломатической игры. В этих условиях особенно важным представляется сохранить инспекции иранских ядерных объектов со стороны МАГАТЭ и обеспечить выполнение требований Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г. Возможно, следует расширить состав участников переговоров за счет России, Китая и США. В любом случае, в сложившейся ситуации неразумно добиваться изоляции Ирана, наоборот, необходимо вовлекать его в общемировые процессы. Только в этом случае можно стабилизировать ситуацию на БСВ. Причем, ни одно из вовлеченных в этот процесс государств не может развязать иранский узел самостоятельно, поэтому вопрос сближения позиций ведущих стран, в первую очередь постоянных членов СБ ООН, приобретает ключевое значение. Только в этом случае возможно остановить эскалацию конфликта и представить Ирану согласованный пакет предложений, включающий как предоставление негативных гарантий безопасности, так и обеспечение гарантированных поставок ядерного топлива.

Тем временем Иран уведомляет МАГАТЭ о том, что возобновляет свои ядерные исследования. 10 января власти Ирана в присутствии представителей МАГАТЭ снимают пломбы с ядерных исследовательских центров страны в Натанзе, Парсе и Фараянде.

11. Пути решения конфликта

В последние месяцы ядерная программа Ирана стала одной из ключевых проблем, обсуждаемых на международном уровне.

США подозревают Иран в разработке ядерного оружия и готовы нанести удар по его объектам ядерного топливного цикла. Иран обвиняет США в проведении политики “двойных стандартов”, уверяет в мирной направленности своей ядерной программы, но стремится создать полный ядерный топливный цикл. Ведущие европейские страны: Великобритания, Германия и  Франция предлагают Ирану полностью прекратить работы по обогащению урана в обмен на мирные ядерные технологии и расширение экономических отношений с ЕС. Ситуация находится в состоянии хрупкого равновесия, а ее разрешение силовым путем может привести к крайне негативным последствия как для Ближнего и Среднего Востока (БСВ), так и ряда других регионов мира.

Мирное решение иранской ядерной проблемы в принципе возможно, но требует совместных усилий со стороны Ирана, США, России, стран ЕС и Израиля.

БСВ является крайне взрывоопасным регионом. С одной стороны здесь сосредоточены огромные энергетические ресурсы, без использования которых само существование экономики США и Европы становится невозможным. С другой, именно здесь находятся базы международного терроризма, периодически обостряется арабо-израильский конфликт, а ряд государств, такие как Сирия и Иран, причислены американским президентом к "оси зла". Здесь накоплены значительные запасы вооружений и военной техники, некоторые государства, например Сирия, имеют запасы химического и бактериологического оружия, а Израиль является неофициальным членом "ядерного клуба".

В последние десятилетия на БСВ сложилась достаточно сложная ситуация в области международной безопасности. Ряд государств региона имели реальную возможность потерять собственный суверенитет и были вынуждены начать работать над созданием ядерного оружия как единственного средства спасения от внешних угроз. При этом их руководство осознавало, что поставленная цель может быть достигнута только за счет крайнего напряжения всех внутренних ресурсов, и учитывало возможность применения к ним санкций со стороны Совета Безопасности ООН.

Учитывая обострение отношений между США и Ираном, в ближнесрочной перспективе возможно нанесение со стороны США удара с помощью высокоточного оружия по иранским объектам ядерного топливного цикла и производства ракетного оружия, пусковым установкам баллистических ракет. Аналогичный удар может быть нанесен и со стороны Израиля. Причем такая атака может быть осуществлена без санкции Совета Безопасности ООН, так как Россия или Китай, как постоянные члены Совета Безопасности, с высокой степенью вероятности наложат вето на соответствующую резолюцию. Последствия такого шага на фоне неурегулированности ситуаций в Ираке и в Афганистане будут крайне негативные как для региона БСВ, так и для России, в частности.

Какой же выход в сложившейся ситуации?

По мнению ряда российских экспертов, создание Ираном ядерного оружия не отвечает его национальным интересам в долгосрочной перспективе.

Иран уже сейчас является региональной державой, обладающей огромными людскими ресурсами и современными технологиями. Экономика страны находится на подъеме, крепнут взаимовыгодные связи с Азербайджаном, Афганистаном, Индией, Китаем, Пакистаном, Россией, Сирией, Украиной и рядом европейских стран. В Иране создается собственные авиационная и автомобильные промышленности; в ближайшее время российским носителем на орбиту будет выведен иранский спутник.

Вместе с тем, иранское общество остается для Запада крайне закрытым, что естественно сдерживает приток иностранных инвестиций и процесс передачи передовых технологий. Создание Ираном собственного ядерного оружия еще более изолирует страну от окружающего мира и неизбежно скажется на развитии экономики и благосостоянии иранцев.

В 2003 г. руководство Ливии отказалось от производства оружия массового уничтожения (ОМУ) и обязалось его уничтожить. В обмен на ликвидацию собственной военной ядерной программы и имеющихся запасов химического оружия руководство страны получило режим максимального благоприятствования со стороны Запада, что смогло компенсировать ранее понесенные затраты на разработку ОМУ, которые по оценкам экспертов превысили 1 млрд. долл.

В отношении Ирана такой подход возможен только частично. Улучшение взаимоотношений Ирана с ведущими европейскими странами - это обязательное условие быстрого экономического развития страны. Причем европейские страны также в этом заинтересованы, так как нуждаются в гарантированной поставке иранских энергоресурсов. По видимому, руководству Ирана следует серьезно рассмотреть предложение Европейского Союза (ЕС) по полному прекращению работ по обогащению урана в обмен на мирные ядерные технологии и расширение экономических отношений с ЕС.

Большинство российских экспертов считает, что даже при самых благоприятных условиях Ирану для создания собственного ядерного оружия (ЯО) потребуется от одного до трех лет. Удар высокоточного оружия по ядерным объектам Ирана неизбежно вернет его ядерную программу как минимум на 5 лет назад. Кроме этого, политическое решение по созданию Ираном ЯО, скорее всего, не принято. Следовательно, еще можно кардинально изменить ситуацию в свою пользу, решительно отказавшись от планов по созданию полного замкнутого ядерного цикла, что исключает возможность разработки собственного ЯО.

Ведущие европейские страны являются “локомотивом” переговорного процесса по ядерной тематики с Ираном, но они не могут быть успешными без активного участия в нем России и США. В настоящее время Россия строит в Бушере АЭС на основе легководных атомных реакторов. Россия может построить в перспективе и другие АЭС подобного типа и взять на себя обязательства по поставкам ядерного топлива по фиксированным, наиболее низким ценам, а также вывозу на свою территорию отработанного ядерного топлива. Все это позволит исключить использование Ираном российских атомных реакторов для наработки плутония. 

США играют значительную роль в решении иранской ядерной проблемы. Без урегулирования американо-иранских отношений и предоставлении обязательства ненападения Ирану со стороны США, прогресс в этом вопросе вряд ли возможен. Иран не может принять предложения ЕС и ликвидировать ряд ключевых звеньев своего ядерного топливного цикла, если сохраняется возможность применения силы со стороны США. В этом случае руководство Ирана, по-видимому, будут вынуждены взять курс на создание собственного ЯО для сохранения своей независимости.

Следовательно, настоящая позиция США по отношению к Ирану явно бесперспективна, так как силового решения иранского ядерного узла не существует.  По мнению руководителя Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН А. Арбатова, Белый дом взялся за угрозы в адрес Ирана для того, чтобы отвлечь общественное мнение США от ситуации в Ираке и скрыть политическое, моральное и военное поражение в этом регионе.

А. Арбатов считает: "Угроза Ирану - другая крупная ошибка Америки, которая, в случае ее осуществления, будет иметь неприятные последствия для региона, США и всего мира".

Вместе с тем, поддержка Ираном ряда террористических организаций крайне затрудняет процесс улучшения как американо-иранских, так и ирано-израильских отношений. Руководству Ирана следует пересмотреть свои отношения с такими организациями как ливанская группировка “Хезболла”, палестинские движения Хамас, “Исламский джихад” и рядом других. Всестороння поддержка этих организаций не только укрепляет терроризм на БСВ, но и способствует формированию отрицательного имиджа страны со стороны мирового сообщества, а также дает основание США и Израилю считать Иран - одной из главных баз террористов.

Существенную помощь в развязывании иранского ядерного узла может оказать и Израиль. Только крайне сдержанная позиция по отношению к рассматриваемой проблеме, отказ от односторонних силовых действий и поиск взаимных компромиссов может сохранить в регионе довольно хрупкое равновесие.

10 февраля 2005 г. министерство иностранных дел КНДР официально заявило о наличии собственного ядерного оружия. Ряд российских экспертов полагает, что эта информация является блефом и обусловлена усиливающимся давлением США на Иран по существующей ядерной проблеме. Кроме этого, руководство КНДР старается напомнить о себе и получить материальную помощь со стороны мирового сообщества. Эта ситуация создает благоприятные условия для развязывания иранского ядерного узла, так как в отличие от КНДР, руководство Ирана занимает более реалистичную позицию и идет на контакты с МАГАТЭ. По-видимому, изменится и позиция США по отношению к Ирану, потому что они не смогут одновременно решать и иранскую и северокорейскую ядерные проблемы и будут вынуждены переключиться на КНДР, где им обеспечена поддержка мирового сообщества.  

Таким образом, стремление Ирана к созданию собственного ядерного оружия - это путь в тупик, который не учитывает долгосрочные национальные интересы страны и крайне ухудшает состояние безопасности региона Ближнего и Среднего Востока.

Позиция же США по этому вопросу явно бесперспективна и не допускает поиска взаимных компромиссов. Но существует выход из данной ситуации, который состоит в:

- принятии Ираном предложений ЕС по полному прекращению работ по обогащению урана и накоплению плутония в обмен на мирные ядерные технологии и расширение экономических отношений с европейскими странами;
- ратификация Ираном Дополнительного протокола к ДНЯО (1997 г.);

- прекращение Ираном всех видов поддержки террористических организаций и начало нормализации отношений с Израилем;

- урегулирование американо-иранских отношений и предоставление США гарантий ненападения на Иран;

- обеспечение Россией гарантированных поставок реакторного топлива по фиксированным ценам, а также вывоз на свою территорию отработанного ядерного топлива.

Все это приведет к коренному улучшению ситуации на Ближнем и Среднем Востоке и к экономическому благополучию Ирана в будущем.

12. Заключение

В последние годы ядерная программа Ирана стала одной из ключевых проблем, обсуждаемых на международном уровне.

США подозревают Иран в разработке ядерного оружия и готовы нанести удар по его объектам ядерного топливного цикла. Иран обвиняет США в проведении политики “двойных стандартов”, уверяет в мирной направленности своей ядерной программы, но стремится создать полный ядерный топливный цикл. Ведущие европейские страны: Великобритания, Германия и  Франция предлагают Ирану полностью прекратить работы по обогащению урана в обмен на мирные ядерные технологии и расширение экономических отношений с ЕС. Ситуация находится в состоянии хрупкого равновесия, а ее разрешение силовым путем может привести к крайне негативным последствия как для Ближнего и Среднего Востока (БСВ), так и ряда других регионов мира.

Мирное решение иранской ядерной проблемы в принципе возможно, но требует совместных усилий со стороны Ирана, США, России, стран ЕС и Израиля.

БСВ является крайне взрывоопасным регионом. С одной стороны здесь сосредоточены огромные энергетические ресурсы, без использования которых само существование экономики США и Европы становится невозможным. С другой, именно здесь находятся базы международного терроризма, периодически обостряется арабо-израильский конфликт, а ряд государств, такие как Сирия и Иран, причислены американским президентом к "оси зла". Здесь накоплены значительные запасы вооружений и военной техники, некоторые государства, например Сирия, имеют запасы химического и бактериологического оружия, а Израиль является неофициальным членом "ядерного клуба".

В последние десятилетия на БСВ сложилась достаточно сложная ситуация в области международной безопасности. Ряд государств региона имели реальную возможность потерять собственный суверенитет и были вынуждены начать работать над созданием ядерного оружия как единственного средства спасения от внешних угроз. При этом их руководство осознавало, что поставленная цель может быть достигнута только за счет крайнего напряжения всех внутренних ресурсов, и учитывало возможность применения к ним санкций со стороны Совета Безопасности ООН.

Иран стал ареной противоборства различных государств Востока и Запада, в первую очередь здесь скрестились интересы стремящихся к его энергоресурсам Вашингтона и Пекина, а также экономические и геополитические интересы США, ЕС, России и Китая. Тегеран умело использует противоречия ведущих государств, стараясь стать региональным лидером. Для этого, по мнению иранского руководства, необходимо обладать мирной атомной энергией и иметь научно-технологические предпосылки для создания в случае необходимости собственного ядерного оружия. Запад хочет воспрепятствовать строительству в этой стране ключевых звеньев полного ядерного топливного цикла, но существующая международно-правовая база (ДНЯО и гарантии МАГАТЭ) позволяет только замедлить этот процесс. Предложение России о создании совместного предприятия по производству ядерного топлива (все операции, кроме конверсии, на территории РФ), стало предметом переговоров или, возможно, дипломатической игры. В этих условиях особенно важным представляется сохранить инспекции иранских ядерных объектов со стороны МАГАТЭ и обеспечить выполнение требований Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г. Возможно, следует расширить состав участников переговоров за счет России, Китая и США. В любом случае, в сложившейся ситуации неразумно добиваться изоляции Ирана, наоборот, необходимо вовлекать его в общемировые процессы. Тогда можно стабилизировать ситуацию на БСВ. Причем, ни одно из вовлеченных в этот процесс государств не может развязать иранский узел самостоятельно, поэтому вопрос сближения позиций ведущих стран, в первую очередь постоянных членов СБ ООН, приобретает ключевое значение. Только в этом случае возможно остановить эскалацию конфликта и представить Ирану согласованный пакет предложений, включающий как предоставление негативных гарантий безопасности, так и обеспечение гарантированных поставок ядерного топлива.

Одной из целей иранской ядерной программы является достижение самодостаточности в сфере обеспечения ядерным топливом. Решение строить различные типы АЭС обязывает Иран работать над производством различных типов ядерного топлива, естественно, под наблюдением МАГАТЭ. Для того, чтобы быть способными производить топливо собственными силами, Иран создаёт систему добычи и переработки урановой руды, а также конверсии и обогащения урана.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Иран желает освоить весь цикл по производству ядерного топлива для мирной атомной энергетики.

Но мировое сообщество возражает против того, чтобы Иран обогащал уран на своей территории, опасаясь, что в этом случае Тегеран непременно приступит к созданию ядерного оружия. Иран же отказывается идти на какие-либо компромиссы и подчёркивает свое право на развитие ядерной программы.

13. Список использованной литературы

"Нераспространение оружия массового уничтожения как актуальная проблема начала третьего тысячелетия: региональные и глобальные аспекты" - лекция А.И. Зобова прочитанная в рамках курса Режим нераспространения и сокращения оружия массового поражения и национальная безопасность в осеннем семестре 2002г.
"Режим нераспространения ядерного оружия" - лекция В.И. Рыбаченкова прочитанная в рамках курса Стратегические вооружения и проблемы безопасности
International Atomic Energy Agency - официальный сайт МАГАТЭ
Договор о нераспространении ядерного оружия, 1 июля 1968г.
Ковалюк М.С. “Мирный ли атом?”, Ростов-на-Дону, “Феникс”, 2005
Павловский М.К. “Будет ли мир на Востоке”, С.Пб, “Светило”, 2005 г.
Смирницкий В.С. “Ядерные программы Ирана”, М., “Проспект” 2004 г.
Стратегические вооружения и проблемы безопасности - курс Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ, прочитанный в весеннем семестр.
Ядерные программы государств мира на сайте Федерации американских ученых

[/sms]

24 сен 2008, 14:40
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.