Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: Тяжелая атлетика на олимпийских играх 1956 года


Реферат: Тяжелая атлетика на олимпийских играх 1956 года

Реферат:  Тяжелая атлетика на олимпийских играх 1956 года За последние годы борьба на международных тяжелоатлетических соревнованиях приобрела очень острый характер. Причиной тому является принципиальное соперничество атлетов СССР и США. Их поединки отодвигают на второй план выступления всех других спортсменов, и с каждым годом поединки эти становятся всё напряжённее. В достижении победы теперь стало важным всё: и каждый лишний килограмм, поднятый тем или иным штангистом, и тактическая расстановка участников соревнования, и даже самые мелкие, казалось бы, не имеющие никакого значения ошибки судей.

Напряжённо готовились спортсмены планеты к XVI Олимпийским играм. Штангисты намного повысили свои личные достижения, борясь не только за победу, но и за мировые рекорды. В командах - в первую очередь это относится к команде СССР - были произведены замены. На место опытных, но уже снижавших свои результаты ветеранов, пришли молодые атлеты.
[sms]Начало состязаний

Утром на взвешивании штангистов легчайшего веса встретились два главных соперника в этой весовой категории: советский парень Владимир Стогов и американец итальянского происхождения Чарльз Винчи.

- Сколько? - многозначительно поинтересовался Винчи у Владимира.

- 335 - 340, - отлично понимая, о чём спрашивает Винчи, ответил Стогов.

Винчи удивлённо округлил глаза и заахал:

- А мне в сумме троеборья пока удавалось набирать только 325 - 330...

- Байки рассказывает, - тотчас же предупредил товарищей Стогов. - Думает сбить с толку.

Вот так ещё до выхода на помост началась борьба между спортсменами - не всегда открытая, как показал ход дальнейших событий. Конечно, Винчи, быть может, вовсе и лукавил - ведь разве не могло к нему лишь на самом помосте прийти вдохновение, удвоившее силы? Совсем уж беззастенчиво действовать американцы начали позже. Но об этом рассказ ещё впереди.

Итак, два главных соперника среди атлетов легчайшего веса - Винчи и Стогов. Другие атлеты настолько уступали этим двум, что об их борьбе за золотые медали не могло быть и речи. Если кто ещё и обратил на себя внимание болельщиков во время выступления штангистов легчайшего веса, так это спортсмен из Южной Африки Г. Гафней. Он, по подсчётам зрителей, подошёл в жиме к снаряду шесть раз (хотя правилами разрешено сделать только три подхода) и последовательно поднял веса 82,5 кг, 85 кг, 87,5 кг, 92,5 кг - со второй попытки - и, наконец, 97,5 кг. Такое, как известно, не предусмотрено никакими, даже южноафриканскими, правилами. Зал недоумевал. Однако вскоре всё разъяснилось: оказывается, от Южной Африки выступали не один, а два штангиста - Г. Гафней и Р. Гафлей. Зрители, впервые пришедшие на тяжелоатлетическое состязание, разглядывали помост, изучали систему сигнализации и на первых порах никак не могли отличить Гафнея от Гафлея. Не разобрался с двумя южноафриканцами и человек, работавший с демонстрационным табло позади помоста. Так и произошла эта позабавившая всех путаница.

Но вскоре зал напрягся и затих: на штангу установили солидный вес - 95 кг. На помост вышел иранец Махмуд Намдью, серебряный призёр предыдущей Олимпиады в Хельсинки. Правда, здесь Намдью соревноваться было не с кем: он был на голову выше всех выступавших до него атлетов, но заметно слабее, чем Винчи и Стогов. Это отлично понимал и сам Намдью. Золотую или серебряную медаль он получить даже не надеялся, а бронзовая была ему практически гарантирована. Намдью добросовестно и "отработал" её в трёх подходах - без всяких воплей, без взываний к аллаху и прочих фокусов, на которые прежде был столь горазд.

Стогов начал своё выступление со 100 кг, потом поднял 105 кг. Но вот на штангу установлены 107,5 кг. Стогов резко берёт снаряд на грудь... Увы, слишком резко: гриф штанги сильно ударил Стогова, у него перехватило дыхание, и жим не получился. Винчи с большим трудом, но тоже взял 105 кг.

На этом же самом весе - 105 кг - оба сильнейших атлета закончили и свои выступления во втором соревновательном движении, рывке.

Причина неудач

Но вот дальше у Стогова возникли неприятные проблемы. Винчи оказался куда лучше подготовленным к последнему движению, толчку. Возьми Стогов уверенно на грудь большой вес - и он вытолкнул бы снаряд на прямые руки, но такой элемент движения, как взятие на грудь, у него, к сожалению, получается намного хуже, чем у Винчи. И это в нашей команде беда не одного только Стогова.

Здесь не будет подробного рассказа о том, как происходила борьба на помосте - это долго и утомительно для читателя (при желании он может просто посмотреть приводимые далее таблицы технических результатов). Куда важнее другое: наши штангисты очевидно слабы в темповых движениях - рывке и толчке. (Речь здесь, конечно, идёт именно об относительных оценках, поскольку абсолютные результаты, показанные нашими штангистами, в целом куда выше, чем у атлетов большинства других стран.) Вот пример: Стогов делает в жиме свой первый подход к весу 100 кг, а в рывке - к весу 97,5 кг, у Винчи же первые веса - 100 кг и 100 кг; у штангиста из Южной Кореи Ю Ин Хо - 82,5 кг и 90 кг; у его соотечественника Ким Ха Нама - 85 кг и 95 кг. В следующем, полулёгком весе наш штангист Евгений Минаев начал жим со 107,5 кг, а рывок - со 100 кг, тогда как его основной соперник американец Исаак Бергер начал куда ровнее: 102,5 кг - в жиме и 100 кг - в рывке. В связи с этим здесь представлена таблица, показывающая, что в рывке результаты могут быть ничуть не меньше, чем в жиме. В таблице приведены лучшие результаты в жиме и рывке атлетов команд США и СССР.

 

Итак, в рывке, по сравнению с жимом, американцы потеряли всего 17,5 кг. Да и произошло это лишь потому, что Пауль Андерсон - тучный медлительный человек, которому трудно совершать быстрые движения рывка. Спортсмены же более лёгких весовых категорий у американцев или вообще ничего не потеряли в рывке, или, напротив, даже прибавили в своих результатах.

Совсем иначе обстоит дело у наших атлетов. Один только Игорь Рыбак сумел у нас добиться превышения рывкового результата над жимовым - да и то лишь потому, что просто-напросто отстаёт в жиме (для сравнения: Минаев, атлет из более лёгкой, чем у Рыбака, весовой категории, выжал 115 кг, то есть на 5 кг больше Рыбака; выступавший же в одном весе с Рыбаком Равиль Хабутдинов выжал 125 кг).

Можно было бы представить и ещё одну таблицу (но обойдёмся без неё), показывающую, что в толчке американские штангисты подняли вес больший, чем в жиме, на 102,5 кг, в то время как наши - всего лишь на 55 кг. Читатель от всех этих статистических выкладок может, конечно, и заскучать. Однако в результате проведённого анализа становится ясно, что наши штангисты сильнее американских лишь физически. Техника же у них, за исключением Аркадия Воробьёва и, пожалуй, Фёдора Богдановского, явно не на высоте. И дело не только в цифрах и их соотношениях: даже слабые американские спортсмены вырывали и толкали предельные для себя веса гораздо легче и красивее, чем такие наши атлеты, как Минаев и Хабутдинов.

Проблема заключается, таким образом, в том, что у нас ставка очень часто делается на один только жим, а рывку и толчку должного внимания не уделяется. В этом повинны, прежде всего, конечно, сами спортсмены, проводящие свои тренировки нерационально. Однако ещё большая вина ложится в данном плане на тренеров.

Минаев и Хабутдинов вошли в большой спорт совсем недавно и начали свой путь сразу с мировых рекордов в жиме, ибо они от природы сильные люди. За короткий срок тренеры просто не успели обучить их передовой технике. Но если тренеры не успели обучить Минаева и Хабутдинова, то почему же они не помогли улучшить технику другим, уже давно выступающим спортсменам?

Впереди Винчи и Бергер

Если описывать коротко, то борьба между атлетами легчайшей весовой категории происходила так: Стогов смог толкнуть только 127,5 кг и был вынужден довольствоваться серебряной медалью. Винчи же, установив новый мировой рекорд, завоевал золотую медаль.

Легчайший вес (56 кг):

Ч. Винчи (США) 105 + 105 + 132,5 = 342,5 кг.

В. Стогов (СССР) 105 + 105 + 127,5 = 337,5 кг.

Н. Намдью (Иран) 100 + 102,5 + 130 = 332,5 кг.

Ю Ин Хо (Корея) 90 + 95 + 135 = 320 кг.

Ким Ха Нам (Корея) 85 + 95 + 127,5 = 307,5 кг.

И. Нанду (Япония) 87,5 + 97,5 + 120 = 305 кг.

Р. Гафлей (ЮАС) 97,5 + 90 + 117,5 = 305 кг.

У. Фуруама (Япония) 90 + 87,5 + 125 = 302,5 кг.

Г. Гафней (ЮАС) 87,5 + 85 + 117,5 = 290 кг.

Р. Зонг (Формоза) 85 + 85 + 117,5 = 287,5 кг.

Х. Ав (Бирма) 85 + 82,5 + 110 = 277,5 кг.

Г. Хендерсон 72,5 + 85 + 115 = 272,5 кг.

В. Моокан (Индия) 80 + 80 + 112,5 = 272,5 кг.

Г. Свейн (Британская Гвиана) 80 + 80 - = 160 кг.

П. Ландер (Филиппины) 0 - 0 кг.
В полулёгком весе американец Исаак Бергер, догнавший перед последним движением Евгения Минаева, сразу заявил вес 132,5 кг, как только увидел, с каким трудом Минаев толкнул штангу в 127,5 кг. В последнем подходе Бергер зафиксировал 137,5 кг и также стал обладателем золотой медали.

Полулёгкий вес (60 кг):

И. Бергер (США) 107,5 + 107,5 + 137,5 = 352,5 кг.

Е. Минаев (СССР) 115 + 100 + 127,5 = 342,5 кг.

М. Зелинский (Польша) 105 + 102,5 + 127,5 = 335 кг.

Р. Уилкес (Тринидад) 100 + 105 + 125 = 330 кг.

С. Сиратори (Япония) 97,5 + 100 + 127,5 = 325 кг.

Д. Сильвей (Канада) 97,5 + 95 + 127,5 = 320 кг.

Г. Миске (Германия) 100 + 95 + 125 = 320 кг.

С. Тан (Сингапур) 92,5 + 92,5 + 130 = 315 кг.

К. Ли (Корея) 90 + 95 + 127,5 = 312,5 кг.

Т. Ямагуши (Япония) 92,5 + 92,5 + 125 = 310 кг.

М. Мегеннис (Великобритания) 92,5 + 92,5 + 122,5 = 307,5 кг.

Д. Греус (Великобритания) 90 + 95 + 122,5 = 307,5 кг.

А. Царин (Иран) 92,5 + 92,5 + 120 = 305 кг.

В. Тинкийве (Бирма) 90 + 92,5 + 115 = 297,5 кг.

Л. Ким Линг (Корея) 87,5 + 92,5 + 112,5 = 292,5 кг.

К. Гаррей (Австралия) 87,5 + 90 + 110 = 287,5 кг.

М. Башур (Пакистан) 72,5 + 77,5 + 97,5 = 247,5 кг.

Р. де Розарио (Филиппины) 102,5 + 87,5 - = 190 кг.

Д. Лим (Формоза) 87,5 + 87,5 - = 175 кг.
Ответ советских легковесов

Затем Игорь Рыбак и Равиль Хабутдинов (категория 67,5 кг) принесли нашей команде золотую и серебряную медали. Американцы же в лёгкой весовой категории участников не выставили.

Лёгкий вес (67,5 кг):

И. Рыбак (СССР) 110 + 120 + 150 = 380 кг.

Р. Хабутдинов (СССР) 125 + 110 + 137,5 = 372,5 кг.

Ким Чанг Хи (Корея) 107,5 + 112,5 + 150 = 370 кг.

К. Онума (Япония) 110 + 110 + 147,5 = 367,5 кг.

Х. Тамраз (Иран) 115 + 105 + 145 = 365 кг.

Я. Чепулковский (Польша) 120 + 105 + 135 = 360 кг.

И. Абаджиев (Болгария) 102,5 + 117,5 + 137,5 = 357,5 кг.

М. Тун (Бирма) 110 + 105 + 137,5 = 352,5 кг.

Х. Тан (Сингапур) 107,5 + 100 + 142,5 = 350 кг.

В. Барберис (Австралия) 105 + 105 + 137,5 = 347,5 кг.

Я. Таухнер (Австрия) 105 + 107,5 + 135 = 347,5 кг.

В. Колб (Германия) 110 + 100 + 130 = 340 кг.

Б. Гелфгоут (Великобритания) 112,5 + 100 + 127,5 = 340 кг.

А. Ауала Феррейра (Бразилия) 102,5 + 97,5 + 135 = 335 кг.

Р. Гербер (Франция) 105 + 100 + 130 = 335 кг.

Л. де Генова (Италия) 107,5 + 100 + 122,5 = 330 кг.

Г. Балба Вальтиерра (Мексика) 92,5 + 100 + 127,5 = 320 кг.

Н. Лопез (Колумбия) 0 + 100 + 122,5 = 222,5 кг.
Что можно рассказать об Игоре Рыбаке? Шесть лет назад в Харькове он впервые вошёл в тяжелоатлетический зал. Белокурый паренёк стеснялся своей слабости и неумелости, но его поддержали новые товарищи. "Не переживай. Сила и мастерство сразу не приходят, - говорили они".

Игорь чувствовал дружескую поддержку на всём протяжении своего спортивного пути. Когда у него однажды перестали расти результаты, более опытные товарищи посоветовали юноше пойти в секцию акробатики: ему недоставало гибкости и быстроты.

Игорь долго занимался акробатикой и стал перворазрядником по этому виду спорта. Но его по-прежнему тянуло к штанге. Он соскучился по напряжённым силовым тренировкам. И, в конце концов, вернулся в зал тяжёлой атлетики. В 1954 г. Игоря постигла неудача - он сломал руку и вынужден был прекратить занятия штангой. Но будущий чемпион не отчаивался, поскольку как студент медицинского института прекрасно понимал, что перерыв в занятиях у него лишь временный, что при любви к спорту и настойчивости он сможет вскоре возобновить тренировки. И в том же 1954 г. двадцатилетний Игорь Рыбак выполнил норматив мастера спорта СССР.

В 1955 г. Рыбак стал чемпионом II Международных игр молодёжи, проходивших в Варшаве. Этот же год принёс ему новый успех - он завоевал звание чемпиона Европы в полусреднем весе.

Но самое главное в спортивной биографии Игоря случилось потом. Он перешёл в лёгкий вес - в ту самую категорию, в которой наши спортсмены занимали восемь первых мест в мире (Костылев, Фаламеев, Никитин, Хабутдинов, Саксонов, Щеглов, Соломаха) и в которой у Игоря были действительно достойные конкуренты. Борьба с сильными соперниками всегда привлекала молодого штангиста. И вот настойчивые тренировки дали результаты: в 1956 г. Рыбак вошёл в первую сборную страны и завоевал право участвовать в XVI Олимпийских играх.

Победа Игоря в Мельбурне - это успех большой совместной творческой работы спортсмена и его тренера Якова Куценко, а также триумф всех наших спортсменов лёгкого веса, в соперничестве с которыми и выковывалось мастерство штангиста Рыбака.

Победа над старым соперником

Вторую золотую медаль для нашей команды завоевал атлет полусреднего веса Фёдор Богдановский, уверенно победивший американца Питера Джорджа.

Полусредний вес (75 кг):

Ф. Богдановский (СССР) 132,5 + 122,5 + 165 = 420 кг.

П. Джордж (США) 122,5 + 127,5 + 162,5 = 412,5 кг.

Э. Пиньятти (Италия) 117,5 + 117,5 + 147,5 = 382,5 кг.

Я. Бохенек (Польша) 120 + 112,5 + 150 = 382,5 кг.

Ким Сунг Ин (Корея) 125 + 110 + 145 = 380 кг.

К. Бек (Польша) 122,5 + 112,5 + 145 = 380 кг.

В. Пайрави (Иран) 107,5 + 117,5 + 147,5 = 372,5 кг.

А. Гилберт (Канада) 112,5 + 115 + 142,5 = 370 кг.

К. Вонг (Сингапур) 107,5 + 112,5 + 145 = 365 кг.

Д. Грейф (ЮАС) 115 + 107,5 + 142,5 = 365 кг.

В. Мак-Артур (Британская Гвиана) 100 + 112,5 + 140 = 352,5 кг.

Ф. Бойг (Австралия) 107,5 + 95 + 122,5 = 325 кг.

Бу-Бенг Ко (Формоза) 90 + 100 + 135 = 325 кг.

К. Кубалеро (Колумбия) 97,5 + 100 + 0 = 197,5 кг.

И. Франзон (Швеция) 0 - - 0.
Фёдор Богдановский... Пожалуй, самое интересное, что было в его спортивной биографии - это встречи с Питером Джорджем, а точнее - с американцем болгарского происхождения Петром Георгиевым. Какой это противник, можно судить по тому, что в 1949 г., когда Фёдор ещё только начинал заниматься штангой, Питер Джордж был уже чемпионом мира (а также серебряным призёром Олимпиады 1948г. в Лондоне). А ещё через три года, в Хельсинки, П.Джордж вообще стал олимпийским чемпионом. В 1954г. Богдановский и П.Джордж впервые встретились в Вене на первенстве мира. Тогда Фёдор проиграл грозному сопернику. В 1955г. в Мюнхене Фёдору снова не суждено было выиграть. Они с П.Джорджем набрали одинаковые суммы (по 405 кг), но при взвешивании Фёдор оказался на 200 г тяжелее соперника. И вот теперь, в Мельбурне, Фёдор Богдановский наконец добился-таки реванша. И это был убедительный реванш - прославленный американец оказался бит, как говорится, по всем статьям.

Что можно добавить? Фёдор Богдановский - ленинградец. По профессии он шофёр. Ему сейчас 27 лет. У талантливого спортсмена есть все возможности достичь ещё более высоких результатов.

Двое против одного

Исход командного первенства во многом зависел от выступления средневесов. Наш Василий Степанов боролся в этой категории против двух американцев - Томми Коно и Джеймса Джорджа.

Томми Коно оказался в замечательной форме: он установил мировые рекорды в троеборье (447,5 кг) и толчке (175 кг). Степанов значительно уступил Коно, но зато был существенно сильнее Д. Джорджа и отодвинул его на третье место.

Между прочим, Д. Джордж чуть было не проиграл и иранцу Мансури. Лишь в последнем движении он нагнал иранского штангиста и, таким образом, оба они показали одинаковый результат в троеборье. Однако Д.Джордж оказался немного легче Мансури, и это принесло команде США лишнее, очень важное очко.

Средний вес (82,5 кг):

Т. Коно (США) 140 + 132,5 + 175 = 447,5 кг.

В. Степанов (СССР) 135 + 130 + 162,5 = 427,5 кг.

Д. Джордж (США) 120 + 130 + 167,5 = 417,5 кг.

Я. Мансури (Иран) 132,5 + 122,5 + 162,5 = 417,5 кг.

Ф. Кейр (Англия) 127,5 + 122,5 + 155 = 405 кг.

В. Пшеничка (Чехословакия) 125 + 120 + 155 = 400 кг.

М. Патерни (Франция) 132,5 + 115 + 147,5 = 395 кг.

Д. Поувел (Австралия) 120 + 117,5 + 145 = 382,5 кг.

В. Глайс (Бельгия) 107,5 + 112,5 + 137,5 = 357.5 кг.
Как стать чемпионом?

На соревнованиях атлетов полутяжёлого веса блестяще выступил наш Аркадий Воробьёв. Он неторопливо, спокойно выходил на помост, долго стоял над штангой, собираясь с силами - и вдруг она легко взлетала вверх. Зал всякий раз взрывался громом аплодисментов. Противник Воробьёва Дэвид Шеппард, с которым Аркадий не раз уже встречался в очных поединках, был явно не в лучшей форме. Штанга у него то и дело падала на помост - но уж если Шеппарду всё же удавалось поднять её над головой, как американцы - и штангисты, и другие спортсмены, собравшиеся около помоста, - сразу же принимались прыгать и кричать: "Гуд бой!" (молодец) и "Браво!".

Видимо, эта "психическая атака" достигла цели. По отзывам целого ряда специалистов и спортивных обозревателей, Шеппард после первой неудачной попытки выжать 140 кг не зафиксировал этот вес и вторично, но подход ему был всё равно засчитан. Вообще, из девяти подходов Шеппард удачно использовал лишь три, причём в двух из них вес был взят весьма и весьма сомнительно. То ли от непрестанных криков американцев, то ли от невиданного напряжения борьбы, то ли ещё по какой причине судьи под конец стали действовать совсем "вкривь и вкось".

Для своего последнего подхода Аркадий Воробьёв заказал 177,5 кг и в отличном стиле толкнул этот огромный вес. Тяжеленная штанга замерла на выпрямленных руках над головой атлета, Воробьёв стоял, радуясь своей победе. Судья-фиксатор дал знак "опустить", и тут... вспыхнули красные лампы: вес не взят.

Двое судей на помосте - француз и представитель Тринидада - посчитали, что вес не был зафиксирован. В апелляционное жюри, около которого почему-то вдруг оказались тренер американцев Боб Гофман и участники команды США, с советской стороны сразу же поступил протест. Председатель жюри - президент Международной федерации тяжёлой атлетики Нюберг - знаком вызвал к себе для объяснения судей на помосте. Француз вышел из-за своего столика и пытался что-то объяснять возмущённым зрителям, которые стучали ногами и свистели, требуя, чтобы толчок Воробьёва был засчитан. Жюри сразу же утвердило результат Воробьёва, и его сумма в 462,5 кг стала новым мировым и олимпийским рекордом.

Шеппард, с трудом толкнувший во второй попытке 165 кг, попросил установить на штангу вес 185 кг. Разумеется, из этой явной авантюры ничего не вышло: штанга так и осталась на помосте.

Полутяжёлый вес (90 кг):

А. Воробьёв (СССР) 147,5 + 137,5 + 177,5 = 462,5 кг.

Д. Шеппард (США) 140 + 137,5 + 165 = 442,5 кг.

Ж. Дебюф (Франция) 130 + 127,5 + 167,5 = 425 кг.

Х. Рахнаварди (Иран) 140 + 127,5 + 157,5 = 425 кг.

И. Веселинов (Болгария) 132,5 + 120 + 155 = 407,5 кг.

Ким Би Тан (Малайя) 117,5 + 122,5 + 155 = 395 кг.

Л. Треганован (Австралия) 122,5 + 117,5 + 150 = 390 кг.

Л. Килгуер (Тринидад) 127,5 + 117,5 + 145 = 390 кг.

М. Сантос (Австралия) 125 + 110 + 150 = 385 кг.

С. Харрингтон (Великобритания) 115 + 117,5 + 152,5 = 385 кг.

К. Есварардо (Индия) 122,5 + 105 + 147,5 = 375 кг.

Б. Барабани (Бразилия) 110 + 112,5 + 145 = 367,5 кг.

Д. Барк (Корея) 120 + 120 + 0 = 240 кг.

К. Зайгелзифер (Аргентина) 125 + 112,5 + 0 = 237,5 кг.
Аркадий Воробьёв... Кто из любителей тяжёлой атлетики сейчас не знает этого выдающегося спортсмена? Но далеко не всем известно, где и когда начинал свой спортивный путь наш чемпион мира и XVI Олимпиады.

1946 год, послевоенная Одесса. Аркадий служил тогда водолазом и в свободное время иногда наведывался на пирс, на котором лежала "штанга" - ось от обыкновенной вагонетки. Ребята поздоровей иногда подходили к ней и пытались поднять. Получалось не у всех. На "штангу" поглядывали с уважением, как на живого и сильного противника.

Чаще всех брался за "штангу" матрос по имени Семён. Когда он решал поразмяться, все почтительно расступались, невольно любуясь бугристой от мышц фигурой силача. Вскинув снаряд на грудь, Семён без видимого напряжения выжимал его несколько раз.

Однажды, вдоволь насмотревшись на упражнения Семёна, Аркадий тоже решил попробовать свои силы - ведь водолазы на флоте всегда слыли не слабыми ребятами - надеясь, что сможет благополучно одолеть "штангу".

- Братва, можно попробовать?

- Валяй.

Аркадий с трудом воздвиг ось вагонетки на грудь, с быстро нарастающей тревогой ощутив, что такой тяжести ещё никогда не знал. Но поднатужился и всё же выжал снаряд.

- Ух, и тяжела... Как это Семён умудряется поднять её столько раз?

В ответ раздался дружный смех.

- Чего ты хочешь, он же чемпион Черноморского флота... А ты кто?

От этого сообщения к Аркадию сразу вернулся изначальный кураж. В свои девятнадцать лет он был полон оптимизма и тотчас решил, что непременно должен догнать признанного силача.

Теперь, едва только выпадала свободная минутка, Воробьёв бежал на пирс. Ось приятно холодила ладони. Мышцы привычно, как отлаженный механизм, выполняли подъёмы и гудели, когда вечером Аркадий ложился спать.

Уже всего через месяц он поднимал ось столько же, сколько и Семён - по восемь-десять раз в подходе. Когда это произошло впервые, радость с примесью лёгкого наивного тщеславия переполнила грудь Аркадия. И тотчас подумалось: "Ну, а дальше что?" У Воробьёва ещё не было ответа на этот вопрос. К счастью, нашёлся хороший товарищ, подсказавший ответ. Насмотревшись на "вагонеточные" тренировки Аркадия, товарищ понял, что такое усердие пора направлять в иное русло. Сам он давно уже занимался тяжёлой атлетикой в клубе "Водник" на бульваре Ришелье.

- Хочешь, я отведу тебя в секцию, к тренеру? - предложил он. - Узнаешь, что такое настоящий спорт. Ну, как?

Лицо Воробьёва отразило бурю эмоций. Аркадию и сам давно уже мечтал о настоящих тренировках, но сомневался - примут ли его в секцию, подойдёт ли он тренеру?

- Посмотреть бы сначала... - неуверенно пробормотал будущий чемпион.

- Завтра и посмотришь. Договорились?

На следующий день бляха с якорем сверкала у Аркадия, как никогда. Клеши были острей, чем меч. Но он всё равно вновь и вновь придирчиво осматривал себя - нет ли какого изъяна?

- Да хорош, хорош, - успокоил друг. - Пошли.

- А примут? - в последний раз усомнился Аркадий.

- Положись на меня. - В голосе друга звучала непоколебимая уверенность.

В секции шла обычная тренировка. Тренер расхаживал по залу, наблюдая за работой спортсменов. Аркадий сидел на шведской скамейке у стены, смотрел на тренировку и прикидывал: намного ли штанга на помосте весит больше, чем вагонеточная ось на пирсе? И чем дольше смотрел он на штангу, тем больше рос в нём спортивный зуд - справится ли он с настоящим снарядом? Иные ребята в секции и ростом были пониже Аркадия, и комплекцией пожиже. Как ни крути, а по всем статьям выходило, что не должен он был уступить им в силе. Набравшись храбрости, Воробьёв встал и подошёл к тренеру:

- А можно, я подниму вон ту штангу?

- А ты когда-нибудь вообще брался за штангу?

- За настоящую не брался. Поднимал только ось от вагонетки, - признался Аркадий и покраснел.

- Тогда не стоит и пытаться, - тренер окинул Аркадия внимательным взглядом. - Это слишком большой для тебя вес: 90 килограммов. Не надо рисковать.

- Да я только попробую. Можно?

- Что ж, попробуй, если невтерпёж.

Несколько отдыхавших после подхода спортсменов с любопытством воззрились на матроса, который с неумелой поспешностью, как был в клешах и форменке - одну бескозырку только и снял - выскочил на помост и с трудом взвалил штангу на грудь. Толкнул вверх, но снаряд лишь слегка подпрыгнул и упал обратно. Новый толчок, и опять лишь насмешливо звякнули "блины".

Аркадий занервничал. Выпросил у тренера ещё одну попытку. И снова неудача. Штанга лишь дёрнулась, точно на кочку наехала, но вверх не пошла. Аркадию стало жарко. Он уже прекрасно понимал, что пора заканчивать свои наскоки на снаряд, но остановиться не мог. Видя такую горячность, тренер успокаивающе положил руку ему на плечо:

- Хватит, хватит. Вижу - сила есть. Надо тренироваться. Тогда будешь поднимать.

- Но я же чувствую, что могу поднять её уже сейчас... - в отчаянии воскликнул Аркадий. - Можно ещё разок попробовать?

- Может, лучше всё-таки как-нибудь потом? Травму ведь получишь, чудак.

- Разрешите в последний раз, а?

- Настырный ты, морячок. Ну да ладно. Считай, что уговорил.

Никто в зале больше не тренировался. Все смотрели на Аркадия и, похоже, даже "болели" за него.

- Давай, морячок, не дрейфь...

Аркадий опять с трудом взгромоздил штангу на грудь, опять коротко передохнул и, весь растворившись в неимоверном усилии - тело завибрировало, словно тугая струна - наконец-то вытолкнул снаряд.

В экипаж Аркадий возвращался в полном блаженстве - солнце казалось ярче, небо синей, люди милей.

Вот так началась тяжелоатлетическая жизнь Аркадия Воробьёва. В 1948 г. он впервые защищал честь своего общества на Всесоюзных соревнованиях. На целых 70 кг отстал тогда Аркадий от победителя в полутяжёлом весе - великого Григория Новака, первого советского чемпиона мира. Колоссальный разрыв в 70 кг мог бы вселить неверие в собственные силы во многих атлетов, но только не в Воробьёва - Аркадий стал тренироваться ещё энергичнее. В 1949 г. Воробьёв переехал на Урал, в Свердловск, и начал готовиться к поступлению в медицинский институт. Но спорт не оставил и в 1950 г. завоёвал-таки звание чемпиона страны. В том чемпионате, правда, не участвовал Новак, но Воробьёв вёл с ним заочную борьбу и установил мировой рекорд для атлетов полутяжёлого веса в рывке.

Всё в том же 1950 г. Аркадий Воробьёв приехал в Париж и вступил в спор с опытным американским штангистом Стенли Станчиком за звание чемпиона мира. Выступая в среднем весе, оба атлета показали одинаковый результат - 422,5 кг. Однако Станчик оказался на 600 г легче Воробьёва, и титул чемпиона был присуждён американцу.

Так Воробьёв постепенно выдвинулся в число не только сильнейших атлетов страны, но и мира. В 1953 г. он, наконец, завоевал золотую медаль чемпиона мира в среднем весе, а с 1954 г. выдающийся советский спортсмен, студент свердловского медицинского института, стал лучшим на планете полутяжеловесом. И вот теперь к своему званию трёхкратного чемпиона мира Аркадий добавил ещё и титул победителя XVI Олимпийских игр.

У Пауля Андерсона - достойный конкурент

У каждого, кто присутствовал на олимпийских соревнованиях штангистов, невольно возникал вопрос: чего ради американцы так шумят и кричат, чего ради лезет вон из кожи Шеппард, бросаясь на веса, которыми ему явно не под силу? Ведь было совершенно ясно, что хотя Воробьёв и намного превосходит Шеппарда, но его победа совершенно не страшна команде США: у них в тяжёлом весе должен будет выступать сам Пауль Андерсон, равного которому, как считали все, нет в мире. А в случае его выигрыша американская команда должна была выйти по очкам на первое место. Но оказалось, что есть не просто равный Андерсону, но даже ещё более сильный штангист.

Уже на тренировках перед соревнованиями всех поразил своей мощью киноартист из Аргентины стасорокакилограммовый гигант Хумберто Сельветти. На этих тренировках он, например, смог трижды в одном подходе выжать 170 кг. Это-то и встревожило американцев. Ведь они знали, что их феноменальный Андерсон был на сей раз не в лучшей своей форме: он сильно похудел (примерно на 25 кг) и стал весить... всего лишь 137,9 кг.

Такая потеря веса не могла не сказаться на результатах Андерсона. На соревнованиях он буквально на пределе всех сил выжал в третьем подходе 167,5 кг - опять-таки под крики, под шум и свист соотечественников. Сельветти же легко одолел во втором подходе 175 кг. Мало этого, в своём третьем подходе Хумберто уверенно взял на грудь 180 кг, и казалось, что он без проблем выжмет штангу, поскольку самое трудное для него осталось позади - но судья-фиксатор очень затянул с хлопком, разрешающим начать жим. Сельветти несколько долгих секунд держал огромный вес на груди, и когда, наконец, разрешение судьи всё же последовало, силы гиганта оказались уже на исходе.

В рывке Сельветти и Андерсон подняли по 145 кг. И вот пришло время толчка. Сельветти - рослый, грузный человек, долго стоял на помосте, шепча слова молитвы... Потом решительно подошёл к штанге и уверенно толкнул 170 кг. Во втором подходе ему покорились 180 кг. Но толкнуть гарантировавшие ему победу 185 кг Сельветти так, увы, и не смог.

И снова, как и при выступлении Шеппарда, американцы пустились на отчаянный риск - попросили для первого же подхода Андерсона установить на штангу сразу 187,5 кг. В том, что Андерсон справится с таким весом, испытывали сомнения не только зрители в зале - вытирал со лба пот тренер американцев Боб Гофман, заломил руки бледный Джеймс Джордж, выведший Андерсона на помост.

Первая попытка Андерсона: штанга взята на грудь и... упала. Вторая попытка - и снова раздался грохот падающей штанги. Андерсон оказался на грани жестокого поражения. Третья, последняя попытка. В зале всё стихло. Андерсон, растерянный, красный, уже подошёл было к снаряду, но затем, спохватившись, вперевалку (нормально переставлять ноги ему мешали невероятно массивные бёдра) побежал назад натирать ладони магнезией... Наконец он вернулся к штанге, широко расставил ноги и присел, пропуская руки между коленями. Вцепившись в гриф, тяжеловес собрался с силами и вскинул штангу на грудь. Немного передохнув, Андерсон до предела напрягся и вытолкнул снаряд с груди. Перекошенная, так и не зафиксированная как следует штанга стала гнуть Андерсона к земле, он зашатался под непосильной тяжестью, но - удивительное дело! - на табло уже зажглись белые лампы, фиксирующие взятие веса. Рыдания Сельветти были заглушены грохотом вывалившейся из рук Андерсона штанги и исступлёнными криками "Браво!" всей команды США.

Сомнительно, очень сомнительно засчитали судьи этот результат, а ведь он решил судьбу первого места. Сельветти и Андерсон набрали в троеборье одинаковые суммы - 500 кг, но Андерсон был на 3,5 кг легче Сельветти.

Тяжёлый вес (свыше 90 кг):

П. Андерсон (США) 167,5 + 145 + 187,5 = 500 кг.

Х. Сельветти (Аргентина) 175 + 145 + 180 = 500 кг.

А. Пигаини (Италия) 150 + 130 + 172,5 = 452,5 кг.

С. Педжан (Иран) 147,5 + 132,5 + 170 = 450 кг.

Э. Мяккинен (Финляндия) 127,5 + 137,5 + 167,5 = 432,5 кг.

Д. Бейли (Канада) 147,5 + 122,5 + 162,5 = 432,5 кг.

Ф. Голбинг (Австрия) 142,5 + 125 + 157,5 = 425 кг.

Р. Джонс (Новая Зеландия) 125 + 122,5 + 150 = 397,5 кг.

Д. Райягона (Индия) 122,5 + 110 + 132,5 = 365 кг.
Силы - равны

Вот так благодаря меньшему собственному весу победил американский тяжеловес, намного уступавший в этих состязаниях аргентинскому штангисту в лёгкости и красоте движений. Из всех своих подходов Андерсон кое-как использовал лишь четыре, и зрители в основном видели, как штанга с грохотом летела на помост... Что и говорить - крайне неубедительная победа...

Тем не менее, золотая медаль Андерсона позволила американской команде опередить команду СССР на одно очко - 42:41 (по системе первое место - семь очков, второе - пять, третье - четыре, четвёртое - три, пятое - два, шестое - одно очко). Конечно, превосходство таких американских штангистов, как Винчи, Бергер и Коно, ни у кого не вызвало сомнений. Эти три атлета продемонстрировали замечательное мастерство, отточенную технику, которой так не хватало нашим спортсменам. Вывод можно сделать один: советские штангисты должны ещё много работать и, вероятно, отказаться от подъёма штанги способом "ножницы". Все американские штангисты и вообще все штангисты, успешно выполнявшие рывок, брали штангу способом "низкий сед". Таким же способом они поднимали штангу на грудь и в других движениях классического троеборья. Но силой своей советские атлеты превосходили всех соперников. А ведь сила в тяжёлой атлетике - это как раз то, что открывает широкие перспективы.

Первое поражение нашей команды за последние годы, с одной стороны, закономерно, ибо мы уступали в мастерстве; но, с другой стороны, можно ли считать Андерсона победителем? Отбросив цифры 42:41 (они уже занесены в протокол, и разговор идёт не о них), мы можем смело утверждать, что команды СССР и США оказались равными - обе они по своим возможностям должны были набрать по 40 очков: Андерсон, бесспорно, был вторым после Сельветти.

Хотя соревнования и закончились, обе команды снова стоят на линии старта. Впереди - годичная дистанция, и скоро у нас опять начнётся упорный поединок с американцами: вновь предстоит первенство мира. К нему советские штангисты, несомненно, подойдут лучше подготовленными в технике, а что касается превратностей борьбы, то здесь вопрос прежде всего в судействе - оно должно быть таким, чтобы победа того или иного атлета впредь ни у кого не вызывала сомнений. [/sms]

23 сен 2008, 15:43
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.