Последние новости
04 дек 2016, 17:43
Девушка погибла в результате сильного наводнения в испанском городе Малага, сообщает...
Поиск



» » » » Реферат: История экономических учений: утопия Мора


Реферат: История экономических учений: утопия Мора

Реферат: История экономических учений: утопия МораВведение

В своих произведениях Мор предложил совершенно новые для его эпохи демократические начала организации государственной власти, поставил и решил с гуманистических позиций правовые проблемы. Сформировавшиеся в период становления капиталистической формации, зарождения раннекапиталистических отношений, взгляды Мора не утратили своего исторического значения. Его проект идеального государства вызывает и ныне острые столкновения мнений ученых различных стран. Жизнь и деятельность Мора, ученого, поэта, юриста и государственного деятеля, привлекает внимание многих исследователей. Утопический социализм как великое достижение общественной мысли, явившийся одним из важнейших источников научного коммунизма, рождением многих идей обязан Томасу Мору. Написанная Мором в 1516 г. "Весьма полезная, а также и занимательная, поистине золотая книжечка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия", или сокращенно "Утопия", дала название домарксистскому социализму.

Эпоха Томаса Мора

[sms]

В Италии уже в XIV – XV веках, а в других странах Европы с конца XV – начала XIV века наступает эпоха Возрождения, развертывается движение, шедшее под знаменем "ренессанса" античной культуры. В Англии и других наиболее развитых странах Европы зарождаются новые общественные отношения — капиталистические, появляются новые классы, складываются нации, усиливается централизация государственной власти, что подготавливает превращение сословно-представительных монархий в абсолютистские. Приблизительно в то же время появляются идеологические течения гуманизма и реформации церкви. Каждое из них обладало своей формой проявления и гаммой общественно-политических идей.

Конец XV века знаменовал собой наступление нового времени. Тенденции экономического развития этого периода обусловили начало процесса первоначального накопления капитала. С особенной силой проявляются новые веяния в идеологии, которая становится той первой ареной, где разгорается битва против феодализма, духовного порабощения человека католической церковью, против схоластики и суеверия.

Однако в недрах гуманизма возникли и более радикальные учения. Автором одного из них явился Т. Мор — выдающийся английский гуманист XVI века. Его политико-правовые взгляды не просто отразили появление новых общественных и политических отношений, но, прежде всего, вскрыли присущие им внутренние противоречия. Подавляющее большинство гуманистов эпохи Мора были людьми умеренно прогрессивных взглядов. Они призывали к развитию просвещения. Учение Мора об идеальном государстве возникло в эпоху, когда противоречия буржуазных общественных отношений уже начинали сказываться, несмотря на сохранение основ феодализма, но вопрос о правильном устройстве общества еще не мог быть тогда решен в силу отсутствия капиталистического производства и порождаемого им промышленного пролетариата

В связи с развитием английской суконной промышленности резко возросла потребность в сырье для нее, что повлекло в конце 15 – начале 16 века стремительный рост овцеводства. В стране шло массовое превращение принадлежавших крупным землевладельцам пахотных земель в пастбища. Лендлорды резко расширили практику так называемого "огораживания" — захвата и огораживания общинных земель, в которые входили и исконные крестьянские наделы. Такое огромное число крестьян было разорено и согнано со своих земель, что даже бурно развивающаяся промышленность не могла обеспечить их занятость.

В Англии того времени первоначальное накопление капитала в невиданных размерах вызвало разорение мелких товаропроизводителей, — как ремесленников, так и крестьян. Особенно сильно пострадали крестьяне-копигольдеры — люди лично свободные, но владевшие своей землей временно, по "копиям" — средневековым документам, продление действия которых после установленного срока целиком зависело от лендлорда — феодального собственника земли.

Буржуазия с момента своего возникновения была обременена своей собственной противоположностью, при каждом крупном буржуазном движении вспыхивали самостоятельные движения того класса, который был более или менее развитым предшественником современного пролетариата. К их числу относились движения Т. Мюнцера и анабаптистов во время.

Биография

Родился Томас Мор в Лондоне 7 февраля 1478 года. Родители, деды и прадеды великого английского мыслителя принадлежали к зажиточным лондонским горожанам, из числа которых обычно избирались члены органов городского самоуправления и представители английских городов в палате общин парламента. Дед Томаса Мора со стороны матери в 1503 г. был избран на пост лондонского шерифа, служба другого дела была связана с юридической корпорацией, Линкольнсинном, в которой служит и отец Томаса — Джон Мор.

Жизнь Лондона и сфера юриспруденции были знакомы Томасу Тому с юных лет. В них развернулась и его собственная деятельность, дававшая ему богатый материал для наблюдений и выводов. Томас был вторым из шести детей Джона Мора, но старшим из сыновей, и отец предназначал его к юридической карьере.

В 1502 г. он получает звание королевского адвоката. Он овладевает лучшими достижениями предшествующей и современной ему философской, политической, исторической, правовой мысли, становится знатоком античности. Т. Мор исследует общественно-политические порядки многих стран и народов, глубоко изучает политическую историю Англии, проявляет интерес к теологической литературе, где главными для него становятся творения отцов христианской церкви. В них он старается найти рациональный смысл и позитивное общественное значение.

Процесс складывания мировоззрения Т. Мора проследить трудно из-за отсутствия необходимых исторических документов. Критическое отношение к окружающему миру он проявляет уже в 25 – 26-летнем возрасте, когда пишет свои первые произведения, эпиграммы, политические стихотворения. В 1510 г. Т. Мор был второй раз избран в палату общин и вскоре назначен одним из помощников лондонского шерифа, став судьей по гражданским делам. На этом посту он пробыл около 7 лет, приобретя славу справедливого и гуманного судьи. Ко времени создания "Утопии" Т. Мор достиг значительного для своей среды уровня преуспеяния. Казалось, ничего не связывало его с низшими слоями общества. И, тем не менее, такая связь существовала.

Он проявлял глубокое сочувствие трудящимся и угнетенным. Это сочувствие, с одной стороны, и глубокое для того времени проникновение в суть общественных и политических отношений — с другой, явились теми главными причинами, которые привели Т. Мора к воззрениям о необходимости перестройки общества, государственной власти, изменения законов.

"Утопия" была написана Мором в 1515 – 1516 гг. Начал он ее во время поездки во Фландрию в составе назначенного королем Генрихом 8 посольства для улаживания конфликтов, возникших между Англией и Нидерландами по поводу взаимной торговли шерстью и сукном.

Обстоятельства создания "Утопии" известны мало. По словам Эразма Роттердамского, Т. Мор сначала написал ее вторую часть, а потом уже первую. Параллельно он работал над другим своим произведением — хроникой "История Ричарда 3".

Вскоре после поездок во Фландрию и в г. Кале, где он участвовал в переговорах с французскими купцами, Мор получил и принял приглашение короля Генриха 8 поступить к нему на государственную службу.

Когда Генрих 8 вступил на престол, Мор посвятил ему поэму "На день коронации Генриха 8, славнейшего и счастливейшего короля Британии", где дал резкую критику "власти без границ", "попрания законов", всеобщих притеснений, клеветы и невежества, существовавших при Генрихе 7, и высказал надежду на коренные перемены, которые должны были, по его мнению, произойти в политике нового короля.

В литературе о Т. Море подчеркивается, что ему было присуще обостренное чувство гражданского долга, которое, по всей вероятности, и привело его на королевскую службу. Не случаен, по-видимому, и тот факт, что, став одним из членов Королевского Совета, Т. Мор вошел в комиссию, которая рассматривала все прошения, поступавшие на королевское имя, и рекомендовала королю принять то или иное решение.

Последующая жизнь Т. Мора имела два разных периода. Первоначально король проявил к нему явное благоволение. Т. Мор получает права рыцаря, его назначают помощником казначея, в 1523 г. избирают спикером палаты общин. В 1529 г. Генрих 8 по рекомендации Королевского Совета делает Мора лорд-канцлером, то есть своим премьер-министром.

С 1532 г. наступает другой, трагический период в жизни мыслителя. Перемена в его судьбе была тесно связана с отрицательным отношением Мора к внезапному повороту в церковной политике короля, осуществившего в 1532 – 1534 гг. реформу, в результате которой прежняя католическая церковь в Англии была поставлена в подчинение королю, а сам король, наоборот, освободился от какой бы то ни было власти римского папы.

Реформа, несмотря на свои мотивы, носила относительно прогрессивный характер, содействуя развитию национального суверенитета английского государства, но понять этого Мор не смог.

Еще в самом начале церковной реформы Т. Мор сложил с себя обязанности лорд-канцлера. Тогда Генрих 8 повел упорную и методичную борьбу против прежнего "фаворита".

Первое из обвинений Т. Мора в "государственной измене" — за связь с некоей "прорицательницей" смерти короля — было простым поклепом и провалилось. Второе — за отказ от присяги новым королевским актам — повлекло заключение Т. Мора в Тауэр.

Несмотря на уговоры родных, близких ему по духу жены и старшей дочери, Т. Мор не соглашался признать ту реформу королевского акта, которая отрицала верховенство римского папы.

В начале заключения это грозило осуждением не за "государственную измену", а за изменнический умысел, что не могло повлечь смертной казни. Но Генрих 8 провел через парламент еще ряд актов, по которым присягать королю и признавать все его, в том числе новые титулы, обязан был каждый. Отрицание хотя бы одного титула короля приравнивалось к государственной измене.

Суд королевской скамьи, состав комиссии которого был подобран самим Генрихом 8, вынес Т. Мору жесточайший приговор к мучительной казни. "Милостью короля" она была заменена отсечением головы.

Казнь состоялась 6 июня 1535 г.

После смерти Томаса Мора осталось большое литературное наследие, лишь частично опубликованное при его жизни. Кроме упоминавшихся выше трудов, оно включает в себя обширную переписку, стихотворения, эпиграммы, оригинальные переводы, автобиографическое произведение "Апология", написанный в Тауэре "Диалог об угнетении против невзгод" и др. Не все работы Т. Мора изучены в полной мере. Подлинной жемчужиной всего написанного Т. Мором остается его "Утопия". Она сделала его имя бессмертным.

Творчество

Литературное творчество Томаса Мора отличается не только богатством, но и разнообразием жанров. Личная судьба Мора, как и все его творчество, была тесно связана с бурной и сложной эпохой гуманистических исканий и острой социально-политической борьбы Реформации и Контрреформации.

Находясь в самом центре идейной и политической борьбы своего времени, Мор со свойственным ему огромным темпераментом, честностью и искренностью отразил надежды и чаяния той гуманистической среды, к которой он принадлежал. И в этом смысле его поэзия и проза представляют собой яркую страницу духовной жизни и борьбы целого поколения европейских гуманистов, обнаруживающих на рубеже 15 – 16 вв. поразительную общность своих интеллектуальных интересов и идейных исканий. В частности, латинская поэзия, "История Ричарда 3" и особенно "Утопия" Мора прекрасно передают ту духовную атмосферу, с ее четко очерченным кругом идей, которая была характерна для гуманистического кружка Колета, Мора, Эразма накануне Реформации.

Если поздние религиозные трактаты Мора являются, в известном смысле, итогом развития гуманистической концепции реформационной поры, точнее, обнаруживают превращение ее в свою противоположность, то все, написанное Мором в канун Реформации, отражало полные оптимизма мечты о справедливом переустройстве общества на разумных началах, при содействии мудрых правителей и посредством реформы церкви.

Среди произведений Мора предреформационной поры важное место принадлежит его поэзии. Поэтическое творчество Мора, включающее более 250 латинских стихотворений, эпиграмм и поэму на коронацию Генриха 8, приходится на блестящий период в истории английского гуманизма и одновременно счастливейшее время в жизни самого Мора.

Видное место в поэзии Мора занимает политическая тема. Говоря о политических мотивах поэзии Мора, следует, прежде всего, выделить проблему наилучшего политического устройства общества, тесно примыкающую к проблемам "Утопии" и волновавшую в то время умы многих гуманистов Европы. Трактовка ее гуманистами 16 в., так или иначе, связывалась с идеалом совершенного государя. Каким должен быть совершенный государь, способный обеспечить общественное благоденствие? Быть слугой народа, соблюдающим законы и защищающим мир.

Традиции античного свободолюбия и ненависть к различным формам тирании, проповедуемые в сочинениях Эразма и Мора, в условиях феодальной Европы 16 в. имели глубоко прогрессивное значение, способствуя развитию политической идеологии формирующейся буржуазии.

Осуждая политическую тиранию и противопоставляя ей свой идеал государя, Мор решительно отвергал идею якобы о божественном происхождении власти короля и развивал мысль о происхождении королевской власти от народа. На этом основании Мор считал не только возможным, но и необходимым ставить вопрос об ответственности государя перед народом, утверждая, что "народ своей волей дает власть и отнимает ее".

Томас Мор, как и его друзья-гуманисты, искренне верил в возможность осуществления идеала просвещенной монархии. Для Мора добрая воля просвещенного монарха при тогдашних условиях представлялась наиболее приемлемым и наиболее реальным средством к осуществлению разумного переустройства общества на основе гуманистических принципов.

В латинской поэзии Мора нашли отражения и настроения предреформационной эпохи. Известно, сколь важное место в гуманистической концепции совершенного общества занимал вопрос о реформе церкви. Следуя своим наставникам и друзьям Джону Колету и Эразму, мечтавшим о реформе церкви и разумном переустройстве общества в духе идеалов раннего христианства, Мор в своих эпиграммах остроумно высмеивал пороки католического духовенства. Он бичевал их роскошь и стяжательство.

Отдавая должное глубоко прогрессивной для своего времени идейной борьбе Мора и Эразма против церковного обскурантизма, суеверий и пороков католического духовенства, следует все же не упускать из виду, что, несмотря на остроту и бескомпромиссность, их критика основывалась на позитивной программе реформ, цель которых была не в ниспровержении католицизма, а в очищении церкви от порочного духовенства, а теологии — от схоластического догматизма. Мечтая восстановить "истинное" учение Христа путем возвращения к идеалам раннего христианства, Мор, Эразм и их единомышленники рассчитывали обновить и укрепить католическую церковь, сделать ее опорой справедливого переустройства всего общества. В этом проекте отражалась не только специфика социальной среды, порождением которой были гуманисты, но и историческое своеобразие духовной жизни эпохи.

Мор-гуманист и "Утопия"

Хорошо зная социальную и моральную жизнь своей родины, английский гуманист, Томас Мор, проникся сочувствием к бедствиям ее народных масс. Эти его настроения и получили свое отражение в знаменитом произведении с длинным заголовком в духе того времени — "Весьма полезная, как и занимательная, поистине золотая книжка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия...". Она была издана при ближайшем участии Эразма Роттердамского, близкого друга, посвятившего ему свою "Похвалу глупости", законченную в доме Мора, в 1616 г. и сразу приобретшую большую популярность в гуманистических кругах.

Гуманистическое мировоззрение автора "Утопии" привело его к выводам большой социальной остроты и значимости, особенно в первой части этого произведения. Проницательность автора отнюдь не ограничивалась констатацией ужасной картины социальных бедствий, подчеркнув в самом конце своего произведения, что при внимательном наблюдении жизни не только Англии, но и "всех государств", они не представляют собой "ничего, кроме некоего заговора богатых, под предлогом и под именем государства думающих о своих выгодах".

Уже эти глубокие констатации подсказали Мору основное направление проектов и мечтаний во второй части "Утопии". Многочисленные исследователи этого произведения констатировали не только прямые, но и косвенные ссылки на тексты и идеи Библии (прежде всего евангельские), в особенности же античных и раннехристианских авторов. Из всех произведений, оказавших на Мора наибольшее воздействие, выделяется платоновское "Государство". Многие гуманисты, начиная с Эразма, видели в "Утопии" долгожданную соперницу этого величайшего творения политической мысли, произведения, существовавшего к тому времени почти два тысячелетия.

Если и не самую характерную, то определяющую черту социально-философской доктрины, лежащей в основе "Утопии", составляет антииндивидуалистическая трактовка общественной жизни, мыслимой в идеальном государстве. Последовательный же антииндивидуализм с необходимостью требует отмены частной собственности. Максимальное равенство в размерах собственности и сопутствующего им уравнения в потреблении — нередкое требование народно-оппозиционных движений в эпоху средневековья, получавших обычно религиозное обоснование. Элементы его имеются и у Мора как активного сторонника "христианского гуманизма", взывавшего к первоначальному христианству с его идеалами всечеловеческого равенства.

Религиозно-этическая концепция "Утопии"

Присущее гуманистам круга Эразма, к которым принадлежал Т. Мор, стремление сочетать идейное наследие языческой античной литературы с учением Христа, греческих философов — с Новым Заветом дало основание ряду современных исследователей, как в нашей стране, так и за рубежом, именовать мыслителей этого круга "христианскими гуманистами", а данное течение — "христианским гуманизмом".

Самым существенным моментом в так называемом "христианском гуманизме" был рационалистический критерий в трактовке общественно-религиозных вопросов, составляющий в то время наиболее сильную и перспективную сторону в развитии гуманизма как формы буржуазного просвещения, расчищавшего путь новому антифеодальному мировоззрению будущего буржуазного общества.

Именно в русле этих гуманистических исканий, творчески синтезировавших идейное наследие античности и средневековья и смело рационалистически сопоставлявших политические и этнические теории с общественным развитием тогдашней эпохи, возникает "Утопия" Мора, отразившая и оригинально осмыслившая всю глубину социально-политических конфликтов эпохи разложения феодализма и первоначального накопления капитала.

Для понимания гуманистической концепции как самого Мора, так и его окружения, очень важно наряду с социально-политическими проблемами "Утопии" исследовать также ее эстетический и религиозный аспекты. Эта задача стала особенно актуальной в современных условиях, когда историография, основываясь на весьма тенденциозном истолковании "Утопии", пытается свести все ее идейное содержание к христианской этике. Тем самым выхолащивается оригинальность "Утопии", отрицается ее значение как выдающегося произведения общественной мысли, выражавшего не только насущные потребности своего времени, но и намного опередившего свой век в смелой попытке проектирования совершенной общественной системы, которая покончит с существованием классов и сословий.

Обращаясь к анализу этического аспекта "Утопии", нетрудно заметить, что главное в утопийской этике — это проблема счастья. Утопийцы полагали, что "для людей все счастье или же его важнейшая доля" заключается в удовольствии, наслаждении.

Однако, согласно этике утопийцев, не во всяком наслаждении состоит счастье человека, но "только в честном и благородном", основанном на добродетели и устремлении, в конечном итоге, к "высшему благу", к которому "влечет нашу природу добродетель". Ставя и решая эти "вечные" проблемы, Мор обнаруживает основательное знакомство с древнегреческой философией, в частности с сочинениями Платона и Аристотеля. Об этом свидетельствуют не только общность поставленных проблем и терминологии, но и многочисленные текстуальные совпадения "Утопии" с диалогами Платона "Филеб", "Государство", а также "Этикой" Аристотеля.

При этом речь идет о глубоком понимании существа этической философии Платона, без искажений и христианской тенденциозности, которую было бы естественно предположить у католика Мора. Прежде всего, это обнаруживается при рассмотрении Мором таких важнейших категорий, как удовольствие и наслаждение.

Понятие "удовольствие" этика утопийцев определяет как "всякое движение и состояние тела и души, пребывая в которых под водительством природы, человек наслаждается". Так же, как и в диалоге Платона "Филеб", в "Утопии" дается тщательная классификация родов и видов удовольствий.

Больше всего утопийцы ценят духовные удовольствия, которые они считают "первыми и главенствующими". Таковыми являются удовольствия, связанные с упражнениями в добродетели и с сознанием беспорочной жизни. При этом в духе учения стоиков под добродетелью подразумевается "жизнь, согласная с законами природы", к которой люди предназначены богом". Но если природа внушает нам быть добрыми к другим, то она не предполагает быть тебе суровым и немилосердным к себе самому, напротив, сама природа предписывает нам приятную жизнь, то есть наслаждение, как конечную цель всех наших действий. Автор "Утопии" исходил из убеждения, что аскетизм противоречит человеческой природе. И в этом можно увидеть реакцию гуманиста на феодально-католическую этику. Исключение, согласно этике утопийцев, допустимо лишь тогда, когда человек добровольно пренебрегает своим благом ради пламенной заботы о других и об обществе, "ожидая взамен своего труда от Бога большего удовольствия".

Иначе совсем глупо терзать себя без пользы для кого-нибудь "из-за пустого призрака добродетели".

Примечательно, что совершенная этика утопийцев обосновалась и аргументировалась почти исключительно доводами разума.

Утопийцы считали свою этику наиболее разумной, прежде всего, потому, что она полезна для общества в целом и для каждого члена общества в отдельности, так как принципы этой этики, с их точки зрения, больше всего отвечали самому существу человеческой природы, проявляющемуся в стремлении человека к счастью. Другим критерием, которым руководствовались в своей этической философии граждане совершенного государства, была религия, постулирующая идею бессмертия души, ее божественного предназначения к счастью. Гуманность утопийской этики подкреплялась также верою в загробное воздаяние за добрые и дурные дела. Утопийцы были убеждены в том, что к добродетельной жизни, т. е. жизни "согласно с законами природы", люди предназначены самим богом. Обосновывая с помощью религии этику совершенного государства, автор "Утопии" исходил из ложной идеи о несовместимости человеческой морали с атеизмом, и в этом он оставался сыном своего времени. Однако важно другое: сама религия утопийцев проникнута духом рационализма и приобретает несколько утилитарный характер, поскольку она освещает лишь то, что отвечает интересам всего общества. Из религии берется ровно столько, сколько требуется для обоснования гуманистических идеалов, в частности наиболее разумных, с точки зрения Мора, идеалов этики и политики. Таким образом, автор "Утопии" настойчиво пытается согласовать религию с общественной пользой и доводами разума. В своем неосознанном стремлении вырвать человеческий разум из религиозных пут, предоставив ему безграничные возможности к познанию, он приходит к необходимости объявить все разумное угодным богу. Рационалистический момент в религии утопийцев играет настолько важную роль, что, в конце концов, голос разума, например, в таком вопросе, как общественная польза, воспринимается утопийцам как голос божий; и сам процесс познания окружающего мира обретает под пером гуманиста божественную санкцию. И в этом смысле своеобразная религия Утопии предвосхищает философский деизм просветителей, служивший не более как удобным и легким способом отделаться от религии. Прославляющая разум и во всем апеллирующая к разуму (даже при решении религиозных проблем), религия Утопии не поднимает вопроса о личности бога, но признает его первопричиной мира. Такая религия ничего общего не имеет ни с католицизмом, ни с будущим протестантизмом.

Следует подчеркнуть историческую заслугу Мора, который в начале 17 в. смело провозгласил идею полной религиозной свободы, положив в основу религиозных порядков совершенного государства закон, согласно которому ни один человек не может быть преследуем за свои религиозные убеждения. Религии утопийцев отличались друг от друга не только на своем острове, но и в каждом городе. Правда, общим для религий утопийцев было то, что они обязательно предписывали всем гражданам строгое соблюдение разумных и полезных для всего общества норм морали, а также установленных политических порядков, т. е. вместо того, что, с точки зрения Мора-гуманиста, представляло общечеловеческую ценность: человеколюбие, сочетание личных интересов с общественным благом, а также недопущение религиозных междоусобиц. Поддержание этих разумных моральных и политических норм лучше всего, по мнению Мора, обеспечивалось верой в бессмертие души. В остальном граждане Утопии пользовались полной свободой вероисповедания. Каждый мог пропагандировать свою религию "только спокойно и рассудительно, с помощью доводов", не прибегая к насилию и воздерживаясь от оскорблений других религий.

Идея веротерпимости, выдвинутая Мором накануне Реформации, задолго предвосхитила принцип, который был сформулирован лишь в конце 17 в. "Нантским эдиктом", не говоря уже о том, что в решении религиозного вопроса автор "Утопии" был намного последовательнее, чем составители данного документа. В отличие от современной Мору Европы, в Утопии не было религиозных распрей и ненависти: там одинаково уживались и языческие верования, и христианство. Очевиден тот разительный контраст, который существует между естественной, рационалистической и лишенной конфессионализма гуманистической религией Утопии с ее широкой терпимостью и уважением к религиозным верованиям других народов и официальным католицизмом времен Реформации, религиозных воин и народных еретических движений. Однако сам Мор, создавший свою "Утопию" в период гуманистических исканий путей реформы церкви, по-видимому, не считал религиозную концепцию "Утопии" противоречащей учению Христа и христианской религии. Более того, некоторые черты религиозной концепции утопийцев были для Мора настолько привлекательными, что, вероятно, он был бы рад, если бы католицизм, упрощенный и очищенный от схоластики в результате реформы, позаимствовал их на благо всего христианства.

Необходимо также иметь в виду, что религиозная концепция "Утопии" с ее верой в бессмертие души и божественное воздаяние после смерти, даже с точки зрения Нового Завета, представляет собой существенное условие, ведущее к спасению.

Таким образом, когда легендарный Утоп провозгласил этот принцип веры в качестве необходимого условия этики, он тем самым обеспечил утопийцам, употребляя христианскую терминологию, "путь к спасению".

Религиозно-этическая концепция "Утопии", несомненно, возникает под влиянием гуманистического движения за реформу церкви, и в этом ее прямая обусловленность потребностями своего времени, которые позднее реализуются в реформационном движении, у нее те же социальные и идеологические корни — кризис феодального общества и его господствующей церковно-католической идеологии. И в этом смысле концепция "Утопии" есть не что иное, как попытка идейного преодоления кризиса феодальной идеологии, предпринятая на основе гуманистической доктрины "естественной религии". Своеобразие этой доктрины, которую разрабатывала плеяда гуманистов, группировавшихся вокруг Эразма и проповедовавших необходимость реформы церкви в качестве реальной основы для оздоровления и реформы общества, состояло в синтезе античной этики, включавшей элементы этики Платона, Эпикура, стоиков и свободно истолкованной христианской этики. Этим и объясняется сложность религиозно-этической концепции "Утопии", которая явно расходится с официальной идеологией феодального общества. Не случайно с наступлением Реформации широкая гуманистическая трактовка религиозно-этических проблем у того же Мора, пожелавшего остаться в лоне католической церкви, уступает место конфессионализму, нетерпимости к "еретикам", т. е. ко всем тем, кто хотя бы в малейшей степени расходился с официальной католической доктриной, например, в таких вопросах, как авторитет церкви и папы, свобода воли, отношение веры к разуму и т. д.

Весьма существенным является вопрос о соотношении индивидуальной и социальной этики. Именно здесь яснее всего выявляется та специфика новой этики бесклассового общества, которая выдвигает автора "Утопии" в ряды передовых мыслителей. В отличие от философов античности и средневековья он исследует и решает этические проблемы на стыке философии, политики и социологии

Оригинальность Мора как мыслителя эпохи Возрождения — в том, что он ищет путь к совершенной этике в радикальном переустройстве общества на началах социальной справедливости, равенства и братства. При этом Мор не ограничивается порицанием человеческих пороков и провозглашением принципов этики, которыми должен руководствоваться некий абстрактный индивидуум, но выводит универсальный принцип совершенной этики индивидуума из коллективной этики бесклассового общества, где моральным провозглашается то, что отвечает интересам большинства.

Все, что противоречит благу большинства, объявляется аморальным. Автор "Утопии" не мыслит другого пути к решению морально-этических проблем, нежели через уничтожение частной собственности и переустройства всего общества на коммунистических началах. Именно это подразумевается Мором, когда он говорит об упразднении власти золота и отмене денег. Уничтожив собственность и деньги, утопийцы добились коренного решения ряда этических проблем, над которыми тщетно бились поколения мыслителей античности и средневековья. Исчезли многие социальные пороки и конфликты: "обманы, кражи, грабежи, раздоры, возмущения, тяжбы, распри, убийства, предательства, отравления".

На пути к справедливому устройству общества существует еще и такое препятствие, как гордыня, которую христианская мораль издавна провозгласила источником всех пороков и грехов.

Осуждая гордыню и противопоставляя ей кротость и смирение, официальная христианская мораль не только не осуждала социального неравенства в классовом обществе, но, напротив, всегда освещала и санкционировала его своим авторитетом. Именно этим целям и призвана была во все времена служить христианская мораль, взывавшая к смирению и покорности. Разве в этом пафос социальной этики "Утопии"? Как раз наоборот! Порицая классовую мораль феодального общества, паразитизм господствующих классов, пренебрежение интересами лучшей части общества — интересами большинства, Мор был весьма далек от того, чтобы объяснить существование пороков одной лишь гордыней. Отличие идей Мора от традиционной христианской социологии состоит в том, что корни пороков автор "Утопии" ищет не столько в гордыне, сколько в несправедливом общественном устройстве — в господстве частной собственности.

Всей своей книгой Мор утверждает ту истину, что переустройству подлежит, прежде всего, порочная общественная система, поскольку источником нравственной испорченности людей (в том числе и самой гордыне, осуждаемой христианской моралью) является неравенство, вытекающее из частной собственности, без упразднения которой невозможна и справедливая социальная этика, достойная человека. Лишь государство, где уничтожена частная собственность, следует признать не только наилучшим, но и "единственным, какая по праву может притязать называться государством".

Между тем в классовом обществе нормой индивидуального поведения становится борьба за существование — эгоистическое преследование личных выгод и лицемерная мораль: "если даже и говорят повсюду о благополучии общества, то заботятся о своем собственном". Преодолевая эту антитезу этики путем упразднения частной собственности, автор "Утопии" формулирует принципы новой этики, опирающиеся на прочное основание — общественную собственность на средства производства, обязательный труд всех граждан и распределение всех жизненных благ по потребностям.

Такова трактовка религиозно-этических проблем у Томаса Мора в период, предшествовавший Реформации. Впоследствии под влиянием Реформации взгляды Мора сильно эволюционировали в сторону ортодоксального католицизма. Изучая проблему генезиса утопического социализма в XVI в. необходимо учитывать весь сложный идейный комплекс, в условиях которого формировалось мировоззрение гуманистов Северной Европы, в частности Т. Мора — одного из активнейших деятелей гуманизма круга Эразма-Колета. Важную идеологическую роль в развитии социально-политической концепции гуманистов наряду с античным наследием играло религиозное свободомыслие в форме так называемого "христианского гуманизма", проповедовавшего под видом истинного учения Христа идею всеобщей религии, которая была своеобразным выражением гуманистической оппозиции против ортодоксального христианства как господствующей идеологии феодального общества. И в то же время это была попытка гуманистического истолкования христианства, с помощью которой гуманисты стремились найти идейное обоснование необходимости социально-политических реформ.

Не случайно характерной особенностью гуманистического мировоззрения автора "Утопии" был рационализм и вера в разум.

Беспредельные возможности разума и весь процесс познания получили у гуманиста Мора божественную санкцию. При этом основой процесса познания Мор считал практику людей, их материальный опыт. Науки, процветавшие в Утопии, не только целиком основывались на практике, но и служили практике. Так, в результате тщательного изучения природы утопийцы научились предугадывать "дожди, ветры и прочие перемены погоды". Мор подчеркивает, что знания утопийцев о природе ничего общего не имеют с гаданиями и суевериями, но получены благодаря долгому опыту наблюдений. Утопийцы успешно занимались астрономией.

Они изобрели ряд приборов, с помощью которых можно вести точные наблюдения. Поэтому утопийцы были сведущи в науке о "движении небесных тел". Зато, иронизирует Мор, они ничего не знают об астрологии, "они во сне не помышляют о дружбе и раздорах планет" и обо всем этом "обмане лживых прорицаний по звездам".

Основанные на опытном знании науки утопийцев Мор противопоставлял астрологии и схоластике. В наследии древних, по словам Мора, утопийцы высоко ценили труды естествоиспытателей — Гиппократа, Галена, Теофраста. Утопийцы достигли больших успехов в математике, диалектике, музыке. Однако, как с юмором замечает Мор, если утопийцы во всем почти равняются "с нашими древними", то они далеко уступают изобретениям новых диалектиков, т. е. схоластов. В частности, им не удалось изобрести ничего похожего на те отвлеченные категории, которыми полна, например, так называемая "Малая логика" Петра Испанца. Выступая против схоластики, гуманисты подвергали острой критике трактат Петра Испанца. В своем письме к М. Дорпу от 21 октября 1515 г. Мор характеризовал "Малую логику" Петра Испанца как произведение, название которого в буквальном смысле отражает его содержание: "Малая логика" потому так и называется, что в ней действительно "мало логики".

Высмеивая в "Утопии" схоластику, Мор всячески подчеркивал, что науке утопийцев, опирающейся на опытное знание, органически чужда схоластическая логика, оторванная от жизни и оперирующая лишь в сфере абстракций. Поэтому Мор отдавал столь явное предпочтение в "Утопии" античным естествоиспытателям — этим стихийным моралистам. Длинный перечень древних авторов, пользующихся большим уважением в Утопии, — свидетельство собственных симпатий гуманиста к античной, преимущественно греческой, культуре. Широта умственных интересов граждан Утопии проявлялась в том, что большинство из них весь свой досуг уделяло наукам. Этому способствовала также глубоко демократическая система образования: все граждане Утопии обоего пола проходили обязательное обучение в школе. Оно не ограничивалось усвоением теории, но сочеталось с практическими занятиями земледелием и ремеслом, протекавшими в форме игры и упражнений.

Говоря современным языком, это не что иное, как принцип политехнизации обучения, свидетельствующий о прогрессивных взглядах Мора. Характерно, что, по мнению автора "Утопии", высшее образование в совершенном обществе должно быть доступно всем людям. Всякий в Утопии, обнаруживший интерес и способности к науке, получал от государства освобождение от повседневного труда "для основательного изучения наук". Подобный демократизм в деле образования, конечно, был неслыханным явлением в те времена. У Т. Мора гуманистический идеал просвещения обретал новые качества, предвосхитившие некоторые черты педагогической системы нашего демократического общества. В этом, конечно, Т. Мор намного опередил своих современников-гуманистов, деятелей раннего буржуазного просвещения.

Общественный строй "Утопии"

Европейскому обществу XVI столетия, основанному на социальном неравенстве, Т. Мор противопоставлял свой идеал — глубоко продуманную схему общественного строя, при котором нет частной собственности. Все материальные блага принадлежат здесь большинству. Общими в Утопии являются не только природные богатства — земля и ее недра, но и вся продукция общественного производства, которая также поступает в распоряжение всех граждан. Государство в лице сената производит учет и распределение продуктов потребления в интересах всего общества. В отличие от некоторых древних утопий, например, государства Платона, главное внимание уделявших общественному потреблению и провозглашавших общность потребления, Т. Мор основное значение придавал поиску справедливой системы организации производства. В Утопии изобилие всех материальных благ. Каковы его источники? Прежде всего, в Утопии нет частной собственности, а производительный труд обязателен для всех. Здесь нет праздных: кроме земледелия, которым заняты все, каждый изучает какое-либо ремесло как специальное, а иногда даже и несколько ремесел. Таким образом, в Утопии совсем нет людей, которые бы вели паразитический образ жизни.

Поскольку в Утопии все население занято общественно полезным трудом, там изобилие продуктов, необходимых "для жизни и ее удобств", и действует и действует справедливый принцип распределения всех материальных благ — по потребностям.

Большое внимание Мор уделял организации труда в совершенном обществе, специально рассматривая проблему продолжительности рабочего дня. Последнее всегда имело большое значение для мелкого крестьянского хозяйства. Особенную красоту приобретает проблема рабочего времени в период появления капиталистической мануфактуры и фермерства. В XVI в. это не менее важная проблема и для цеховой промышленности. Мастера стремились как можно больше увеличить рабочий день, принуждая подмастерьев и учеников отработать от зари до зари. Предприниматели-мануфактуристы (например, в суконной промышленности) доводили продолжительность рабочего времени до 12 – 15 часов в сутки.

Не случайно, касаясь положения трудового люда в Англии эпохи первоначального накопления капитала, Т. Мор указывал на необычайно жестокую эксплуатацию народа. Мор устанавливает шестичасовой рабочий день. Должностные лица (сифогранты), наблюдающие, чтобы "никто не сидел в праздности", следят также и за тем, чтобы никто "не работал с раннего утра до поздней ночи" и не утомлялся "подобно вьючному скоту". Все свободное время дозволяется каждому проводить по своему усмотрению, причем большинство предпочитает свой досуг наукам.

Итак, проектируя новую организацию труда, рассматриваемого как обязанность каждого гражданина, Мор утверждал, что такая система трудовой повинности, как в Утопии, отнюдь не превращает труд в тяжкое бремя, каковым он был для трудящихся всей тогдашней Европы. Напротив, подчеркивал Мор, "власти" в Утопии отнюдь не хотят принуждать граждан к излишним трудам. Поэтому, когда нет надобности в шестичасовой работе, а в Утопии это бывает довольно часто, государство само сокращает "количество рабочих часов". Система организации труда как всеобщей трудовой повинности преследует "только одну цель: насколько позволяют общественные нужды, избавить всех граждан от телесного рабства и даровать им как можно больше времени для духовной свободы и просвещения. Ибо в этом... заключается счастье жизни".

В концепции Т. Мора технический прогресс не является определяющим. Будучи утопистом, Мор верил, что изобилие материальных благ может быть достигнуто уничтожением социального паразитизма и системой всеобщей трудовой повинности. Однако низкий уровень техники, на которой основывалась вся хозяйственная жизнь Утопии (где преобладал ручной труд), не позволил бы полностью удовлетворить потребностей даже такого "идеального общества", о котором мечтал Т. Мор.

Проблему тяжких и неприятных работ Мор решает, используя рабство или апеллируя к религии. Например, при общественных трапезах все наиболее грязные и трудоемкие работы исполняются рабами. Рабы заняты такими видами труда, как убой и свежевание скота, ремонт дорог, очистка рвов, рубка деревьев, перевозка дров и т. д. Но наряду с ними "рабский труд" несут и некоторые свободные граждане Утопии, делающие это в силу своих религиозных убеждений. В своих теориях Т. Мор исходил из уровня развития производственных сил и традиций своей эпохи.

Отчасти этим объясняется нарочитая скромность и неприхотливость утопийцев в удовлетворении своих повседневных потребностей. В то же время, подчеркивая простоту и скромность быта утопийцев, Мор выражал сознательный протест против социального неравенства в современном ему обществе, где нищета большинства уживалась с роскошью эксплуататоров. Теория Мора близка идеям примитивного уравнительного коммунизма средних веков. За плечами Мора груз средневековых традиций христианской проповеди о необходимости самоограничения, уважения к бедности и аскетизму. Однако главное объяснение проблемы — в своеобразном гуманистическом отношении к труду. Для гуманистов XV – XVI вв. труд для обеспечения средств существования — это "телесное рабство", которому они противопоставляли духовную, интеллектуальную деятельность, достойную заполнять досуг человека (otium). Ни у одного гуманиста, в том числе и Мора, при всем его уважении к простым людям труда, мы не встретим труда, мы не встретим апологии труда как такового.

Достойным человека гуманист считает лишь умственный труд, которому только и должно отдавать свой досуг. Именно в этом гуманисты, в частности Мор, видели смысл самого понятия "досуг", которое и в "Утопии", и в своей переписке с друзьями он всячески противопоставляет телесному рабству — negotium. В этом историческом своеобразии понимания физического труда гуманистами как телесного бремени, преодолевая которое человек только и обретает истинную свободу для духовной деятельности, направленной на совершенствование его умственной и нравственной природы, мы находим объяснение многих сторон утопического идеала Т. Мора, в частности добровольного аскетизма, способности довольствоваться самым необходимым, дабы иметь максимум времени для занятия "благородными науками". Только так и понимает Мор настоящий досуг, который так ценят его утопийцы, предпочитающие иметь одно простое платье в течение двух лет, но зато наслаждаться досугом, заполненным науками и другими духовными удовольствиями. Как реальный мыслитель, Мор понимает, что в обществе, где человек должен трудиться ради хлеба насущного, досуг для духовной деятельности должен быть оплачен чьим-то трудом, а это несправедливо. Создавая проект коммунистического общества в Утопии, Мор предпочитает всеобщую трудовую повинность и скромную, но обеспеченную всем необходимым жизнь на началах равенства, нежели осуществление элитарного досуга для избранных членов общества.

Основной хозяйственной единицей Утопии является семья. При ближайшем же рассмотрении, однако, оказывается, что семья у утопийцев необычная и формируется она не только по принципу родства. Главный признак утопийской семьи заключается в ее профессиональной принадлежности к определенному виду ремесла.

"По большей части, — пишет Мор, — каждого выучивают ремеслу старших. Ибо к этому чаще всего влекутся они от природы. Если же кого-либо привлекает к себе иное занятие, то его принимает другое хозяйство, ремеслу которого он хотел бы обучиться".

Т. Мор неоднократно подчеркивает, что отношения в семье строго патриархальные, "во главе хозяйства стоит старейший. Жены услуживают мужьям, дети — родителям и вообще младшие — старшим". Кроме того, в Утопии распространено почитание предков. Т. Мор перечисляет ремесла, которыми занимаются в отдельных семействах: это обычно "прядение шерсти или обработка льна, ремесло каменщиков, жестянщиков или плотников".

Ремеслом занимаются все — и мужчины, и женщины. Однако женщины имеют более легкое занятия, они обычно обрабатывают шерсть и лен. Вовлечение женщин в общественное производство наравне с мужчинами, несомненно, факт весьма прогрессивный, так как именно здесь закладываются основы равноправия между полами, которое, несмотря на патриархальный характер семейного уклада, в Утопии все же налицо.

Патриархальные отношения в семье, а также ярко выраженный ее профессиональный признак позволяют историку разглядеть реальный прототип семейной общины утопийцев — идеализированную ремесленную общину средних веков. Мы говорим "идеализированную", имея в виду то обстоятельство, что к началу XVI в., когда писал Мор, цеховая организация подвергалась весьма существенной эволюции. Кризис цехового строя зарождения капиталистической мануфактуры привел к резкому обострению внутрицеховых отношений — между мастером, с одной стороны, и подмастерьем и учеником — с другой. В конце средних веков цеховая организация приобретала все более замкнутый характер, дабы цехи могли противостоять конкуренции растущей капиталистической мануфактуры. Положение учеников и подмастерьев все более приближалось к положению наемных рабочих.

Создавая свой хозяйственный идеал семейной ремесленной общины, Томас Мор, естественно, вынужден был отталкиваться от современной ему господствующей формы организации городского ремесла. Автор "Утопии" определенно идеализировал ремесленную организацию средних веков с ее системой разделения труда и специализации, а также чертами семейно-патриархальной общины.

В этом Т. Мор отразил настроения и чаяния городских ремесленников, для которых наступили тяжелые времена в связи с разложением цеховой системы ремесла и резким социальным расслоением внутри цехов. Возникает вопрос: почему Т. Мор отдавал предпочтение наполовину изжитой уже в то время цеховой организации ремесла перед капиталистической мануфактурой, которой, несомненно, принадлежало будущее? Ответ, на наш взгляд, следует искать в специфике мировоззрения Т. Мора как гуманиста и родоначальника утопического направления.

Главной производственной ячейкой в сельском хозяйстве Утопии является большая община, насчитывающая не менее 40 человек — мужчин и женщин и еще двух приписанных рабов. Во главе такого сельского "семейства" стоят "почтенные в летах" распорядитель и распорядительница.

Таким образом, искусственно созданный и поддерживаемый в Утопии семейно-патриархальный коллектив является, по мысли Мора, наиболее приемлемой формой организации труда, как в ремесле, так и в земледелии.

В отличие от традиционного порядка вещей, когда город выступал в качестве эксплуататора и конкурента по отношению к деревенской округе, Мор исходит из того, что в Утопии жители города считают себя по отношению к деревенской округе "скорее держателями, чем владельцами этих земель".

Автор "Утопии" попытался по-своему преодолеть исторически сложившуюся противоположность между городом и деревней. Т. Мор видел, что земледельческий труд в условиях Англии XVI в. и тогдашней техники сельского хозяйства был тяжелым бременем для тех, кто занимался им всю жизнь. Стремясь облегчить труд земледельца в своем идеальном обществе, Т. Мор превращает земледелие в обязательную повинность всех граждан.

Т. Мор почти не придает значения техническому прогрессу для преодоления отсталости деревни и облегчения труда земледельца. Проблема развития производительных сил общества на основе технического прогресса явно недооценивалась им. И хотя утопийцы с успехом применяли искусственное разведение цыплят в особых инкубаторах, тем не менее, сельскохозяйственная техника в целом у них была довольно примитивной. Но и при низком ее уровне утопийцы сеют хлеб и выращивают скот в гораздо большем количестве, чем это требуется для собственного употребления; оставшимся они делятся с соседями. Т. Мор считал подобный порядок вещей вполне возможным и разумным в таком государстве, как Утопия, где нет частной собственности и где отношения между городом и сельской округой основаны на взаимной трудовой поддержке. Все, что нужно для сельской местности, земледельцы Утопии "безо всяких проволочек" получают из города. Решение проблемы противоположности между городом и деревней и создания изобилия сельскохозяйственных продуктов достигается не за счет усовершенствования техники, но за счет более справедливой, с точки зрения утописта, организации труда.

Отсутствие частной собственности позволяет Т. Мору строить производственные отношения в Утопии по новому принципу: на основе сотрудничества и взаимной помощи граждан, свободных от эксплуатации, — в этом его величайшая заслуга.

Томас Мор ставит также и проблему преодоления противоположности между физическим и умственным трудом. Кроме того, что большинство утопийцев весь свой досуг уделяют наукам, желающие целиком посвятить себя науке встречают всемерную похвалу и поддержку всего общества как лица, приносящие пользу государству. Люди, проявившие способности к науке, освобождаются от повседневного труда "для основательного прохождения наук". Если же гражданин не оправдывает возложенных на него надежд, он лишается этой привилегии. Каждый гражданин Утопии имеет все условия для успешного овладения науками и духовного роста. Наиболее важное из этих условий — отсутствие эксплуатации и обеспеченность большинства всем необходимым.

Итак, по мысли Мора, Утопия представляет собой бесклассовое общество, состоящее из свободных от эксплуатации большинства. Однако, проектируя справедливое общество, Мор оказался недостаточно последовательным, допустив в Утопии существование рабов. Рабы на острове — бесправная категория населения, обремененного тяжелой трудовой повинностью. Они "закованы" в цепи и "постоянно" заняты работой.

Наличие рабов в Утопии в значительной мере, по-видимому, было обусловлено низким уровнем современной Мору техники производства. Рабы нужны утопийцам, чтобы избавить граждан от наиболее тяжелого и грязного труда. В этом, несомненно, проявилась слабая сторона утопической концепции Мора. Существование рабов в идеальном государстве явно противоречит принципам равенства, на основе которых Мор проектировал совершенный общественный строй Утопии.

Впрочем, удельный вес рабов в общественном производстве Утопии незначителен, ибо основными производителями все же являются полноправные граждане. Рабство в Утопии имеет специфический характер; помимо того, что оно выполняет экономическую функцию, оно является мерой наказания за преступления и средством трудового перевоспитания. Главным источником рабства в Утопии было уголовное преступление, совершаемое кем-либо из ее граждан.

Рабство — принудительный труд в качестве меры наказания, заменяющий смертную казнь, — Мор противопоставил жестокому уголовному законодательству XVI в. Мор выступал решительным противником смертной казни за уголовные преступления, ибо, по его мнению, ничто в мире по ценности не может сравниться с человеческой жизнью. Удел рабов в Утопии, очевидно, был много легче, чем положение большинства задавленных нуждой и эксплуатацией крестьян и ремесленников в тюдоровской Англии.

Заключение

Некоторые авторы, однако, склонны относить появление утопически-социалистических идей к более ранним периодам истории, вплоть до глубокой древности, полагая, что любые проекты и даже просто смутные мечты о ликвидации общественного неравенства и угнетения, о создании строя, где нет частной собственности, где все являются тружениками, следует считать утопически-социалистическими.

Идеи, существовавшие в странах Древнего Востока, античных Греции и Риме и у других народов, "проблесками социалистической мысли", обнаруживаемыми им даже в древнегреческой легенде о "золотом веке". Общественный идеал Т. Мора, несомненно, обладает чертами и качествами идей утопического социализма, и абсолютное большинство наших исследователей отвечает утвердительно на вопрос о том, является ли Мор основоположником этого направления политической мысли.

А. И. Володин и А. Э. Штекли выдвинули точку зрения, что возникновение утопического социализма нужно датировать более поздней, чем времена Т. Мора, эпохой. Первый из них связал появление нового направления общественно-политической мысли с условиями буржуазных революций XVII – XVIII веков, отнеся к самым ранним представителям утопического социализма.

Что касается определения "утопически-коммунистический гуманизм", то, будучи правильным для показа разных политических течений в среде широкого по своему содержанию движению гуманизма, оно никак не может использоваться для противопоставления его утопическому социализму, так как гуманизм и социализм соотносимые, а не противоположные понятия.

Попытка разграничить утопический социализм и утопический коммунизм была бы более правильна и, во всяком случае, вполне логична, но вопрос о таком разграничении после специальной научной дискуссии остался неразрешенным и, главным образом, в силу существующей традиции в ряде случаев рассматривать эти понятия в качестве синонимов.

Древние течения политической мысли, которые содержали идеализацию основных черт первобытнообщинного строя, поэтому не могли быть отнесены к каким-либо видам утопического социализма, хотя их роль в его появлении не должна сбрасываться со счета. В отличие от древних мыслителей у Мора мы находим не только идею общественной собственности и всеобщей обязательности труда, но и принцип коллективного труда и коллективного производства, требования общественного распределения продуктов труда.

Утопически-социалистическими и утопически-коммунистическими могут быть названы те политические учения, которые не только отвергали существующий эксплуататорский строй, но и выдвигали идеал, характеризовавшийся чертами, которые свойственны социализму и коммунизму как особым формациям. Ему принадлежит первая постановка вопроса о ликвидации противоположностей между городом и деревней, умственным и физическим трудом. Он выдвинул задачу дать иные, чем в современном ему мире, функции государственной власти, не отказываясь, подобно защитникам первобытнообщинного строя, от самого ее существования, но предлагая новые формы и принципы ее организации.

Взгляды Мора на будущее общество, несмотря на все их недостатки и утопические черты, близки и понятны строившим реальный до недавнего времени социализм и коммунизм. Обрисованный в "Утопии" идеал пронизан мыслью, что люди созданы для нормального человеческого труда и что все это достигается только при условии ликвидации частной собственности. Массы во время происходивших в ту эпоху восстаний и широких народных движений мало осознают свои интересы, легко становятся игрушкой ловких политиков, далеки от тех стремлений, которые могут привести к правильному преобразованию общественных и политических отношений.

Таким образом, Мор не видел выхода из этой проблемы. В самой "Утопии" возникновение идеального государства объясняется мудрой деятельностью его мифического основателя Утопа, но это не более как литературный прием. Т. Мор очень хорошо понимал всю сложность ликвидации частной собственности в обществе его времени. Он показывал в "Утопии", как существование частной собственности ведет к тому, что стремление к ней делается всеобщим.

Только "утопийцам" удалось истребить у себя "корни честолюбия и раздоров". Вопрос о том, как можно этого добиться в реальной действительности, Томас Мор оставляет открытым. В нерешенности проблемы перехода к социализму особенно сказывается утопизм социалистических взглядов Мора, тесно связанный с непониманием закономерностей исторического развития. Небольшая книжечка Т. Мора уже при его жизни переиздавалась трижды и была переведена на французский, немецкий, итальянский и фламандский языки. С тех пор она выдержала огромное количество изданий и переводов. На ее идеи опирались последующие социалисты-утописты.

Библиографический список

Володин А. И. Утопия и история. 1976.

Застенкер Н. Е. Утопический социализм. 1973.

Соколов В. В. Европейская философия XV – XVII веков. 1984.

Алексеев М. П. Славянские источники Утопии Томаса Мора. 1955.

Штекли А. Э. "Утопия" Томаса Мора и социалистическая мысль. 1978.

Бонташ П. К., Прозорова Н. С. Томас Мор. 1983.

Варшавский А. С. Опередивший время. Томас Мор. Очерк жизни и деятельности. 1967.

Карева В. В. Судьба "Утопии" Томаса Мора. 1996.

Мор Т. Утопия. М., 1978.

[/sms]

23 сен 2008, 14:04
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.