Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Реферат: Внешняя политика Португалии между двумя мировыми войнами


Реферат: Внешняя политика Португалии между двумя мировыми войнами

Реферат: Внешняя политика Португалии между двумя мировыми войнами Введение

Внешняя политика Португалии между двумя мировыми войнами является одной из малоизученных тем в истории международных отношений XX века и поэтому вызывает повышенный научный интерес. Соответственно, основной целью представленной работы будет выяснение и показ главных черт внешнеполитического курса Португалии в первой половине XX века. Это в высшей степени актуально в научно-практическом смысле, что связано не только со слабой изученностью данного вопроса, но и самим международным положением Португальской империи в этот период мировой истории. Являясь до XX века крупнейшей колониальной империей и одной из ведущих мировых держав, Португалия в новейшее время постепенно утратила свое международное значение. Причины этого мы и попытаемся выявить в данной работе, что и будет ее главной задачей. Основные тенденции внешней политики Португалии в данный промежуток времени будут предметом рассмотрения не только сами по себе, но и в совокупности и взаимосвязи с изменениями внутриполитического курса португальского правительства, а также со складывающейся на тот период международной обстановкой. Таким образом, посредством такого комплексного и системного изучения, мы постараемся прояснить основные направления португальской внешней политики между двумя мировыми войнами и те внутренние и внешние импульсы, влияющие на ее развитие. В соответствии с этими задачами и будут построены главы работы.

[sms]

Основания внешней политики Португалии после первой мировой войны

Португалия вступила в период после первой мировой войны, с одной стороны, как колониальная держава, с другой — как страна во многом отстающая от ведущих государств того времени, находившаяся в финансовой и дипломатической зависимости от Англии. Верхушечная революция 1910 г., свергнувшая монархию и установившая парламентскую республику, не решила основных социальных и национальных проблем, не осуществила аграрную реформу, серьезно и кардинально не улучшила положения широких слоев населения, не избавила страну от засилья иностранного капитала. Социальные противоречия еще более усугубились в связи с тяжелыми последствиями участия Португалии в первой мировой войне на стороне Антанты. Население терпело серьезные лишения от инфляции и роста дороговизны. Будучи отсталой с точки зрения промышленного развития, в значительной степени зависимой от Англии как крупнейшей промышленной державы мира, Португалия владела огромной колониальной империей (Ангола, Мозамбик и др.), территория которой в 23 раза превышала территорию метрополии. В экономике страны преобладало сельское хозяйство, в котором сохранялись сильные пережитки средневекового аграрного феодализма. Еще в большей степени это относилось к колониям Португальской империи [Новейшая история 1818 – 1939 гг. под ред. Галкина И. С., М: Высшая школа, 1974г. с. 494 – 495].

В 1916г. под влиянием Англии Португалия вступила в мировую войну. Португалия направила свои войска во Францию. Страны Антанты использовали португальские порты в качестве своих морских баз. По Версальскому мирному договору Португалии была передана небольшая часть бывшей германской Восточной Африки (так называемый треугольник Кионга). Политическая власть в стране находилась в руках Республиканской партии, выражавшей интересы помещичье-буржуазного блока и ориентировавшейся прежде всего на Англию. Этот блок возглавлял Сидониу Паиш, ставший 11 декабря 1917 г. президентом. Кабинет Паиша больше всего опасался усиления революционной активности населения и направлял свои усилия подавление забастовочного движения, особенно активизировавшегося в 1919 – 1921 гг. под влиянием Октябрьской революции 1917 г. в России. Это свидетельствовало об усилении рабочего движения в Португалии. В нем во многом преобладали реформистские и анархистские настроения. С 1875 г. в стране действовала маловлиятельная Социалистическая партия, в которой преобладала идеология реформизма западноевропейского типа. В 1910 г. возник Национальный рабочий союз, преобразованный в 1919 г. во Всеобщую конфедерацию труда, с преобладающим влиянием анархистов. В марте 1921 г. левые социалисты провозгласили создание Португальской Коммунистической партии, а в ноябре 1922 г. провели ее первый съезд. Ее руководство ориентировалось на Советскую Россию и на III Коминтерн. Однако эта молодая Коммунистическая партия была еще слишком малочисленной, с сильным влиянием мелкобуржуазной идеологии и не оказывающей существенного влияния на ход событий в стране [Александров В. В., Новейшая история стран Европы и Америки 1918 – 1945 гг. М: Высшая школа. 1986, с. 279 – 280].

Политическое положение в Португалии становилось все более неустойчивым. Частые смены правительств чередовались с заговорами монархистов и попытками военных переворотов. В 1923 г. вновь обострились социальные противоречия. В Лиссабоне состоялись крупные демонстрации, прошли митинги, на которых рабочие и служащие заявляли о своих экономических требованиях, в частности о повышении заработной платы. Постепенно росло влияние Коммунистической партии, поддерживаемой извне со стороны СССР и мирового коммунистического движения. В 1925 – 1926 гг. обстановка осложнилась в связи с резким ухудшением финансового положения страны. Военные круги государства, традиционно влиятельные в Португалии, воспользовались этим для усиления нападок на парламентскую систему.

28 мая 1926 г. военные осуществили государственный переворот и установили свою диктатуру. В течение короткого времени власть находилась в руках генерала Г. ду Кошта. А 25 марта 1928 г. президентом страны стал генерал Кармона, располагавший поддержкой Великобритании. Начался процесс милитаризации и фашизации страны. В Португалии была ликвидирована Конституция 1911 г., а вместе с ней и демократические свободы. 27 апреля 1928 г. во главе министерства финансов стал О. Салазар, который получил чрезвычайные полномочия в области экономики. Процесс фашизации страны затянулся на несколько лет в связи с сопротивлением и неприятием широких слоев населения. Однако после того, как Салазар путем повышения косвенных налогов, снижения заработной платы рабочих и служащих, усиления эксплуатации ресурсов колоний, а также с помощью английских займов “стабилизировал” финансовое положение страны, он был назначен в июле 1932 г. председателем совета министров и облечен диктаторскими полномочиями. В 1933 г. Салазар завершил начатую военными фашизацию страны. Единственной легальной партией стала фашистская партия “Национальный союз”, созданная Салазаром в 1930 г. 19 марта 1933 г. стране была навязана новая Конституция, разработанная фашистской партией и “узаконившая” салазаровский режим. Согласно этой Конституции, Португалия объявлялась “новым государством” — “унитарной корпоративной республикой” с президентом, избираемым на семилетний срок, с национальным собранием и корпоративной палатой, наделенными лишь совещательными функциями, с практически неограниченной властью председателя совета министров Салазара. Три четверти взрослого населения были фактически лишены избирательных прав. Согласно “Хартии труда”, изданной 23 сентября 1933 г. по образцу “Хартии труда” фашистской Италии, в стране устанавливалась корпоративная система по типу итальянской; вместо свободных профсоюзов учреждались фашистские “национальные профсоюзы” — органы контроля над рабочими и служащими со стороны государства. По декрету, изданному в декабре 1933 г., рабочие лишались права на забастовки. Привилегии католической церкви, сильно урезанные революцией 1910 г. были восстановлены и расширены. Церковь, армия, партия “Национальный союз” и разветвленный репрессивный аппарат во главе с тайной полицией ПИДЕ стали опорой фашистской диктатуры Салазара. Эти факты говорят о том, что постепенно в своей внутренней политике военно-фашистская диктатура в Португалии стала опираться на образцы, заимствованные у режима Муссолини в Италии, а улучшив положение католической церкви она пыталась достичь расположения к себе со стороны Ватикана. Все это не замедлило сказаться на внешнеполитической ориентации “нового государства” [Коломиец Г. Н., Очерки новейшей истории Португалии, М: Наука. 1965 г.].

Но помимо официальной дипломатии в этот период существовала и другая, если можно так сказать “оппозиционная”. Демократические круги Португалии неоднократно делали попытки дать отпор диктатуре и фашизму. В феврале 1927 г. республикански настроенные офицеры, а также часть рабочих подняли в Лиссабоне и Порту вооруженное восстание. Восстания вспыхивали в 1928 г. и в последующие годы, но все они жестоко подавлялись диктатурой. Определенное недовольство высказывали в отношении режима некоторые предпринимательские круги, порой жестко ограниченные скопированной с Италии “корпоративной системой”. Резкие протесты либеральных и демократических кругов Запада вызывали действия репрессивных органов режима Салазара, нарушающих, по их мнению, права человека в своей неприкрытой форме. Это было связано с тем, что для подавления сопротивления правительство Салазара в середине 30-х годов издало ряд декретов об усиления репрессий. Тайная полиция, тесно связанная с немецким гестапо, стала применять зверские пытки в тюремных застенках. На одном из островов архипелага Зеленый Мыс был создан концлагерь “Таррафал” для политзаключенных, который снискал зловещую известность. В целях усиления борьбы с демократическими силами были созданы полувоенные фашистские организации “Португальский легион” и “Португальская молодежь”, использовавшие, собственно говоря, опыт подобных организаций в нацистской Германии и фашистской Италии. Особую враждебность этих формирований испытывали на себе португальские социалисты и коммунисты. В 1929 г. в португальской компартии была осуществлена реорганизация. Ее Генеральным секретарем был избран Б. Гонсалвес. С 1931 г. стала выходить газета ПКП “Аванте”. Коммунисты выступали против военного переворота, способствовали созданию Лиги друзей СССР, Лиги борьбы с фашизмом [Кунъял А., Страницы борьбы, М: ИПЛ, 1977г].

Внешнеполитический курс диктатуры Салазара до второй мировой войны.

Упрочение диктатуры на первых порах сопровождалось ростом зависимости Португалии от Англии, ее займов, кредитов и инвестиций. Необходимость во внешних финансовых вливаниях увеличилась особенно в годы экономического кризиса 1929 – 1933 гг. Мировой кризис привел к сокращению производства традиционных португальских товаров (рыбные консервы, вино и др.), к сильному падению жизненного уровня населения. В целях выхода из кризиса власти наряду с усилением налогового обложения населения предоставляли льготы крупным предпринимателям и емлевладельцам, способствовали концентрации производства в руках определенной группы монополистов. Такой льготный режим оказался невероятно привлекательным для иностранных инвесторов, вкладывавших в португальскую экономику как прямым, так и косвенным путем. Проникновению иностранного капитала в национальное хозяйство Португалии чрезвычайно способствовала высокая монополизация и концентрация производства. Так, при поддержке фашистского режима усилились господствующие позиции в экономике страны таких крупнейших монополистических объединений, как Компания фабричного союза (КУФ), установившая свой контроль в химической и некоторых других отраслях промышленности, и компания САКОР, монополизировавшая всю нефтеперерабатывающую промышленность и некоторые другие отрасли. Бремя кризиса перекладывалось также на народы португальской колониальной империи. Иностранный капитал был сильно заинтересован в проникновении в эти португальские колониальные владения в силу того, что здесь были дешевая рабочая сила, “неисчерпаемые” еще слабо освоенные собственно португальцами источники сырья, новый неосвоенный рынок сбыта, покровительство колониальных властей, возможность оградить свои прибыли и доходы от негативных последствий мирового экономического кризиса.

Английских предпринимателей-инвесторов не смущал откровенно антидемократический диктаторский характер салазаровского правления, несмотря на постоянные протесты своих собственных “правозащитников”, экономические выгоды от сотрудничества перевешивали все их доводы. К тому же антикоммунистическая и антисоветская фразеология Салазара вполне устраивала английскую дипломатию в тот период.

Салазар усилил эксплуатацию и политическое угнетение народов португальских колоний. Согласно так называемому колониальному акту, изданному в июле 1930 г. население португальских колоний: Анголы, Мозамбика, Гоа и др. лишалось даже той иллюзорной автономии, которую оно имело раньше. В колониях население теряло какие-либо экономические, политические и культурные права. Здесь широко распространилась система принудительного труда, практиковалась продажа рабочей силы (работорговля). Правительство Салазара сделало новые уступки английским компаниям в колониях Португалии и в самой метрополии. Для подавления сопротивления народа режим Салазара постоянно нуждался во все возрастающей поддержке извне. Это стало особенно очевидно во время событий 1934 г. В январе этого года произошло по сути дела первое крупное выступление против фашистской диктатуры. Во всеобщей забастовке в январе 1934 г. приняло участие 60 тыс. человек. В ходе этой забастовки коммунисты, социалисты и анархо-синдикалисты впервые выступили единым фронтом. Забастовка была жестоко подавлена, но получила большой резонанс в Португалии и за границей, прежде всего в эмигрантской среде.

Январская забастовка усилила беспокойство салазаристов за свои внутриполитические позиции. Фашистской диктатуре не удавалось создать в стране широкую массовую базу. Партия “Национальный союз” была по существу бюрократической организацией. Воздействия на массы через католическую церковь и путем традиционной колониалистской идеологии, распространенной среди мелкобуржуазных кругов населения оказалось недостаточно.

С самого начала этот политический режим поддерживала Англия, капитал которой занимал господствующие позиции в экономике Португалии и ее колоний. Англия была главным кредитором Португалии уже на протяжении долгого периода времени. На ее долю в 1935 г. приходилось 22 млн. фунтов стерлингов из 30,9 млн. фунтов стерлингов внешнего долга Португалии. На поддержку Англии Португалия по-прежнему опиралась и в дипломатической области. Англия была основным поставщиком оружия для португальской армии.

Фашистский режим значительно увеличил расходы на армию, флот и полицию. Эти расходы превышали 1/3 всего бюджета. В 1934 г. португальское правительство объявило новую военную программу, в соответствии с которой в Англии было заказано 20 военных кораблей. В следующем году Португалия выделила 65 млн. фунтов стерлингов на постройку еще 14 военных кораблей, а также на строительство стратегических дорог, укрепление военной авиации [Новейшая история 1918 – 1939 гг. под ред. Галкина И. С., М: Высшая школа. 1974, с. 496 – 497].

Однако стремление салазаристов упрочить свои внутриполитические позиции, их идеологическая близость с континентальными тоталитарными диктатурами все больше толкали их на сближение с фашистскими Германией и Италией, активизировавшими свою политику на Пиренеях. Португалия стала делать большие закупки более дешевого оружия у Германии и Италии. Начиная с середины 30-х годов Португалия широко открыла доступ германскому капиталу как в метрополию, так и в колонии. Усилилось ее политическое сотрудничество с державами фашистской оси. Непосредственно перед второй мировой войной правительство Салазара пошло на установление самых тесных экономических и политических связей с фашистскими Германией и Италией, и, соответственно, взяло курс на свертывание своих взаимоотношений с Великобританией. Германия почти догнала Англию по объему португальского импорта. Она становилась основным покупателем португальской продукции сельского хозяйства и колониальных товаров, превращаясь, одновременно, в важного поставщика промышленных продуктов.

В 1936 – 1939 гг. Португалия служила базой итало-германской интервенции в Испании. Правительство Португалии сразу же с началом военно-фашистского мятежа генерала Франко заняло враждебную позицию по отношению к республиканскому режиму в Испании и, наоборот, в первые же дни признало диктатора, осуществляло снабжение его армии оружием, боеприпасами, направляемыми из Германии и Италии, послало несколько тысяч португальских солдат ему на помощь. Португальское руководство постоянно подчеркивало свое идейно-политическое единство с франкистским движением в соседней Испании. Это обосновывалось традиционной культурной и этноцивилизационной близостью двух братских народов, а также родством политических линий и даже самих личностей Салазара и Франко. После разгрома Испанской республики 17 марта 1939 г. в Лиссабоне между двумя пиренейскими диктаторами был подписан договор о “дружбе и ненападении” — так называемый Иберийский пакт.

В то же время португальские демократы с симпатией отнеслись к борьбе испанских республиканцев. В сентябре 1936 г. военные моряки на трех кораблях в Лиссабонском порту начали вооруженное восстание в знак солидарности с Испанской республикой. А португальские антифашисты отправились в Испанию, где сражались в составе интернациональных бригад [Коломиец Г. Н., Очерки новейшей истории Португалии, М: Наука, 1965].

Внешнеполитический курс Португалии в годы второй мировой войны как результат предвоенной дипломатии Салазара

Непосредственно во второй мировой войне Португалия участия не принимала. Она вслед за Испанией объявила себя “невоюющей страной”, своего рода “официально нейтральным” государством. Но фактически также как и франкистская Испания сотрудничала с фашистской Германией. Португалия поставляла рейху вольфрам, медь, марганец, каучук, хлопок. Через португальские порты проходила торговля фашистских стран с Латинской Америкой. Но при этом окончательного и бесповоротного разрыва с англо-американским блоком не произошло, что впоследствии дало возможность салазаровскому режиму маневрировать на международной арене, особенно после разгрома нацистской Германии. А в ходе второй мировой войны такое двойственное положение превратило Лиссабон в своего рода “перевалочный пункт” для стран фашистской оси, связывающий их с Новым Светом, что облегчалось давними традиционными связями Португалии со странами южноамериканского континента и, прежде всего, со своей бывшей колонией — Бразилией. Через него шла дипломатическая и военная разведка фашистских государств, а после окончания второй мировой войны осуществлялась нелегальная переправка фашистстких преступников в страны Северной и Южной Америки [Новейшая история 1939 – 1975 гг. под ред. Александрова В. В., М: Высшая школа. 1977, с. 58].

Не участвуя в военных действиях второй мировой войны “новое государство” О. Салазара могло сконцентрироваться на борьбе со своими внутренними противниками. Всякое демократическое движение подавлялось; особенно последовательным репрессиям подвергались коммунисты как наиболее непримиримые враги режима. В 1942 г. в концлагере “Таррафал” погиб Генеральный секретарь Компартии Португалии Бенто Гонсалвес. Однако передовые слои народа вели борьбу против фашистской диктатуры Салазара, против союза Португалии с другими фашистскими державами. В стране не прекращалась забастовочная борьба. Росло влияние компартии. В 1940 – 1941 гг. под руководством Алваро Куньяла в компартии была проведена реорганизация, налажен выпуск газеты “Аванте”. В 1943 г. в условиях подполья компартия провела III съезд, на котором впервые был избран Центральный Комитет. Съезд выработал курс на создание широкого антифашистсткого единства масс. В конце 1943 г. возникла подпольная организация “Движение национального антифашистского единства”, в которой впервые вместе с коммунистами объединились республиканцы, социалисты, другие демократы. В 1945 г. вокруг этой организации создалось широкое легальное “Движение демократического единства”. Обе организации сыграли немаловажную роль в борьбе против салазаровского режима. Борьба антифашистских кругов ослабляла диктатуру Салазара и препятствовала прямому вступлению Португалии в войну [Куньял А., Страницы борьбы, М: ИПЛ, 1977 г.].

Такое двойственное международное положение Португалии давало ей некоторые выгоды по сравнению с другими воюющими державами. Об этом говорит тот факт, что в отличие от многих других стран Португалия вступила в послевоенный период с большими валютными резервами, накопленными ею во время войны благодаря поставкам стратегических материалов и продовольствия обеим воевавшим коалициям и эксплуатации народов ее колоний. Но Португалия так же как и прежде продолжала оставаться страной колониальной, с одной стороны, и страной зависимой от крупного международного капитала, —- с другой. В то же время Португалия оставалась одной из самых отсталых стран Европы, без черной металлургии и машиностроения, с преобладанием мелких и полукустарных предприятий в городе, засильем крупных латифундистов на юге и распыленностью земельных участков на севере страны. Господствующие позиции в экономике страны занимал иностранный капитал. Крупнейший в Португалии концерн КУФ (Компания фабричного союза) установил свой контроль над большинством отраслей промышленности, над рядом банков и колониальных компаний. В ряде новых отраслей промышленности монопольное положение заняли тесно связанные с иностранным капиталом компания САКОР и “Объединенные компании газа и электричества”, а в колониях — финансовая группа “Банк Бурнаи”.

После окончания второй мировой войны и крушения Тройственного пакта Берлин – Рим – Токио усилилось проникновение в Португалию и ее колонии крупного капитала США, одной из ведущих держав-победительниц. США применяли здесь разнообразные формы экономического давления — от оказания помощи по “плану Маршалла” до использования зависимости Португалии от внешнего рынка крупнейших западных стран. Монополии США на выгодных для них условиях продавали Португалии свои залежалые товары и избытки продовольствия, установили контроль над многими отраслями промышленности, транспорта и финансов, получили непосредственный доступ к проведению изысканий и эксплуатации богатств португальских колоний в Африке. Таким образом, после второй мировой войны главенствующее место в экономике и политике Португалии вместо Англии и Германии заняли США.

Непосредственно не принимая участия в военных действиях второй мировой войны салазаровская Португалия смогла сохранить в неприкосновенности свою колониальную империю. Сохранился и сам политический режим Салазара, использовавшийся в качестве инструмента поддержания стабильности в этой одряхлевшей империи для обеспечения возможности беспрепятственного проникновения международного капитала в ее колониальные владения. Так же как и англичан в 30-х годах, американцев устраивал ярко выраженный антикоммунизм и антисоветизм салазаровцев, особенно в условиях начавшейся “холодной войны”. Закрывали глаза они и на усилившиеся репрессии диктатуры Салазара против португальских демократических сил (в первую очередь в отношении коммунистов) и против национально-освободительного движения в колониях. В 1948 г. Португалия продлила предоставленное во время войны США и Англии право использовать военные базы на Азорских островах. В апреле 1949 г. она вступила в Североатлантический блок. В январе 1951 г. в Лиссабоне было подписано американо-португальское соглашение о так называемом взаимном обеспечении безопасности. Вся дипломатия Салазара “плелась” теперь в фарватере американской внешней политики, что являлось уже достаточно традиционным для Португалии в первой половине XX века, то есть следовать за сильнейшими в регионе и мире государствами в зависимости от расстановки сил на мировой политической карте [Новейшая история 1939 – 1975 гг. под ред. Александрова В. В., М: Высшая школа, 1977 г., с. 469 – 471].

Заключение

Итак, подытоживая все вышесказанное, мы отмечаем тот факт, что внешняя политика Португалии на всем протяжении первой половины XX века характеризуется тесной связью с внешнеполитическим курсом доминирующей в мире и в Европе державой, что одновременно сказывалось на экономическом и политическом присутствии данного государства в “пределах” Португальской империи. Так отмечается определенный крен во внешнеполитическом курсе Португалии с середины 30-х годов, вызванный усилением на дипломатической арене Европы фашистских Германии и Италии. Однако сохранение формального нейтралитета салазаровской Португалии в годы второй мировой войны во многом объясняется, кроме прочих причин, и неясностью для правящей верхушки “нового государства” ее исхода. Данный факт с очевидностью свидетельствует о серьезных колебаниях португальской дипломатии в этот период времени, прямо зависящих от меняющейся международной обстановки. Подобная двойственность внешней политики Португальского государства объясняется его отсталостью, зависимостью от других более развитых стран и неспособностью проводить “абсолютно” самостоятельную дипломатию. Тем самым, можно констатировать явление относительности внешнеполитического курса Португалии, вызванного ее внешним и внутренним положением как уже давно не ведущей на мировой арене державы, а даже, наоборот, как страны “второстепенной”, отставшей в своем развитии и в международном смысле могущей быть лишь “ведомой” каким-либо могущественным государством. Выход для тогдашней правящей верхушки Португалии был найден в лавировании между разными блоками крупнейших мировых держав. Такая политика отразилась на действиях португальского правительства в годы второй мировой войны, когда оно заняло позицию формального нейтралитета и неучастия в военных событиях того времени, что, как мы уже замечали, в конечном итоге продлило существование этой окончательно одряхлевшей и ослабевшей империи, готовой в любой момент развалиться на части. Это было довольно показательно, если учитывать тот факт, что в годы первой мировой войны Португалия все таки заняла сторону определенного воюющего блока — Антанты и приняла непосредственное участие в боевых действиях той “европейской бойни”.

На примере Португалии между двумя мировыми войнами мы отчетливо видим взаимосвязь дипломатии с внутриполитическими проблемами государства. Для Португалии 20-х – 30-х гг. это было не случайно. В 20-х годах, особенно после наступления капиталистической стабилизации, в большинстве стран Центральной, Южной и Юго-Восточной Европы была установлена реакционная диктатура (Венгрия, Болгария, Албания, Греция, Польша и т. д.). Она представляла собой особую разновидность автократического строя. С фашистской моделью ее сближали свойственные им обоим, хотя и в различной степени, авторитарные методы политического господства. Но если фашизм (в его классическом виде) опирался, как правило, на массовую социальную базу, что придавало ему относительную устойчивость, то диктаторские режимы Центральной, Южной и Юго-Восточной Европы не имели достаточно прочной социальной опоры. Характерной чертой их политического строя было сочетание традиционных административно-бюрократических методов осуществления власти, рассчитанных на пассивное повиновение политически отсталых и организационно раздробленных масс народа, с элементами буржуазного парламентаризма, с одной стороны, и с тенденцией к применению фашистских методов политического руководства — с другой. Неизбежным результатом сравнительной узости социальной базы этих диктаторских режимов была их постоянная политическая нестабильность.

В ряду этих стран оказалась и Португалия, которая развивалась с 1926 года в сторону сближения с фашистской моделью. Однако отсутствие массовой социальной базы диктаторского строя долго не позволяло правящим кругам этой страны отказаться от традиционных методов политического господства и от использования отдельных элементов парламентаризма. Отсюда вытекали, и непоследовательность внешней политики, ее несамостоятельность, и слабость, отсутствие дипломатической инициативы, подражание чужим образцам, постоянная ориентация на сильнейшего представителя “семьи мировых держав”, колебания и попытки лавирования, жесткая связь внешнеполитического курса с событиями внутри страны и даже зависимость от них.

Библиографический список

Александров В. В., Новейшая история стран Европы и Америки 1918 – 1945 гг., М: Высшая школа, 1986г.

История новейшего времени стран Европы и Америки 1918 – 1945 гг. под ред. Язькова Е. Ф., М: Высшая школа, 1989 г.,

Коломиец Г. Н., Очерки новейшей истории Португалии, М: Наука, 1965 г.

Куньял А., Страницы борьбы, М: ИПЛ, 1977 г.

Новейшая история 1918 – 1939 гг. под ред. Галкина И. С., М: Высшая школа, 1974 г.

[/sms]

22 сен 2008, 15:58
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.