Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Реферат: Аграрные кризисы


Реферат: Аграрные кризисы

Реферат: Аграрные кризисы Введение

По имеющимся определениям, кризис есть тяжелое переходное состояние. Что касается понятия аграрного кризиса, то в советской политэкономии он сводился к присущему капитализму перепроизводству сельскохозяйственной продукции с сопутствующими ему негативными явлениями.

Процесс воспроизводства в сельском хозяйстве тесно переплетается с процессом воспроизводства в промышленности. Поэтому сельское хозяйство, как и другие отрасли хозяйства, испытывает на себе удары общих экономических кризисов. Помимо этого, сельскому хозяйству свойственны специфические аграрные кризисы. Они растягиваются на целые десятилетия, существуя как самостоятельное явление наряду с экономическими кризисами перепроизводства, которые носят периодический характер. Например, кризис, возникший вместе с промышленным кризисом 1873 г. и охвативший Западную Европу, Россию, а затем и США, длился то обостряясь, то несколько смягчаясь до середины 1890-х гг.

С развитием государственно-монополистического капитализма одним из проявлений аграрного кризиса становятся антикризисные мероприятия государства, направленные на ограничение сельскохозяйственного производства и на поддержание определённого уровня сельскохозяйственных цен при их тенденции к падению. Например, с возникновением в 1948 г. длительного кризиса в США было возобновлено аграрное законодательство, направленное на сокращение посевных площадей, поддержание сельскохозяйственных цен на прежнем уровне, на субсидирование экспорта по демпинговым ценам, что обострило противоречия между капиталистическими странами-экспортёрами. Политика поддержания сложившегося ранее уровня сельскохозяйственных цен сдерживала сокращение сельскохозяйственного производства и противоречила мероприятиям по его ограничению. Крупные хозяйства, получившие подавляющую долю правительственных средств, использовали их для интенсификации сельского хозяйства.

[sms]

Применительно к построенному в социалистическом лагере общественному строю об аграрном кризисе отечественная наука предпочитала не говорить. На самом деле современный системный кризис и его составляющая — аграрный кризис — возник как раз в недрах соцлагеря с началом экономических экспериментов над российской деревней. Причем проявлялся этот кризис по большей части в тяжелом, бесправном, унизительном положении советского крестьянства.

Аграрный кризис был заведомо предопределен существующей системой уже потому, что человек, лишенный права собственности, следовательно, экономической свободы, не был заинтересован в производительном труде, хозяйском отношении к ничейной земле, оставался безразличным к новой общине, полностью отнявшей у крестьянина право собственности — фундаментального гражданского права человека.

Выход из аграрного кризиса, который усилился вследствие серьезных тактических просчетов стратегического курса проводимых либеральных реформ, находится на пути рыночной трансформации отношений собственности, обеспечения приоритета частного землевладения, формирования на селе слоя культурных хозяев. Такие хозяева, с самого начала взявшие на вооружение принцип предпринимательской деятельности, овладевающие рыночным механизмом, умело реализуют право частной собственности в индивидуальной и коллективных ее формах, и в нынешней кризисной ситуации обеспечивают стабильное и эффективное развитие. Поэтому реальные сдвиги в преодолении кризиса возможны даже в процессе непоследовательной реализации стратегического курса аграрной реформы, дающей позитивные изменения во всей системе сельскохозяйственных отношений, в усилении мотивации к эффективной земледельческой деятельности, в устранении того тяжелого материального и, что особенно важно, морального, правового положения, в котором находилось крестьянство.

В контексте данной работы предполагается, рассмотрев исторический обзор наиболее ярких мировых и отечественных аграрных кризисов, перейти к сегодняшним проблемам отечественного сельского хозяйства и кратко охарактеризовать возможные меры для их преодоления.

I. Аграрные кризисы: исторический аспект

1.1. Аграрные кризисы в мировой экономике

Всемирная история изобилует примерами различного рода аграрных кризисов. Но из всех мировых аграрных кризисов наиболее ярким представляется кризис, имевший место в конце 1920-х – начале 1930-х годов, в частности потому, что проводимая американским правительством антикризисная политика оказалась способной в короткий срок исправить положение дел. Между тем перед началом реформирования ситуация выглядела для Америки угрожающе.

1929 – 1932-е годы вошли в историю США как “Великая депрессия”. Именно в это время США охватил экономический кризис, который начался с падения курсов акций на Нью-Йоркской бирже. Промышленный кризис переплетался с аграрным. Сбор пшеницы упал на 36%, кукурузы — на 45%. В целом цены на сельскохозяйственные продукты снизились на 58%, а более 40% фермерских доходов шло на погашение задолженностей и налоги. Небывалая в стране засуха в 1930 г. уничтожила урожай в 30 штатах, но и засуха не останавливает падение цен на сельскохозяйственную продукцию.

Положение в стране было критическим. Необходимо было принимать срочные меры. Такими мерами явилась программа так называемого “Нового курса”, принятая администрацией президента Рузвельта. Одним из важных законов “Нового курса” является закон о регулировании сельского хозяйства, принятый Конгрессом США в начале 1933 года, в канун объявленной фермерами забастовки. Для его проведения была создана Администрация регулирования сельского хозяйства, так называемая ААА. Для преодоления аграрного кризиса закон предусматривал меры повышения цен на сельскохозяйственную продукцию до уровня 1909 – 1914 гг. В их числе:

Сокращение посевных площадей и поголовья скота. За каждый незасеянный гектар фермеры получали компенсацию и премию, средства, которые мобилизовались за счет налога на компании, налога на муку и налога на хлопчатобумажную пряжу. К моменту введения такой меры существовавшие цены на зерно делали более выгодным его использование в качестве топлива, и в некоторых штатах зерно и кукурузу сжигали вместо дров и угля. Истреблению продукции способствовала и засуха, значительно сократившая урожай.

Чрезвычайные меры по финансированию государственной фермерской задолженности, которая к началу 1933 года достигла 12 млрд. долларов.

Инфляционные меры. Правительство получало право девальвировать доллар, ремонтезировать серебро, выпустить на 3 млрд. долларов казначейских билетов, государственных облигаций. В результате фермеры за 1933 – 1935 гг. получили кредиты на сумму более 2 млрд. долларов, и продажа разорившихся ферм прекратилась.
Проведение этого закона привело к тому, что запахали 10 млн. акров засеянных хлопком площадей, уничтожили 1/4 всех посевов. За 1 год действия ААА было забито 23 млн. голов рогатого скота и 6,4 млн. голов свиней. Таким образом удалось повысить цены на сельскохозяйственную продукцию и улучшить положение в аграрном секторе — доходы фермеров возросли на 50%. Благодаря займам многие фермеры справились с кризисом. Однако около 10% всех ферм разорились и были проданы с молотка.

Меры, предусмотренные законом о регулировании сельского хозяйства, прежде всего, затрагивали мелкие фермерские хозяйства, так как крупные могли сократить посевы за счет малоплодородных земель, компенсируя эти потери улучшением обработки хороших земель, покупкой сельскохозяйственных машин и удобрений, добиваясь повышения производительности и увеличения получаемых продуктов. Льготными кредитами могли пользоваться такие конкурентоспособные фермы, не обремененные долгами. Таким образом, удельный вес мелких фермеров на продовольственном рынке сократился. ААА усилила процесс дифференциации в деревне. Крупные сельскохозяйственные монополии и фермеры имели большую прибыль от повышения цен. Благодаря этому процесс концентрации земельной собственности усилился.

Правительство проводило политику демпинга за границей, стимулировало экспорт пшеницы и хлопка выдачей вывозных премий. США оказались перед перспективой постоянного возрастания, а не уменьшения излишков производства. Спрос иностранных рынков на американский хлопок, табак и пшеницу постоянно падал. В итоге семилетних мероприятий “нью-диа” в сельском хозяйстве в 1939 году покупательная способность продовольствия была на 25% выше, чем в 1932 году.

Тем не менее, аграрная политика “Нового курса” позволила смягчить, а впоследствии — преодолеть последствия кризиса в сельском хозяйстве.

1.2. Аграрный кризис в России в конце XIX – начале XX вв. Столыпинские реформы

Переходя к изучению отечественной практики решения аграрных проблем, нужно отметить, что вся история России XX в. представляет собой сплошную цепь аграрных кризисов, вызванных разными причинами.

В России конца XIX в. социально-экономические пережитки феодализма в сельском хозяйстве (отсталое помещичье хозяйство, использование отработки, аграрные порядки в российской деревне) сочетались с развитием капитализма как в сельском хозяйстве, так и в промышленности, что способствовало обострению общественных противоречий. Аграрный кризис конца XIX в., заключавшийся в росте крестьянского малоземелья и увеличение крестьянских повинностей, стал причиной возникновения крестьянских выступлений.

В 1902 г. было создано Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности под руководством министра финансов С. Ю. Витте, которое пришло к выводу о необходимости перейти от общинного к подворному и хуторскому землевладению, уравнять крестьян в правах с другими сословиями и активизировать переселение крестьян из Центра на малонаселенные земли.

В конце XIX века земельная политика государства не отличалась последовательностью. Рескрипт 1882 года об основании Крестьянского банка для кредитования покупки земли преследовал цель создать в деревне слой инициативных и энергичных собственников. Однако последующие “аграрные” указы 1886 и 1893 годов, наоборот, консервировали устаревшие поземельные отношения, усложняли разделение индивидуальных хозяйств и продажу надельной земли, возможную только при одобрении двух третей схода. Таким образом, правительство делало все, чтобы сохранить крестьянскую общину, тормозившую интенсификацию сельского хозяйства.

В правительстве С. Витте, сформированном в период подъема революции 1905 – 1907 годов, сопровождавшейся массовыми погромами и захватами помещичьих имений, подготовка земельного законопроекта была поручена министру государственных имуществ Николаю Кутлеру. Он хотел наделить крестьян землей за счет помещиков, выкуп которым должно было платить государство, но этот проект не был реализован.

Наиболее заметный след в истории России оставили знаменитые аграрные реформы Столыпина. Столыпин поддержал позицию о предоставлении права крестьянам на выход из общины. Указом 9 ноября 1906 г., принятым в чрезвычайном порядке, было положено начало выходу крестьян из общины. Столыпин не был сторонником насильственной ломки общины. Насильственные меры предполагались в тех случаях, когда община препятствовала выходу крестьян, что было весьма распространено.

Выход крестьян из общины подразумевался в два этапа: сначала чересполосное укрепление наделов, а затем выход на отруба и хутора. Была снята семейная форма собственности на землю, надел стал не коллективной собственностью семьи, а собственностью землевладельца. Отменялись выкупные платежи за землю, крестьяне освобождались от принудительного севооборота в целях недопущения излишней концентрации земли в одних руках и спекуляции землей. Были также запрещены продажа земли не крестьянам и скупка в пределах одного уезда более 6 душевых наделов, определенных по реформе 1861 г. По разным губерниям этот надел колебался от 12 до 18 десятин. С июля 1912 г. была разрешена выдача ссуд под залог для приобретения крестьянами земли, введены различные формы кредита — агрокультурный, ипотечный, землеустроительный, мелиоративный.

Но денег, выделенных на реализацию реформы, элементарно не хватало. Так, по явно заниженным подсчетам Государственного контроля, минимальная стоимость обустройства одного хозяйства на хуторе составляла от 250 до 500 рублей. Министерство земледелия на всю европейскую часть России выделило ссуд на общую сумму в 32,9 миллиона рублей, в то время как в стране, по данным переписи, в 1905 г. насчитывалось около 12 миллионов крестьянских семей.

Для осуществления реформы было характерно насаждение хуторской системы землевладения, хотя природные, географические условия, социально-психологическая готовность крестьян к новым формам хозяйствования не всегда этому благоприятствовали. И все-таки к 1915 г. более 25% домохозяев объявили о выходе из общины. Чаще всего это были беднота, крестьяне, работавшие в городе, и в меньшей степени крестьяне, желавшие вести независимое хозяйство. Покупателями земли часто оказывались зажиточные крестьяне, не вышедшие из общины, а также сами общины, возвращавшие земли в мирское пользование. Отруба прижились в основном в Заволжье, на Северном Кавказе, в губерниях Северного Причерноморья, хутора — в западных губерниях.

Важной частью аграрного законодательства Столыпина стала деятельность Крестьянского банка, скупавшего земли и перепродававшего затем их крестьянам на льготных условиях, причем часть расходов финансировалась государством.

Одним из способов наделения землей правительство выбрало путь переселенческой политики в Сибирь. Указом от 10 марта 1906 г. всем желающим без ограничений было предоставлено право на переселение. Правительство выделило средства на прокладку дорог, благоустройство на новом месте, медицинское обслуживание, общественные нужды. Пожалуй, это направление аграрной политики стало наиболее эффективным. За 1907 – 1914 гг. в Сибирь переселилось 2,44 миллиона крестьян, или 395 тысяч семей. Население Сибири за годы колонизации выросло на 153%. Если до реформы в Сибири проходило сокращение посевных площадей, то после реформы те были расширены почти вдвое. По темпам развития животноводства Сибирь обгоняла европейскую часть России.

Оценивая аграрные реформы Столыпина, следует признать их целесообразными, а с экономической точки зрения — необходимыми. С 1909 г. по 1914 г. Россия производила зерна больше, чем основные ее конкуренты — США, Канада и Аргентина — вместе взятые. Конечно, надо иметь в виду, что во все эти годы были хорошие, а в 1909 и 1913 гг. были рекордные урожаи, но столь разительные перемены положения дел в сельском хозяйстве напрямую связаны с проведенными реформами. Начался бурный рост вначале кредитных, а затем и производственных, сбытовых и потребительских кооперативов, оказывалась разносторонняя агрокультурная помощь: организовывались курсы по изучению, демонстрации и внедрению новых эффективных форм хозяйствования.

Однако Россия не стала процветающей страной. Не были решены проблемы, связанные с голодом и аграрным перенаселением. Сельское хозяйство по-прежнему развивалось экстенсивно, производительность труда в нем росла медленнее, чем в США и странах Западной Европы.

Для осуществления реформ такого масштаба не было создано должной финансовой и материальной базы, и оно форсировалось чисто административными мерами. Как известно, Столыпин считал, что реформы могут быть успешно осуществлены в течение 15 – 20 лет. Нельзя вполне согласиться с названными сроками, поскольку даже в маленькой Пруссии период перехода от общинного земледелия к хуторам занял 100 лет.

Реформы в России носили ярко выраженный политический характер. Столыпин никогда не скрывал, что ими он стремился потушить огонь крестьянских выступлений. В результате методы осуществления реформ вызвали неприятие их со стороны самых различных политических сил. Ко всему прочему, аграрные преобразования Столыпина были начаты с большим историческим опозданием, как минимум на сорок лет.

1.3. Исторические уроки коллективизации

Послереволюционное преобразование сельского хозяйства на основе коренной технической реконструкции, подъема общей культуры деревни, который был бы равноценен подлинной культурной революции, было исторической необходимостью. К концу 1920 – началу 1930-х годов объективный ход социально-экономического развития поставил эти вопросы на повестку дня. Хозяйствование на мелких клочках земли с помощью примитивных орудий обрекало крестьян на тяжелый ручной труд, обеспечивая им всего-навсего поддержание существования, бесконечное воспроизводство все тех же отсталых условий труда и быта. Низкий уровень сельскохозяйственного производства сдерживал общее экономическое развитие страны, ставил серьезные преграды начинавшейся индустриализации, строительству социализма в целом. Положение страны в мире диктовало ускорение развития всех отраслей народного хозяйства, в особенности индустрии. Вместе с тем эта необходимость не требовала проведения “сплошной коллективизации” за два или три года и любыми средствами. Никакие объективные условия не могут оправдать того насилия над крестьянством, которое было совершено при проведении коллективизации и раскулачивания по-сталински.

К началу коллективизации в стране складывалась крепкая система сельскохозяйственной кооперации (в 1927 г. она объединяла уже третью часть крестьянских хозяйств). Рядом с ней действовали не менее развитая потребительская и растущая кустарно-промысловая кооперативные системы. Вместе они охватывали свыше двух третей товарооборота между городом и деревней. Трудности на этом пути были неизбежными (особенно в связи с задачами индустриализации), но и преодолимыми, без насилия над крестьянством.

В 1920-х годах был действительно заметным подъем крестьянского хозяйства, который свидетельствовал о благотворных результатах национализации земли, освобождения крестьян от помещичьего гнета и эксплуатации со стороны крупного капитала, а также об эффективности новой экономической политики. За три – четыре года крестьяне восстановили сельское хозяйство после сильнейшей разрухи. Однако в 1925 – 1929 гг. производство зерна колебалось на уровне чуть выше довоенного. Рост производства технических культур продолжался, но был умеренным и неустойчивым. Словом, мелкое крестьянское хозяйство отнюдь не исчерпало возможности для развития. Но, конечно, они были ограниченными с точки зрения потребностей страны, вступившей на путь индустриализации.

Кризис хлебозаготовок в конце 1927 г. возник как результат рыночных колебаний, а не как отражение кризиса сельскохозяйственного производства или социального кризиса в деревне. Конечно, сокращение государственных заготовок хлеба создавало угрозу планам промышленного строительства, осложняло экономическое положение, обостряло социальные конфликты в городе и деревне. Обстановка к началу 1928 г. серьезно осложнилась и требовала взвешенного подхода. Но сталинская группа, которая только что добилась большинства в политическом руководстве, пошла на слом НЭПа и широкое применение чрезвычайных мер, то есть насилия над крестьянством.

Трансформация политики всемерного развития кооперации во всех ее формах в “курс на коллективизацию” началась в ходе хлебозаготовок и в непосредственной связи с ними. В это время резко возрастают масштабы государственной помощи колхозам — кредитование и снабжение машинами и орудиями, передача лучших земель, налоговые льготы. Партийные, советские, кооперативные организации развертывают активную пропаганду коллективного земледелия, работу по практической организации колхозов. Однако начавшееся весной 1928 г. форсирование организации колхозов с течением времени становилось все более откровенным и сильным. Руководители многих парторганизаций стали брать своего рода “обязательства” по проведению коллективизации за “год – полтора”, к лету 1931 г. Но и эти “обязательства” были признаны недостаточными. Разъяснительная и организационная работа в массах подменялась грубым нажимом, угрозами, демагогическими обещаниями. Раскулачивать стали не только кулаков, но и середняков — тех, кто еще не хотел вступать в колхозы. Число раскулаченных во многих районах достигало 10 – 15% крестьянских хозяйств, число “лишенцев” (лишенных избирательных прав) — 15 – 20%.

Сложным и противоречивым было отношение к коллективизации в первую очередь среднего крестьянства. Условия его жизни и труда были весьма нелегкими. Большинство середняков начинало понимать ограниченность возможностей мелкого хозяйства. Но и переход к коллективным формам хозяйствования означал для них коренную ломку привычного уклада жизни. Поэтому их сомнения и колебания были неизбежными. Прежде чем решиться на этот шаг, они хотели видеть практические, наглядные доказательства преимуществ колхозов, получить возможность самим, без принуждения, в соответствии со своими интересами строить новые формы жизни. Подобной возможности они не имели.

Трудно определить численность раскулаченных хозяйств и пострадавших при этом людей. Точные данные имеются лишь о численности семей, высланных в отдаленные районы страны. К октябрю 1930 г. была выселена 115231 семья, в 1931 г. — 265795 семей. За два года, следовательно, была отправлена на Север, на Урал, в Сибирь и Казахстан 381 тысяча семей. Часть кулацких семей (200 – 250 тысяч) успела “самораскулачиться”, то есть распродать или бросить свое имущество и бежать в города или на стройки. В сумме получается около одного миллиона – миллиона ста тысяч хозяйств, ликвидированных в ходе раскулачивания.

Одной из самых запретных тем в истории советской деревни до самого последнего времени являлся голод в зерновых районах страны, разразившийся в 1932 – 1933 гг. Однако только в условиях гласности историки получили возможность обратиться к изучению этой трагедии. Первые же результаты конкретно-исторического анализа показали, что голод, унесший столько жизней, был самым страшным преступлением Сталина и его окружения.

В целом урожаи 1931 – 1932 гг. были лишь немного ниже средних многолетних и сами по себе не грозили голодом. Беда пришла потому, что хлеб принудительно и, по сути, “под метелку” изымался и в колхозах, и в единоличных хозяйствах ради выполнения нереальных, произвольно установленных сталинским руководством в 1930 г. (вопреки пятилетнему плану) заданий индустриального развития.

Для закупки промышленного оборудования требовалась валюта. Получить ее можно было лишь в обмен на хлеб. Между тем в мировой экономике разразился кризис, цены на зерно резко упали. Однако сталинское руководство и не подумало пересматривать установку на непосильный для страны индустриальный “скачок”. Вывоз хлеба за границу все возрастал. В 1930 г. было собрано 835 миллионов центнеров хлеба, что позволило экспортировать 48,4 млн. центнеров. В 1931 г. сбор составил намного меньше — 695 млн. центнеров хлеба, а на внешний рынок было вывезено больше зерна — 51,8 млн. центнеров. У многих колхозников был изъят весь хлеб, включая семенной фонд. Зимой 1932 – 1933 гг. в селах зерновых районов страны — на Украине, Северном Кавказе, Нижней и Средней Волге, Южном Урале и в Казахстане — разразился массовый голод. Имелись случаи вымирания целых селений. Чрезвычайно трудно установить количество погибших в результате голода. По объективным оценкам, число жертв составило 3 – 5 млн. человек.

Начало второй пятилетки было крайне тяжелым для сельского хозяйства. Валовой сбор зерновых культур в 1933 – 1934 гг. в среднем составлял около 680 млн. центнеров — самые низкие урожаи после 1921 г. Однако государственные заготовки зерновых были крайне высокими — 233 млн. центнеров в 1933-м и 268 млн. центнеров — в 1934 г. Из-за насилия при организации колхозов, установки на максимальное обобществление скота и пережитого деревней голода было подорвано животноводство. Поголовье крупного рогатого скота сократилось с 60,1 млн. голов в 1928 г. до 33,5 млн. в 1933 г., поголовье свиней — с 22 млн. до 9,9 млн., овец — с 97,3 млн. до 32,9 млн. (в 1934 г.), лошадей — с 32,1 млн. до 14,9 млн. (в 1935 г.).

Восстановление сельскохозяйственного производства началось в 1935 – 1937 гг. Стали увеличиваться урожаи, возобновился рост поголовья скота, улучшилась оплата труда. Сказывались результаты и технического перевооружения сельского хозяйства. К 1937 г. коллективизация завершилась. В стране насчитывалось 243,7 тысячи колхозов, объединявших 93% крестьянских хозяйств.

И наш и зарубежный опыт показал, что крупное коллективное хозяйство открывает широкие возможности экономического и социального прогресса. Но эти возможности реализуются в полной мере, когда крестьянин на деле является хозяином — самостоятельным, инициативным, когда отношения строятся на демократических началах. Именно к этому мы и стремимся сегодня.

1.4. Аграрный кризис в СССР конца 1950-х годов

Сразу после смерти Сталина руководством страны была предпринята попытка пересмотра аграрной политики. Доклад Хрущева на сентябрьском Пленуме Центрального Комитета впервые за 20 лет представлял собой реалистический анализ состояния советского сельского хозяйства; он был далеко не исчерпывающим, но достаточно резким, чтобы произвести колоссальное, сенсационное впечатление в СССР и за рубежом. Нет сбалансированности, говорил Хрущев, между ростом страны и положением в деревне; потребности населения не удовлетворяются; люди едят мало и плохо; в ряде отраслей, как, например, в животноводстве, положение хуже, чем до революции. По его данным, 1928 год был наилучшим во всей русской и советской истории.

Сентябрь 1953 года и сегодня обосновано считается поворотным моментом в истории советской деревни: именно тогда сталинская политика была отставлена, и аграрные проблемы превратились в основной предмет забот правительства. Все старые долги колхозов, так же как и личные долги крестьян, были аннулированы, объем поставок в счет государственных закупок ограничен. Были подняты цены, уплачиваемые государством по этим поставкам, причем по всем сельскохозяйственным продуктам, а не только по тем, которые перечислил Маленков Верховному Совету: в течение 1954 года они пересматривались несколько раз, и, в конце концов, были установлены по зерновым на уровне более чем в 7 раз выше первоначального, по подсолнечнику и мясу — в 6 раз, по шерсти и картофелю — в 3 раза. Возросли государственные капиталовложения в сельское хозяйство; хотя они еще составляли малую часть от необходимого уровня, но при учете предшествующего положения этот рост выглядел значительным.

Зерновая проблема не была решена; напротив, она-то и была наиболее тяжелой в том смысле, что ее решение было предпосылкой для урегулирования всех других трудностей. Речь шла не только о том, чтобы гарантировать населению кусок хлеба, хотя и это еще не было сделано окончательно, но дело было и в обеспечении животноводства кормами, без которых не могло быть в достатке ни мяса, ни шерсти, ни яиц. Если же к объему внутренних потребностей добавить еще и международные запросы, то необходимо было, по меньшей мере, удвоить производство зерна хотя бы только для того, чтобы иметь возможность увеличить его экспорт, пусть даже исключительно в союзные страны.

После неурожая 1953 года ситуация стала настолько серьезной, что стали необходимы чрезвычайные решения. Сами крестьяне стали приезжать в города, чтобы купить хлеб. Повышение урожайности земельных угодий требовало удобрений, ирригации, технического оснащения, то есть именно того, что не может быть создано в один день. Крайняя срочность поиска выхода диктовалась также и тем, что было принято решение, по которому не следует более обеспечивать государственные закупки зерна, раздевая донага колхозы. Под давлением этих неотступных бед и созрела у Хрущева и его советников идея ввести в производство широкие просторы пригодных для пахоты земель, которые находились в полузасушливой зоне на востоке страны и в то время оставались неиспользуемыми (в Заволжье, Сибири и Казахстане). Работа должна была принять характер массового штурма. Поскольку на местах не было достаточного количества рабочих рук, необходимо было доставить их из других областей. Были использованы финансовые меры стимулирования переезда на целину целых семей.

С самого начала было ясно, что распашка новых земель не давала окончательного решения (экстенсивный метод). Она являлась лишь средством выхода из критического положения и имела целью позволить стране набрать дыхания, для того чтобы привести в порядок основные сельскохозяйственные районы. Однако и у Хрущева, и у его окружения наблюдалась склонность переоценивать эффективность этой меры. Земли для распашки были подобраны в течение нескольких недель, и не всегда удачно. Пахота была проведена без глубокого изучения почв; дополнительные трудности были порождены тем, что машины, которых и так не хватало, были не приспособлены к новым условиям; они часто ломались и работали плохо.

После отличного 1956г. и посредственного 1957 г. 1958 год был хорошим для советской деревни. Сельскохозяйственное производство на 50% превысило уровень 1953 года. Сбор зерновых составил 135 млн. т, что означало среднюю урожайность — 11 ц с га против 8 ц. в последние годы жизни Сталина. Сбор почти всех культур оказался лучшим в советской истории. После долгих лет застоя начало расти животноводство, причем быстрее, чем когда-либо в стране до или после революции. Ободренный этими результатами, Хрущев в семилетнем плане наметил новый рост сельскохозяйственной и животноводческой продукции на 70%. Однако за 7 лет прирост составил всего 15%. Это был самый тяжелый провал всей экономической политики Хрущева.

Успехи 1953 – 1958 гг. были значительными и, несомненно, облегчили критическую ситуацию, в которой находился СССР после смерти Сталина, но это было просто улучшение тяжелой ситуации. Начало, предпосылка еще не являются решением. В значительной мере это явилось результатом освоения целинных земель, давших государству большую часть зерна. Кроме того, советское сельское хозяйство постепенно, хотя и медленно, начало чувствовать, что давление на него ослабевает. Меры, принимавшиеся с 1953 года, оказались достаточными для того, чтобы вызвать производственный подъем как в колхозах, так и в личных хозяйствах колхозников. Однако это явление наблюдалось не везде, а только в части колхозов и совхозов.

Государственные капиталовложения в сельское хозяйство, возраставшие с 1953 г., были снова уменьшены — как в абсолютных, так и в относительных цифрах в 1958 г., когда потребность в них была особенно велика. Удобрений было недостаточно, их использовали лишь для наиболее ценных культур. Уменьшение оплаты за работу в колхозах после некоторого роста в 1953 – 1958 гг. уже само по себе было проявлением кризиса. Оно было усилено политической и социальной дискриминацией, которой постоянно подвергались крестьяне, во многих отношениях остававшиеся гражданами второго сорта.

После 1958 г. целинные земли истощились. Первые сборы обеспечивались высоким природным плодородием почвы, отдыхавшей веками. Однако эти земли в свою очередь требовали больших капиталовложений, чтобы применять эффективные агрономические методы и строить постоянные поселки для работников. Стоит напомнить, что сначала эти целинные земли хотели использовать временно, пока не поднимется сельское хозяйство в традиционных областях. Хотя особых успехов не было, их продолжали использовать без мелиорации, высевая только зерновые. При этом не только снижались урожаи, но и почва, как предвидели эксперты, становилась беззащитной перед сорняками и ветровой эрозией, особенно опасной в степи, лишенной естественной защиты.

Таким образом, кризис сельского хозяйства обострился под влиянием многих факторов. Правда, застой сельскохозяйственного производства произошел тогда, когда оно достигло более высокого уровня, чем в сталинскую эпоху. Однако это было слабым утешением, потому что и потребности страны значительно выросли. Настоящей нехватки продовольствия с введением карточной системы удалось избежать только благодаря массовым закупкам зерна в Америке, оплаченным золотом. Впервые за всю свою историю СССР закупал зерно за рубежом. Для Хрущева, который за несколько лет до этого обязался догнать и перегнать США, это было большим ударом. Прекрасный урожай следующего года уже не поднял его престижа. Сильные колебания сельскохозяйственного производства были новым признаком неблагоприятных структурных сдвигов в деревне. Последующие годы показали, что советское сельское хозяйство, которое 30 лет приносили в жертву, не так-то просто было привести в порядок.

II. Причины современного аграрного кризиса в России и условия его преодоления

2.1. Общие особенности и причины современного аграрного кризиса

Переход от одной системы хозяйствования к другой требует, а в сельском хозяйстве особенно, относительно продолжительного времени. Такой переход включает, во-первых, подготовительный период, во-вторых — непосредственные преобразования. В течение подготовительного периода закладываются правовые, экономические и организационные условия будущего реформирования. В течение второго периода происходит постепенное изменение форм собственности, преобразование хозяйственной деятельности, управления, развиваются и укрепляются институты рыночной экономики, складывается новая система общественных отношений.

Современные аграрные преобразования были начаты спонтанно, без правовой, организационной и экономической подготовки, при игнорировании необходимости постепенного, поэтапного перехода к рыночной экономике. Отсутствие четкой концепции развития реформы, ее чрезмерная политизация и борьба по поводу аграрных преобразований различных политических сил и ветвей власти привели к противоречивости правовой базы, к тому, что до сих пор не принят ряд основополагающих законодательных актов (земельный кодекс, законы об аренде земли и ее залоге и другие).

Недооценка готовности селян к коренным преобразованиям в аграрных отношениях усилила стремление провести и ускорить эти изменения административным путем. Относительно малые масштабы выхода крестьян, из колхозов и совхозов нередко объяснялись противодействием руководства этих предприятий и местной администрации, а также недостаточностью материальной поддержки. Всё это в той или иной степени имело место, но главное всё же в игнорировании желания подавляющего большинства крестьян изменить ставший привычным уклад жизни, врожденного, исторически оправданного консерватизма крестьян в боязни потерять социальные льготы, которые им предоставляли колхозы и совхозы. Попытки “подтолкнуть” реформирование сверху вызвали ухудшение экономической и социальной обстановки в деревне.

Другими причинами сложившегося положения стали:

общая кризисная ситуация в стране, которая проявилась в значительном падении производства, поспешном и непоследовательном переходе к рыночным отношениям, развитии инфляции и разрыве хозяйственных связей;

уменьшение государственной поддержки аграрного сектора;

устранение государства от экономически обоснованного использования своих функций в области регулирования производства и рынка;

отсутствие экономически обоснованной ценовой, финансово-кредитной и налоговой политики;

усилившийся монополизм коммерческих банков и смежных с сельским хозяйством отраслей;

односторонность аграрных преобразований, увлечение реорганизацией крупнотоварного производства, перераспределением земли и приватизацией;

слабая защита отечественного товаропроизводителя, необоснованное стимулирование импорта многих видов продовольствия, в том числе производимых в достатке в нашей стране, ослабление экономических и научно-технических связей со странами СНГ.
2.2. Современное состояние агропромышленного комплекса

Кризисное состояние АПК проявляется в первую очередь в уменьшении объемов производства продукции и снижении ресурсного потенциала отраслей. Объем валовой продукции сельского хозяйства в 1997 г. сократился по сравнению с 1990 г. на 39%, в том числе на сельскохозяйственных предприятиях — на 60%. Выпуск продукции пищевой и перерабатывающей промышленности уменьшился почти на 70%. Особенно значителен спад в животноводстве. За 1991 – 1997 гг. численность крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий сократилась на 45%, свиней — на 55%, овец и коз — на 67%, птицы — на 45%. Происходит деградация сельскохозяйственных земель. Для обеспечения бездефицитного баланса гумуса в почве необходимо вносить ежегодно 1 млрд. т органических удобрений, фактически вносится лишь 150 млн. т, то есть в 6,7 раза меньше. Минеральных удобрений требуется вносить 16 млн. т в действующем веществе, а вносят 1,5 млн. т. Приостановлены работы по осушению и орошению земель, известкованию и гипсованию почв.

Снижение покупательной способности населения вынуждает переходить к самообеспечению продовольствием. Картофелем за счет личных хозяйств обеспечивают себя около 100 млн. человек, овощами — 70 млн., молоком и мясом — 50 млн. В общем объеме валовой продукции сельского хозяйства доля личных и фермерских хозяйств составляет около 50%.

Длительного периода и значительных капитальных затрат потребуют восстановление материально-технической базы села, развитие предприятий фондопроизводящих отраслей. Выбытие основных производственных фондов в сельском хозяйстве в 1997 г. превысило их ввод в 5 раз. Из-за недостатка техники, удобрений, горючего и смазочных материалов хозяйства вынуждены сокращать посевные площади, проводить полевые работы по упрощенным технологиям, что ведет к снижению конкурентоспособности отечественной сельскохозяйственной продукции.

Кризисное состояние агропромышленного комплекса обусловлено, прежде всего, макроэкономическими факторами. С 1992 г. из-за падения платежеспособного спроса населения возникли трудности с реализацией сельскохозяйственной продукции, что обусловило сокращение производства продовольствия и снижение по сравнению с другими отраслями доходности сельского хозяйства. При снижении спроса, который ограничивает возможности повышения цен на продукцию, сельское хозяйство несет огромный ущерб от невиданного ценового давления монополистов-поставщиков средств производства, переработчиков и продавцов сельскохозяйственной продукции.

В 1992 – 1996 гг. на каждый рубль удорожания продукции сельского хозяйства приходилось 3 руб. роста цен на продукцию промышленности. В 1997 г. рост цен на средства производства был в 1,5 раза выше, чем на сельскохозяйственную продукцию. Приватизированные перерабатывающие и оптовые торговые предприятия превратились в локальных монополистов. Из-за их диктата на рынке доля сельскохозяйственных товаропроизводителей в розничной цене, например, на молочную продукцию за последние годы снизилась с 83 до 33%, на хлеб — с 32 до 11%, на мясо — с 89 до 49%. По данным научных учреждений, вследствие диспаритета цен за 1992 – 1996 гг. из сельского хозяйства было изъято и перераспределено в другие сферы 240 трлн. руб., а государственная поддержка сельского хозяйства за этот период уменьшилась в 9 раз.

В результате в 1997 г. общий убыток по отрасли составил 30 трлн. неденоминированных рублей, а доля убыточных сельскохозяйственных предприятий достигла 81%. Кредиторская задолженность составила 116,9 трлн. руб., что превышает годовую выручку от реализации продукции. Оплата труда в хозяйствах в основном натуральная, а ее уровень в 2,5 раза ниже, чем в среднем по стране, и в 9 раз ниже, чем в топливно-энергетическом комплексе.

Финансовое положение предприятий в сельском хозяйстве значительно хуже, чем в других отраслях. На начало 2000 года их кредиторская задолженность превысила дебиторскую в 7,6 раза, а по всем отраслям народного хозяйства в 1,7 раза. В большинстве отраслей промышленности задолженность поставщикам ниже, чем долги покупателей, то есть долги могут быть взысканы с покупателей. Сельское хозяйство не располагает внутренними источниками для погашения долгов, так как задолженность его поставщикам превышает долги покупателей. Из-за этого отрасль стала основным источником цепи неплатежей. Без стабилизации расчетов в сельском хозяйстве невозможно решить проблему неплатежей в экономике в целом.

2.3. Продовольственная независимость страны

Изменение геополитического положения России вследствие распада СССР и СЭВ при либерализации внешнеэкономической деятельности увеличило угрозу продовольственной независимости страны. Быстрое насыщение внутреннего российского рынка импортными продовольственными товарами сделало продовольствие физически доступным и, вместе с тем, послужило фактором подрыва отечественного агропромышленного производства.

Страны-экспортеры осуществляют поставки продовольствия по заниженным по сравнению с реальной стоимостью ценам путем экспортных субсидий, скидок для крупных оптовиков, а также дешевых распродаж продовольственных запасов, накопленных в результате государственной скупки излишков сельскохозяйственной продукции. Многие импортеры получили доступ к внешним кредитам, в то время как внутренние по причине их дороговизны вообще недоступны отечественным товаропроизводителям. Крупные города выделяли беспроцентные субсидии для закупки продовольствия за рубежом.

Из развитых стран при широком ассортименте продовольствия реализуются относительно низкокачественные или традиционно воспринимаемые как побочный продукт производства дешевые товары (куриные окорочка из США, жирное мясо и др.). Они хлынули на рынок России и продаются по низким ценам. За период с 1990 по 1997 гг. импорт мяса птицы (в основном куриных окорочков) увеличился с 270 до 1144 тыс. т, или в 4 раза, а производство этого вида продукции сократилось с 1801 до 636 тыс. т, или почти в 3 раза.

При осуществлении импортной продовольственной интервенции используется известный в мировой практике способ вытеснения отечественного производителя с рынка путем конъюнктурного маневра. Суть его в том, что с помощью поставки дешевого импортного продовольствия завоевывают господствующую позицию на рынке страны-импортера и подавляют конкурирующее отечественное производство. После этого цены на оказавшиеся вне конкуренции импортные товары повышаются до размеров их реальной стоимости.

В России импортные продовольственные товары в розничной торговле составляют 40% оборота. В крупных городах и отдельных промышленных центрах их доля достигает 70 – 80%. Доля импорта в общем потреблении мяса и мясопродуктов составляет 34%, молокопродуктов — 18%, сахара (включая сахар-сырец) — 72%, масла растительного — 41%.

Резко изменилась структура импорта. Вместо зерна Россия стала импортировать готовую животноводческую продукцию. Это объясняется тем, что зерновое производство по сравнению с животноводством оказалось более конкурентоспособным. Относительно низкая себестоимость зерна и другой растениеводческой продукции в нашей стране объясняется отсутствием земельной ренты, которая достигает значительных размеров в других странах. Мировой зерновой рынок монополизирован США и Канадой, что обусловило рост цен на эту продукцию. Импорт зерна в Россию сдерживается и тем, что закупочные цены здесь ниже мировых.

Тяжелые последствия для сельского хозяйства страны связаны с переориентацией отечественной промышленности минеральных удобрений на экспорт. Россия превратилась в крупнейшего мирового поставщика минеральных удобрений, производство которых связано со значительными затратами энергоресурсов и экологическим ущербом. За пределы страны вывозится около 85% производимых минеральных удобрений, что обрекает наше сельское хозяйство на низкую эффективность. Недобор продукции растениеводства вследствие уменьшения внесения минеральных удобрений составляет в пересчете на зерно около 30 млн. т.

В последние годы резко возрос экспорт из России семян подсолнечника при значительном одновременном увеличении импорта подсолнечного масла. Следствие таких “встречных перевозок” масличного сырья и продукции масложировой промышленности — снижение бюджетных поступлений, недогрузка производственных мощностей перерабатывающих предприятий, сокращение производства высокобелкового шрота. Кроме того, чрезмерное в ряде регионов и хозяйств расширение посевов подсолнечника в расчете на экспорт семян приводит к повышенному выносу из почвы питательных веществ и заражению ее вредными микроорганизмами.

Обеспечение продовольственной безопасности страны требует изменения структуры внешней торговли в АПК. По нормативам, принятым международными организациями, для обеспечения продовольственной безопасности страны необходимо, чтобы ввоз продовольствия в общем объеме его потребления занимал не более 20%. В России эта доля составляет около 25%.

Главная причина роста продовольственного импорта, как уже отмечалось, низкая конкурентоспособность отечественного сельского хозяйства. Она обусловлена прежде всего тем, что биоклиматический потенциал сельскохозяйственных угодий в России в среднем в 2,5 раза ниже, чем в Западной Европе и США. Сельское хозяйство, пищевая и перерабатывающая промышленность по уровню технического оснащения и технологического развития производства существенно отстают от западных стран. Для преодоления отставания требуются продолжительное время и значительные средства. А возможности привлечения в АПК иностранных инвесторов ограничены тем, что при наличии излишков продовольствия западным фирмам более выгодно поставлять его в Россию, а не вкладывать средства в развитие российского АПК.

При вступлении России во Всемирную торговую организацию необходимо исходить из того, что стране предстоит восстанавливать объем агропромышленного производства, форсировать его развитие для преодоления многолетнего отставания материально-технической базы. В связи с этим уровень государственной поддержки АПК должен быть не ниже, чем в странах, находящихся с Россией в идентичных природных условиях.

III. Основные направления выхода России из кризиса

3.1. Антикризисные меры

Переходный период в аграрной экономике требует оптимального сочетания государственного регулирования и рыночных рычагов. Государственное регулирование в АПК предполагает преимущественно экономические методы.

Регулирующая роль государства особенно важна на нынешнем этапе перехода к рыночной экономике, когда еще не сформировался эффективный механизм экономического регулирования. При этом должны быть приняты во внимание специфические особенности аграрного сектора: сезонность производства, медленный оборот капитала, повышенный производственный риск, связанный с подверженностью стихийным силам природы, с тем, что значительная часть сельскохозяйственных угодий России находится в зоне рискованного земледелия.

Активное воздействие на развитие АПК экономическими методами государство может осуществлять через кредитное и налоговое регулирование, бюджетное финансирование, регулирование условий и уровня оплаты труда, социальное развитие, через государственные программы, госзаказы, эффективную таможенную политику и т. д.

Ограниченность ресурсов при кризисе сбыта сельскохозяйственной продукции предполагает строгое подчинение протекционистской политики в аграрной сфере задаче повышения эффективности производства. В этой связи экономический механизм и комплекс мер поддержки сельских товаропроизводителей должны быть направлены на то, чтобы система экономических рычагов (цены, кредит, налоги и бюджетные субсидии) использовалась для стимулирования более рентабельных групп предприятий и более эффективных вложений по регионам.

В системе регулирования агропромышленного производства важно полнее использовать интервенционные товарные закупки и залог сельскохозяйственной продукции. В области ценовой политики должен сочетаться принцип свободного ценообразования с государственным регулированием цен в интересах ограничения тенденции к их монополизации, установление гарантированного уровня на закупки по госзаказу. В области кредитно-финансовой политики необходимо строго целевое использование кредитов с пониженной процентной ставкой для сельского хозяйства. В налоговой политике следует исключить многоканальность и дублирование налоговых изъятий. Стратегическим направлением этой политики должен стать переход к единому земельному налогу, дифференцированному в зависимости от качества и местоположения земельных участков. При этом земельный налог должен иметь уровень, стимулирующий эффективное использование земли.

Задачам овладения рыночным механизмом и методами государственного регулирования в условиях рынка будет отвечать принципиально новая система управления АПК. В этих целях целесообразно осуществить переориентацию государственных функций от управления предприятиями и отраслями к экономическому регулированию взаимодействия между субъектами рыночного хозяйства.

Государственное регулирование АПК обязательно включает и внешнеэкономическое направление, одна из важнейших задач которого — защита отечественного сельского хозяйства. Степень и формы внешнеторговой защиты и аграрного протекционизма зависят от состояния сельскохозяйственного производства и рынка по отдельным товарам и товарным группам, от насыщения рынка и конкурентоспособности отечественной продукции. У этой проблемы две стороны: сельскохозяйственные товаропроизводители и потребители, интересы которых далеко не всегда и не во всем совпадают с интересами отечественных товаропроизводителей. Это означает, что характер и уровень аграрного протекционизма должны носить компромиссный характер, являясь результатом учета многих разнонаправленных сил.

В будущем представляется вполне реальным повышение экспортных возможностей аграрного сектора России. В частности, перспективным ресурсом для экспорта может стать зерновое хозяйство. Во внешнеэкономических связях АПК необходимо соблюдение пропорций, сочетание протекционизма, свободной торговли и сотрудничества.

Крупные сельскохозяйственные предприятия требуют проведения по отношению к ним избирательной политики. Они должны получать кредиты по строго целевому назначению, с обязательным контролем за использованием выделенных средств. Целесообразно выделять предприятиям средства в рамках специальных программ на конкурсной основе. В этих условиях средства получат те хозяйства, которые могут обеспечить их использование с наибольшей отдачей. Это примерно четверть всех сельхозпредприятий, производящих ныне основную массу товарной продукции.

Что касается крестьянских (фермерских) хозяйств, основной задачей на ближайшие годы становится не столько создание новых хозяйств, сколько повышение устойчивости и подготовка условий для их последующего роста и развития. Видимо, в течение ряда лет процессы формирования новых крестьянских хозяйств и их ликвидации будут протекать относительно вяло, и уравновешивать друг друга. Многое здесь будет зависеть от аграрной политики и бюджетных возможностей.

Особым направлением любого аграрного реформирования, его центральным звеном является земельная реформа. Земельные преобразования призваны обеспечить рациональное использование и охрану земель как важнейшего природного ресурса, создание условий для воспроизводства и повышения плодородия почвы, равноправное развитие различных форм хозяйствования на земле. В земельной политике государства особое место надлежит уделять развитию арендных отношений, которые позволяют наиболее простым способом и в относительно короткие сроки оптимизировать соотношение между землей, производственными фондами и рабочей силой, облегчить и удешевить процесс концентрации земли в пределах, необходимых для эффективного хозяйствования.

Для того, чтобы предотвратить возможные негативные последствия расширения оборота земли, необходимо законодательно закрепить положения о праве приобретения сельхозугодий только лицами, обязавшимися использовать землю для сельскохозяйственного производства, к тому же имеющими специальное образование, опыт практической работы в сельском хозяйстве, а также зафиксировать право изъятия неиспользуемых сельхозугодий у их собственников с передачей земель в резервные фонды государства или органам сельского самоуправления.

В этой связи, наряду с разработкой новых законов, представляется необходимым осуществить в ближайшее время инвентаризацию аграрного законодательства, устранив в нем противоречивые нормы, а также неопределенность и половинчатость (следствие компромиссов между отдельными звеньями власти, прежде всего между парламентом, правительством и президентом, между федеральной властью и регионами), обеспечить относительную устойчивость законов и контроль за их исполнением. Должны быть ускорены подготовка и принятие базовых законопроектов, определяющих ход аграрного реформирования. И первый шаг в этом направлении уже сделан. Связан он с принятием долгожданного Земельного кодекса, призванного законодательно регулировать обозначенные выше проблемы.

Заключение

Кризис, в котором оказался агропромышленный комплекс России, к настоящему моменту приобрел затяжной характер. Долгое время казалось, что все принимаемые правительством меры по преодолению тяжелой ситуации в сельском хозяйстве носят бессистемный и половинчатый характер.

Негативные тенденции в аграрной экономике и в АПК в целом следствие не концепции и стратегического курса реформы, а общего системного кризиса в стране, реальной емкости рынка, неконкурентоспособности большинства отечественных производителей продовольствия в сравнении с зарубежными производителями и просчетов в тактике проведения курса реформ (поспешность, недооценка необходимости переходного периода, ослабления госрегулирования).

Ответственное осознание реального положения и очевидных перспектив развития АПК определяет вывод: стране необходима не новая аграрная политика, а научно обоснованное приведение проводимой политики в соответствие с реалиями переходного периода. Нужна тщательно проработанная система финансово-инвестиционных, материально-технических и организационно-управленческих мер и мероприятий, избирательно осуществляемых или поддерживаемых государством особенно по отношению к тем предприятиям и организациям АПК, которые показали свою устойчивость в кризисных условиях.

В современных условиях развития земельной реформы в аграрной сфере на первый план выдвигаются проблемы совершенствования экономического регулирования земельных отношений и формирования земельного рынка. К сожалению, несмотря на принятие Земельного кодекса, эти вопросы в силу политических разногласий еще не разрешены окончательно на федеральном уровне. Представляется, что этот аспект совершенствования государственной политики в аграрной области окончательно разрешит существующий в нашей стране перманентный аграрный кризис.

Библиографический список

Агирбов Ю. И. Аграрная реформа и сельскохозяйственный кризис в России (современное состояние и перспективы) // Аграрная наука. 1998. № 7. С. 3 – 5

Амосов А. Прогноз агропромышленного комплекса до 2003 года. // Экономист. № 12. 1998. С.14 – 20.

Архипов А.И. и др. Экономика. — М., 1998.

Войтов А. Г. Экономика. Общий курс. — М., 1999.

Гордеев А. Экономические механизмы регулирования агропромышленного производства. // Экономист. № 6. 1998. С. 90 – 93.

Зельднер А. Государственное регулирование агропромышленного сектора экономики. // Вопросы экономики. № 6. 1997. С. 83 – 90.

Мамедов О. Ю. Современная экономики. — Ростов-на-Дону, 1998.

Михайлов О. Условия выхода из аграрного кризиса // Экономист. 1998. № 11. С. 92 – 94.

Петриков А. Экономическая политика в АПК // Экономист. № 7. 1998. С.31 – 39.

Отечественный АПК: история и современность. М., 1997.

Серова Е., Янбых Р. Государственные программы поддержки сельскохозяйственного кредита в переходных экономиках // Вопросы экономики. № 11. 1998. С.127 – 136.

Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание: 1927 – 1939: Документы и материалы. М., 2001.

Ходов Л. Г. Основы государственной экономической политики. М., 1997.

Хорохорин А. О проблемах функционирования АПК и путях их решения. // Экономист. № 9. 1998. С.88 – 92.

[/sms]

22 сен 2008, 11:23
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.