Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Реферат: Руководство страной и ее Вооруженными Силами при подготовке к отражению агрессии и во время ВОВ. Приграничное сражение лета 1941 г


Реферат: Руководство страной и ее Вооруженными Силами при подготовке к отражению агрессии и во время ВОВ. Приграничное сражение лета 1941 г

Реферат: Руководство страной и ее Вооруженными Силами при подготовке к отражению агрессии и во время ВОВ. Приграничное сражение лета 1941 гВ большинстве нынешних публикаций, содержащих исследования Приграничного сражения, содержится вывод: причиной поражения Красной Армии летом 1941 явилась неготовность войск к отражению первого удара врага ввиду упорного (упрямого) нежелания (неумения) И. В. Сталина анализировать данные разведки (часть данных приводится), его почти маниакального, необъяснимого в свете данных разведки, требования не поддаваться провокациям, не давать Гитлеру повода объявить СССР агрессором. Между тем, утверждают авторы, для выигрыша приграничного сражения необходимо было заблаговременно создать группировки сил, держать их в нужных районах боеспособными и боеготовыми, в том числе, способными реализовать старое правило: "Лучший способ обороны - наступление". Ничего этого сделано не было. Гитлер переиграл Сталина, который проявил гипертрофированное самомнение, личное неумение анализировать обстановку, высокомерное нежелание использовать советы коллег и специалистов. При этом авторы исследований ссылаются на мнение некоторых военных специалистов высокого ранга, в том числе, Г. К. Жукова, ряда других маршалов.
[sms]Как можно судить по рекомендуемым авторами способам действий, они исходили из цели страны на том этапе - выиграть приграничное сражение. Дальнейшее прогнозирование событий ими не осуществлялось. Эти авторы считали (считают), что выигрыш Приграничного сражения однозначно определял выигрыш войны в целом. Ведь если СССР разгромил гитлеровскую Германию при проигранном Приграничном сражении, то уж определенно он добился бы этого, выиграв сражение! Однако рассуждать подобным образом если и возможно, то только сейчас, когда известен результат войны. Участники событий того времени этого исхода не знали. Кроме того и сейчас требуют доказательств как возможность выигрыша Приграничного сражения при выполнении указанных выше условий, так и последующий выигрыш войны в целом (также с учетом выполнения этих условий). Чтобы проблема, порядок ее решения были более понятны, рассмотрим их с позиции действий в то время И. В. Сталина и его ближайшего окружения - как они видятся сейчас.

Первоначальной целью И. В. Сталина (до второй половины 30-х годов) было предотвращение агрессии гитлеровской Германии. Об этом свидетельствуют усилия советской дипломатии, направленные в то время на создание антигитлеровской коалиции, предотвращение захвата Гитлером европейских государств. Сейчас и "рядовым" исследователям видна тщета этих усилий: для того и были вызваны на сцену Гитлер и другие руководители Запада, чтобы военной силой разгромить СССР. И. В. Сталин понял это еще во второй половине 30-х годов и сменил цель. Теперь его целью стал срыв агрессии гитлеровской Германии. Факт подготовки агрессии против СССР не вызывал у него сомнений - достаточно было ознакомиться с программными установками Гитлера, изложенными в его "Майн Кампф". Но для него стало очевидным и стремление Запада организовать крестовый поход против СССР: подписание антикоминтерновского пакта Германии, Японии и многих стран Восточной Европы (1936); договорное оформление антисоветской "оси" Берлин - Рим - Токио (1936 - 1940); отказ других ведущих стран Запада бороться с фашистской агрессией; прямое потакание агрессивным устремлениям стран оси (оккупация Абиссинии Италией, Манчжурии - Японией; Мюнхенский сговор), натравливание стран оси на СССР.

Анализ дипломатических и других усилий советского руководства того периода позволяет выявить главнейшие условия, достижение которых считалось необходимым для отражения агрессии Германии:

а) исключение войны на два фронта - против Германии и Японии;

б) исключение крестового похода стран Запада против СССР; наличие союзников в борьбе против Гитлера, в пределе - формирование антигитлеровской коалиции;

в) удаление государственной границы от жизненно важных объектов страны, в первую очередь от Ленинграда;

г) укрепление боеспособности Красной Армии, оснащения ее современным оружием;

д) создание такой структуры Армии и Флота, такого исходного построения их группировок, чтобы отразить первый удар врага (но с учетом достижения условий "а" - "в"), а затем перенести на территорию врага боевые действия для окончательного срыва агрессии.

Несмотря на громадные трудности, практически глобальный характер агрессивных устремлений ТНК, ценой усилий всего советского народа, искусной политической, экономической, дипломатической деятельностью руководства страны указанные условия во многом были достигнуты.

Значительным достижением советской дипломатии в этом направлении явилось внезапное и быстрое заключение с Германией пакта о ненападении. Несмотря на ряд издержек (смятение и отрицательное отношение к пакту некоторых кругов прогрессивной мировой общественности, а также людей, пострадавших от политики гитлеровцев), он внес существенный вклад в подготовку страны к отражению агрессии. Пакт, в конечном итоге, привел к прямому вооруженному столкновению Англию, Францию, Польшу с Германией, что дало возможность выиграть некоторое время для укрепления армии и флота; северо-западная граница страны была отодвинута от Ленинграда, западная отодвинута на запад до так называемой линии Керзона; армия и флот получили базирование на побережье Финского, Рижского заливов, восточной части Балтийского моря; наша военная промышленность получила доступ к высоким технологиям Германии. Наконец, была образована существенная трещина в отношениях Японии с Германией. Германия заключила пакт без консультации с этим своим союзником, без его предупреждения и в то время (осень 1939 г.), когда Япония терпела поражение от советских войск в Монголии (сражение на р. Халхин-Гол) и нуждалась в помощи. Японское руководство убедилось, сколь ненадежен союзник - гитлеровская Германия. Это во многом предопределило его стиль взаимоотношений с руководством Германии: не верить заверениям, верить только фактам и, конечно, строго следовать правилу "своя рубашка ближе к телу". Эта трещина во многом помогла нам в тяжелый начальный период войны.

Тем не менее, в соответствии с договорными обязательствами Япония должна была выступить против СССР, если СССР напал бы на Германию.

В японском руководстве шла борьба сторонников мира и войны, а среди этих последних - сторонников войны против СССР и войны на юге и юго-востоке. Нападение Германии на СССР (при наличии возможности объявить СССР агрессором) давало повод японской военщине начать (продолжить) военные действия против нас на нашем Востоке в выгодных для Японии условиях.

Итак, мы могли получить войну на два фронта, если бы провели, в соответствии с мнением военных, мероприятия по созданию благоприятных условий для выигрыша Приграничного сражения на своих западных границах. Для объявления нас агрессором достаточно было бы соответствующих донесений японской разведки, соответствующих показаний наших перебежчиков и (или) военнопленных. Вывод И. В. Сталина из оценки этой обстановки был: "Не поддаваться провокациям, не давать предлога". Логично!

Так же обстояло дело с приобретением союзников на Западе. Стремясь толкнуть Германию против СССР, ТНК "переиграли сами себя": как указывалось, Англия и Франция оказались втянутыми в войну с Германией. Франция была разгромлена (очень похоже, что это ТНК планировали). Далее Гитлер зарвался и начал бомбардировки Англии, но ТНК "призвали" его к порядку и вновь направили усилия Германии против СССР.

В то время английское правительство хотело, но не могло "просто так" вывести страну из состояния войны с Германией - этого не потерпело бы общественное мнение в Англии и доминионах, правительство Черчилля было бы сметено. Другое дело, дай возможность обвинить СССР в нападении на Германию. Обе страны - не члены Лиги Наций и Черчилль бы объявил, что война СССР с Германией - их внутреннее дело, Англия может умыть руки и выйти из войны. СССР потерял бы ключевого союзника, а Германия получила бы фактического помощника, а также выгодные стратегические условия. Вывод И. В. Сталина: и с этой точки зрения требуется не дать повода объявить СССР агрессором.

Итак, создание требуемых военными условий для выигрыша приграничного сражения было чревато для нас войной на два фронта, потерей союзников на Западе, а то и организацией против нас крестового похода. Сохранение же в тайне требуемых военными приготовлений на западных границах было невозможно.

Вот перед какой дилеммой стоял И. В. Сталин и возглавляемое им руководство страны.

Ими был выбран и настойчиво проводился в жизнь путь выполнения условий "а" - "д". Сейчас известно, что И. В. Сталин с начала 1941г. достаточно точно знал день нападения Германии на СССР. Тем не менее, в середине июня было сделано известное заявление ТАСС о неуклонном выполнении сторонами (Германией и СССР) заключенных соглашений; еще 20-21 июня некоторые артиллерийские части демонстративно сдавали на склады боеприпасы, а утром 22 июня получали их; ночью 22 июня по расписанию шли поезда в Германию и обратно; хорошо известна также растиражированная нынешними средствами массовой информации (и преподносимая как очередная глупость невежественного тирана) сцена: И. В. Сталин утром 22 июня не разрешил объявить войну Германии, войска которой уже вторглись на территорию СССР, пока нам не будет формально объявлена война. В итоге мы избежали абсолютно гибельной для нас войны на два фронта, не потеряли союзника (в лице Англии), что далее способствовало созданию антигитлеровской коалиции со всеми последствиями: создание Организации объединенных наций, решений Ялтинской конференции и т.д.

В настоящее время стала известна также операция "Снег", проведенная нашей разведкой и дипломатией под личным руководством И. В. Сталина. Ее результат способствовал формированию мнения у тогдашнего руководства США о целесообразности военного разгрома Японии, что вместе с другими факторами привело эти страны в 1941 г. к вооруженному столкновению. Это окончательно обезопасило нас от удара с Востока. (После войны, в конце сороковых годов, один из сторонников войны с Японией, антифашист по убеждениям и невольный участник этой операции - заместитель министра финансов США Гарри Декстер Уайт - подвергся травле средств массовой информации США, комиссии конгресса США и, не выдержав психологического террора, скончался. Демократия! Цивилизация!).

Таким образом, руководители государства, возглавляемые И. В. Сталиным, на этом сложном этапе истории переиграли ТНК. Однако не все необходимые условия для выигрыша войны удалось подготовить (особенно пункты "г", "д").

В 30-х годах руководство страны проводило военную реформу - создавались современные регулярные Вооруженные Силы, соответствующие сложившейся геополитической обстановке, возможностям бурно растущей экономики страны, состоянию советского общества, с учетом традиций народов страны, в первую очередь, патриотических традиций русского народа.

Поучительны концептуальные предпосылки, положенные И. В. Сталиным в основу планирования военной реформы. Они были изложены в речи, произнесенной им в мае 1941 г., на выпуске слушателей военных академий:

"Когда об армии нет должной заботы, ей не оказывается моральная поддержка, то появляется новая мораль, разлагающая армию. К военным начинают относиться пренебрежительно. Армия должна пользоваться исключительной заботой и любовью народа и правительства - в этом величайшая моральная сила армии. Армию нужно лелеять". Полезно отметить, что на Западе многое переняли у СССР: планирование экономики, требования к трудящемуся (особенно - японские фирмы), отношение к армии (особенно в США) и т. д. В 30-х годах к армии в США относились безразлично или даже пренебрежительно. Соответствующей была и армия. Но в 1991 г. тогдашний председатель комитета начальников штабов Вооруженных Сил США генерал К. Пауэлл мог заявить: "Сегодня Вооруженные Силы США стоят на недосягаемой высоте. Рядом с семьей или церковью. Если страна хочет, чтобы с ней считались, она должна быть сильной - так думают в Америке".

В истории нашей страны никогда не был так высок в народе авторитет армии, военнослужащих - от красноармейца до генерала - как в 30-40-х годах.

В процессе реформы создавались структура боевых частей армии и флота, штабов, тыловых учреждений, сеть средних и высших военных учебных заведений, военно-промышленный комплекс. (Этой структурой мы живем и до сих пор). Как и всегда в то время, работе предшествовало планирование, осуществляемое с использованием методов системного подхода, научных обоснований, дискуссий. Не обошлось, правда, и без промахов, просчетов. Детальное рассмотрение военной реформы - самостоятельная тема. Здесь только укажем, что именно созданные Вооруженные Силы помогли выиграть войну. Отметим только недостатки проведения реформы, существенные с точки зрения темы настоящего исследования.

В основе комплектования армии и флота рядовым составом была положена всеобщая воинская обязанность, т. к. только она обеспечивала необходимые численность и стоимость содержания Вооруженных Сил, подготовку резервов, связь армии с народом, завершение воспитания молодежи. (В 30-е, 50-е годы нередки были случаи, когда родители сами приводили нерадивых сыновей в военкоматы, чтобы в Армии их научили уму-разуму. И учили!). Однако по экономическим причинам эта система комплектования была введена поздно (1939 г.) и страна к 1941 г. почти не имела мобилизационных резервов. Красная Армия 1941 г., которую историки называют кадровой, фактически состояла из недавно призванной и не подготовленной полностью молодежи в возрасте 18-21 года. Кроме того, в 1940-1941 г.г. было скрытно призвано несколько сот тысяч специалистов, также не получивших должной военной подготовки.

Много дает анализ динамики изменения общей численности наших Вооруженных Сил: в 1939 г. - 1943 тыс. чел., июнь 1940 г. - 3602 тыс. чел., июнь 1941 г. - свыше 5 млн. чел. (в западных округах и флотах 2,9 млн. человек). Соответственно возрастали и проблемы. Наиболее сложная из них - нехватка командных кадров различного уровня и специальностей. Потребность в них из-за увеличения численности армии в период 1939-40 г.г. возросла более чем в 2,6 раза. Между тем, военные учебные заведения в 1928-38 г.г. едва обеспечивали покрытие естественной убыли командиров Красной Армии того состава (см. И. М. Горохов. И. В. Сталин: "Кадры решают все". Военно-исторический журнал N 8, 1993 г.). Вновь созданные во второй половине 30-х годов военные учебные заведения еще не успели набрать темпы работы. В связи с этим необходимо особо сказать о заблуждении, ставшем стереотипом в СМИ: утверждают, что нехватка командных кадров вызвана исключительно репрессиями 36-40-х годов. Однако, анализ документов показывает, что в 1936 - 40 г.г. за контрреволюционные преступления было осуждено как судебными, так и внесудебными органами 9519 военнослужащих командного и начальствующего состава, что составляет около 5 % к их списочной численности того времени. Фактическое число жертв политических репрессий во второй половине 30-х годов в 10 раз меньше, чем приводят нынешние СМИ (см. А.Т. Уколов, В.И. Ивкин. О масштабах репрессий в Красной Армии в предвоенные годы. Военно-исторический журнал N1, 1993 г.). Таким образом, потребность в кадрах из-за роста численности армии и из-за деятельности правоохранительных органов просто несопоставимы. К этому следует добавить, что в первый период войны мы потеряли свыше 550 тыс. командиров.

Добавим также результаты другого анализа: отставание в подготовке командных кадров, особенно совершенно новых специальностей, вызывалось объективными причинами - состоянием экономики страны и стремительным нарастанием военной угрозы. И это все притом, что, по мнению компетентных английских специалистов, ни одна армия мира не могла в такой короткий срок подготовить, например, такой большой состав командиров-танкистов, как СССР (сказалось введение в стране всеобщего среднего образования).

Отдельного рассмотрения заслуживает факт большого числа высших и старших командиров среди лиц, репрессированных и уволенных из армии.

Причиной этого является ожесточенная борьба уже упоминавшихся двух группировок - большевиков-сионистов и большевиков-государственников.

Кадры старшего командного состава Красной Армии закладывались еще в годы Гражданской войны и 20-е годы, когда во главе военного ведомства стоял Л. Троцкий (и его команда). В своей работе они использовали не только кадровые органы. Многих патриотически настроенных, несгибаемых и профессионально перспективных командиров троцкисты уничтожали физически, используя подконтрольные репрессивные органы. В частности, к уничтожению выдающегося полководца гражданской войны Думенко приложил руку тогдашний видный чекист В. Лацис. Об именах тысяч других репрессированных не осталось и следов в архивах. В итоге, по мнению историка Арона Абрамовича, опубликовавшего в Израиле свой труд "В решающей войне" (1982 г.), евреи составляли большинство среди командиров и политработников армии от командиров полков включительно и выше. Следует считать это утверждение большим преувеличением. Тем более что далеко не все евреи-командиры и политработники - были сионистами. Но даже и с учетом преувеличения, доля сионистов среди командного состава армии впечатляет. А ведь они имели еще и большую возможность искать единомышленников, пособников среди командиров других национальностей, используя для этого идеологическую дезинформацию, националистические, карьеристские и другие устремления сослуживцев.

Исключением на этом фоне было положение с командным составом 1-й Конной армии, а затем кавалерией Красной Армии, где И.В. Сталин, его единомышленники - С.М. Буденный, К.Е. Ворошилов и др. строго контролировали командный состав. Не случайно, что многие маршалы, генералы различных видов Вооруженных Сил, родов войск - выходцы из рядов Первой конной.

В целом, большевикам-государственникам, строившим независимую Россию, досталось тяжелое наследство. Полковник Я. Джугашвили - внук И.В. Сталина - на основании исторических исследований сделал вывод, что заговор против руководства страны, возглавляемого И.В. Сталиным, существовал и им руководил М. Н. Тухачевский - любимчик Л.Троцкого.

На стиль, метод, последствия решения И. В. Сталиным кадровых вопросов в армии и разгрома оппозиции в Армии накладывали отпечаток следующие факторы.

1) Фактор времени. Вывод И. В. Сталина из оценки обстановки (подтвержденный всей последующей историей страны) гласил, что страна отстала от Запада на 100 лет и что необходимо догнать Запад за 10 лет, "иначе нас сомнут".

2) Засоренность органов госбезопасности большевиками-сионистами, которые вели борьбу против победившей линии партии. По этой причине И. В. Сталину приходилось и чистить армию от своих противников и одновременно освобождать из тюрем своих единомышленников. Так, после 1938 г. им было освобождено из тюрем более четверти арестованных командиров. (См. Н. Якупов. "Трагедия полководцев. М. Мысль. 1992 г.) В настоящее время демократы - потомки большевиков-сионистов - сознательно и лженамеренно все репрессии против командных кадров армии приписывают только И. В. Сталину.

Чистка органов безопасности, а также пополнение этих органов новыми кадрами должны были идти опережающими темпами относительно мероприятий борьбы с оппозицией. Уже отмеченный выше дефицит времени приводил при этом к тому, что в ряды органов безопасности проходили и случайные, не отвечавшие требованиям работы, а то и преследующие корыстные интересы люди.

3) Жесткий и жестокий стиль работы государственников, который был навязан им стилем работы большевиков-сионистов. Люди, желавшие добиться целей переустройства общества гуманными методами российской интеллигенции гибли или в рядах "белых" или в рядах "красных". Поэтому И. В. Сталин и его соратники (дети своего времени) были вынуждены использовать стиль работы большевиков-сионистов по правилу: "С волками жить - по волчьи выть". Это неминуемо вело к принципу: "Лес рубят - щепки летят". А летели жизни и судьбы людей. Этот стиль работы усваивался и исполнителями. Но надо иметь в виду разницу в целях жестоких действий двух группировок: пособничество ТНК, колонизация страны - с одной стороны, а с другой стороны - построение независимого государства.

4) Большевики - государственники не имели опыта государственного управления и учились ему в динамике работы и кровавой политической борьбы.

К сказанному выше следует добавить, что многие из командных кадров, выдвинувшихся в Гражданскую войну, к 30-м годам уже не соответствовали требованиям, обуславливаемым новыми условиями. В нынешних СМИ, говоря об этих обстоятельствах, обычно упоминают имена К. Е. Ворошилова, С. М. Буденого. Но известны и обоснованные претензии к управлению Блюхером, Г. М. Штерном войсками при отражении агрессивных действий Японии у озера Хасан; промахах и недостатках в планах Тухачевского вооружения Красной Армии; в действиях Г. М. Штерна при отражении агрессии Японии в районе р. Халхин-Гол и т. д.

Итак, борьба И. В. Сталина с оппозицией в Красной Армии по целям и методам была частью ожесточенной политической борьбы в стране. Утверждение, что И. В. Сталин стал жертвой дезинформации А. Гитлера о военной оппозиции и предательстве представляется смехотворным. Действия А. Гитлера были для И. В. Сталина лишь удобным предлогом при стремительном разгроме оппозиции.

Все эти вопросы требовалось так подробно рассмотреть, потому что их знание необходимо для понимания процесса реформирования и строительства Красной Армии. В нынешних СМИ они рассматриваются тенденциозно - предвзято.

И вот по такой Красной Армии пришелся удар численно превосходящей, отмобилизованной, имеющей уже боевой опыт германской армии. Ее общий состав - 8 млн. 500 тыс. человек. К этому надо добавить 900 тыс. человек армий, выставленных союзниками и сателлитами Германии (Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия).

К слову сказать, Германии оказывали помощь также Болгария, Словакия, Хорватия, вишистская Франция, выставив воинские формирования для борьбы с партизанами.

Положение Красной Армии осложнялось еще и тем, что к 1941 г. в технической оснащенности танками, самолетами, артиллерией, средствами связи, даже стрелковым оружием наша армия уступала противнику с точки зрения качества систем. Уже были подготовлены образцы техники, как правило, превосходящие мировые аналоги; высокими темпами, присущими нашей экономике того времени, шло их массовое производство. Однако выигрыш во времени, достигнутый благодаря пакту с Германией 1939 г., был слишком мал и перевооружение армии осуществлялось уже в ходе войны.

Следует отметить, что активное перевооружение началось, когда был отменен (изменен) план Тухачевского - заместителя наркома обороны по вооружению - технического вооружения Красной Армии. По этому плану, например, армия оснащалась многими тысячами танков, самолетов, конструкции которых не соответствовали условиям надвигающейся войны. Создание многих систем (самоходных артиллерийских, минометных и т. д.) не предусматривалось или же предусматривалось недостаточной численности. Были и другие многочисленные недостатки плана[].

Состояние Красной Армии - не единственная причина нашего поражения в Приграничном сражении. Сказались также ошибки и недостатки в руководстве войсками со стороны руководителей военного ведомства, главным образом, наркомата обороны и Генерального штаба. Они лучше видны, если сравнивать наркоматы ВМФ и обороны.

В наркомате ВМФ была введена и отработана система управления силами флотов короткими сигналами. (В настоящее время такая система введена во всех армиях мира). При передаче Командующему флотом, например, сигнала "Боевая готовность N1", он дублировался нужным начальникам, и проводились все необходимые действия. Нарком же обороны и начальник Генерального штаба в ночь на 22 июня писали длинную директиву. Ее зашифровывали и передавали Командующим округами. В округах ее расшифровывали, писали свои директивы (боевые приказы), зашифровывали и передавали в войска. В результате многие соединения получили эти первые указания с большим опозданием или не получили вообще.

В наркомате ВМФ основным средством связи была мобильная и надежно освоенная радиосвязь; в наркомате обороны - проводная связь и использование делегатов связи, что часто вело к потере связи, потере управления и разгрому.

В наркомате ВМФ по готовности N2 и N1 предусматривались "автоматически" рассредоточение и маскировка сил и средств. Флот не понес потерь после первых ударов авиации противника. В наркомате обороны мероприятия маскировки не были проведены (хотя это никем не возбранялось, наоборот, были соответствующие указания И. В. Сталина) и первым ударом авиации противника свыше 800 наших самолетов были уничтожены на аэродромах. Имелись также большие потери других видов техники, личного состава. Системы связи плохо охранялись и часто выводились из строя диверсионными группами противника. Между тем, об использовании гитлеровцами таких групп нашему командованию было известно задолго до войны.

Первые удары авиации противника, а также диверсионных групп, во многом предопределили неудачный для нас исход Приграничного сражения.

Был допущен промах в исходном построении группировок Красной Армии. Разведке Германии удалось по многим (!) каналам нашей разведки (в том числе и через Р. Зорге) дезинформировать И. В. Сталина и его ближайшее окружение относительно основных направлений ударов германской армии: на 1-м этапе - удары в направлении промышленных объектов Украины и на Прибалтику; на 2-м этапе - сходящиеся удары на Москву с северо-запада и юго-запада. Это была основная идея отвергнутого Гитлером плана Барбаросса I. Проведен же в жизнь был план Барбаросса II (план блицкрига): на 1-м этапе - основной удар в Центре, в направлении Варшава - Смоленск - Москва; на 2-м этапе (после разгрома центральной группировки сил Красной Армии) - расходящиеся удары в направлении Ленинграда и на юго-восток (охватывая Киев) для расчленения и уничтожения остальных сил Красной Армии. О том, насколько сложно в то время было ориентироваться в данных разведки можно судить по следующему факту: свои сведения Р. Зорге добывал у германского посла в Японии, который, как оказалось, был завербован английской разведкой. Позже он сбежал в Сингапур.

С учетом плана Барбаросса I на Украину и в Прибалтику были передислоцированы многие объединения Красной Армии (в том числе, пять общевойсковых армий) из центральных, южных и восточных военных округов. С началом войны, после выявления фактического замысла противника и под его ударами, в условиях дефицита времени осуществлялась перегруппировка сил.

Вызывают большие сомнения оптимистические (основанные на методологии начала 30-х годов) оценки боевых возможностей Красной Армии, с ее предвоенным составом и технической оснащенностью, оценки ее легкой способности после отражения первого удара противника перенести боевые действия на его территорию. Эти оценки явились основанием для формулировки руководителями военного ведомства цели Приграничного сражения и плана действий. Они использовались и руководством страны.

Полководцы советской военной школы в дальнейшем разработали и освоили эффективную методологию оценки своих сил и сил противника, прогнозирования развития обстановки. Удивительно, что эта методология не была использована многочисленными исследователями-историками при анализе Приграничного сражения.

Подведем итоги. Руководители военного ведомства 30-х годов рассматривали достижение цели - выигрыш Приграничного сражения - только как результат чисто военных усилий и вне связи с другими условиями обстановки. Они мыслили с позиций "полководцев поля боя", хотя, по должности, действовать им следовало и как государственным мужам.

Ошибочная цель - значит, неэффективный, ошибочный план. Предлагаемая военными руководителями система мероприятий для выигрыша Приграничного сражения грозила нам с большой вероятностью разгромом не только в этом сражении, но и в войне в целом. Чисто профессиональные промахи и ошибки указанных руководителей в подготовке Красной Армии к войне значительно повышали эту вероятность.

И. В. Сталин сформулировал цель - срыв (отражение) агрессии - лишь после неудачи в достижении цели - предотвращение агрессии.

Достижение цели "срыв агрессии" он видел, в соответствии с требованиями диалектического метода мышления, как взаимосвязанный результат политических, экономических, дипломатических, военных усилий.

Приграничное сражение рассматривалось им как эпизод всей совокупности усилий. Такой системный подход (использован современный термин) к проблеме - обязательное условие глубины и полноты оценки обстановки, разработки эффективных путей ее решения. Созданные условия (см. п.п. "а" - "д") вместе с внутриполитическими, экономическими, идеологическими усилиями явились, как теперь видно, фундаментом для победы в войне. Проведенное выше исследование позволяет указать основные причины проигрыша нами Приграничного сражения летом 1941 г.:

1). Глобальный характер мероприятий, проводимых ТНК для военного разгрома СССР. Действия различных группировок стран ("ось" Берлин - Рим - Токио, союзнические группы стран Запада), созданная оппозиция внутри страны координировано направлялись на разгром нашей Родины. Советское руководство было вынуждено противостоять могущественным силам не только в военной, но и в политической, дипломатической, экономической областях, в подрывной деятельности внутри страны в условиях дефицита времени и высокой динамики событий.

2). Чудовищное неравенство в соотношении сил. Нам противостоял отмобилизованный и подготовленный военный потенциал почти всей Западной Европы. Антигитлеровскую коалицию следовало еще создавать.

Необходимо также напомнить, что в 1922-24 г.г. СССР являл собой экономическую пустыню с деморализованным населением, с бескомпромиссно враждующими политическими и националистическими группировками, с руководством страны, напичканным ставленниками ТНК - большевиками - сионистами (не путать с евреями), различными интернационалистами - экстремистами, националистами и т.д. Создать в таких условиях в короткий срок мощное государство - подвиг и народа, и руководства страны.

3). Причины, указанные в п.п. 1, 2, обусловили неизбежность тяжелого для нас исхода Приграничного сражения. Ошибки руководства страны и военного ведомства лишь усугубили положение. О многих из них было сказано выше. Здесь же из методических соображений целесообразно дать объективную оценку действиям лично И. В. Сталина, как они видятся полвека спустя.

Цели и замыслы сохранения национальной безопасности страны, которым следовал И. В. Сталин в 30-е годы, адекватно отражали условия обстановки. Замыслы отличались последовательностью, смелостью, нестандартностью, внезапностью. Они были результатом системного подхода при оценке обстановки, прагматично учитывали только интересы советского народа, а не "мирового сообщества" (т.е. ТНК). Оценивая конкретные способы действий при реализации замысла срыва агрессии против СССР, следует учитывать, что в 30-е годы И. В. Сталин являлся де-факто, а с началом войны также и де-юре Верховным Главнокомандующим. Поэтому он несет полную ответственность перед народом, страной за допущенные ошибки - свои собственные и своих подчиненных.

Промахи руководителей военного ведомства в оценке обстановки, определении цели, разработке замысла Приграничного сражения (не учет при этом всех условий обстановки, творческая работа этих руководителей лишь как "полководцев поля боя") приводит к выводу, что им не была четко поставлена задача, отсутствовала слаженная работа высшего политического и военного руководства страны.

Низкая боевая готовность войск, недостатки в системе управления ими - свидетельство недостатков в организации контроля за деятельностью военного ведомства.

Что касается дезинформации И. В. Сталина относительно замысла удара противника по СССР летом 1941 г., то видны недостатки в организации внешней разведки. Однако, надо признать, что наша нынешняя информированность о ее действиях не позволяет составить полное суждение об их эффективности и о характере, степени личной ответственности И. В. Сталина в допущенной ошибке (стереотипы?, самонадеянность?, недоверчивость?, преувеличение дальновидности А. Гитлера, его неспособности идти на авантюру?). Известно, что в последующем в стране функционировали не менее трех независимо действующих организаций внешней разведки.

Репрессии против военных кадров в 30-х годах безусловно сыграли отрицательную роль. Но безусловно также, что это не были просто репрессии жестокого человека, льющего кровь, чтобы захватить и удержать власть. Это была бескомпромиссная политическая борьба двух группировок: ставленников ТНК (большевики-сионисты) и большевиков-государственников, возглавляемых И. В. Сталиным. (Посол США в СССР в предвоенные годы - ставленник семейства Рокфеллеров - на вопрос: "Есть ли в СССР пятая колонна", отвечал, что пятая колонна уничтожена Сталиным в конце 30-х годов.). Борьба велась по правилам того времени, обе группировки пролили одинаково много крови. При этой борьбе гибли и люди, попавшие в вихрь событий, были ошибки, сводились личные счеты.

Особенности проведения реабилитации "жертв сталинских репрессий" не раскрывают историю этой борьбы, не позволяют принимать на веру ее результаты и вызывают недоверие к добросовестности исполнителей. Чего стоит реабилитация лиц, запятнавших себя двурушничеством, жестокими преступлениями против наших людей и народа и т. д.!

Вся кампания по реабилитации очень явно построена на эмоциональном воздействии на людей для достижения одной цели - опорочить всю предыдущую историю в целом, а, стало быть, и главных действующих лиц - народ. Приходится признать, что это часть истории страны от нас преднамеренно скрыта, она еще требует объективного изучения.

Обратим также внимание: анализ внешнеполитических действий И. В. Сталина убеждает, что они были направлены не в адрес гитлеровского руководства, не на его "задабривание" (с ним было все ясно), а в адрес руководства Японии, руководства западных стран, в первую очередь, Англии и США. Таким образом, шла конфронтация не Сталин - Гитлер, а Сталин - ТНК. Требуются исследования, не были ли мероприятия И. В. Сталина в этом направлении чрезмерными? Почему отсутствовала слаженная работа с военным ведомством?

Как сказались поражения 1941 г. на действиях И. В. Сталина в последующем? И. В. Сталин и далее допускал ошибки в военной области. Последняя крупная из них - разрешение Командованию Юго-западным направлением (С. К. Тимошенко, Н. С. Хрущев) провести весной 1942 г. наступление в районе Харькова (вопреки мнению Генерального штаба). Наступление закончилось разгромом Красной Армии на этом направлении, отступлением наших войск до Сталинграда. Страна вновь была поставлена перед катастрофой. Только наше контрнаступление под Сталинградом изменило ход войны.

Бросается в глаза историческая аналогия: в биографии Петра I были тяжелые поражения под Нарвой и на р. Прут; у И. В. Сталина - поражения летом 1941 г. и 1942 г. Для обоих государственных деятелей они явились уроком, оба руководителя привели страну к победе.

Уроки 1941 г. и 1942 г. привели И. В. Сталина к организации четкого руководства страной и ее Вооруженными Силами. Все военные вопросы строго делились на военно-политические и военно-технические. Решения на стратегическом уровне, требовавшие учета экономических, политических, дипломатических и т. д. факторов, принимал И. В. Сталин в рамках работы Государственного Комитета Обороны, Ставки Верховного Главнокомандования, в которых он был председателем. Обязательно и уважительно учитывались мнения Генерального штаба, Командующих фронтами и других военных руководителей, в части касающейся. Военные руководители (в том числе, Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, Б.М. Шапошников, Н. Ф. Ватутин и др.) решали поставленные им военные задачи, руководили только "полем боя", не касались вопросов управления страной. Однако, они выдвигали требования, пожелания к различным государственным сферам (работа транспорта, производство военной техники и т. д.). За качеством работы военного ведомства (как и других) был организован жесткий контроль, в первую очередь, со стороны И. В. Сталина.

Наши военная наука, военное искусство занимали лидирующее положение среди других армий мира.

С учетом сказанного выше, утверждения многих нынешних руководителей и их СМИ, что страну привел к победе Г. К. Жуков, не выдерживают критики. Против таких утверждений восстал бы и сам Жуков. Жалко блестящего полководца - политические интриганы в очередной раз его "подставили". В данном случае это сделано с целью опорочить И. В. Сталина, весь советский строй и косвенно выставляет в неприглядном виде советский народ. Конечно, правда неминуемо всплывет и тогда потребуется переставлять память о полководце с одного пьедестала на другой. [/sms]

21 сен 2008, 15:49
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.