Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Реферат: Скачок России в 1926–1941 гг.


Реферат: Скачок России в 1926–1941 гг.

Реферат: Скачок России в 1926–1941 гг. Укрепление сталинского режима

В январе 1924 года В. Ульянов скончался. Вопреки обычаям страны, кремлевские вожди решили сохранить тело для потомков. Первое бальзамирование оказалось неудачным и труп начал разлагаться. Было проведено повторное бальзамирование и построен специальный мавзолей. Так в центре лучшей праздничной площади Москвы появилась могила, к которой постепенно добавлялись другие.

[sms]

Борьба за ленинское наследство велась исключительно в узком кругу партийной элиты и походила на схватку под ковром. Претенденты на пост № 1 не стеснялись в выборе средств для достижения заветной цели. В 1922 – 1924 годах коалиция Г. Зиновьева, Л. Каменева, И. Джугашвили дискредитировала и отодвинула от власти Л. Троцкого, стоявшего во главе Красной Армии. В 1925-1927 годах И. Джугашвили при помощи молодого амбициозного Н. Бухарина, опорочил Л. Каменева и Г. Зиновьева. В 1928-1929 годах И. Сталин ошельмовал редактора “Правды”, ведущего теоретика партии Н. Бухарина, главу правительства А. Рыкова и начальника профсоюзов М. Ефремова( Томского). Таким образом, И. Сталин отлучил всех возможных претендентов от ленинизма и стал единственным “истинным ленинцем”, вождем партии. Так называемое “коллективное руководство” партией и государством продолжалось недолго: с 1924 по 1929 год. Ленин создал партию, которая могла функционировать лишь подчиняясь воле вождя. Также быстро закончилось коллективное руководство и после смерти И. Джугашвили. Вождизм – неотъемлемая черта коммунизма.

В борьбе за власть важное значение имело идеологическое обоснование своего права на место во главе иерархии. Коммунисты единогласно объявили ленинское учение единственно верным. Затем активизировалась борьба за монопольное право толковать ленинизм. Первым наиболее значительных успехов достиг Г. Зиновьев. Он долго жил с В. Ульяновым в эмиграции, скрывался с ним в 1917 году от преследований Временного правительства, остался наместником в Петрограде после переезда правительства в Москву, возглавлял Коммунистический интернационал. Г. Зиновьев успел выпустить несколько книг по ленинизму и более десяти томов своих сочинений, состоявших в основном из подборки опубликованных ранее газетных статей. Однако в 1924-1925 годах самой массовой стала книга И. Джугашвили “Основы ленинизма”. И. Джугашвили наклеил ярлыки на своих политических противников и без устали повторял их. Благо в его распоряжении находился весь пропагандистский аппарат. И. Сталин действовал против Л. Каменева и Г. Зиновьева так же как В. Ленин в свое время против Г. Плеханова и Ю. Мартова. Все несогласные со Сталиным, были объявлены отступниками и предателями. Коммунисты России, руководствуясь марксизмом-ленинизмом, возродили средневековую “охоту на ведьм”. Оппозиционеры неоднократно каялись, публично признавали свои ошибки перед партией, но им не верили. В 1927 году 15-й съезд исключил из партии 75 сторонников Л. Троцкого и группу Сапронова 23 человека. Все исключенные были арестованы и позднее репрессированы. Уничтожаются обычно революционеры, воспринявшие лозунги и идеи революции буквально, наивно верящие в возможность их осуществления. Побеждает течение, усматривающие первостепенный смысл революции в укреплении власти – инструмента будущего индустриального переустройства. Последующие коммунистические революции подтвердили этот вывод, сделали его правилом.

Уничтожая христианство, коммунисты воссоздали его суррогат. “Атеистическая религия коммунизма имеет своих пророков, отцов церкви, свои каноны, гробницы, мощи, священное писание, догматы, патристику, имеет свои ереси, свою ортодоксию, свой катехизис, свои преследования еретиков, свои покаяния и отречения, наконец, свою прекрасную организованную инквизицию. Эта религия имеет свой избранный народ (пролетариат) и свой мессианский идеал интернационального коммунизма”. Борьба функционеров за престижные должности не находила отклика в массовой партии, а тем более в рабочем классе. Население страны, терзаемое репрессиями, голодом, дефицитом товаров, безработицей, равнодушно относилось к разногласиям в коммунистической верхушке.

В 1929 году И. Джугашвили исполнилось 50 лет. Он стал единоличным хозяином партийно-государственной машины. В этом же году сталинская директива устанавливала единоначалие на предприятии. Директор получал право увольнять рабочих без уведомления профсоюзов. Правительство слило профсоюзы с министерством труда, то есть ликвидировало. В 1932 году была введена паспортная система. Паспорта выдавали только городским жителям. Выдача паспортов превратилась в тотальную проверку граждан. Проводилась чистка Ленинграда и Москвы от так называемых “классово чуждых элементов”. Закон от 8 июня 1934 года предусматривал смертную казнь за “измену Родине”.Для членов семьи, которые знали о намерениях “изменника Родины” предусматривалось заключение в лагерь на срок от 2 до 5 лет, а для тех, кто не знал, полагалась ссылка на 5 лет. Как и его предшественник, И. Джугашвили постоянно укреплял репрессивный аппарат. В 1922 году ВЧК переименовали в Главное политическое управление (ГПУ), а в 1934 году – в Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). Смена названия не отразилась на функциях организации. 1 декабря 1934 года, в день убийства С. Кирова, И. Сталин принял закон об упрощенной процедуре судебных дел. На следствие по делу так называемых “врагов народа” отводилось всего 10 суток. Воцарилась обстановка всеобщего доносительства. 22 декабря 1934 годв “Правда” опубликовала сообщение, что найден подлинный виновник убийства С.Кирова – “ленинградский центр” во главе с Г. Зиновьевым. Эта ложь потребовалась для оправдания расправы над Г. Зиновьевым, Л. Каменевым и другими конкурентами И. Джугашвили.

Массовые чистки партии и государственных служащих неизбежно заканчивались репрессиями. Социальный статус исключенных из партии был ниже чем у беспартийных. В марте 1935 года приняли закон о наказании членов семей изменников Родины. В апреле 1935 года советское законодательство разрешило привлекать к уголовной ответственности детей, начиная с 12 лет. 9 июня 1935 года появился закон, в соответствии с которым любой советский гражданин за побег за границу приговаривался к смертной казни; тюремное заключение грозило также всякому лицу, не донесшему об этом.

В 1934 году была прекращена публикация ежегодных оценок численности населения. Перепись 1937 года была объявлена вредительской, ее руководители расстреляны. После войны переписи не было до 1959 года. В 1936 году И. Сталин обвинил главу НКВД Генриха Ягоду в опоздании на четыре года в борьбе с “врагами народа”. Г. Ягода оказался на скамье подсудимых вместе с Н. Бухариным и другими, чьи дела он сам фабриковал. Новым наркомом стал Николай Ежов. В начале 1939 года его расстреляли. НКВД возглавил Лаврентий Берия, продержавшийся на этой должности до смерти И. Сталина.

Напуганные репрессиями отказались возвращаться в СССР А. Бармин (посол в Греции), Ф. Раскольников (посол в Болгарии), агенты И. Кривицкий, И. Рейс, Г. Орлов и другие. Советский посол в Испании Антонов-Овсеенко, тот самый, который руководил штурмом Зимнего дворца в 1917 году, был вызван И. Сталиным в Москву и расстрелян. В Мексике агенты И. Сталина убили Л. Бронштейна (Троцкого). После этого Л. Берия получил чин генерала. В начале 1928 года в Иран бежал Б. Бажанов, с 1923 года работавший помощником И. Сталина. Через несколько месяцев сбежал Г. Агабеков, начальник восточного сектора иностранного отдела ОГПУ. Остались на Западе советские дипломаты Г. Беседовский, С. Дмитриевский и другие.

Путь И. Джугашвили от Кремля до дачи (35 км.) охраняли три смены чекистов по 1200 человек в каждой. Вождь коммунистов не был ни на одном из заводов Москвы, Ленинграда. Его специальный поезд мог выдержать двухнедельную осаду. Опасаясь военного переворота И. Джугашвили сменил командующих всеми военными округами, кроме Семена Буденного. “Сталин – государственник восточного, азиатского типа. Сталинизм, то есть коммунизм периода строительства, перерождается незаметно в своеобразный русский фашизм. Ему присущи все особенности фашизма: тоталитарное государство, государственный капитализм, национализм, вождизм и, как базис – милитаризованная молодежь”.

Первой женой Сталина была Сванидзе. Вторая жена – Надежда Алилуева застрелилась (или ее застрелили) в 1932 году. Оставшись один, Сталин арестовал жен М. Калинина, Кулика, С. Буденного, В. Молотова. Ждали выздоровления жены Ежова, чтобы арестовать, но она умерла. Надежда Крупская, после смерти Ленина, прожила 15 лет, показав за это время огромную способность прислуживать и унижаться. Ее ввели в состав Центральной Контрольной Комиссии (ЦКК) партии, а в 1927 году – в члены Центрального Комитета. На ее глазах происходило истребление всей старой партии, но она молчала.

Следует отметить, что кремлевские вожди: Сталин, Свердлов, Троцкий, Каганович, Буденный, Ворошилов не имели образования. Каменев окончил два курса Московского университета. Крупская окончила гимназию и проучилась один год на Бестужевских курсах, Алилуева не окончила промышленную академию, Е. Лорберг (Калинина) – без образования, Г. Горбман (Ворошилова) – белошвейка. Жена С. Кирова М. Маркус была также малограмотной. До 1930 года она возглавляла лечебное учреждение для проституток Ленинграда.

Новый правящий класс погряз в привилегиях. Коммунистическая партия разлагалась. “Монопольная партия живет самообманом: начиная “качественный отбор”, она требует “партийного единомыслия”, делая его условием для политической правоспособности и дееспособности, она зовет людей к бессмыслию и лицемерию; тем самым она открывает настежь двери всевозможным болванам, лицемерам, проходимцам и карьеристам; качественный уровень партии срывается, и к власти приходят симулянты, взяточники, хищники”.

Более пяти месяцев продолжалось “всенародное обсуждение” сталинской конституции 1936 года. Это был своего рода ритуал, в ходе которого каждый человек подтверждал лояльность режиму, пытаясь тем самым обезопасить себя от репрессий. Советское государство нарочито громко провозглашало демократические свободы граждан и тут же тайно давало неограниченные полномочия репрессивным органам. Например, И. Сталин разрешил пытать заключенных, выбивать из них нужные следователям показания. И. Джугашвили лично подписал 400 списков на арест 44 000 человек. За 1937 год было арестовано еще 7 000 000 человек. Вождь в 4 раза увеличил оклады сотрудникам НКВД. В Томске были расстреляны поэт Н. Клюев, выдающийся философ Г. Шпет. Каждому десятому из арестованных в 1936-1937 годах выносился смертный приговор.

Общее количество заключенных в Советском Союзе в конце тридцатых годов определяется иностранными авторами в пределах от 9 до 35 миллионов человек. Аресты достигли такого размаха, что начали угрожать промышленному, научному и военному потенциалу страны. Поэтому террор принял спорадический характер, стал скорее способом управления, а не истерической кампанией. Первоначально центр трудовых лагерей располагался в Карелии и вдоль побережья Белого моря, где лесодобыча была главной отраслью промышленности. Затем возникли лагеря вокруг Воркуты и в бассейне Печоры, в промышленных центрах Западной Сибири. К концу тридцатых годов лагеря появились в каждом городе, даже в Москве. Ни один рабовладелец прошлого не стал бы столь нерачительно расходовать свой капитал, но НКВД за невольников не платил, и если они умирали, то потери могли быть легко возмещены за счет новых арестов. А. Солженицын очень точно назвал лагеря “истребительно-трудовыми”. Смертность в лагерях составляла от 10 до 30% в год. Чтобы выжить в лагере, необходимо было обманывать, приписывать объем выполненной работы. Принцип “туфты” распространялся не только на лагеря, но и на всю советскую экономику.

Труд заключенных широко использовался для добычи золота в отдаленных северо-восточных районах страны. В 1934 году “Золотая Колыма”, добыв 5 515 килограммов химически чистого золота, обогнала все золотодобывающие страны Южной Америки, кроме Колумбии и Чили.

В коммунистической революции, как справедливо отметил М. Джилас, ее плоды достаются бюрократии. Стоит революции закончиться, как наступает этап жестокого сведения счетов между течениями и фракциями, имеющими разные мнения о пути, которым следует следовать двигаться дальше. Взаимные нападки вертятся в круге догматического доказывания кто “объективно” либо “субъективно” больший революционер и агент внутренних врагов или мирового капитала.

Политика большого скачка

В 1929 году Иосифу Джугашвили исполнилось 50 лет. Партия коммунистов выдвинула его своим очередным вождем. Достойный приемник Ленина, он правил также пожизненно, до весны 1953 года. Завершение верхушечной борьбы в Кремле позволило И. Джугашвили вплотную заняться государственными делами. Красная Армия и Внутренние войска подавили повстанцев Грузии, Чечни, Бурятии, Казахстана, пытавшихся вырваться из Советского Союза. На долгие годы растянулась борьба с повстанцами Средней Азии. Исламское население наиболее упорно сопротивлялось имперской политике Москвы.

Новые правители Москвы понимали необходимость индустриализации, укрепления военной мощи. В ноябре 1926 года кремлевские вожди приняли следующее решение: “В минимальный исторический срок нагнать, а затем и превзойти уровень индустриального развития передовых капиталистических стран”. В 1929 году партия Сталина утвердила первый пятилетний план на 1928-1932 годы. Всеобщее планирование может осуществлять лишь государство, обладающее тотальной властью. Отныне, плановые показатели, рожденные волей диктатора, обретали силу закона; их невыполнение жестоко каралось.

Грандиозные проекты требовали соответствующих жертв. Коммунисты обратились к традиционным для России источникам накопления: экспорту зерна, низкой заработной плате рабочих и служащих, широкой продаже спиртного, использованию “дешевого” труда заключенных. По демпинговым ценам на экспорт шел лес. Вывозили нефть, золото. Золото и серебро изымали у населения. В 1930 году И. Сталин дал указание: “А) основательно почистить аппарат НКФ и Госбанка, несмотря на вопли сомнительных коммунистов типа Брюханова – Пятакова; б) обязательно расстрелять десятка два – три вредителей из этих аппаратов, в том числе десяток кассиров всякого рода; в) продолжать по всему СССР операции ОГПУ по изъятию мелкой монеты серебряной”.

В 1925 году руководители государства преодолели запрет мертвого В. Ульянова и начали выпуск водки. С 1926 по 1927 год число ликероводочных заводов выросло с 95 до 145 . По имени тогдашнего председателя Совнаркома А. Рыкова, водку в народе именовали “рыковкой”. Вскоре торговля водкой стала существенным дополнительным внутренним финансовым источником осуществления индустриализации. Доля от продажи спиртных напитков в госбюджете выросла с 2% в 1923/24 финансовом году до 12% в 192728 году. Власти разрешили почти безудержно наращивать производство алкоголя. В Ленинграде в 1926-1927 годах годовое потребление спиртных напитков на душу населения достигло 59 литров. В 1926 году в городе на Неве появились первые в СССР вытрезвители.

Самой известной стройкой первой пятилетки была электрическая станция на Днепре. Подготовительные работы начались еще в 1921 году. В 1925 году инженер И. Г. Александров представил проект, который дорабатывался американской фирмой “Х.Л. Купер и Ко” и немецкой “Сименс-Баунион”. Длина плотины составила 760 метров, а высота – 64 метра. В 1928-1929 годах на Путиловском заводе и Харьковском паровозостроительном было выпущено 3 276 тракторов. В 1929 году начали строить Магнитогорский и Кузнецкий заводы, в 1930 году Запорожский, Азовсталь, в 1931 году – Ново-Липецкий и Ново-Тагильский, Криворожский, Ново-Ташельский и Никопольский трубопрокатный. Эти заводы вступили в строй уже в годы второй пятилетки (1932-1937). Бюрократия эксплуатировала энтузиазм молодых. Палатки, бараки, отсутствие элементарных удобств, низкая зарплата, плохое питание стали неизбежными спутниками советских строек. При возведении Магнитогорского металлургического комбината несколько тысяч человек умерли дизентерии. Еще более крупную жатву собрала смерть на Беломоро-Балтийском канале. Полмиллиона заключенных с кирками и тачками прорыли его за 20 месяцев.

Энтузиазм строителей умело инспирировался коммунистической агитацией и поддерживался репрессиями. В 1928 году коммунисты организовали в Москве показательный судебный процесс над группой инженеров, так называемое “Шахтинское дело”. Н. Горлецкого, Н. Кржижановского, А. Юсевича, Н. Бояринова и С. Будного расстреляли, а шестерых приговорили к десятилетнему сроку заключения. Аналогичные судилища прошли в провинциальных городах. В целом по стране было арестовано 2 000 инженеров. В 1929 году Советское правительство ликвидировало воскресенье. После четырех дней непрерывной работы следовал выходной. Отсюда название “пятидневка”. “Непрерывка” держалась до 1940 года. Правительство вновь подарило трудящимся воскресенье.

В сентябре 1930 года газеты сообщили о расстреле 48 руководителей пищевой промышленности, в том числе профессора Рязанова, по обвинению в организации продовольственных трудностей. В ноябре-декабре 1930 года в Москве организуется второй после “Шахтинского дела” показательный процесс: процесс “Промпартии”. В обвинительном заключении указывалось, что в подпольной “Промышленной партии” насчитывалось не менее двух тысяч членов. Перед судом предстало 8 человек. Подсудимых обвинили в подрывной деятельности в пользу иностранцев. Глава “Промпартии” Л. Рамзин признал обвинения. В марте 1931 года в Москве судили “вредителей” из плановых и банковских структур. В апреле 1933 года состоялся очередной процесс. В числе 18 “вредителей” было 6 английских инженеров и техников. Англичан выслали из СССР, а советские граждане получили от 18 месяцев до 10 лет заключения. Советская власть карала техническую интеллигенцию, служащих госбанка и госплана. Репрессии преследовали несколько целей: запугать инженеров, снять вину с партийных функционеров за некомпетентное руководство. Например, тяжелую индустрию страны направлял в нужное русло ветеринар Серго Орджоникидзе. Репрессии инженеров и начальников вызывали одобрение у малограмотных рабочих, создавали иллюзию борьбы за социальную справедливость.

Страной руководил огромный бюрократический аппарат – более 5 500 000 государственных служащих – малоквалифицированный и коррумпированный. В 1928 году в СССР насчитывалось только 233 000 специалистов с высшим образованием. К концу первой пятилетки половина руководителей промышленности не имела специального образования.

В 1929 году коммунисты инспирировали кампанию по развертыванию массового соревнования на основе ленинских идей 1919 года о бесплатном коммунистическом труде. Кампания успеха не имела. В 1930 году коммунисты подавили стачку ивановских ткачей. В этом же году рабочие Московского автомобильного завода назвали И. Сталина “самозванным вождем пролетариата”. Советская власть сделала все необходимое, чтобы об этих и многих других событиях не узнали даже соседние города.

В годы первой пятилетки наша страна стала впервые выпускать автомобили и тракторы. Американские фирмы поставили оборудование для Сталинградского тракторного и Горьковского автомобильных заводов. Нижнегородский автомобильный завод был рассчитан на 140 тысяч автомобилей в год. Харьковский тракторный завод – на 50 тысяч, Московский автозавод – на 30 тысяч грузовиков.

К 1930 году страна достигла дореволюционного уровня выплавки чугуна. В 1932 году каждая шестая тонна потребленного проката была ввезена из-за границы. На импорт черных металлов за пятилетку было израсходовано 2,5 миллиарда рублей, а государственные вложения в отрасль составили 3 миллиарда рублей.

В первой пятилетке освоение новых производств осуществлялось простым копированием европейских и американских образцов: паровозов, полувагонов, и так далее. Известная американская фирма промышленных архитекторов “Альберт Кан и Ко” заработала на проектах производственных зданий для СССР 2 миллиарда долларов. Около десяти проектов делали в Детройте, а остальные в России. Американцы запроектировали всю советскую тяжелую промышленность. Американцы проектировали Московское метро, поставляли турбины для Днепрогэс и так далее. Английская кампания “Метрополитен-Викерс” снабдила оборудованием большинство крупнейших советских электростанций. Западные фирмы консультировали, строили, снабжали оборудованием Магнитогорск и Кузнецк, Уралмашзавод, 1-й Шарикоподшипниковый завод в Москве, автозавод в Нижнем Новгороде и завод грузовых машин в Ярославле. На 1 октября 1929 года СССР имел 70 договоров о технической помощи с иностранными фирмами.

Гигант резиновой промышленности страны – Ярославский резиноасбестовый комбинат должен был вырабатывать три четверти общесоюзного каучука. В 1930 году на этой стройке работало лишь 7 автомашин. Не было ни экскаваторов, ни подъемных кранов, ни других механизмов. Тем не менее, к 7 ноября 1932 года изготовили первую отечественную покрышку. За первую пятилетку Ярославский автомобильный завод дол стране 3 349 автомобилей. В 1932 году коллектив завода выпустил 12-ти тонную автомашину. Индустриализация сопровождалась бесконечными импровизациями. В целом задания первой пятилетки не были выполнены.

Производство

План 1929 г.

Фактическое выполнение 1929 г.

Уголь

75 000

64 000

Чугун

10 000

6 200

Электроэнергия

20 000 000 000 кВ.час.

14 000 000 000

Например, вместо 60 доменных печей ввели в эксплуатацию только 32. Тем не менее вождь объявил об успешном выполнении пятилетнего плана.

Все качественные характеристики: производительность труда, себестоимость, качество продукции шли по нисходящей линии. Процесс индустриализации сопровождался невероятной растратой человеческих и материальных ресурсов. Это привело к падению уровня жизни. К концу 1930 года 40% капиталовложений в промышленность были заморожены в незавершенных проектах. Индустриализация проводилась экстенсивными методами, с огромными издержками. Она сопровождалась высокой инфляцией (увеличение денежной массы на 180% за пять лет, рост на 250-300% розничных цен на промышленные товары), приведшей к снижению примерно на 40% покупательной способности рабочих. Экономика оказалась разбалансированной. Отставала химическая индустрия. В текстильной промышленности произошло падение производства. Не хватало даже плохой одежды. Мало внимания уделялось железным дорогам. Жилищное строительство, производство потребительских товаров и сфера услуг были и вовсе забыты. Рабочие подолгу простаивали в очередях за товарами первой необходимости.

В 1931 году И. Сталин объявил войну “уравниловке”. В стране были различные цены: 1) государственные цены на пайковые товары, выдаваемые по карточкам; 2) коммерческие цены – значительно более высокие – на товары без карточек; 3) “среднеповышенные цены” на товары, продаваемые в рабочих районах, - ниже коммерческих, выше государственных; 4) “цены образцовых магазинов”–универмагов, в которых цены выше коммерческих; 5) “торгсины” – магазины, в которых все товары продаются только за золото или валюту; 6) рыночные цены. Тридцатые годы отмечены усилением расслоения среди трудящихся. Квалифицированные рабочие получали в четыре- восемь раз больше, чем неквалифицированные, в то время как администрация и аппарат управления вообще получали в восемь – тридцать раз больше – это без учета прочих привилегий, которыми они пользовались. В бюллетене оппозиции Троцкий писал: “Никогда еще Советский Союз не знал такого неравенства, как теперь, почти два десятка лет после ноябрьской революции: заработная плата в 100 рублей и заработная плата в 8-10 тысяч рублей. Одни живут в бараках и ходят в рваной обуви, другие ездят в роскошных автомобилях и живут в великолепных квартирах. Одни бьются, чтобы прокормить себя и семью, другие, помимо автомобиля, имеют прислугу, дачу под Москвой, виллу на Кавказе и так далее”.

Новый правящий класс, за исключением кремлевской верхушки, вышел из пролетарской среды и исповедовал антикапитализм. Собственность нового класса проявлялась в виде исключительного права, монополии партийной, политической бюрократии на распределение национального дохода, регламентацию уровня заработков, выбор направлений хозяйственного развития, а также распоряжение национализированным имуществом. Средняя заработная плата в тридцатые годы у рабочего равнялась 150 – 200 рублей, пенсия 25 – 50 рублей. Белый хлеб стоил 1 рубль 20 копеек, мясо – от 5 до 9 рублей, картофель – 40 копеек, сало – 18 рублей, мужские туфли – 290 рублей, дамские туфли – 280 рублей, мужская рубашка – от 39 до 60 рублей Рабочие жили в коммунальных квартирах, бараках. Заработки стахановцев составляли от 700 до 2 000 рублей в месяц. В 1936 году они повысились до 4 000 рублей. Стахановская система, одобренная в начале тридцатых годов, разрушила остатки солидарности и классового сознания среди рабочих, во-первых, разжиганием жестокого соревнования и, во-вторых, образованием временной стахановской аристократии, социальная дистанция которой от обыкновенного рабочего, естественно, воспринималась более остро, чем расслоение между рабочими и управляющими. Этот процесс завершился введением в 1938 году трудовых книжек, которые официально превратили весь российский рабочий класс в одну гигантскую рабсилу для принудительного труда. В 1939 году прогулом стало считаться опоздание на 20 минут. С 1940 года подобное нарушение было признано уголовным преступлением. С виновного удерживали четверть заработной платы. В коммунизме общественно-политические отношения и собственность (тоталитаризм власти и монополия на собственность) сопрягаются и дополняют друг друга куда эффективнее, чем при любой иной общественной системе. Новый класс – как конус: широкий в основании, он приближаясь к вершине, все сильнее и неприступнее сужается.

Первая миграционная волна в тридцатые годы была связана с массовым перемещением крестьян в города. С 1926 по 1939 год городское население увеличилось на 30 000 000 человек. Крестьяне ушли в города, с началом коллективизации. В годы первой пятилетки приток переселенцев только в Московскую и Ленинградскую области составил по 3, 5 миллиона человек в каждую. Рост молодых промышленных центров был еще значительнее: население Днепропетровска и Сталино (Донецк) на Украине, Челябинска и Свердловска на Урале, Новосибирска и Кузнецка в Сибири увеличилось за несколько лет в пять- шесть раз. К 1935 году в Городе Магадане имелось 167 домов с общей жилой площадью 17 092 квадратных метра. Патологический характер урбанизации и индустриализации в советской России привел к появлению значительной доли маргиналов. Болезненный процесс адаптации новых пролетариев влек за собой целый ряд негативных явлений. Участились неявки на работу, усилилась текучка кадров, увеличилось количество случаев хулиганства и поломок техники, выпуска бракованной продукции, резко возросли производственный травматизм, алкоголизм и преступность.

Несмотря на нажим репрессивных органов, задания третьей пятилетки не выполнялись. В 1937-1941 годах темпы роста промышленного производства не превышали 3-4% год. Давно уже покончили с анархизмом и демократизмом. И. Сталин сделал то, что не удалось Л. Корнилову. Дисциплина на заводах была почти военной. Тем не менее возможности внеэкономического принуждения были полностью исчерпаны. Низкая квалификация рабочих СССР оставалась серьезной преградой на пути освоения новой техники. В 1930 году правительство ввело обязательное начальное обучение. В 1936 году начальную школу кончили только половина учеников, семилетнюю – треть, среднюю – четверть. В 1939 году неграмотные составляли 20 % населения. В 1940 году число вузов достигло 817. Количественный рост не компенсировал падения качественных характеристик высшей школы. Большая часть старой профессуры была репрессирована. Научные контакты ученых с зарубежными коллегами карались как шпионаж.

Показательна судьба такой известной стройки, как Байкало-Амурская магистраль. Решение о начале строительства было принято еще в 1886 году. В 1911 году начались изыскания Э. Михайловского. В 1932 году приступили к строительству магистрали. В этом же году прекратили финансирование и стройку передали в ведение ОГПУ. В 1934 году был создан БАМЛАГ, рассчитанный на 125 000 заключенных. Решение 1938 года предусматривало завершение строительства в 1945 году. Разумеется, что причиной подобного долгостроя была не только война.

В 1940 году розничные цены в 6 раз превышали уровень нэпа. В закрытых распределителях партийные чиновники могли купить на рубль в 20 раз больше, чем рядовой труженик в обычном магазине. В конце тридцатых годов сотни талантливых конструкторов были арестованы. Достаточно вспомнить биографии А. Тупалева, С. Королева, В. Петлякова, В. Мясищева. Задания третьей пятилетки не выполнялись несмотря на нажим репрессивных органов. Отставала нефтяная и угольная промышленность, черная металлургия. Остро ощущалась нехватка электроэнергии. Люди избегали тяжелой низкооплачиваемой работы. В 1938-1939 годах прирост числа служащих и продавцов был в 4 раза больше, чем в промышленности. Накануне войны в СССР насчитывалось 6 миллионов радиоточек. Монопольное государственное радио умело манипулировало общественным сознанием, ежедневно лгало. Тем не менее в далекой провинции люди получили возможность слушать классическую и народную музыку, песни, в исполнении любимых артистов.

В 1939 году на 18 съезде коммунистов И. Сталин заявил, что для защиты завоеваний революции, в условиях враждебного капиталистического окружения, необходимо сильное государство. Иными словами, И. Джугашвили дезавуировал идею В. Ульянова об отмирании государства. Однако на этом же съезде был утвержден курс на коммунизм, поскольку социализм уже построен. Делегаты съезда единодушно одобрили директиву И. Джугашвили: “Догнать и перегнать в экономическом отношении наиболее развитые капиталистические страны Европы и Соединенные Штаты Америки, окончательно решить эту задачу в течение ближайшего периода времени”. Вторая мировая война как бы дезавуировала этот проект коммунистов. Однако через 20 лет Н. Хрущев к нему вернется.

Окончательная социализация деревни

В 1918-1920 годах В. Ленин передал земли, отнятые у помещиков и зажиточных крестьян, так называемым совхозам. Советские хозяйства как государственные предприятия создавались для снабжения продовольствием армии, чиновников, рабочих. Совхозы (госхозы) эксплуатировали крестьян и бесплатно поставляли сельскохозяйственную продукцию государству. Совхозы как – бы заменили помещиков и возродили прежнюю барщину. Право пользования небольшим приусадебным участком было единственной, но незначительной компенсацией за бесплатный крестьянский труд.

Бывшими общинными землями пользовались крестьяне-единоличники. Политика большого индустриального скачка предрешала их судьбу. Новым стройкам, заводам требовалось сырье и продукты питания для рабочих. Однако коммунистическое правительство не имело средств, да и не желало платить крестьянам за их тяжелый труд. В 1925-1927 годах и в последующий период, промышленные товары были очень дорогими, плохого качества и труднодоступными. Дефицит товаров и низкие закупочные цены вынуждали крестьян выращивать продовольствие только для себя. В 1926 году количество зерна для продажи на внутреннем рынке было в два раза меньше, чем в 19113 году. В 1905-1914 годах страна экспортировала в среднем 11 миллионов тонн зерна в год. Теперь экспорта не было. Исчезновение крупных землевладельцев и значительное ослабление слоя зажиточных крестьян повлекло за собой уменьшение производства зерна, предназначенного на продажу вне деревни. Производительность труда резко упала по сравнению с дореволюционным периодом. В январе 1928 года, несмотря на хороший урожай, крестьяне поставили только 300 миллионов пудов зерна (вместо 430 миллионов, как в предыдущем году). Экспортировать было нечего. Правительство осталось без валюты.

По инициативе И. Джугашвили, с 1928 года коммунисты возобновили войну против самостоятельных крестьянских хозяйств. 107 статья Уголовного кодекса карала лишением свободы сроком до трех лет любое действие “способствующее поднятию цен”. В 1928/29 хозяйственном году Сталин принуждал крестьян продавать свою продукцию по закупочным ценам в три раза меньшим, чем рыночные. Видимое отставание сельского хозяйства от промышленности позволило И. Джугашвили объявить аграрный сектор единственным виновником кризиса. Из-за сочетания факторов численности и собственности крестьяне вплоть до того момента потенциально были самым мощным классом в СССР, поэтому их ликвидация была более глубокой и жестокой, чем любой другой группы населения и осуществлялась с помощью искусственного голода и депортации под предлогом экспроприации собственности у кулаков.

Против неорганизованных крестьян выступили: правящая партия коммунистов, силовые структуры государства; рабочие Москвы и Ленинграда, подкупленные хорошим снабжением; многочисленные советские чиновники; партийно-советская пресса; комсомольские вожаки, студенты.

Известные экономисты – аграрники: А. Чаянов, Н. Кондратьев, А. Челинцев, Н. Макаров, Л. Литошенко были оклеветаны и уничтожены коммунистами. Крестьяне отчаянно сопротивлялись ленинско-сталинской политике. С 1929 по 1933 годы государство разорило 3 миллиона зажиточных хозяйств. Около 10 миллионов хозяйств перебрались на заводы. Общее число умиравших ежегодно в стране после 1929 года резко перевалило за 4 миллиона, постоянно нарастало и достигло в 1933 году 11 450 тысяч человек. В 1934 году последовал резкий спад. Умерло 3 400 тысяч. Общее число жертв коллективизации составило около 10 миллионов человек. За годы сталинской коллективизации было уничтожено или пало: 17 700 000 лошадей, 10 000 000 свиней, 71 000 000 овец, 25 000 000 голов крупнорогатого скота. Для сравнения укажем, что в США в 1988 году было 10 000 000 коров. В 1929 году И. Джугашвили вынужден был в мирное время ввести карточную систему распределения продуктов в городах. В 1928 – 1935 годах масло продавалось только в специальных магазинах торгсинах (торговля с иностранцами) на золото или иностранную валюту.

Так называемая коллективизация – это не что иное, как создание коммун, подчиненных государству. Из общественных амбаров коммунистической власти было удобней забирать хлеб и иные сельскохозяйственные продукты, сырье. Почти тридцать лет колхозы не имели своей техники и вынуждены были арендовать ее на кабальных условиях у государственных машинотракторных станций. В придачу к налогу колхозники обязывались оплачивать натурой услуги, предоставляемые им через МТС. Этот сбор в тридцатые годы давал минимум 50 % хлебозаготовок.

Государственные чиновники не стеснялись в средствах, принуждая колхозников выполнять напряженные планы. Знаменитый писатель М. Шолохов сообщал Сталину о рвении местного начальства. “К приезду вновь назначенного секретаря РК Кузнецова и председателя РИКа Королева по району уже имелись плоды овчинниковского внушения:

1) В Плешаковском колхозе два уполномоченных РК, Белов и другой товарищ, фамилия которого мне неизвестна, допытываясь у колхозников, где зарыт хлеб, впервые применили впоследствии широчайше распространившиеся по району метод “допроса с пристрастием”. В полночь вызывали в комсод (комитет содействия бедноте), по одному из колхозников, сначала допрашивали, угрожая пытками: между пальцев клали карандаш и ломали суставы, а затем надевали на шею веревочную петлю и вели к проруби в Дону топить.

2) В Грачевском колхозе уполномоченный РК при допросе подвешивал колхозниц за шею к потолку, продолжал допрашивать полузадушенных, потом на ремне вел к реке, избивал по дороге ногами, ставил на льду на колени и продолжал допрос.

3) В лиховидовском колхозе уполномоченный РК на бригадном собрании приказал колхозникам встать, поставил в дверях вооруженного сельского, которому вменил в обязанность следить за тем, чтобы никто не садился, а сам ушел отдыхать. Пообедал, выспался, пришел через 4 часа. Собрание под охраной сельского стояло. И уполномоченный продолжал собрание”. Далее М. Шолохов сообщал, что по Вешенскому району более 13 тысяч хозяйств и 52 тысячи населения. Общее число арестованных на январь 1933 года составило 3128 человек. Из них 52 приговорены к расстрелу, осуждено 2 300 человек. За невыполнение плана из домов было выселено 1090 хозяйств. М. Шолохов писал: “Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью – будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жили на улице. Днем, как тени слонялись около своих замкнутых домов, а по ночам искали убежища от холода в сараях, мякинниках. Но по закону, установленному крайкомом, им и там нельзя было ночевать! Председатели сельских советов и секретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгоняли семьи выкинутых из домов колхозников на улицы”.

Интересен ответ И. Сталина писателю: “Вы видите одну сторону, видите неплохо. Но это только одна сторона дела. Чтобы не ошибиться в политике (Ваши письма не беллетристика, а сплошная политика), надо обозреть, надо уметь увидеть и другую сторону. А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы вашего района (и не только вашего района) проводили “итальянку” (саботаж!) и не прочь были оставить рабочих, Красную армию – без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), – этот факт не меняет того, что уважаемые хлеборобы по сути дела вели “тихую” войну с советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов”.

Изъятое у крестьян зерно предназначалось преимущественно для вывоза в Германию. В соответствии с торговым соглашением 1931 года, Германия предоставила России кредит более 1 миллиарда марок для закупки немецкой техники. СССР обязался снабжать Германию сельскохозяйственным сырьем и золотом. С 1931 по 1936 годы половина всей ввозимой в СССР техники была немецкого производства.

Подневольный труд в совхозах и колхозах оставался крайне неэффективным. Сельские жители всячески уклонялись от бесплатного труда. Колхозы поставляли государству зерно по ценам в 10-12 раз ниже рыночных. В 1932 году средняя колхозная корова давала молока на уровне козы. В 1932 году в СССР ввели паспортную систему. Однако крестьянам паспортов не дали, превратив их в новых крепостных. Колхозники выполняли государственные повинности: строительство дорог, заготовка леса на экспорт и так далее. В 1937 году указ правительства запретил крестьянам покидать колхозы без подписания администрацией соглашения с будущим работодателем. В 1935 году государство изъяло у села более 45% всей сельскохозяйственной продукции, то есть в три раза больше, чем в 1928 году

Производство зерна при этом снизилось несмотря на рост посевных площадей на 15 % по сравнению с последними годами нэпа. Продукция животноводства едва составляла 60% уровня 1928 года. Годовое производство зерна между 1931-1939 годами не превышало, за исключением 1937 года, 70 миллионов тонн, в то время как средний урожай 1900 – 1913 годов составлял 72,5 миллионов тонн в год. После того, как во время коллективизации была уничтожена половина поголовья крупного рогатого скота, производство животноводческой продукции достигло уровня 1913 года только к 1937 году. Уровень 1927-1928 годов был превышен лишь к началу 50-х годов.

Культура СССР

Иосиф Джугашвили продолжил разрушение национальной культуры, начатое В. Ульяновым. В 1928 году советское руководство организовало две выставки- распродажи картин в Париже и Берлине. Гюльбекян – глава Петролеум-компани – купил золотой и серебряный стол Людовика 16-го, “Старика” Рембрандта. Меллон, министр финансов США, приобрел 21 картину из Эрмитажа. В СССР лгали, будто пожар уничтожил полотна. Осенью 1929 года началась погромная кампания против Бориса Пильняка и Евгения Замятина. Их обвинили в публикации за границей своих книг: “Красного дерева” Пильняком, “Мы” Замятиным. Обвинение было предлогом: советские писатели и до этого времени публиковали свои книги за рубежом. Замятин и Пильняк были выбраны в качестве показательных жертв. За Пильняком был серьезный грех: его повесть намекала, что М. Фрунзе, возглавлявшего после Троцкого Красную Армию, зарезали на операционном столе по приказу Сталина. Замятин еще в 1918 году предсказывал появление жесткого тоталитарного режима.

В 1929 году Центральный Комитет партии объявил Рабочую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП) организацией близкой к партии. В. Маяковский вступил в РАПП. В апреле 1930 года он покончил с жизнью. Сталин назвал его лучшим поэтом советской эпохи. В 1932 году хозяин Кремля ликвидировал все литературные объединения, в том числе и РАПП. Пал всесильный Леопольд Авербах и его сподручные из РАППа. Сталин сделал ставку на более известного и авторитетного Максима Горького. В 1928 году М. Горький приехал из Италии в Москву. Затем стал наезжать в СССР чаще. В 1933 году Горького не выпустили за границу. Он остался в России до своей смерти, последовавшей в июле 1936 года.

И. Сталин подарил писателям гордое название “инженеры человеческих душ”. В 1934 году на первом съезде союза писателей СССР Горький был назначен Сталиным в вожди советской литературы. Некоторые выступавшие с трибуны съезда советских писателей (В. Шкловский) предлагали осудить Ф. Достоевского как изменника. С трибуны съезда писатели доносили друг на друга, с гордостью рассказывали о поездке на Беломорканал: откуда была привезена самая позорная в истории литературы книга – восхваление концлагеря. На пальцах одной руки можно пересчитать писателей, которые не выступили на съезде с присягой верности правящей партии: М. Булгаков, А. Платонов, О. Мандельштам, А. Ахматова. Все другие – присягнули. Сталинский союз писателей не принял в свои ряды М. Цветаеву, проклял Е. Замятина, презрел М. Булгакова, изгнал А. Ахматову и Б. Пастернака. В декабре 1931 года арестовали группу писателей и художников, сотрудничавших с детской редакцией Государственного издательства, и среди них Д. Хармса. В марте 1936 года “Правда” разгромила музыку Д. Шостаковича. Тем не менее великого музыканта не арестовали. По Москве “ходили” следующие стихи:

“Его толстые пальцы, как черви жирны,
А слова, как пудовые гири, верны.
Тараканьи сияют глазища
И сияют его голенища.
А вокруг его сброд тонкошеих вождей
Он играет услугами полулюдей”.

О. Мандельштам, автор этих строк, попал в концлагерь. С 1938 по 1946 год отбывал срок заключения знаменитый поэт Н. Заболоцкий.

“Зацелована, околдована
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина”.

Советская литература создала свои художественные ценности от “Тихого Дона” М. Шолохова до поэзии С. Есенина, В. Маяковского, Б. Пастернака, Н. Заболоцкого, А. Твардовского. Впечатляет и то, что за два десятилетия появилось в зарубежье: Жизнь Арсеньева” и “Темные аллеи” И. Бунина, “Юнкера”, “Колесо времени”, “Купол святого Исакия Далматовского” А. Куприна, “Солнце мертвых” и “Лето господнее” И. Шмелева и тому подобное.

[/sms]

19 сен 2008, 08:55
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.