Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » » Реферат: Пути политического развития России в конце ХVI – начале ХVII вв.


Реферат: Пути политического развития России в конце ХVI – начале ХVII вв.

Реферат: Пути политического развития России в конце ХVI – начале ХVII вв. Введение

В конце правления Ивана IV Русское государство переживало тяжелый хозяйственный и политический кризис, углубляемый террором и разделением страны на земщину и “государев удел”. После смерти Грозного началась острая борьба за власть между различными боярскими группировками. Победу в ней одержал Борис Годунов, который на протяжении двух десятилетий (вторая половина 1580-х – 1605 гг.) оставался центральной политической фигурой в государстве.

В чем был смысл происходившей в конце ХVI – начале ХVII вв. борьбы в верхах, по какому пути политического развития повело страну правительство Бориса Годунова, как сложились судьбы самодержавия и пути укрепления российского государства по окончании смуты — таковы вопросы, рассматриваемые в нашей работе.

Причины и особенности кризиса российской государственности в конце ХVI – начале ХVII вв.

[sms]

В неудачном исходе Ливонской войны и разорении страны немалую роль сыграла и знаменитая опричнина Ивана Грозного. В то же время она заняла важное место в политической жизни страны; в развитии ее государственности.

Государственно-политический строй России — монархия, единое централизованное государство. Но в нем еще сохранялись остатки удельных времен. Свои самостоятельные княжества при малолетстве Ивана IV имели его дядья, братья отца: Иванович (земли в Дмитровском, Рузском, Кашинском и прочих уездах) и Андрей Иванович (Старица и Верея). Татарские царевичи, вассалы Москвы, сидели на ханстве в Касимове, владетели имели свои дружины, отряды с воеводами, в московском войске они занимали особое, полусамостоятельное положение. Малыми уделами владели князья Вельские, Воротынские, Мстиславские, но они постепенно переходили на положение “слуг” московского правителя (это звание тогда считалось высшим, наиболее почетным в иерархии чинов), его бояр. Остатки прежних вольностей сохраняли Новгород Великий и Псков (право воевод на сношения со Швецией, старое административное деление Новгородской земли на пятины) [Скрынников Р. Г., Иван Грозный, М., 1980].

Высшей властью, законодательной и распорядительной, обладал великий князь, потом царь. Он стоял во главе вооруженных сил, назначал на должности думцев, воевод и начальников приказов, вершил внешние и судебные дела. Ему помогал во всех делах высший совет из бояр и иных чинов — Боярская дума. Она была сословным органом русской аристократии, имела, по поручению царя, законодательные функции. Но ее решения окончательно утверждал сам монарх. С середины XVI в. появился Земский собор — орган сословно-представительной монархии. В нем, помимо думских чинов, были представлены другие сословия — церковные, дворянские, торгово-ремесленные верхи.

В определенной, хотя, конечно, в небольшой, степени эти учреждения и порядки ограничивали единодержавие, самовластие монарха.

Царь Иван, по мере возмужания, все больше тяготился опекой “Избранной рады”, возражениями своему курсу во внутренних и внешних делах. Не все были, естественно, довольны длительными и не всегда успешными войнами, непосильными тяготами, разорением “подлых людей”, кормивших своим трудом всех в государстве. Террор против непокорных, выискивание новых измен, чаще всего выдуманных, стремление свалить свои промахи на других вели царя по пути неправды, немилосердия.

Своей опричниной с ее кровавыми оргиями царь, несомненно, достиг укрепления режима личной, неограниченной власти. Она стала своего рода восточной тиранией, деспотией. Народ заплатил за это страшную цену разорением, обезлюдением страны. В России 70 – 80-х гг. разразился настоящий хозяйственный кризис — запустение сел, деревень, городов, гибель огромной массы людей, бегство многих на окраины, страшный голод. Терзали страну моровые поветрия. Оставшиеся в живых люди убивают дворян, особенно опричников, жгут господские имения, крепостные документы, не платят налоги, не исполняют повинности.

Страна стояла на грани катастрофы. Год спустя после позорного поражения опричного войска и сожжения Москвы крымцами в 1571 г. и победы над ними земского войска М. И. Воротынского царь заявил об отмене ненавидимой народом опричнины. Однако она не ушла в прошлое окончательно: по одной версии, царь ее временно восстановил три года спустя; по другой — и не думал ее уничтожать: она до его кончины существовала под именем “двора”.

С помощью опричнины Грозный подавил всякую оппозицию, ликвидировал очаги какого бы то ни было удельного сепаратизма, остатки, и без того невеликие, самостоятельности и независимости в словах и действиях.

Историки, читающие документы той поры, часто встречают такие записи: “пустоши, что были деревни”, “пашня лесом поросла”. Запустение земель приняло страшные размеры: в новгородских и псковских местах, близких к ливонскому фронту, в распашке осталось только 7,5% прежде обрабатываемых земель, в Московском уезде — 16%, сходная картина наблюдалась и в других районах. Во много раз выросли налоги; взяв однажды налог, по словам Курбского, посылали взымать все новые и новые подати” Сахаров А. Н., Буганов В. И., История России с древнейших времен до конца ХVII века: учебник, М., 1999].

В стране широкое распространение получили “разбои”, волнения. Некому было работать, кормить дворян, войско. Власти, пытаясь спасти положение, организуют с 1581 г. описание земель и запрещают переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день. Тогда и родилась известная пословица: “Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!” “Заповедные годы” (“заповедь” в значении “запрет”) вводились как временная мера, но остались надолго, вплоть до отмены крепостного права (1861 г.). Составленные в ходе описания писцовые книги стали основанием крестьянской “крепости” помещику и вотчиннику.

Помещики получают податные льготы, монастыри же их лишаются (по решению церковного собора 1584 г.). Дворян жалуют новыми землями. Эти меры, принятые в конце правления Грозного, не могли дать каких-либо заметных и быстрых результатов.

18 марта 1584 г. царь Иван IV умер. В свои неполные 54 года этот человек, исключительно одаренный, жестокий и маниакально подозрительный, выглядел глубоким стариком, развалиной. Сказались долгие годы борьбы, подозрительности и страха, расправ, покаяний, пьяных оргий и злобных выходок. Ночные страхи кошмары, болезни и переживания довели его до крайности — все тело распухло, глаза слезились, руки тряслись. Люди, окружавшие трон, трепетали перед ним, но плели интриги; поговаривали, что они-то и помогли ему уйти в мир иной — царю подложили отраву. Правление Ивана Грозного вызывало и вызывает самые противоречивые оценки современников и потомков. Одни видят в его деяниях большой государственный смысл, стремление к централизации, укреплению государства, устранению препятствий на этом пути (борьба с боярами и прочими). Что же касается жестокостей, в том числе и опричного террора, то не без резона говорится о нравах эпохи, характерных и для России, и для других стран (вспомним хотя бы о массовых убийствах Варфоломеевской ночи во Франции в 1572 г., когда за две недели вырезали разом более 30 тысяч человек). Другие резко отрицательно судят личность Грозного, акцентируют внимание на казнях, опричнине, разорении страны. Очевидно, что следует учитывать и положительные стороны его правления (укрепление государства), и отрицательные (ухудшение положения народа, террор).

Подводя итог эпохе Грозного, можно сказать, что при всех ее успехах она оставила тяжелое наследство и привела к печально знаменитому в истории Отечества Смутному времени.

После смерти Ивана IV власть перешла к его 27-летнему сыну Федору. Насмотревшись измлада на то, что творили отец и его присные, он всю жизнь с неприязнью относился к расправам, жестокости, немилосердию. Человек тихий и богобоязненный, царь интересовался больше молитвой и тихой беседой с монахами. Любил церковное пение и колокольный звон. Дела же государственные перепоручил боярам. Среди них после смерти Грозного началась борьба за власть и влияние. Сначала на главенствующую роль претендовал Б. Я. Бельский — любимец покойного монарха, истовый опричник, наследовавший при Грозном роль душителя Малюты Скуратова. Недовольный тем, что его не включили в число регентов при царе Федоре, он привел в Кремль своих вооруженных холопов. Все расценили его действия как стремление возродить опричные порядки. Вскоре Бельского сослали воеводой в Нижний Новгород.

После смерти Грозного в условиях острого политического кризиса, вызванного многолетней политикой раскола страны и правящего класса, не мог не встать вопрос о путях дальнейшего политического развития государства, о дальнейшей судьбе особого “двора” и “дворового” политического курса. История XVI в. знала и иные формы политического развития, проявившиеся в периоды “боярского правления” и реформ Избранной рады. По какому пути пойдет Русское государство в конце XVI в.? В значительной мере это зависело от расстановки и соотношения сил в правящей среде. При недееспособном преемнике Грозного власть в стране и судьбы государства фактически оказались в руках противоборствующих боярских группировок.

Уже в первый год царствования Федора Ивановича отчетливо выявились два полюса политической борьбы. На одном из них стояла первостепенная княжеская знать во главе с Шуйскими, на другом — худородные “дворовые” деятели, являвшиеся социальным и политическим антиподом группировке родовитых “княжат”. Но ни той, ни другой силе не удалось одержать победы. В ходе политической борьбы оформился тесный союз между Годуновым и Романовыми, которые и одержали верх [Павлов П. А. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове, СПб,1992].

Пути укрепления российского государства по окончании смуты. Становление феодально-абсолютистской монархии

После смерти Ивана Грозного Русское государство стояло на перепутье. При безвольном его наследнике, царе Федоре Ивановиче, судьбы трона и страны оказались в руках враждующих боярских группировок. Назревала реальная угроза гражданской войны. В этой обстановке не мог не встать вопрос о путях дальнейшего политического развития России. И действительно, развернувшаяся вслед за кончиной Грозного борьба в верхах, отнюдь не сводилась только к столкновениям внутри узкого круга царских родственников и приближенных за придворное первенство. Уже в первые месяцы нового царствования отчетливо обозначились различные политические группировки и течения. В особую группировку сплотились, забыв о своих местнических и прочих противоречиях, представители первостепенной княжеской знати — Шуйские, Мстиславские, Воротынские и Булгаковы, которые именно в силу своей исключительной родовитости, а не на правах царских фаворитов могли претендовать на роль действительных первосоветников при государе. По-видимому, их “программа” состояла в ограничении царской власти в пользу знатнейших “княжат”. Антиподом этой княжеской группировки выступали худородные “дворовые” деятели, заинтересованные в сохранении своих привилегий, которыми они пользовались при жизни царя Ивана, в продолжении прежнего опричного (“дворового”) политического курса. Но ни тем, ни другим не удалось добиться успеха. В ходе борьбы выдвинулась третья политическая сила с Борисом Годуновым во главе, которая одержала верх и взяла власть в стране [Политическая история России., М., 1998]. Возвышенный благодаря опричнине, Годунов являлся сторонником сильной самодержавной власти и на протяжении всего своего правления и царствования проводил политику, направленную на ее укрепление. В борьбе с Шуйскими он сумел отстоять самодержавные принципы от притязаний княжеской верхушки. Но Борис добивался утверждения самодержавия иными методами, чем его предшественник Иван Грозный. Он отказался от проведения непопулярного в народе опричного курса, который не мог вывести страну из кризиса. Вопреки распространенному в литературе мнению, бывший опричник, “зять Малюты” не являлся принципиальным противником княжеско-боярской знати вообще и отнюдь не стремился к ее унижению в пользу худородного дворянства. Его правительство было “боярским” по составу, и он почти не жаловал в Думу и на высшие правительственные посты людей новых, “неродословных”. Суть политики Бориса Годунова по отношению к правящим верхам проясняется при анализе реформы государева двора, проведенной в годы его правления. Все признаки указывают на то, что он вернулся к идеям реформ двора 1550-х гг., направленных на сплочение вокруг трона боярства и верхов дворянства при условии обязательной службы государю. Но осуществленная правительством Годунова реформа двора не была простым повторением реформ середины XVI в. За вторую половину века произошли существенные перемены в социальном облике и структуре господствующего класса, что не могло не повлиять на ход проведения реформы двора в конце XVI столетия и на ее результаты. В годы опричнины серьезный удар был нанесен по родовой княжеско-боярской вотчине, которая потеряла к концу XVI в. прежнее значение и в целом уже не определяла лицо крупного боярского землевладения. Под влиянием опричной политики земельных переселений знать утратила и свои прежние традиционные связи с уездным дворянством. Все это ослабляло ее перед монархом. Опричные перетасовки способствовали разрушению прежней территориальной структуры государева двора и оформлению новой, чиновной его структуры, выделению особой группы столичного дворянства, не связанного с местной служилостью и целиком зависимого от московской службы. Эта родовитая верхушка двора в общей массе не только не могла противостоять самодержавию, но и была заинтересована в сильной монархической власти, способной гарантировать ей устойчивый порядок служебно-местнических отношений, благодаря которому она главным образом и удерживалась на вершине социальной лестницы. Не случайно основная часть бояр и князей не поддержала Шуйских и их сторонников. Интересы верхушки служилого сословия —московской знати в целом — и имел в виду Борис Годунов, проводя преобразования государева двора. Его правительство произвело решительной пересмотр персонального состава двора, чины которого стали комплектоваться строго в соответствии с происхождением и местнической честью служилого человека. Почти все худородные деятели бывшего особого “двора” Ивана IV были понижены в чинах. Среди бояр, окольничих, стольников, стряпчих и дворян московских решительное преобладание получили представители княжеско-боярских родов. Такой аристократический состав верхних чинов двора сохранялся в течение всего правления и царствования Годунова. Сложившаяся в конце XVI в. замкнутая сословно-чиновная структура государева двора, прочно ограждала московскую аристократию от проникновения в ее среду выходцев из худородного уездного дворянства, способствовала дальнейшей ее консолидации в правящую, привилегированную и в известном смысле бюрократическую (вместе с приказными дьяками) группировку, в руках которой и сосредоточились главные нити управления страной. Эта верхушка двора возвышалась не только над рядовым уездным дворянством вообще, но и над высшим его слоем — выборными дворянами, которые лишь периодически привлекались к несению московской дворовой службы и не играли большой роли в центральном аппарате управления. Уже в рассматриваемое нами время наметился процесс “оседания” выборных дворян в городах, завершившийся в первой трети XVII в., когда городовой выбор перестал быть чином государева двора. В конце XVI – начале XVII вв. заметно возросло число городов, где оформился институт выбора (города крымской и литовской “украин” и Поволжья), повысился политический вес местного дворянства. Однако служилые люди этих районов получили при дворе сравнительно незначительное представительство, далеко не соответствовавшее численности своих корпораций. В конце XVI в. связь с государевым двором утратили дворяне Новгорода и Пскова. Правительство Бориса Годунова явно не стремилось открыть широкий доступ ко двору и реальному управлению страной дворянству окраин. Углубление противоречий между столичной знатью и уездным дворянством, а также между дворянами Центра и окраин, с одной стороны, и рост корпоративной сплоченности местных служилых обществ — с другой, обусловили активные и самостоятельные выступления дворянских масс в годы Смуты.

Последняя четверть XVI – начало XVII вв. — качественно новый этап в развитии форм государственного управления, характеризовавшийся упадком системы сословного самоуправления и усилением роли центральных органов власти. Главным проводником внутренней политики становятся верхи служилого сословия, стоявшие над местными интересами и прочими сословными группами. Приказно-бюрократическая и воеводская система управления во главе с Боярской думой, при которой доминирующее значение принадлежало служилой московской знати и дьячеству, явилась характерной чертой русской государственности этого периода. И в дальнейшем, на протяжении XVII в., эта группа служилых людей оставалась правящей элитой государства, политической опорой монархии. Не вытеснение “боярства” “дворянством”, как традиционно считается в литературе, а внутренняя эволюция самой боярской элиты, ее трансформация из старинной вотчинной аристократии в аристократию служилую, приспособление ее к новым условиям политического развития были основным содержанием процессов, протекавших внутри правящей верхушки допетровской Руси. Разобщенное по городовым корпорациям уездное дворянство, а также горожане, основная масса которых составляла бесправное тяглое сословие, не могли составить серьезного политического противовеса московской знати и приказной бюрократии. Все это препятствовало развитию сословного представительства и земских соборов, так и не превратившихся в регулярный институт, ограничивавший власть монарха. Хотя власть московских государей не была абсолютной (не располагая достаточно разветвленным бюрократическим аппаратом, они опирались на верхи служилого сословия и вынуждены были считаться с их специфическими сословными интересами, в частности с местнической традицией), слабость сословий (в том числе и самой боярской знати, находившейся на положении служилой аристократии) и крепостное состояние основной части населения страны позволили им значительно возвыситься над обществом. В этом состояла главная особенность сословно-представительной монархии в России, процесса ее перехода в абсолютизм. Важной вехой на пути эволюции российской государственности явилось время правления и царствования Бориса Годунова, ознаменованное существенными переменами в социальной и политической жизни страны [Павлов А. П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове(1584 – 1605 гг.), СПб,1992].

Заключение

Таким образом, в нашей работе мы рассмотрели важный период истории государства Российского. Эпохи правления Ивана Грозного и Бориса Годунова изобиловали кризисами, взлетами и падениями. Некоторые эпизоды, такие как опричнина, изобилуют кровавыми драмами, которые разыгрывались по всей стране, но в то же время опричнина сыграла и свою положительную роль в становлении феодально-абсолютистской монархии. Последняя четверть XVI – начало XVII вв. — качественно новый этап в развитии форм государственного управления, характеризовавшийся упадком системы сословного самоуправления и усилением роли центральных органов власти. Главным проводником внутренней политики становятся верхи служилого сословия, стоявшие над местными интересами и прочими сословными группами. Приказно- бюрократическая и воеводская система управления во главе с Боярской думой, при которой доминирующее значение принадлежало служилой московской знати и дьячеству, явилась характерной чертой русской государственности этого периода. И в дальнейшем, на протяжении XVII в., эта группа служилых людей оставалась правящей элитой государства, политической опорой монархии.

Библиографический список

Маркова А .Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А., История России., М., 2001.

Павлов А. П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584 – 1605 гг. ), СПб,1992.

Сахаров А. Н., Буганов В. И. История России с древнейших времен до конца ХVII века, М., 1999.

Скрынников Р. Г. Иван Грозный, М.,1980.

Политическая история России, М.,1998.

[/sms]

18 сен 2008, 14:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.