Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: Политические и правовые идеи ХХ века


Реферат: Политические и правовые идеи ХХ века

Реферат: Политические и правовые идеи ХХ века Введение

Социальные катаклизмы, следовавшие один за другим со все возрастающей силой на протяжении ХХ в., существенно изменили роль государства и права в жизни общества. Естественно это не могло не сказаться на теории. Она вступает в новый этап своего развития. Все большее значение приобретают вопросы собственно правового характера, тогда как учение о государстве, конечно, сохраняя свою юридическую значимость, “перетекает” в область политологии, которая к середине века становится самостоятельной и весьма авторитетной частью научного знания. Собственно юридическими остаются здесь главным образом вопросы функционирования государственного аппарата, форм и методов его взаимодействия с общественными объединениями, отдельными гражданами. Идея о том, что каждый человек по природе способен управлять себе подобными, а значит, и государством, равно как и убеждение в способности каждого творить право по справедливости все чаще оказываются в противоречии с требованиями реальной действительности, т. е. утопическими.

[sms]

Социологическая юриспруденция

Данное течение оформилось в самостоятельную дисциплину в связи с потребностью в целенаправленном изучении и использовании права в качестве инструмента регулирования и социального контроля. Это качество права обнаруживает себя на самых первых стадиях правотворчества (обычное право, судейское право), а также на всех других стадиях правофиксирующей и правоприменяющей деятельности. В этой области анализа и обобщений наибольшую известность получили концепции солидаризма в праве (О. Конт, Э. Дюркгейм, Л. Дюги), “свободного судейского усмотрения” Е. Эрлиха, социальной инженерии в праве (социологическая юриспруденция Р. Паунда), юридического институционализма (М. Ориу), а также отчасти психологической концепции права.

Для социологической юриспруденции характерно акцентирование главного внимания не на том, что есть право, а на том, как право действует. В этой связи оказалось уместным древнее различение слова живого и слова мертвого, которое будучи привнесенным в правовую жизнь и правовое общение, позволило сразу же произвести отличие законов, которые “гласят”, от тех законов, которые “не гласят”, или, в другой редакции, отличать “право в жизни” от “права в книгах”.

Австрийский правовед Е. Эрлих опубликовал в 1913 году книгу “Основы социологии права”, в предисловии к которой он написал, что право коренится не в текстах законов, а в жизни.

Концепция Эрлиха получила название концепции “свободного права”, поскольку для нее стал характерным “свободный подход к праву”, который можно обнаружить в практике судебного разбирательства, где имеет место свобода судейского усмотрения.

В 30-х годах на базе традиции институционального правового плюрализма была сформулирована концепция “социального права”, автором которой стал Г. Гурвич. Воплощением социального права Гурвич считал социальное законодательство. Социальное право в более поздних толкованиях Гурвича – это право, зафиксированное в высших формах общественного взаимодействия людей, это “социабельное право”, которое содействует объективной интеграции в межличностных отношениях. Оно основано на партнерстве, и потому является правом, нацеленным на взаимопомощь, на решение общих задач, на установление мира. Поскольку социальное право основано на доверии, оно не может быть установлено извне: оно действует как бы изнутри данной социальной среды и в этом смысле оно есть автономное право. Его параметры заданы “непосредственным юридическим опытом”, который фиксируется в коллективных документах. Последние Гурвич именует “коллективными актами признания” определенных ценностей.

Коллективные акты признания — это спонтанный, коллективный “выбор ценностей”, это способ прояснения коллективных представлений, коллективной ментальности (умонастроений). Коллективность эта может включать в себя большие группы — целые классы, и тогда возникает “крестьянское право”, “пролетарское право”, “буржуазное право”. Все эти разновидности пребывают в состоянии конкурентного соперничества, причем каждый из них стремится занять доминирующее положение в государственном правопорядке.

Значительную роль в развитии социологического правоведения в ХХ веке сыграл американский юрист Роско Паунд. Свои теоретические взгляды он изложил в ряде небольших монографий, содержание которых впоследствии обобщил в пятитомной “Юриспруденции”.

Мировоззренческой основой учения Паунда послужили идеи прагматизма — ведущего направления в философии США в начале ХХ века. Краеугольный постулат философии прагматизма гласит: любые теоретические построения необходимо оценивать с точки зрения их практического значения, или пользы. Следуя этому принципу, Паунд призывал юристов не ограничиваться изучением “права в книгах” (т. е. права в законе, в нормативных актах) и обратиться к анализу “права в действии”. Юридическая наука, считал он, призвана показать, как право реально функционирует и влияет на поведение людей. Противопоставление “права в книгах” и “право в действии” со временем стало лозунгом всей прагматистской юриспруденции в США.

Паунд выделяет в современном праве три аспекта. Во-первых, право — это правовой порядок или режим регулирования социальных отношений посредством систематического и упорядоченного применения силы органами государства. Во-вторых, правом называют официальные источники, которые служат руководством при внесении судебных и административных решений. В-третьих, право есть судебный и административный процесс. Если свести эти определения воедино, то, по словам Паунда, мы придем к пониманию права как “высоко специализированной формы социального контроля, осуществляемого на основе властных предписаний в рамках судебного и административного процесса”.

Согласовать различные определения в концепции предлагалось с помощью понятия цели. В одной из своих ранних работ Паунд противопоставил это понятие категории сущности, заявив, что “дискуссии о природе права сегодня уступают место рассмотрению его цели или назначения”. Принцип целесообразности права является средоточием его доктрины. Цель права, согласно его концепции, состоит в улаживании социальных конфликтов и достижений цивилизованных отношений между людьми. Паунд не уставал повторять, что право должно служить не разъединению членов общества, а, наоборот, укреплению согласия и кооперации между ними.

Его учение было направлено одновременно как против социалистических идеалов плановой экономики, так и против неолиберализма. Достаточно сказать, что он не поддержал “Новый курс”, проводимый администрацией президента Ф. Рузвельта. Сторонник республиканской партии, Паунд выступал с умеренно-консервативных позиций, предполагавших достижения социального равновесия путем поиска компромиссов и политически сбалансированных государственных решений. Ключевая роль в этом процессе отводилась судам. Паунд создал наиболее последовательный вариант прагматистской теории и права. Несмотря на то, что прагматизм за последние годы потеснен другими доктринами, концепция Паунда продолжает оказывать весьма существенное влияние на развитие политико-правовой мысли в США.

Психологическая теория права

Возникновение психологических концепций права было связано с процессом становления психологии как самостоятельной отрасли знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической науки заметно возрос на рубеже XIX-ХХ вв., когда в ней возобладали экспериментальные методы исследований и начали складываться крупные научные школы, разошедшиеся в трактовке психики человека (рефлексология, бихевиоризм, фрейдизм и др.). воспринятые социологами и юристами, идеи этих школ положили начало формированию новых направлений в общественно-политической мысли.

Оригинальную психологическую теорию права выдвинул Лев Иосифович Петражицкий (1867 – 1931 гг.) Петражицкий исходил из того, что право коренится в психике индивида. Его взгляды наиболее полно изложены в книге “Теория права и государства в связи с теорией нравственности” (1907 г.). Юрист поступит ошибочно, утверждал он, если станет отыскивать правовой феномен “где-то в пространстве над или между людьми, в “социальной среде” и т. п., между тем как этот феномен происходит у него самого, в голове, в его же психике, и только там. Интерпретация права с позиции психологии индивида, считал Петражицкий, позволяет поставить юридическую науку на почву знаний, полученных путем самонаблюдения (методом интроспекции) либо наблюдений за поступками других лиц.

Источником права, по убеждению теоретика, выступают эмоции человека. Свою концепцию Петражицкий называл “эмоциональной теорией” и противопоставлял ее иным психологическим трактовкам права, исходившим из таких понятий, как воля или коллективные переживания в сознании индивидов.

Эмоции служат главным побудительным (“моторным”) элементом психики. Именно они заставляют людей совершать поступки. Петражицкий различал два вида эмоций, определяющих отношения между людьми: моральные и правовые. Моральные эмоции являются односторонними и связанными с осознанием человеком своей обязанности, или долга. Нормы морали — это внутренние требования. Если мы подаем из чувства долга милостыню, приводил пример Петражицкий, то у нас не возникает представлений, что нищий вправе требовать какие-то деньги. Совершенно иное дело — правовые эмоции. Чувство долга (обязанности) сопровождается в них представлением о правомочиях других лиц, и наоборот. “Наше право есть не что иное, как закрепленный за нами, принадлежащий нам — как наше добро — долг другого лица”. Правовые эмоции являются двусторонними, а возникающие из них правовые нормы носят атрибутивно-императивный (предоставительно-обязывающий) характер.

Теория Петражицкого безгранично расширяла понятие права. Он считал правовыми любые эмоциональные переживания, связанные с представлениями о взаимных правах и обязанностях. Это вызвало резкую критику в отечественной литературе. Юристы нередко обращали внимание на абсурдность отдельных положений Петражицкого, не замечая, что за ними стоит теоретическая проблема. Петражицкий стремился найти универсальную формулу права, которая охватывала бы различные типы правопонимания, известные истории (включая договоры с богом и дьяволом в правовых системах прошлого). Его концепция явилась одной из первых попыток, теоретически во многом незрелой, проследить формирование юридических норм в правосознании.

Развитие обычаев и законодательства вместе с тем не вытесняет полностью индивидуальные правовые переживания, утверждал Петражицкий. В современных государствах наряду с официально признанным правом, существует, по его мнению, множество систем интуитивного права (например, право зажиточных слоев, мещанское право, крестьянское, пролетарское, право преступных организаций). Психологическая теория в этом отношении приближалась к идеям правового плюрализма, однако, право социальных классов и групп в ней было истолковано индивидуалистически. “Интуитивных прав столько, сколько индивидов”, — подчеркивал Петражицкий.

Соотношение интуитивного и официального права, по теории Петражицкого, в каждой стране зависит от уровня развития культуры, состояния народной психики. Россия является “царством интуитивного права по преимуществу”. В ее состав входят народы, стоящие на разных ступенях развития, с множеством национальных правовых систем и религий. К тому же, полагал ученый, российское законодательство находится в неудовлетворительном состоянии, а его применение сплошь и рядом подменяется официальным действием интуитивно-правовых убеждений. Петражицкий ратовал за проведение в стране унификации позитивного права, создание полного свода российских законов. Передовое законодательство, по его словам, ускоряет развитие менее культурных слоев общества.

Одновременно Петражицкий подчеркивал недопустимость интуитивного права даже наиболее образованных социальных классов в масштаб для оценки действующих законов. Реформы законодательства, как полагал он, необходимо проводить на основе научных знаний. В связи с этим им выдвигался проект создания особой научной дисциплины — политики права. С точки зрения Петражицкого, философия права распадается на две самостоятельные науки: теорию права и политику права. Теория права должна стать позитивной наукой, без каких-либо элементов идеализма и метафизики. Политика права как прикладная дисциплина призвана представить научное решение проблемы, составлявшей содержание прежних естественно-правовых учений.

Петражицкий не оставил подробных рекомендаций относительно практического осуществления политики права. Свою задачу он видел в том, чтобы наметить отправные принципы новой юридической науки, обосновать ее необходимость.

Учение Петражицкого пользовалось большой популярностью среди сторонников партии кадетов. Под влиянием его идей происходило формирование взглядов многих представителей немарксистского социализма в России того времени (Г. Д. Гурвич, П. А. Сорокин и др.). Сближению психологической концепции права с марксизмом способствовал М. А. Рейснер, один из первых советских правоведов. Восприятие марксистами учения Петражицкого о воспитательной роли права облегчалось тем, что в документах российской социал-демократии и в Конституции РСФСР 1918 г. социализм определялся как безгосударственный строй. Правовая доктрина Петражицкого привлекла внимание социологов к проблемам нормативной природы и структуры правосознания, стимулировала исследования в области юридической психологии.

Идеология национал-социализма. Политико-правовая доктрина

В начале 20-х гг. текущего столетия в Германии, потерпевшей поражение в Первой мировой войне, обремененной множеством экономических и социальных трудностей, политических и идеологических конфликтов, возникло национал-социалистическое движение. Оно явилось выражением того глубокого общественного кризиса, который охватил в ту пору одну из крупнейших стран Европы. Национал-социалистическое движение выступило с собственной программой преодоления трудного кризиса и развернуло борьбу за переустройство Германии на принципах национал-социализма.

С 1933 по 1945г. немецкие национал-социалисты стояли у власти, непосредственно внедряя в государственно-правовую практику, в науку о государстве и праве исповедуемые ими принципы. Рассмотрим три основных источника немецкого национал-социализма: первый — немецкий национализм. Он включал в себя как признание этнического начала, так и идею превосходства немецкой нации над остальными нациями, народами; второй — вся доморощенная доктрина национального социализма. Отличительная черта — торжество принципа чиновничества, согласно которому буквально каждый член немецкой народной общности независимо от рода его занятий обретает и реализует статус чиновника, частнособственнический уклад жизни остается неколебимым, но производство и обращение организуется посредством государства. Третий идеологический источник национал-социалистических воззрений — традиция антилиберализма. Либеральное направление в политике и идейной жизни подвергалось там непрерывным нападкам на протяжении всего XIXв. Сначала они шли со стороны феодальных критиков капитализма, затем их продолжили представители правоконсервативных кругов германской буржуазии. Им было неугодно превращение верноподданного обывателя в самостоятельную личность, которая обладает всеми необходимыми правами и свободами.

Сильной была и традиция осуждения марксизма, возникшая в Германии во второй половине XIXв. Ярость его противников, в особенности националистически ориентированных, провоцировались, с одной стороны, интернационалистической окраской марксизма, а с другой — еврейским происхождением его творца.

Идейное ядро национал-социалистичкских представлений — проект тоталитарной политической власти. Основное его содержание составляют следующие утверждения. Тоталитарная политическая власть есть то единственное организационное устройство, которое одно интегрирует всю нацию в сплоченную целостность, наводит в ней порядок и полно представляет все ее интересы.

По убеждению национал-социалистов государство должно быть лишь одним из элементов германской политической общности. Она имеет тройственное членение. Ее образуют:

движение, т. е. национал-социалистическая немецкая рабочая партия;

государство, т. е. государственный аппарат;

народ, т. е. немцы, сорганизованные в различные непартийные и негосударственные объединения.
Идеалом было государство, в котором покончено с демократией, преодолены индивидуализм и раздробленность буржуазного общества. Такое государство должно было сложиться на расовой основе и структуризироваться по сословиям, сотрудничающим во имя высших интересов нации.

Заключение

Хотелось бы отметить, что социальная юриспруденция оформилась в самостоятельную дисциплину в связи с потребностью в целенаправленном изучении и использовании права в качестве инструмента регулирования и социального контроля.

Возникновение психологических концепций права было связано с процессом становления психологии как самостоятельной отрасли знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической науки заметно возрос на рубеже XIX – ХХ вв., когда в ней возобладали экспериментальные методы исследований, и начали складываться крупные научные школы.

Национал-социализм в Германии был и, пожалуй, остается наиболее агрессивной формой национал-социалистической идеологии. Но она, как показывает исторический опыт, может существовать и утверждаться также в других ипостасях, может мимикрировать, завлекать людей иными лозунгами и обещаниями. Однако во всех случаях ее распространение и упрочение смертельно опасно для цивилизации.

Библиографический список

История политических и правовых учений. В. С. Нерсесянц М.,1996, 736 с.

История политических и правовых учений. Учебник/под редакцией О. Э. Лейста. М.,1997, 576 с.

История политических и правовых учений. Конспект лекций Н. П. Дралова. С-П.:Альфа,1999, 128 с.

История политических и правовых учений России XI – XXвв. И. А. Исаев, Н. М. Золотухина, М.,1995

История политических учений. Н. Н. Азаркин, В. Н. Шевченко, О. В. Мартышин. М., 1994.

[/sms]

18 сен 2008, 11:54
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.