Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск



Реферат: Лев Троцкий

Реферат: Лев Троцкий Я живу на земле не в порядке правила, а в порядке исключения.

Лев Троцкий

Введение

В 1929 году в Константинополе Лев Троцкий написал книгу "Моя жизнь. Опыт автобиографии". Причин для написания этой книги он называет несколько. Во-первых, потому, что "есть о чем рассказывать": этот человек жил в самую напряженную и драматичную эпоху, кроме того, он сам по себе являлся "творцом" истории. Во-вторых, у автора, пожалуй, впервые появилось некоторое затишье в политической деятельности: Троцкий был изгнан из СССР и в Константинополе ждал решения своей дальнейшей судьбы. В-третьих, автор элементарно хотел высказаться, ответить на ту огромную лаву клеветы, которая на него обрушилась в последние годы.

[sms]

Почему я хочу изучить эту книгу? Главную причину можно понять из эпиграфа к моему реферату: Троцкий всю свою жизнь был исключением из каких-либо правил, столько противоречий в судьбе одного человека, пожалуй, не встретишь ни в чьей другой судьбе. Хочется, наконец, разобраться, какую роль играл Троцкий в истории...

Теперь о некоторых общих представлениях о книге. Большое впечатление на читателя производит язык книги: его отточенность и сила. Видимо, эти качества выработались под воздействием громадного количества прочитанных книг, а также при помощи литературной практики автора (его литературное наследие насчитывает около сотни томов сочинений).

Троцкий не претендует на объективность своего произведения, да это и невозможно в автобиографии. Поэтому для более полного изучения темы я обращался к другим источникам, в частности к книге Эдварда Радзинского "Сталин": с помощью нее удалось лучше разобраться во всех тонкостях внутрипартийной борьбы 20-х годов.

Итак, биография...

Том 1

Детство будущего революционера

Бронштейн Лев Давидович (псевдоним Троцкий) родился 25 октября (7 ноября) — в день Октябрьской революции — в семье зажиточного землевладельца. "Мое детство не было детством голода и холода. Ко времени моего рождения родительская семья уже знала достаток. Но это был суровый достаток людей, поднимающихся из нужды вверх и не желающих останавливаться на полдороге. Все мускулы были напряжены, все помыслы направлены на труд и накопление". Юный Лева видел, как тяжело давалось его отцу благосостояние; он видел также, что соседи завидовали ему, не желая при этом что-либо делать самим. В семье постоянно царил дух бережливости, накопительства. "Инстинкты приобретательства, мелкобуржуазный жизненный уклад и кругозор — от них я отчалил резким толчком, и отчалил на всю жизнь". Почему же это произошло? Возможно, это было простое детское желание делать все наоборот, возможно, повлияла школа.

В 1888 году Троцкий поступил в подготовительный класс Одесского реального училища Святого Павла. В училище Троцкий очень скоро показал свои честолюбивые устремления: "во время учения проявлял большое прилежание, все время шел первым". Лева с самого детства много читал: "природа и люди не только в школьные, но и в дальнейшие годы юности занимали в моем духовном обиходе меньшее место, чем книги и мысли". Также в юности Троцкий увлекался театром: Льва поражало "колдовство театра". "Любовь к слову сопровождала меня с ранних лет, то ослабевая, то нарастая, а вообще, несомненно, укрепляясь. Писатели, журналисты, артисты оставались для меня самым привлекательным миром, в который доступ открыт только избранным".

Но годы учебы вовсе не были только радостными: "память об училище оставалась окрашенной если не в черный, то в серый цвет". В училище не раз случались конфликты с преподавателями, за что Троцкий был однажды даже исключен из училища (на следующий год принят снова). Да и сам "режим бездушия и чиновничьего формализма" не мог не раздражать будущего революционера. "Была глубокая неприязнь к существующему строю, к несправедливости, к произволу. Откуда? Из условий эпохи Александра III, из полицейского самоуправства, помещичьей эксплуатации, чиновничьего взяточничества, национальных ограничений... изо всей вообще общественной атмосферы".

Первые революционные кружки. Первая ссылка

После окончания училища Троцкий перебрался в Николаев, чтобы закончить седьмой класс "реалки". Год учебы в Николаеве, 1896, стал переломным для Троцкого. Он забросил учебу (правда, знания, полученные в училище, позволяли держаться на положении первого ученика), его потянуло к общественной жизни. Он познакомился с садовником Францем Швиговским, чехом по происхождению, который выписывал газету, внимательно следил за политикой, читал массу литературы. Троцкий порывает с родителями, настаивающими на разрыве Льва с его новым знакомым и продолжении "нормальной" учебы и вступает в "коммуну" Швиговского. В нее входил также старший брат Троцкого Александр, здесь Троцкий знакомится со своей будущей первой женой Александрой Соколовской. Члены коммуны жили по-спартански, носили синие блузы, круглые соломенные шляпы и черные палки. В городе их принимали за членов таинственной секты. Они много и беспорядочно читали, спорили, распространяли в народе книги, пытались защищать интересы рабочих в суде, создали "университет на началах взаимообучения", писали полемические статьи и даже создали революционную пьесу.

По окончании Троцким Николаевского реального училища перед ним вновь стал вопрос выбора — что делать дальше? По настоянию родителей он вернулся в Одессу, где некоторое время посещал лекции на математическом факультете университета. Но вскоре университет был брошен. Революция все больше овладевала им. "Я жил в Одессе и искал. Чего? Главным образом, себя. Я заводил случайные знакомства с рабочими, доставал нелегальную литературу, давал уроки, читал тайные лекции старшим ученикам ремесленного училища, вел споры с марксистами", — в это время Льву было 17 лет! Он весь переключился на полулегальную работу в кружках радикально настроенной молодежи и скоро стал неформальным лидером группы молодых людей, искавших выход переполнявшему их стремлению к активной деятельности на благо отечества.

Наступает весьма ответственный момент в формировании Троцкого как революционера. Это связано с его вступлением в настоящее революционное движение. В этот период взгляды Троцкого были весьма далеки от марксистских. Он даже и не стремился к овладению марксизмом, проявляя равнодушие к систематической целеустремленной работе по формированию прочных теоретических убеждений. С ростом в 1897 году революционных настроений по всей России Троцкий и его друзья стали усиленно искать связи с рабочими кварталами Николаева. Для этого была благоприятная обстановка: юг России в конце XIX века развивался быстрыми темпами (в 1897 году в Николаеве насчитывалось около 10000 рабочих), а жандармерия Николаева "за отсутствием больших тревог мирно дремала". Так на юге России возникла еще одна организация, которую по предложению Троцкого назвали "Южнорусским рабочим союзом"; им же был написан ее устав. Организация быстро развивалась: "Рабочие шли к нам самотеком, точно на заводах нас давно ждали... Не мы искали рабочих, а они нас... Стачками эти рабочие не интересовались (заработки у них были сравнительно высоки), они искали правды социальных отношений".

От собраний и политзанятий перешли к более серьезной и кропотливой работе. Добыли гектограф, стали печатать прокламации, а затем и газету "Наше Дело" тиражом в 200 – 300 экземпляров. И прокламации, и статьи писал главным образом Троцкий. Одновременно с пробой пера он испытал себя и в качестве оратора на маевке. Усилиями Троцкого и других "коммунаров" удалось наладить связи с Одессой, тамошними социал-демократическими кругами. Троцкий нередко оказывался на правом фланге (находясь фактически на позициях экономизма). Так, бывая в Одессе, он выступал против ведения работы среди фабрично-заводских рабочих, настаивая на перенесении центра тяжести агитации и пропаганды в ряды ремесленников и других мелкобуржуазных элементов.

В начале 1898 г. были произведены массовые аресты. Всего было "выхвачено" свыше 200 человек. Началась тюремная эпопея Троцкого. Суд приговорил Троцкого к четырем годам ссылки в Восточную Сибирь. В это время он окончательно сошелся с симпатизирующей ему А. Соколовой. Они обвенчались в московской пересыльной тюрьме. К осени 1900 г молодая семья (у них к этому времени родилась дочь Зина) обосновалась в сельце Усть-Кут Иркутской губернии. В этих же местах Троцкий встретился с молодым Ф. Э. Дзержинским и М. С. Урицким.

В николаевской тюрьме, а затем и в ссылке, Троцкий не теряет времени зря: он возвращается к своему любимому занятию — чтению. Троцкий "заглатывал" одну книгу за другой, сначала это была библейско-философская литература (другой, в старой николаевской тюрьме, не было), затем политические книги западных авторов, и, наконец, книги К. Маркса ("Я изучал Маркса, сгоняя тараканов с его страниц"), в особенности "Капитал", работы В. И. Ленина, в первую очередь "Развитие капитализма в России". С тех пор марксизм стал для него основой миросозерцания и методом мышления.

Дальнейшее нарастание революционных событий в центральной России сказывалось и в далекой Сибири. В местечках, базировавшихся вдоль линии железной дороги, возникают первые социал-демократические организации. Троцкий входит с ними в контакт, пишет для них воззвания и листовки. Через них же устанавливает связь с заграницей. Летом 1902 г из Иркутска к нему поступают книги, в их переплетах на папиросной бумаге запрятаны последние заграничные издания. Из этой почты ссыльные познакомились с газетой "Искра", ленинской книгой "Что делать? ". В это время Троцкий с семьей (у них родилась еще дочь Нина) переехал в Верхоленск. Отсюда в августе 1902 г. он решился на побег. Тогда это не было чем-то сверхъестественным, — "бегали" многие. Товарищи достали ему фальшивый паспорт на имя Николая Троцкого; так и появился этот псевдоним, который "приклеился" к нему на всю жизнь. Жена, несмотря на то, что осталась с двумя маленькими детьми, поддержала его. В дальнейшем Троцкий и Соколовская встречались эпизодически. Жизнь развела их, но они сохранили идейную связь и дружбу.

Троцкий остановился в Самаре, где размещался тогда российский штаб "Искры". Его возглавлял Г. М. Кржижановский. Он и сообщил в эмигрантский центр о Троцком, дав ему псевдоним "Перо". По поручению самарского бюро Перо выезжал в Харьков, Полтаву, Киев для связи с местными искровцами. В Самаре Троцкий получил приглашение Ленина приехать в Лондон. Кржижановский снабдил его деньгами, и вскоре он оказался на русско-австрийской границе, которую перешел нелегально. Через Вену, Цюрих и Париж добрался до Лондона. Пора юности окончилась. Троцкий стал на путь профессионального революционера.

Первая эмиграция

В октябре 1902 г. Троцкий — в Лондоне у Ленина. В свои 32 года Ленин (старше Троцкого на 9 лет) наряду с Плехановым уже считался признанным лидером российской социал-демократии. Он быстро сумел оценить задор Троцкого, стремление отстаивать собственное мнение. В свою очередь и Троцкий не ударил лицом в грязь. С присущей ему энергией он сразу же включился в повседневную работу. Троцкий и в Лондоне усиленно занимался самообразованием: "Я принялся с жадностью поглощать вышедшие номера "Искры" и книжки "Зари"... Я влюбился в "Искру", стыдился своего невежества и изо всех сил стремился как можно скорее преодолеть его".

В Европе Троцкий осенью 1902 года знакомится со своей будущей второй женой Н. И. Седовой, от их брака было двое детей — Лев и Сергей. С ноября 1902 года началось сотрудничество Троцкого в "Искре", которое продолжалось до марта 1905 г.. За это время Троцкий опубликовал 31 статью. Он, бесспорно, сделал громадный шаг вперед в журналистской технике, отточенности стиля (в котором тем не менее имелись следы "фельетонного стиля, с чрезмерной вычурностью"), а главным образом, в умении анализировать и осмысливать проблемы общественного развития России, задачи революционной социал-демократии.

Ленин, положительно оценивая деятельность Троцкого в письме к Плеханову, предложил кооптировать его в состав членов редколлегии "Искры". Добиваясь вовлечения Троцкого в состав редакции "Искры", Ленин стремился достичь в ней надежного большинства. Дело в том, что состоявшая из шести членов редакция при обсуждении спорных вопросов распадалась на две тройки: Ленин, Мартов, Потресов и Плеханов, Аксельрод, Засулич. Ленин не сомневался, что в наиболее острых вопросах Троцкий будет с ним. Однако предложение не прошло. Плеханов выступил его решительным противником, увидев в Троцком сторонника Ленина.

17 июля 1903 г в Брюсселе начал работу II съезд РСДРП. Троцкий всецело поддержал линию "Искры" по вопросу о месте Бунда в РСДРП и ряду других вопросов. Тем неожиданней для всех оказалась его неуступчивость при обсуждении параграфа 1 — Устава партии. Он не принял ленинскую формулировку, усмотрев в ней стремление создать кастово-замкнутую организацию и неизбежное в связи с этим проникновение в партию оппортунизма. Позиция Троцкого произвела на Ленина удручающее впечатление. Он пытался переубедить его. "Я наотрез отказался следовать за ними... Почему я оказался на съезде с "мягкими"? Из членов редакции я ближе всего был связан с Мартовым, Засулич и Аксельродом. Их влияние на меня было бесспорно". Таким образом, II съезд развел Троцкого с Лениным на ряд лет. Троцкий пишет: "Охватывая теперь прошлое в целом, я не жалею об этом. Я вторично пришел к Ленину позже многих других, но пришел собственными путями, проделав и продумав опыт революции".

Самостоятельность Троцкого и независимость его мышления мешали иметь постоянных союзников. Весь 1904 г. для Троцкого прошел в политических и организационных конфликтах. Уже осенью 1904 г. между Троцким и лидерами меньшевиков (Мартовым, Даном) разразился крупный конфликт, формальным поводом которого послужило отношение к либеральной буржуазии. Из Женевы Троцкий выезжает в Мюнхен с лекциями и рефератами. Узнав из газет о событиях 9-го января 1905 г. в России, в Петербурге, Троцкий заторопился в Россию.

Участие в революции 1905 года. Вторая ссылка

В феврале 1905 года с фальшивым паспортом Троцкий вернулся на родину. Здесь он составлял листовки и воззвания, выступал перед рабочими, горячо призывал к забастовкам и другим формам протеста.

В апреле 1905 года Троцкий принимал участие в III съезде партии. Примечательно, что основой резолюции этого съезда стали тезисы Троцкого о революции и будущем временном правительстве. В дальнейшем сталинисты будут противопоставлять эту резолюцию "троцкизму". Троцкий с иронией замечает: "Красные профессора" сталинистской формации понятия не имеют о том, что в качестве образца ленинизма они цитируют против меня мною же написанные строки".

Затем Троцкий вновь возвращается в Петербург. Это было 17 октября, т. е. в самый разгар октябрьской стачки. Его избирают председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. Ярко раскрываются его сильные стороны политического деятеля, организатора масс, публициста. Троцкий наладил выпуск "Рабочей газеты", писал передовицы в ленинской газете "Начало" и "Известиях". "Пятьдесят два дня существования первого Совета были насыщены работой до отказа: Совет, Исполнительный Комитет, непрерывные митинги и три газеты. Как мы в этом водовороте жили, мне самому неясно".

Руководить Советом Троцкому пришлось недолго — 3 декабря прямо на заседании весь его исполком во главе с председателем был арестован. Начался его второй "тюремный цикл". До отправки в Сибирь зимой 1907 года он в общей сложности провел в заключении пятьдесят семь недель. Следует сказать, что он не очень тяготился таким поворотом событий. В тюрьме он много читал, еще больше писал, а его адвокаты "выносили рукописи в своих портфелях". Тюремный режим был либеральный, камеры днем не запирались, Троцкий встречался с женой, с родными и близкими, вел обширную переписку. У него и других заключенных была налаженная "почта" с ЦК РСДРП. Состоявшийся суд вынес Троцкому приговор — ссылка вечнопоселенцем в Сибирь.

Революция 1905 года сыграла важную роль в жизни Троцкого: своими решительными, смелыми действиями в организации борьбы он заслужил уважение рабочих, а также уже опытных революционеров. "Революция 1905 года создала перелом в жизни страны, в жизни партии и в моей личной жизни. Перелом был в сторону зрелости"...

10 января глубокой ночью группу ссыльных доставили на Николаевский вокзал, загнали в тюремный вагон с решетками и отправили в сибирский городишко Обдорск. Находился он далеко за полярным кругом. На тридцать пятый день пути обоз с ссыльными и охраной добрался до города Березова, известного по месту ссылки соратника Петра I, светлейшего князя А. Д. Меньшикова. Во время этой передышки в пути Троцкий решился на побег. Надо сказать, что на этот раз риск был нешуточный: побег вечнопоселенца карался каторжными работами. Но Троцкий пренебрег суровостью наказания. Имея червонцы и запас спирта, Троцкий привлек для организации побега местного крестьянина. Тот в свою очередь подобрал оленевода, зырянина по национальности, запойного пьяницу, но отчаянного человека. С зырянином по лютому февральскому морозу на оленях Троцкий проехал за неделю свыше 700 километров до Урала, там сел на поезд и вскоре оказался в Петербурге. Если до Березова ссыльные добирались в течение месяца, то обратный путь Троцкий проделал за 11 дней. Именно в стремительности предприятия и заключался его благополучный исход.

Деятельность в период второй эмиграции

Из Петербурга Троцкий сразу выехал в Финляндию — ближнюю эмиграцию, там уже находились Мартов и Ленин. Беглец посетил Ленина и Мартова, имел с ними продолжительные беседы. В. И. Ленин дал ему явки в Хельсинки, которые очень помогли ему в устройстве. В небольшом местечке Огльбю Троцкий описал свой побег в книжке "Туда и обратно". На полученный гонорар через Стокгольм выехал в Западную Европу.

30 апреля уже присутствовал на V съезде РСДРП. Хотя съезд и проходил под диктовку большевиков, но полемика порой приобретала крайне резкие формы, и Ленину с единомышленниками стоило немалых трудов защитить свою платформу. На съезде Троцкий вновь занимал нечеткую позицию, пытался образовать некую группу центра, не хуже других понимая шаткость равновесия между большевиками и меньшевиками, видя, что многое будет зависеть на съезде от того, к кому примкнут делегаты других течений.

В Вене Троцкий гораздо внимательнее следил за политической жизнью Германии, чем за австрийской. Но все-таки, хотя он и был постоянным корреспондентом центральных органов печати Социал-демократической партии Германии, присутствовал на ее съездах, регулярно поддерживал контакты с ее вождями К. Каутским, К. Цеткин, еще более активную политическую жизнь он развернул в Вене. Сразу по прибытии вступил в австрийскую социал-демократическую партию, участвовал в ее работе, много писал в партийной печати, ходил на собрания, митинги, демонстрации, поступил в Венский университет.

Троцкий играет главную роль в издании газеты "Правда" в течение трех с половиной лет. Вокруг газеты сгруппировались первые троцкистские кадры в РСДРП: М. Скобелев, А. Иоффе, В. Копп, М. Урицкий и другие. В 1909 (!) году в "Правде" пишет: "Уже сегодня, сквозь обложившие нас черные тучи реакции, мы прозреваем победоносный облик нового Октября" — дар предвидения никогда не покидал Льва Давидовича. О том же свидетельствует и теория перманентной революции, которую на протяжении десятилетий развивал Троцкий. Это уже потом Ленин скажет об этой теории: "Троцкий оказался прав", это уже потом сталинисты будут его преследовать за нее.

В сентябре 1912 года Троцкий уезжает корреспондентом от "Киевской мысли" на Балканы, где шла война. В 1913 г. он уже вновь в Вене и пишет для "Одесских новостей", "Голоса", "Дня", меньшевистского "Луча". С февраля 1914 г. в Петербурге Троцкий издает ежемесячный журнал "Борьба". В августе 1914 г. Троцкий с семьей отправляется в Цюрих. В Цюрихе Троцкий не задерживается и вскоре появляется в Париже. Здесь он вступает в редакцию социалистической газеты "Голос", издававшейся Д. Мануильским и В. Антоновым-Овсеенко. После ее закрытия находится в числе учредителей и редакторов органа левых социалистов — газеты "Наше слово". И здесь опять проявился предсказательный дар Троцкого: "Начиная с осени 1914 г. мы, наперекор всем официальным пророчествам, в нашей газете изо дня в день твердили, что война будет безнадежно затяжной и что вся Европа выйдет из нее разбитой".

Осенью 1915 года Троцкий так же, как и Ленин, и Мартов приняли участие в международной конференции социалистических партий в Циммервальде. Здесь существовало два крыла: одно — революционное с Лениным и Троцким, другое — пацифистское, к которому принадлежало большинство делегатов. "Дни конференции были бурными днями", в конце концов, сошлись на общем манифесте, проект которого был выработан Троцким. "Циммервальдская конференция дала большой толчок развитию антивоенного движения в разных странах".

В сентябре 1916 газета "Наше слово" закрылась. Одновременно парижский префект полиции предъявил Троцкому ордер на высылку за пределы Франции за антивоенную деятельность. В начале ноября в сопровождении двух полицейских агентов Троцкого вывезли в Испанию, в Сан-Себастьян. Оттуда он переехал в Мадрид, где с помощью местных социалистов устроившись в небольшом пансионате, старательно посещал мадридские музеи и библиотеки. Длилась такая жизнь недолго: 9 ноября он был арестован и посажен в тюрьму. Поводом для заключения послужила полученная из Парижа телеграмма о том, что Троцкий — "опасный анархист". Через три дня, опять-таки без объяснения причин, его перевели в Кадикс, оттуда он должен был отправиться ближайшим рейсом в Гаванну. Троцкий воспротивился, требуя, чтобы его, если уж нельзя обойтись без высылки, отправили в Нью-Йорк. Тем временем один из испанских депутатов, республиканец, внес в парламент запрос по поводу ареста и высылки Троцкого. Началась дискуссия в газетах. В результате власти разрешили Троцкому остаться в Испании до отхода первого парохода в Нью-Йорк. Он перебрался в Барселону. Туда прибыли из Франции его жена с сыновьями, и 25 декабря, после трех с лишним месяцев бестолковых мытарств, на испанском пароходе "Монсерат" Троцкий с семьей, наконец, отплыл к берегам Нового Света.

В Америке Троцкий много общается с Бухариным, Коллонтай, поддерживает контакты с газетами "Форвертс" и "Колл". Кроме того, как и во Франции, он, собрав своих сторонников, приступает к подготовке независимого печатного органа, а также продолжает активную деятельность в редакции "Нового мира" и среди российских социал-демократов.

Начавшийся налаживаться быт семьи Троцкого резко всколыхнуло сообщение о Февральской революции в России. "Многоплеменный рабочий Нью-Йорк был весь охвачен волнением. Хотели и боялись надеяться". После посещения Троцким русского консула в Нью-Йорке с заявлением об отъезде в Россию он и члены его семьи получили необходимые документы. 27 марта Троцкий с семьей, а также еще пятеро подданных России отбыли из Нью-Йорка на норвежском пароходе. Однако поездка их явно затянулась в связи с арестом их британскими властями в Галифаксе. 29 апреля Троцкий и его компаньоны, благодаря широкой кампании по их освобождению были выпущены. На датском пароходе "Гелиг Олаф" они продолжили свой путь в Россию через Швецию и Финляндию на Петроград.

После генеральной репетиции 1905 года начиналось великое представление 1917...

Том 2

1917: от февраля к октябрю

Если в 1905 г Троцкий одним из первых вернулся в Россию из эмиграции, то после Февраля он оказался в числе последних. В Петроград он и его спутники прибыли 4(17) мая, проделав тот же последний отрезок в пути, что и группа Ленина в апреле. В Белоостров на встречу с ним прибыла весьма представительная делегация из Межрайонной организации РСДРП во главе с Урицким и от большевистского ЦК Федоровым. Была и встреча на Финляндском вокзале. Не такая по массовости, как у Ленина, но с такими же пламенными речами и призывами.

Тотчас по возращении перед Троцким встал острый вопрос: с кем идти дальше? Теоретически его позиции во многом совпадали с большевистскими, однако, Лев Давидович долгое время шел своим путем, и единству с большевиками мешали старые разногласия. Еще в мае он говорил: "Я называться большевиком не могу". Но как же ему удалось менее чем за пять месяцев превратиться во второго большевика в стране (после Ленина)? Существует множество причин — и объективных, и субъективных.

Во-первых, те, кто знал о негативной деятельности Троцкого в годы реакции, последовавшие за поражением первой русской революции, — как большевики, так и меньшевики, — только возвращались из-за границы, из ссылок и тюрем. Молодому поколению участников революционного движения о борьбе Троцкого против Ленина, против большевистской партии в эмиграции было практически ничего не известно. Зато Троцкий, — председатель Петербургского совета в 1905 г. — многим из них был памятен и близок.

Во-вторых, как ни странно, популярности Троцкого во многом способствовал его арест в Канаде английскими властями по возвращении из США в Россию. В газетах то и дело мелькали публикации о пребывании Троцкого в плену. Все это создало ему ореол непримиримого борца с ненавистной Антантой.

Наконец, сам Троцкий не сидел сложа рук. Петроград бурлил: митинги, речи, демонстрации, красные флаги, революционные призывы — среда, в которой Троцкий с его мастерством оратора чувствовал себя как рыба в воде. "Митинги шли на заводах, в учебных заведениях, в театрах, в цирках, на улицах и площадях... Каждый раз казалось, что нового митинга мне уже не поднять. Но открывался какой-то нервный резерв, я говорил час, иногда два, а во время речи меня уже окружало плотное кольцо делегаций с других заводов или районов... Как терпеливо ждала в те дни нового слова пробужденная масса!"

Естественно, деятельность Троцкого в майские дни не ограничивалась только участием в митингах и демонстрациях. На первом Всероссийском съезде Советов, несмотря на заявления в поддержку временного правительства, по некоторым вопросам он блокировался с большевиками. В частности, в осуждении готовившегося наступления русской армии на фронте. Особую активность Троцкий развил в июльские дни. Он вместе с Лениным, Зиновьевым, Каменевым, другими лидерами РСДРП(б) предостерегал рабочие и солдатские массы от опрометчивых шагов, в частности от проведения антивоенной демонстрации 4 июля, которая ставила целью низвержение временного правительства. Троцкий решительно выступал против развернутой в небольшевистской печати травли Ленина как "германского шпиона" за то, что тот не побоялся вернуться в Россию из эмиграции, проехав по территории Германии.

После событий 3 – 4 июля среди вождей большевиков были произведены аресты. Ленин и Зиновьев ушли в подполье. Именно в эти дни Троцкий решился на вызывающий и эффектный шаг: потребовал в печати... собственного ареста. В открытом письме Временному правительству он замечал: "Граждане министры! Я знаю, что вы решили арестовать товарищей Ленина, Зиновьева и Каменева. Но ордер на арест не выдается на меня. Поэтому я считаю необходимым обратить ваше внимание на следующие факты. Я в принципе разделяю позицию Ленина, Зиновьева и Каменева и отстаивал ее во всех моих публичных выступлениях". Власти не потерпели такой дерзости и вскоре арестовали автора письма. В "Крестах" Троцкий пробыл более 40 дней. За это время его популярность росла с той же скоростью, с какой появлялись его статьи и заметки в большевистском "Рабочем и солдате", журнале "Вперед" и других печатных изданиях. В тюрьме он написал две работы: "Что же дальше? (итоги и перспективы) " и "Когда же конец проклятой бойне? ". Обе брошюры вышли в издательстве большевиков "Прибой" и сразу же обратили на себя внимание. Большевики не только приняли его в свою партию, но даже избрали в ЦК. В сентябре под давлением общественного мнения Троцкий был освобожден.

Одна за другой почти во всех небуржуазных газетах появляются его статьи. Он участвует в работе ЦК РСДРП(б), в заседаниях Петроградского Совета. 25 сентября (8 октября) произошли перевыборы членов Исполкома Петроградского Совета. В результате голосования в исполком вошли 13 большевиков, в их числе был и Троцкий. По предложению большевистской фракции председателем Совета был избран Троцкий. Его фамилия вносится в список 40 кандидатов от РСДРП по выборам в Учредительное собрание. Он возглавляет подготовку к Октябрьскому перевороту, уйдя с головой в эту деятельность. "В течение последней недели я уже почти не покидал Смольного, ночевал, не раздеваясь, на кожаном диване, спал урывками, пробуждаемый курьерами, разведчиками, самокатчиками, телеграфистами и непрерывными телефонными звонками. Надвигалась решительная минута. Было ясно, что назад возврата нет". И вот эта минута наступила: "без хаоса, без уличных столкновений, почти без стрельбы и кровопролития одно учреждение за другим захватывалось отрядами солдат, матросов и красногвардейцев по распоряжениям, исходящим из Смольного института".

25 октября начал работать второй съезд Советов. Съезд в законодательном порядке закрепил переход власти к большевикам, принял декреты о мире и о земле, утвердил по докладу Троцкого первое советское правительство — Совет Народных Комиссаров, созданный исключительно из представителей РСДРП в составе 15 человек. Именно на этом съезде Троцкий произносит свои знаменитые слова, относящиеся к меньшевикам: "Вы — жалкие единицы, вы — банкроты, ваша роль сыграна, отправляйтесь туда, где вам отныне надлежит быть: в сорную корзину истории". Троцкий сделал свой выбор: он — большевик, и он у власти.

У власти

Теперь власть в руках большевиков, нужно переходить от слов к делу. Надо отметить, что Троцкий умел не только красиво говорить, но и целенаправленно, энергично работать. Его влияние возросло настолько, что Ленин на заседании ЦК предложил назначить Троцкого председателем Совета народных комиссаров: "Вы стояли во главе Петроградского Совета, который взял власть". Однако Троцкий понимает, что это лишь игра, и разумно отказывается.

Тем не менее, он становится наркомом иностранных дел, оказавшись на 1/4 года во главе советской дипломатии. Собственно делами вверенного ему наркомата Троцкий почти не занимался. Будничная повседневная работа, когда посторонним не видны твои старания, не перед кем показать полета твоей мысли, были не по нему. К тому же никаких дипломатических переговоров в те времена в Наркоминделе не велось.

Зато была конкретная работа по решению сложнейших проблем подготовки демобилизации армии, а также проведения учредительного собрания. Троцкий участвовал в многочисленных чрезвычайных комиссиях, в частности в комиссиях по продовольствию, транспорту, издательству и др. В эти дни Троцкий и Ленин очень сблизились: оба они были в душе революционерами, и теперь они почувствовали "запах революции". Они работали в одном кабинете в Смольном сутки напролет: нужно было выполнять то, что обещали революционеры. Требовалось "ответить декретами на все стороны хозяйственной, политической, административной и культурной жизни". "Распоряжения давались, как во сне"; большинство из них имело "в первый период более пропагандистское, чем административное значение".

Брест – Литовск

В качестве наркоминдела Троцкий представляет Советскую республику на мирных переговорах с Германией. С самого начала Троцкий играл роль "затягивателя" переговоров: "Нужно было дать европейским рабочим время воспринять как следует самый факт советской революции, и в частности ее политику мира". Переговоры шли крайне тяжело: советская сторона предлагала "демократический мир без аннексий и контрибуций на началах самоопределения народов", а германская сторона при внешнем своем "дружеском" отношении выставляла заведомо неприемлемые условия.

В то же время мир необходимо было заключать: "Невозможность продолжения войны была очевидна: окопы были почти пусты. Никто не отваживался говорить даже условно о продолжении войны. Мир, мир во что бы то ни стало!.. ". Но как его добиться? Тут возникли разногласия. "Выявились три точки зрения. Ленин стоял за то, чтобы попытаться еще затянуть переговоры, но, в случае ультиматума, немедленно капитулировать. Я считал необходимым довести переговоры до разрыва, даже с опасностью нового наступления Германии, чтобы капитулировать пришлось — если вообще придется — уже перед очевидным применением силы. Бухарин требовал войны для расширения арены революции". Так как последняя позиция "утонула" в море критики Ленина и Троцкого, то основное противоречие заключалось во времени подписания ультимативного мира: после слов о возможном продолжении войны или после фактического наступления. Троцкому удалось доказать другим большевикам, что требуется именно последнее, так как в этом случае весь пролетарский мир сможет увидеть, что революционная Россия была физически принуждена подписывать мир с буржуазной Германией. К тому же Троцкий и его сторонники надеялись, что разоренная годами войны Германия не сможет провести фактического наступления.

Но все произошло как раз по худшему сценарию: немцы наступили и, не получая никакого сопротивления, быстро продвигались вглубь России. Советское правительство экстренно объявляет перемирие и 3 марта 1918 года подписывает, "не читая", суровый Брестский мир. Россия теряла огромные территории и была обязана выплатить громадную контрибуцию. Взамен, по мнению Троцкого, она сохраняла "симпатии мирового пролетариата или значительной части его... С течением времени все убедятся, что другого выхода у нас нет".

Гражданская война

В конце февраля 1918 года Троцкий подает в отставку с поста наркоминдела, это было необходимо для того, чтобы немцы поверили, что Советское правительство меняет внешнеполитический курс, и на этот раз оно готово подписать Брестский мир. Сразу же после этой отставки Троцкий был назначен наркомом по военным делам и наркомом по морским делам.

Наркомвоенмору досталось незавидное наследство: в его распоряжении была 150-тысячная добровольческая Красная Армия, с которой уже нельзя было решать стратегические задачи обороны страны. Необходима была реорганизация армии, совершенствование, усиление ее боевой мощи. И вот в апреле – мае 1918 ВЦИК и Совнарком приняли ряд декретов, которые коренным образом реорганизовывали Красную Армию. В основе их лежали подготовленные ведомством Троцкого документы. Главным из них был утвержденный 22 апреля ВЦИКом декрет об обязательном обучении воинскому искусству, по которому обучению подлежали трудящиеся от 18 до 40 лет, без отрыва от работы в течение 8 недель, без вознаграждения за время обучения. Прошедшие курс обучения военнообязанные в любое время могли быть призваны в армию. Немалый вклад внес Троцкий в дело привлечения в Красную Армию бывших царских офицеров и военных специалистов. Завершающим этапом строительства новых вооруженных сил стала реорганизация системы управления войсками на принципах централизации и дисциплины. 19 августа после обсуждения предложенного Троцким проекта Совнарком принял Декрет "Об объединении всех Вооруженных Сил республики в ведение Народного Комиссариата по военным делам". В сентябре был создан Революционный Военный Совет Республики (РВСР). В него наряду с Троцким (председателем) вошли видные партработники с военным опытом. В боевые действия Троцкий вынужден был вступить уже в августе 1918 года.

Прибыв в Свияжск (город под Казанью), Троцкий ощутил в находящейся там армии пораженческие настроения: "Каждый отряд жил своей жизнью. Общей всем им была только склонность к отступлению... Сама почва была заражена паникой". Троцкому удается организовать из этой "толпы" боеспособную армию, которая уже через несколько дней начинает одерживать первые победы. В вопросах военной тактики Троцкий — человек гражданский — понимал мало, поэтому в этом вопросе он опирался на военных профессионалов, в том числе и бывших царских офицеров.

А вот в вопросе организации армии, ее пропаганды, обеспечения Троцкий блестяще разобрался. Во многом ему помогали те репрессивные мероприятия, которые он не скупился проводить. "Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади". И это было важнейшим руководящим принципом действий. В августе 1918 года Красную Армию потрясло известие о расстреле 20-ти бойцов, комиссара и командира Петроградского рабочего полка, прибывшего на Восточный фронт... Уже после войны в свет вышла книга Троцкого "Терроризм и коммунизм", в дальнейшем она станет любимейшим чтением Сталина. Троцкий всегда был его... учителем!

В вопросах обеспечения армии всем необходимым, ее моральной поддержки огромную роль в ходе Гражданской войны играл знаменитый поезд Наркомвоена. Этот бронепоезд представлял из себя настоящий передвижной штаб командования фронтами. "В поезде работали: секретариат, типография, телеграфная станция, радио, электростанция, библиотека, гараж и баня". Поезд в любой момент мог оказать военную поддержку (в нем было около сотни красноармейцев); агитационную (в нем было несколько коммунистов-агитаторов); материальную (в поезде всегда были запасы еды, одежды, обуви, оружия). Не случайно этот полулегендарный поезд наводил страх на противника одним лишь своим появлением.

Военная оппозиция. Начало "закулисной борьбы"

В ходе Гражданской войны в высшем командовании страны не раз возникали военно-стратегические разногласия. Иногда Троцкий ошибался, иногда был прав. В частности, он совершенно верно предсказывал провал Польской кампании, и его заслугой можно считать то, что он уговорил всех остальных большевиков не осуществлять второго похода в Польшу. Среди разногласий с Лениным стоит выделить спор о судьбе Петрограда: Ленин считал, что северную столицу можно сдать наступавшему Юденичу, Троцкий же утверждал, что город можно отстоять. И здесь он оказался прав.

В ходе Гражданской войны также впервые проявила себя так называемая "военная оппозиция", в которую входил Ворошилов со своим штабом, а также негласно Сталин. Располагалась эта "бригада" под Царицыным. Троцкий, как человек деятельный, не мог терпеть того, что при нормальной (по количеству) армии Южный фронт не приносит никаких побед, а лишь отступает. Он жаловался Ленину на то, что приказы Ворошилов не выполняет и своим бездарным командованием лишь разбивает собственную армию. В ответ на это Сталин ведет постоянную "закулисную борьбу" с Троцким: докладывает Ленину ложную или преувеличенную информацию о деятельности Троцкого.

В конце концов, Ворошилов был переведен на Западный фронт, на Украину. Сталин же ни на секунду не прекращает негласную борьбу с Троцким. Во время Польской кампании он, ослушавшись приказа, пытается провести собственную военную операцию, но терпит неудачу. Ленин его прощает: Вождю был нужен верный исполнительный помощник.

От военного коммунизма к НЭПу

Решением Совнаркома от 27 января 1919 г. Троцкий назначен председателем межведомственной комиссии по вопросам трудовой повинности. Особое место в работе комиссии и лично Троцкого заняли вопросы комплектования трудовых армий из военных подразделений, прекративших боевые действия. Однако надежды на трудармии себя не оправдали. К весне 1920 г. очевидна стала несостоятельность трудармий, как формы организации трудовых отношений.

23 марта постановлением ВЦИК Троцкий назначен временно исполняющим обязанности наркомпути. Наиболее значительным событием при присутствии Троцкого на этом посту можно назвать главным образом знаменитый приказ 1042, изданный Главным управлением путей сообщения. В приказе ставилась задача: в течение 4,5 лет организовать ремонт паровозов таким образом, чтобы к 1 января 1925 г. число больных машин сократилось бы от 9600 до 3200. "Паровозы были подобраны по сериям, ремонт их принял более плановый характер, мастерские получали точные задания в соответствии с оборудованием... Принятые меры дали несомненные успехи". Этот приказ один из немногих был выполнен точно в срок и сыграл большую роль в налаживании работы транспорта, в восстановлении народного хозяйства и организации планового начала. Как пишет Троцкий, "эти результаты были достигнуты чрезвычайными административными мерами". Ленин, заметив очевидные успехи Троцкого, поддерживал все его, в том числе и жесточайшие, меры. Это подтверждает история с карт-бланшем Ленина. На одном из заседаний Политбюро Троцкий, как это часто случалось, "отбивался" от упрекающих его в излишней жестокости. И Ленин, желая поддержать Троцкого, выдал ему карт-бланш: чистый лист бумаги с припиской внизу: "Товарищи! Зная строгий характер распоряжений т. Троцкого, я настолько убежден, в абсолютной степени убежден в правильности, целесообразности и необходимости для пользы дела даваемого т. Троцким распоряжения, что поддерживаю это распоряжение всецело. В. Ульянов (Ленин)". Лев Давидович всегда гордился этим доверием.

Вообще, для Троцкого был характерен продуманный стиль работы: точная оценка масштабов конкретного явления; быстрота принятия решения, по возможности с учетом ближайшей перспективы планирование и организация наличных ресурсов, грамотная пропаганда производственных достижений, распространение передового опыта. Одновременно хозяйственная деятельность Троцкого опиралась на администрирование и милитаризацию труда, на принуждение и устрашение, на "перетряхивание" и "завинчивание гаек" как средства руководства не только хозяйственными органами, но и партией, общественными органами.

"Между тем рабочая масса, проделавшая три года гражданской войны, все менее соглашалась терпеть методы военной команды". Еще в марте 1920 (!) года Троцкий подал в ЦК заявление, в котором, по сути, предлагались будущие тезисы НЭПа: "1. Заменив изъятие излишков известным процентным отчислением... с таким расчетом, чтобы более крупная запашка или лучшая обработка представляла все же выгоду; 2. установив большее соответствие между выдачей крестьянам продуктов и ссыпанного ими хлеба не только по волостям и селам, но и по крестьянским дворам". Несмотря на всю осторожность формулировок вышеуказанных мер, Ленин и ЦК тогда их не приняли. Однако уже через год Ленин сам вынес на рассмотрение подобные меры. Теперь их уже принимают, и в совокупности они носят название "новой экономической политики".

Почему-то принято считать, что Троцкий не принимал НЭПа, не соглашался с этой политикой, считал это отказом от коммунистических идей. На самом деле он вовремя понял, что Ленин, объявляя НЭП "всерьез и надолго", лишь хочет, чтобы все так думали. Из письма Ленина наркому внешней торговли: "Величайшая ошибка думать, что нэп положил конец террору. Мы еще вернемся к террору, и к террору экономическому. Иностранцы уже теперь взятками скупают наших чиновников... Милые мои, придет момент, и я вас буду за это вешать... " НЭП нужен был Ленину, что "выжать" из иностранцев деньги, вложенные в концессионные предприятия. Понимание этого Троцким окажется для него потом, в годы борьбы с "эпигонами", губительным.

Этапы "великой борьбы" за власть

С началом болезни Ленина в жизни Троцкого, да и всей партии, начался новый этап — этап борьбы за власть. В первые годы после Гражданской войны Троцкого продолжали считать вторым человеком в стране. Во всех учреждениях было обязательно присутствие на стенах двух портретов: Ленина и Троцкого. Вот этот авторитет и являлся главной причиной беспокойства Сталина, Каменева, Зиновьева и других руководителей партии — они опасались единоличной власти Троцкого в случае смерти Ленина. В 1923 году появился так называемый "обруч": члены Политбюро тайно договорились никогда не спорить между собой в присутствии Троцкого, дружно не соглашаться с любыми предлагаемыми Троцким решениями. В то же время шаг за шагом осуществлялись меры, ограничивающие авторитет и влияние Троцкого. Аппаратом ЦК (секретариатом Сталина) сторонники Троцкого незаметно заменялись другими, более лояльными и надежными для "обруча". В партийной прессе все чаще стало появляться имя генсека партии. Исподволь стали пересматривать политические биографии вождей и их вклад в победу революции. Шел целенаправленный процесс ослабления роли и места одного из главных героев революции и гражданской войны. Сталин оказался непревзойденным мастером закулисных интриг.

Вместе с тем, в этом же 1923 году "старые большевики", коим являлся и Троцкий, начали проявлять все больше беспокойство по поводу того, что власть "уплывает" от них в руки новой силы — партийных чиновников, аппарата. Троцкий на Политбюро, особенно в отсутствии Ленина, все чаще поднимал вопрос о бюрократическом окостенении рождавшейся системы, бесконтрольности аппарата и неэффективности государственного управления. 8 октября он направил в ЦК письмо, в котором выражал озабоченность сложившейся в партии обстановкой. В этом письме Троцкий с поразительной проницательностью, словно заглядывая на десятилетия вперед, говорит о том, что для других неведомо: "Создалась за год – полтора специфическая секретарская психология, главной чертой которой является убеждение, что секретарь способен решать все и всякие вопросы, без знакомства с существом дела. Мы наблюдаем сплошь и рядом, как товарищи, которые не проявили никаких организаторских, административных или иных качеств, пока стояли во главе советских учреждений, начинают властно решать хозяйственные, военные и иные вопросы, как только попадают на пост секретарей. Такая практика тем вреднее, что она рассеивает и убивает чувство ответственности". Через неделю появляется близкое по духу письмо сорока шести "старых большевиков". В конце октября 1923 г. состоялся объединенный пленум ЦК и ЦКК. По предложению оргбюро и секретариата ЦК, которые находятся уже под решающим влиянием Генерального секретаря, пленум квалифицирует заявление Троцкого, как откровенно "фракционное". Но вдруг, неожиданно Сталин и преданное ему Политбюро соглашаются с Троцким — это была очередная, разыгранная Сталиным афера. И она сработала: "поддержка" лишь раззадоривает Троцкого, и он публикует в "Правде" очередную статью под названием "Новый курс". И вот теперь, когда оппозиция сама вышла на свет, на нее обрушивается ураганный огонь критики.

К стылым дням января 1924 года, когда Ленина не стало, многое уже было предрешено. Троцкий оказался в глубокой изоляции, и его надежда на "союз" с Лениным рухнула роковым образом. Готовятся похороны Ленина. Троцкий получает телеграмму: "Похороны состоятся в субботу, не успеете прибыть вовремя. Политбюро считает, что вам по состоянию здоровья необходимо ехать в Сухуми. Сталин". На самом деле похороны назначены на воскресенье. "Но это была не просто ложь. Есть бог, и есть его верные и неверные ученики. Неверные, оскорблявшие бога при жизни, не смеют присутствовать на таинстве похорон". Сталин решает не хоронить Ленина, а бальзамировать. Создав благоприятное общественное мнение, он осуществляет свой план. Итак, он дал народу нетленного бога. Предстояло дать царя.

Правда, существовала небольшая проблема — "Завещание" Ленина: в нем даются не очень лестные отзывы о Сталине: Ленин обвиняет его в грубости, нетерпимости и нелояльности, в заключение он требует "перемещения Сталина с поста Генсека". И тогда Сталин поступает в духе своего любимого исторического героя — Ивана Грозного. "Он просит об отставке — ведь так хотел мессия, а воля Боголенина для него священна. Дальше все случилось, как он и ожидал: все — и Троцкий, и Каменев, и Зиновьев — в ненависти друг к другу единодушно голосуют, чтобы он остался. Вот так он стал Генсеком — по их желанию".

Троцкий, все еще оставаясь главой самого мощного ведомства — военного, не сделал серьезных попыток опереться на своих сторонников. А ведь возможность была: за день до отставки сторонники Троцкого предложили ему арестовать Сталина, Зиновьева и других, как изменников делу революции. Но Лев Давидович был слишком большим догматиком: он не мог допустить, чтобы партия обвинила его в самом страшном для революционера грехе, в бонапартизме...

В эти роковые для его судьбы два года он явно переоценил свою моральную власть над сознанием людей, свою известность и популярность. Он был уверен в своем триумфе и после смерти Ленина, а поражение неумолимо надвигалось. После смерти Ленина, который, судя по "завещанию", держал больше сторону Троцкого, а не Сталина, борьба их приняла односторонний характер. Сталин атаковал, а Троцкий защищался. Нет, внешне Троцкий достаточно часто будоражил общественное мнение своими речами и статьями, но для проницательных людей было ясно: Председатель Реввоенсовета уже проиграл. И проиграл крупно. В январе Троцкий был снят с поста Народного Комиссара по военным делам, а чуть позднее и с поста Председателя Реввоенсовета республики. Сталин боялся Троцкого, стоявшего во главе революционных сил. Теперь же он был уже фактически не опасен. Посоветовавшись, "тройка" нашла ему сразу три должности, которые быстро отодвинули опального лидера с магистрали политической жизни на ее обочину и должны были погрузить его в рутину бюрократических дел. Троцкий возглавил Концессионный комитет, Электротехническое управление и стал Председателем научно-технического управления промышленности. На первых порах он с головой ушел в работу. Его захватили технические проблемы, возможности поставить науку на служение создающемуся обществу. Троцкий ездил по лабораториям, встречался с учеными, проводил совещания инженерно технических работников. На Политбюро бывал редко, многие заседания пропускал, ссылаясь на занятость новой работой. Казалось, он удовлетворился скромной ролью "технократа", рассчитывая еще больше времени уделять литературной работе. А тем временем, в печати продолжались публикации против троцкизма, вспоминались старые грехи героя русской революции. Троцкий не смог уйти от политической действительности. Оставив за собой лишь председательство в Концессионном комитете, он вернулся к активной политической деятельности.

В этот период в "тройке" наметился раскол: теперь Зиновьев и Каменев опасаются уже единоличной власти Сталина. "Зиновьев и Каменев открыто признали, что "троцкисты" были правы в борьбе против них с 1923 г. Они приняли основы нашей платформы. Нельзя было при таких условиях не заключить с ними блока", — пишет Троцкий.

В октябре 1926 года Троцкий одновременно с Зиновьевым был выведен из Политбюро. Проиграв уже почти все, Троцкий запоздало бросился сколачивать оппозиционную Сталину организацию внутри партии. К нему шли и ехали сторонники. "В разных концах Москвы и Ленинграда происходили тайные собрания рабочих, работниц, студентов, собиравшихся в числе от 20 до 100 и 200 человек, для того чтобы выслушать одного из представителей оппозиции". Создавались группы политической борьбы. Делались попытки наладить печатание оппозиционных материалов. Устанавливались закрытые каналы связи. Но Троцкий при этом везде подчеркивал допустимость в противоборстве лишь идейных и политических методов.

Осенью 1927 г. Троцкий был чрезвычайно активен. Почти ежедневно он встречался с руководителями групп сторонников у себя на квартире, ездил в Ленинград, выступал в институтах, писал многочисленные заявления в ЦК, принимал иностранных корреспондентов, ругался по телефону с редакторами газет и журналов, отказывавших ему в публикациях. Он чувствовал: шансы остаться на политической арене ускользают.

Итак, осенью 1927 г., сознавая реальное положение вещей, находясь под постоянным контролем ГПУ, оппозиция, на которую ежедневно обрушивались на десятках партсобраний, решила дать последний бой. В сентябре она представила программу реформ и потребовала, чтобы следующий ЦК, выбранный на ХV съезде, был тесно связан с массами и не зависел от аппарата. Так как ЦК запретил распространять эту программу среди делегатов съезда, оппозиция попыталась напечатать ее подпольно. ГПУ использовало этот предлог, чтобы уничтожить всю организацию. Состоявшийся 21 – 23 октября объединенный пленум ЦК и ЦКК принял решение об исключении Троцкого и Зиновьева из ЦК партии. Через две недели Троцкий открыто нанес последний удар: 7 ноября, в 10-ю годовщину Октябрьской революции, во время праздничной демонстрации он и его сподвижники (Зиновьев и Радек в Ленинграде, Раковский в Харькове, Преображенский и сам Троцкий в Москве) развернули лозунги со своими призывами. 14 ноября Троцкого и Зиновьева как главных инициаторов всех мероприятий оппозиции исключают из партии на специальном заседании ЦК и ЦКК. Еще 93 видных деятеля левой оппозиции были исключены из партии на ХV съезде. Некоторые из оппозиционеров (Каменев, Зиновьев и еще около 20 человек) покаялись в надежде восстановиться в партии после полугодовалого испытательного срока. Большинство же, в том числе и Троцкий, отказались от такого публичного унижения.

Ссылка. Изгнание. "Планета без визы"

17 января 1928 г. Троцкий был выслан в Алма-Ату. Там семья Троцкого наладила бесхитростный быт, и несломленный революционер окунулся в работу. Энергии этому человеку было не занимать. В любой самой сложной обстановке его острое перо не знало отдыха. Троцкий пытался быстрее установить местонахождение лидеров оппозиции, проанализировать обстановку, наметить стратегию дальнейших действий. Он переписывался со всеми видными деятелями оппозиции: Радеком, Смилгой, Мрачковским, Сапроновым, Сосновским, Смирновым. По сведениям его сына Льва: "За апрель – октябрь 1928 года нами было послано 800 политических писем, отправлено около 550 телеграмм. Получено свыше 1000 политических писем и около 700 телеграмм..." Но затем власти постарались, чтобы эта переписка почти прекратилась. Письмо от заболевшей дочери из Москвы шло к Льву Давидовичу 73 дня, и его ответ уже не застал ее в живых.

В декабре 1928 г. к Троцкому явился из Москвы представитель ОГПУ. Он потребовал от него в ультимативной форме прекратить политическую деятельность, угрожая "переменой места жительства". Троцкий в довольно жесткой форме отказался выполнять предъявляемые требования, указывая на то, что свою революционную деятельность он не прекратит ни при каких условиях.

Физически уничтожить или бросить в тюрьму Троцкого Сталин ещё не решался, оставалось одно — изгнание Троцкого из страны. 20 января 1929 г. Троцкий высылается из СССР.

И вот революционер оказывается в Константинополе. Здесь он изо всех сил ищет выхода во внешний мир: он просит политического убежища у основных европейских стран. Но везде ему дипломатично отказывают по тем или иным причинам, поэтому Троцкий называет последнюю главу своей книги "Планета без визы". Он заканчивает это автобиографическое произведение критикой демократических режимов европейских стран, размышлениями о преимуществах революционной диктатуры и о своей судьбе...

Но прежде, чем перейти к заключению, я хочу закончить биографию Троцкого, основываясь уже на других источниках.

Последние годы жизни революционера

53 месяца провел Троцкий в Турции на небольшом острове Принпико. Он выступил с серией антисталинских статей, где критиковал не только Сталина, но и ОГПУ. Начал издавать журнал "Бюллетень оппозиции", предполагая распространять его в СССР, посылал в СССР многочисленные письма и воззвания.

В августе 1933 г. Троцкий прибывает во Францию, однако надолго обосноваться ему там не пришлось из-за конфликта с властями Троцкий вынужден перебраться в Норвегию (июнь 1935 г.). Здесь он живет в небольшой деревушке Вуксхолл.

Чем бы Троцкий ни занимался в последнее десятилетие своей жизни, что бы ни говорил, все упиралось в одно — нужен новый, не похожий на прежние Интернационал (IV Интернационал). Официально он был образован в сентябре 1938 года во Франции. Созданию его предшествовала колоссальная работа Троцкого. Конечно, ему помогали многие, но основное, безусловно, держалось на нем. Образование IV Интернационала ознаменовалось выходом троцкистских групп из компартий и Коминтерна во многих странах мира, их конституциированием в независимые организации, попытка наладить контакт с партиями II Интернационала.

На протяжении почти двух лет (1937 – 1938) Троцкий был полностью поглощен комментированием московских политических процессов. В одной из статей 1937 года он высказывает мнение о том, что в Советском Союзе простой реформой политической системы не обойтись: "для освобождения трудящихся масс СССР от новой паразитической касты исторически неизбежна политическая революция". Как известно, с 1936 года в Москве начались суды над бывшими вождями партии большевиков. Французский журналист Борис Суварин замечал: "В этих средневековых процессах Троцкий играет роль дьявола" — он олицетворял все отрицательное, что происходило в стране, ему выдвигали обвинения в убийствах Кирова, Горького и др., в связях с гестапо и т. д. Троцкий пытается бороться с этими нелепыми обвинениями в прессе, но вскоре его арестовывают не без помощи Москвы.

В канун 1937 г. Троцкий отплыл из Норвегии в Мексику, где поселился с женой в столице. С помощью американских сторонников весной 1939 года Троцкий приобрел большой дом на окраине Койоакана, предместья Мехико. Спасаясь от постоянных угроз сталинистов, местных и московских, были укреплены стены и ворота дома, установлена сигнализация, у ворот дежурили вооруженные охранники. Дом Троцкого превратился в подобие крепости. Маленькая крепость жила своей напряженной и тревожной жизнью. Шла борьба за выживание. Окружение Троцкого давно заметило, что вокруг убежища опального революционера стали появляться незнакомые люди.

Последние год – полтора своей жизни Троцкий отдал созданию политической биографии своего смертельного противника — Сталина (книга "Сталин"). 24 мая 1940 г. на дом Троцкого было совершено нападение. Троцкому с женой чудом удалось спастись. Однако Сталин решил, видимо, окончательно покончить с Троцким. 20 августа, нанятый НКВД испанец Рамон дель Рио Меркадер, ударом ледоруба по голове наносит смертельную рану Троцкому. 21 августа 1940 г. Троцкий умер.

Заключение

Лев Троцкий был революционером в душе. С самого детства в нем жил дух "ниспровергателя устоев". Он обладал всеми необходимыми революционеру качествами: красноречие, энергия, целеустремленность. Став одним из руководителей государства, он впитал еще некоторые, свойственные большевикам качества: жестокость, льстивость и лукавство (как правило, это проявлялось по отношению к Боголенину). Как истинный последователь Маркса, он не отделял личного от общественного ("Свою личную судьбу я не только объективно оцениваю, но и субъективно переживаю в неразрывной связи с ходом общественного развития"). Троцкий был очень тверд в своих убеждениях, порой он был излишне догматичен. Несмотря на всю свою неприязнь к Сталину, он не желал вступать с ним в открытую полемику в начале 20-х годов, так как считал это вредным для партии проявлением фракционности. Воинствующая непримиримость ко всему некоммунистическому, духовная агрессивность была присуща всем большевистским руководителям, в том числе и Троцкому. В своей жизни он мало уделял внимания природе, искусству, — всему духовному. Однажды, будучи в Париже, он характеризовал его так: "Как Одесса, но Одесса лучше". Судя даже по его книге, семья для Троцкого играла лишь некоторую роль, скорее, только потому, что она помогала ему в его революционной деятельности. Это отрицание всего нематериального, возможно, и послужило причиной его жестокости: он не умел ценить жизнь простых людей (пусть даже и не коммунистов). Он был революционер...

Троцкого всегда переполняло чувство интеллектуального превосходства над окружающими, которое он не умел даже скрывать. Не потому ли у Троцкого никогда не было очень близких друзей? Им можно было восхищаться, слушая его речи, читая его памфлеты, но председателя Реввоенсовета нельзя было любить: он говорил со всеми, рассуждал, общался, находясь как бы на интеллектуальном пьедестале, созданном им самим. Лишь в конце жизни, буквально загнанный в угол сталинскими охотниками, Троцкий заметно изменился, по-своему тосковал по родине, часто обращался к ее истории, перебирал в памяти блестящие созвездия русских писателей, поэтов, мыслителей, художников. Время способно менять все...

Если абстрагироваться от идей, которые исповедовал Троцкий, лично я выделю те качества Льва Давидовича, которым можно только поучиться. С самого детства до самой смерти в нем жило огромное желание учиться, стремление что-то узнавать, быть всесторонне развитым. Еще один момент: стремление к самостоятельному познанию, к формированию взглядов только на основе самостоятельного познания. Троцкий был очень честолюбивым человеком (как, наверное, и Ленин), — это помогало ему добиваться блестящих результатов сначала в школе, а затем и во взрослой жизни (в работе Комиссаром путей сообщения и в военном деле)...

Изучая судьбы исторических личностей, да и вообще историю, наша задача понять ее смысл, чтобы не повторять ее ошибок...

Библиографический список

Троцкий Л. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М.: Панорама, 1991.

Троцкий Л. Уроки Октября. М., 1925.

Троцкий Л. Дневники и письма. Нью-Йорк, 1986.

Радзинский Э. Сталин. М.: Вагриус, 1998.

Энциклопедия для детей. Том 5, часть 3. М.: Аванта+, 1995.

[/sms]

17 сен 2008, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.