Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: История России как часть мировой истории


Реферат: История России как часть мировой истории

Реферат: История России как часть мировой истории В “Истории России в рассказах для детей” Александра Ишимова так характеризует славян до 862 года христианского летоисчисления : в непроходимых лесах, топких болотах и дымных избушках жили люди красивые лицом и станом, гордые славными делами предков, честные, добрые и ласковые дома, но страшные и непримиримые на войне. Их называли славянами от слова “слава”. Славяне старались доказать, что недаром их называли так, и отличались всеми хорошими качествами, которыми можно заслужить славу. Они были так честны, что в обещаниях своих вместо клятв говорили только :”Если я не сдержу моего слова, то да будет мне стыдно!” – всегда исполняли обещанное; так храбры, что и отдаленные народы боялись их; так ласковы и гостеприимны, что наказывали того хозяина, у которого гость чем-нибудь оскорблен. Славяне разделялись на разные племена, не знай истинного Бога и молились разным идолам. У них не было государя, что бывает у необразованных народов : они почитали начальником своим того, кто более всех отличался на войне. Но так как славяне были воинственны и храбры, то иногда случалось, что таких начальников было много. Каждый хотел приказывать по-своему : народ не знал, кого слушать, и оттого у них беспрестанные споры и несогласия. А рядом со славянами на берегах Балтийского моря жил народ по имени варяги-русь, происходивший от великих завоевателей в Европе – норманнов.

[sms]

Эти варяги-русь почитались от соседей народом умным : у них уже давно были добрые государи, которые заботились о них так, как заботится добрый отец о детях; были и законы, по которым эти государи управляли ими, и оттого варяги жили счастливо и им удавалось даже иногда побеждать славян. Правда, это случалось только тогда, когда они нападали на них во время споров и несогласий их.

Вот славянские старики, видя счастье варягов и желая такого же своей родине, уговорили всех славян отправить послов к этому храброму и предприимчивому народу просить у него князей управлять ими. Послы сказали варяжским князьям так: ”Земля наша велика и богата, а порядка в ней нет: идите княжить и владеть нами.”

Варяги-русь были очень рады такой чести, и три брата из князей их: Рюрик, Синеус и Трувор- тотчас поехали к славянам. Рюрик сделался государем в Новгороде, самом старинном из городов славянских; Трувор в Изборске, Синеус в земле, лежащей около Белого озера. От этих князей славяне стали называться русскими, а земля их – Русью или Россией.

Повествование раннего русского историка монаха-летописца Нестора в “Повести временных лет” о призвании варягов на русскую землю для наведения порядка в дальнейшем вызвало споры в среде историков.

Основоположниками норманнской теории принято считать немецких ученых-историков Готлиба Байера, Герерда Миллера и Августа Шлецера, которые были приглашены в Россию в 18 веке в период правления Анны Иоанновны и расцвета бироновщины. Авторы этой теории и её сторонники преувеличивали роль скандинавских воинов в становлении государственности на Руси. Одним из первых противников этой теории был М.В. Ломоносов, доказывающий абсолютную самобытность славянской государственности.

Часть историков продолжает связывать с призванием варягов образование древнерусского государства и предлагает рассматривать это в общем контексте европейской истории. Основания для этого есть: период с конца VIII по XI век – это время викингов в Европе, походов скандинавов в Западную Европу, когда они захватили весь континент, даже южную оконечность (в ХI в. скандинавы образовали норманнское Королевство в Сицилии). Хотя в Западной Европе существовали более развитые, чем у скандинавов формы общественной и политической жизни, военная демократия викингов становилась организующим элементом, катализатором для появления европейской государственности. Викинги стимулировали процесс образования государств в Западной Европе.

В восточнославянских землях процесс образования государства шел аналогично европейскому, хотя и имел свои особенности. Древние русские земли испытывали давление со стороны Хазарии. Существовала угроза потери независимости не только Южной Русью (она платила дань), но и северной. Поэтому призвание варяжских дружин для защиты рубежей естественно. При этом утверждается давно сложившаяся точка зрения о том, что варяги это норманны.

У этой позиции много противников. Поставлен вопрос, а действительно ли варяги – это скандинавы, или, конкретнее, норманны, шведы? Исследователи давно обратили внимание на то, что понятие "Русь" встречается в документах, в том числе в "Повести временных лет", безотносительно к эпизоду с призванием варягов. Слово "Русь" было распространено в Европе. Руги, русы – это название часто встречается и в Прибалтике (остров Рюген), и в Южной Германии (Reisland до 1924 г. существовала на границе Саксонии и Тюрингии), и на территориях по Дунаю. Были ли русы славянским племенем или нет, сказать определенно нет оснований, очевидно, русы жили рядом с древлянами, полянами и другими восточнославянскими племенами, имели европейское происхождение. Варягами же в средние века называли любые наемные дружины, независимо от того, откуда они пришли. Одной из таких дружин и были русы, приглашенные славянами. Некоторые исследователи склонны считать, что варяги – это племя с берегов Южной Балтики. Особо подчеркивается близость балтийцев и славян, которые жили рядом, имели много общего. Л. Н. Гумилев считает, что русы – это скорее, племя южных германцев. Однако точных оснований утверждать, что варяги – это балты или кельты (германцы), практически нет.

В последние два-три года появились утверждения, что русы являлись племенем западных славян, которые издревне жили в районе Новгорода, и именно дружина западных славян была приглашена новгородцами.

Этот спор вряд ли удастся разрешить. Круг источников узок, речь идет о гипотезах.

Другая точка зрения антинорманнистов – отрицание роли скандинавов в политических процессах – противоречит известным фактам. Смешение родов и племён, преодоление былой замкнутости, установление регулярных сношений с ближними и дальними соседями, этническое объединение северорусских и южнорусских племён – всё это характерные черты продвижения славянского общества к государству. Развиваясь аналогично Западной Европе, Русь одновременно с ней подошла к рубежу образования большого раннесредневекового государства. И викинги, как и в Западной Европе, стимулировали этот процесс.

Практически споры идут вокруг того, кто же был легендарный Рюрик и откуда изначально произошло слово Русь. Становление государственности – это длительный процесс, развивающийся лишь на определенной стадии развития и связанный с построением соответствующей общественной структуры. Этот процесс разворачивался на протяжении трех столетий и отдельный эпизод(призвание варягов управлять славянами) не мог определить ни его ход, ни исход.

Имеются ли заметные следы влияния варягов на социально-экономические и политические институты славян, на их язык и культуру? На Руси был только русский язык. Договоры Х века с Византией, посольство киевского князя, включая варягов русской службы, оформлялись лишь на двух языках – русском и греческом, без следов шведской терминологии.

Принятие христианства было связано с потребностями зарождавшейся древнерусской государственности, которая нуждалась в новом идейном обосновании, позволяющем Руси стать вровень с сильными державами тогдашнего мира. Переход к новой вере был осуществлен князем Владимиром после его попытки реформировать язычество: Владимир преобразовывал пестрый пантеон многочисленных племенных славянских богов так, чтобы создать строгую иерархическую систему для обоснования политической централизации и укрепления авторитета власти верховного князя.

Известно, что эта реформа не оправдала возлагаемых на неё надежд, и именно после этого встал вопрос о новой вере.

О крещении русского народа Александра Ишимова рассказывает так: в 955 году княгиня Ольга, когда сын ее вырос и она перестала управлять государством, поехала в Константинополь, где жил патриарх, и там окрестилась. Она хотела сделать и сына своего христианином, но Святослав и слышать не хотел об этом. И только внук ее Владимир, известный в истории как Владимир Красное Солнышко, решил покончить с идолопоклонничеством. Он полагал, и не без оснований, что новая вера сплотит славянский народ. Но какая вера лучше всех? В Киеве были и магометане, и иудеи, и римские католики, и греки. Каждый из них хвалил свою веру. Владимир, не зная, кого слушать, решился отправить десять человек в разные земли, чтоб узнать, какой народ лучше всех других понимает Бога истинного. Послы его объездили почти все государства европейские, и более всего понравилось им благочестие греков и святое служение в церквах их. С восхищением рассказывали они великому князю о вере греческой, и Владимир предпочел принять христианскую веру от греков.

Но гордому князю русскому, привыкшему всегда повелевать, казалось унизительным просить с покорностью крещения у греков, прежних врагов его отечества, и для того, отправляя послов в Константинополь к императорам Василию и Константину, он просил у них не одной веры христианской, но вместе с нею и руки сестры их царевны Анны. Умный Владимир знал, что, сделавшись братом императоров, он мог, уже не стыдясь, называть их своими просветителями в вере истинной.

Царевна Анна отправилась на корабле в Херсонес, где ждал ее жених. Кроме придворных особ с ней поехало много священников для крещения Владимира. Великий князь Владимир, бояре и дружина его крестились в Херсонесе, а потом весело праздновали свадьбу Владимира с царевной. Когда великий князь возвратился с молодой супругой и со всем двором своим в Киев, прежде всего он велел жечь и рубить всех идолов. Потом приказал всем киевлянам явиться на другой день на берег Днепра. Священники освятили Днепр и начали крещение народа. Так крестились предки наши и не в одном Киеве, но всем государстве русском. Церковь назвала Владимира Святым и Равноапостольным. Он заслужил это название, потому что с таким же усердием, как и Святые Апостолы, старался просвещать верою в Иисуса Христа своих подданных-идолопоклонников.

Принятие христианства стало для древнерусских земель приобщением к высшей форме тогдашней европейской цивилизации – византийской. Не только Писание и богослужебные книги, не только навыки церковного и гражданского строительства, не только возможность полноправного участия в европейских политических и торговых делах получила Древняя Русь из Константинополя. Не менее важна была греко-римская государственно-правовая традиция, восходившая через Византию к античности. Выразилось это в переводе и во введении в древнерусское право византийских земледельческих, уголовных, брачных и судебных законов. Православие не препятствовало освоению основ римской гражданственности. Древняя Русь знала право частной собственности на землю и феодальную иерархию.

Войдя в состав христианской цивилизации, Россия открыла для себя путь к усвоению религиозно-нравственных ценностей, естественнонаучных знаний, накопленных Византией и Европой.

Одни историки считают, что противоборство восточного и западного христианства определило и положение России в христианском мире, и направление культурных контактов. Россия приняла христианство в форме православия и на многие века отстранилась от Западной Европы. Религия в вероисповедании была принципиально важна для средневекового сознания. Европа для России – центр “латинства”, которое считалось чуть ли не ересью. Интерес к плодам западной цивилизации обрёл устойчивый характер только к XVII веку и стал охватывать всё более широкие круги интеллектуалов.

Другую позицию выразил Георгий Флоровский. Он считает, что “имя Христа соединяет Россию и Европу, как бы не было оно искажено и даже поругано на Западе. Есть глубокая религиозная грань между Россией и Западом. Россия, как живая преемница Византии, останется православным Востоком для неправославного, но христианского Запада, внутри единого “культурно-исторического цикла”.

Геополитическое положение Руси – государства, возникшего на стыке континентов и пересечения множества культур, предопределило множество черт того, что впоследствии будет названо “загадочной русской душой”.

Бескрайние просторы страны, не имевшей ни естественных, ни юридических границ, полная зависимость от природы и сурового климата в сочетании с постоянной угрозой различного рода кочевников сформировали задолго до принятия веры Христовой стихийно-религиозный, природно-созерцательный характер сознания русского человека. Его стихийный космизм, покоящийся на культах Матери Земли и Отца Солнца в сочетании с сонмом чисто природных божеств Великой Русской равнины стал причиной того, что в “иерархической” системе христианства древние славяне выбрали не Создателя “в чистом виде”, а идею Богоматери с младенцем. Не случайно “главной” православной русской святыней стала икона “Владимирской божьей матери”. “Мать – земля для русского народа есть Россия... превращающаяся в Богородицу, – заметил В. Розанов – такая женственная религиозность должна полагаться на мужей, которые несут крест, духовно водительствуют. И русский народ возлагается на святых, на старцев, на мужей. Перед ними преклоняются, слепо верят и идут за ними”. Вся культура “русского” средневековья пропитана этим женственно-богородичным началом, утверждающим не столько бессмертие душ, сколь непрерывность жизни в циклическом водовороте природы.

В русском православии слабее, чем в западном христианстве, выражена идея прогресса. Оно ориентировало человека на духовные преобразования, стимулировало движению к самоусовершенствованию в соответствии с православной христианской идеей всепрощения и бескорыстия. Но при этом не давало стимулов для социального и общественного прогресса, для преображения реальной жизни людей. В дальнейшем такое понимание целей жизни стало расходиться с установкой европейского типа на преобразующую деятельность, стало тормозить развитие.

Принятие христианства Древней Русью стало значительным шагом в развитии восточнославянской цивилизации и следствием его стали существенные, хотя и разновременные изменения в этническом, социально-экономическом, политическом и культурном развитии. Применительно к рассматриваемому периоду ускорилась консолидация древнерусской народности, общего предка современных русских, украинцев, белорусов. К рубежу XI века местные этнополитические единицы почти полностью исчезают, получают название “Русь”, “Русская земля”, а её обитатели именуются русичи, русины, в иностранных источниках – русы, росы, рутены.

О степени влияния татаро-монгольского ига на русскую историю историки спорят до сих пор. Рассмотрим две крайние позиции по этому вопросу:

1. Монголо-татарское нашествие принесло разорение, гибель людей, задержало развитие, но существенно не повлияло на жизнь и быт русских и их государственность. Эту позицию защищали С. Соловьёв, В. Ключевский, С. Платонов, М. Покровский. Традиционна она и для советской историографии. Главная идея заключалась в том, что Россия развивалась в период монголо-татарского нашествия по европейскому пути, но начала отставать из-за масштабных разрушений, человеческий потерь, необходимости платить дань.

2. Монголо-татары оказали большое влияние на общественную и социальную организацию русских, на формирование и развитие Московского государства. Впервые эту мысль высказал Н. Карамзин, а затем – Н. Костомаров, Н. Загоскин. В ХХ веке эти идеи развивали евразийцы, которые считали Московское государство частью Великого Монгольского государства.

По первой позиции есть исторически достоверные данные о разрушительных последствиях нашествия. По подсчетам археологов, в XII-XIII веках на Руси было 74 города, 49 были разорены Батыем, причём в 14 из них жизнь не возобновилась, а 15 городов превратились в села. Сократилась численность населения Руси. Люди гибли, многие попадали в плен. Историки сообщают о тысячах русских рабов в Орде. Это много, если учесть, что средние города (Ростов, Рязань) имели население не более 1000 человек, а самые крупные (Киев, Чернигов, Владимир ) 20-30 тысяч жителей. В рабство уводили прежде всего искусных ремесленников и женщин. Пленные русские воины участвовали в походах Орды, воевали в Китае, в других азиатских странах.

В то же время – обратите внимание – правовой кодекс монголов на Руси не действовал. В русских судебниках нашли отражение собственные правовые нормы. Монголо-татары не устранили русских князей, не создали своей династии на Руси. Управление находилось в руках русских князей, а сношение с Ордой – главным образом в руках великого князя. Русь сохранила свою духовную основу – православие (П.Н.Милюков: “Монголы довольствовались вассальной подчинённостью местных династий и регулярной выплатой дани, которую собирали местные власти, не вмешиваясь в дела внутреннего управления”).

Наибольшую сложность представляет осмысление не прямого, а опосредствованного влияния монголо-татар на процесс формирования русского народа и московского государства. Речь идет о самом факте господства на русской земле и атмосфере насилия на протяжении двух с лишним столетий.

Здесь можно выделить две точки зрения:

1. Становясь служебниками ханов, русские князья впитывали имперские традиции, беспрекословную покорность подданных и безграничную власть правителей.

Всё, что имело вид свободы и древних гражданских прав, исчезло. Народ под постоянным гнётом татар сделался способным к безгласному повиновению. (Р. Пайпс: “Оcновная масса населения впервые усвоила, что такое государство: что оно забирает всё, до чего только может дотянуться, и ничего не даёт взамен, и что ему надобно подчиняться, потому что за ним сила”; П.Н. Савицкий; “Без “татарщины” не было бы России... Действием ли примера, привитием ли крови правящим, они дали России свойство организовываться военно, создавать государственный центр, достигать устойчивости...”)

Авторы этих и других подобных высказываний утверждают, что тяжёлые испытания не смогли не сказаться на будущем России. Возможно, именно 250-летнее монголо-татарское иго определило то “азиатское начало”, которое затем обернулось для России тяжёлым крепостным правом и деспотическим самодержавием. Монголо-татары возможно сломали российскую историческую судьбу и стимулировали иную.

2. Есть и другая точка зрения. П.Н. Милюков, в частности, утверждает что “многие институты, установленные московскими царями, были характерны для византийских императоров...Эпоха их заимствований имела место гораздо раньше времени влияния монгольского ига. С другой стороны...феодальные институты, очень близкие западным, играли гораздо более важную роль в России, нежели обычно считалось...”

По мысли Ключевского, татаро-монгольское иго показало уникальную способность русского народа преодолевать самые тяжкие невзгоды и подниматься “из пепла”. Он подчеркивает основу жизни нашего народа – веру в самого себя даже в самые трагические моменты истории, каким было татаро-монгольское иго... “Это было одно из тех народных бедствий, -указывает он, – которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мёртвое оцепенение. Люди беспомощно опускали руки, умы теряли всякую бодрость и упругость и безнадёжно отдавались своему прискорбному положению, не находя и не ища никакого выхода...Что ещё хуже, ужасом отцов, переживших бурю, заражались дети, родившиеся после неё. Внешняя случайная беда грозила превратиться во внутренний хронический недуг, панический ужас одного поколения мог развиться в народную робость, в черту национального характера, и в истории человечества могла бы прибавиться лишняя тёмная страница, повествующая о том, как нападение азиатского монгола привело к падению великого европейского народа”.

Тогда этой “тёмной страницы” не прибавилось.

Русской народ освободился от иноземного ига, а затем создал могучее государство. Это чудо возрождения древней Руси В.О. Ключевский объясняет ссылкой на то, что “одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься после падения”. При этом Ключевский был твёрдо убеждён, что “как бы ни было тяжко его унижение, но пробьёт час, он соберёт свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу”.

Более близка и приемлема точка зрения историка Н.И. Цимбаева, изложенная им в статье “До горизонта- земля “ ( Вопросы философии. 1997, №1 ). Долгая зависимость от ордынской государственности, тесное общение с татарами, – пишет он, – наложили, естественно, отпечаток на московские нравы и обычаи, на политическую и правовую культуру. Свидетельств тому предостаточно. Историософская традиция, восходящая к графу Алексею Толстому, ( “ И вот, наглотавшись татарщины всласть, Вы Русью ее называете ! ” ), склонна приписывать татарскому влиянию едва ли не все последующие бедствия России...Вряд ли это серьезно. Прошлое не лишает нас свободы выбора, и постыдно перекладывать на предков ответственность за день сегодняшний.”

В первую очередь необходимо разобраться, почему стало возможным татаро-монгольское иго на русской земле, его временные рамки и проявления господства завоевателей на протяжении больше чем двух столетий в области экономической, политической и культурной жизни. К числу причин, обусловивших монгольские завоевания, выделим феодальную раздробленность – политическую и экономическую децентрализацию государства, создание на территории Древней Руси практически независимых друг от друга, самостоятельных государственных образований, имевших верховного правителя только формально (XII – XV вв.). Однако кроме этой очевидной причины нам предстоит разобраться с одной из спорных концепций в исторической и смежных науках по данной проблеме. В частности по мнению русского историка Г. Вернадского Александр Невский “видел в монголах дружественную в культурном отношении силу, которая могла помочь ему сохранить и утвердить русскую культурную самобытность от латинского Запада... Два подвига Александра Невского – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели одну цель: сохранение православия, как нравственно – политической силы русского народа. Нетрадиционный подход к проблеме татаро-монгольского ига вы найдете и в трудах нашего современника Л.Н. Гумилева, который полагал, что Александр Невский, став приемным сыном Батыя, сделал исторический выбор между Востоком и Западом в пользу Востока. “Утверждаю, – пишет он, – что русские князья и бояре считали, что выгоднее иметь не очень сильного союзника за широкими степями, какой была Золотая Орда, чем Ливонский Орден и Польшу на переднем крае агрессивного рыцарства и купеческой Ганзы у себя под боком. Пока существовала сильная Византия, ни Христианский (Католический), ни Мусульманский мир не были страшны русской земле. Но в 1204 году этот естественный союзник исчез, так как Константинополь был взят и разрушен крестоносцами. Без друзей жить нельзя, и тогда возник союз полухристианской Орды и Христианской Руси...”

Но существует и революционная концепция русской истории, авторами которой являются академик А.Т. Фоменко и кандидат физико-математических наук Г.В. Носовский. Традиционную (сегодня) версию истории они называют “романовской версией”, поскольку считают, она тесно связана с царствовавшим в России с 1613 по 1917 гг. домом Романовых и была создана по его заказу. Фоменко и Носовский выдвинули гипотезу : НИКАКОГО ИНОЗЕМНОГО ЗАВОЕВАНИЯ РУСИ НЕ БЫЛО. ОРДА – ЭТО БЫЛО ПРОСТО РЕГУЛЯРНОЕ РУССКОЕ ВОЙСКО.

Более подробно гипотеза такова:

“Татаро-монгольское иго” было просто периодом военного управления в русском государстве. Никакие чужеземцы Русь не завоевывали.
Верховным правителем являлся полководец-хан=царь, а в городах сидели гражданские наместники – князья, которые обязаны были собирать дань в пользу этого русского войска, на его содержание.
Таким образом, древнерусское государство представляется единой империей, в которой было постоянное войско (орда), состоящее из профессиональных военных, и гражданская часть, не имевшая регулярных войск.
Эта русско-ордынская империя просуществовала с 14 века до начала 17 века. Ее история закончилась известной великой смутой на Руси начала 17 века. В результате гражданской войны русские ордынские цари, – последним из которых был Борис “Годунов”, были физически истреблены, а прежнее русское войско-орда фактически потерпело поражение в борьбе с “западной партией”. В результате к власти на Руси пришла принципиально новая прозападная династия Романовых. Она сразу же захватила власть и в русской церкви.
Романовым была нужна “новая история”, идеологически оправдывающая их власть. Новая династия с токи зрения прежней русско-ордынской истории была незаконной, поэтому потребовалось в корне изменить освещение предшествующей русской истории. Надо отдать им должное – это было сделано грамотно. Не меняя большинства фактов по существу, они смогли до неузнаваемости исказить всю русскую историю. Так, предшествующая история Руси-Орды с ее сословием земледельцев и воинским сословием (орда) превратилось – под пером романовских историков – в мифических пришельцев из далекой незнаемой страны.
Пресловутая “дань татарам”, знакомая нам по романовскому изложению истории, была просто ГОСУДАРСТВЕННЫМ НАЛОГОМ внутри Руси на содержание войска – Орды. Знаменитая “дань крови”, – каждый десятый человек, забираемый в Орду, – это просто государственный ВОИНСКИЙ НАБОР. Как бы – призыв в армию, но только с детства и на всю жизнь. Так называемые “татарские набеги”, по мнению авторов гипотезы, были просто карательными экспедициями в те русские области, которые по каким-то причинам отказывались платить дань = государственную подать. Русские государственные войска наказывали гражданских бунтовщиков.
Формирование российского централизованного государства хронологически совпадает с образованием монархий в ряде стран Западной Европы. Однако содержание этого процесса имело свою специфику.

На Европейском континенте в результате острой политической и религиозной борьбы образовались национально-территориальные государства светского типа с рациональным мировосприятием, автономией личности. Это было связано с формированием гражданского общества и ограничением прав власти законом. Данную тенденцию олицетворяли Англия, Франция, Швеция. В первой половине XVII века рухнула Священная Римская империя – оплот средневекового типа развития, превратившись в конгломерат независимых государств.

В этот же период в России сформировался особый, отличный от общеевропейского, тип феодального общества с самодержавием во главе, жесткой зависимостью от монархической власти господствующего класса, высокой степенью эксплуатации крестьянства.

На становление российского государства воздействовал геополитический фактор, когда наряду с растущим Московским великим княжеством большую роль в борьбе за первенство в регионе играли Великое княжество Литовское и Золотая Орда. Равный статус ряда русских великих княжеств, постоянное противодействие экспансии Литвы, поддерживающей русский сепаратизм, предопределили насильственный характер объединения Северо-восточной и Северо-западной Руси под эгидой Москвы.

Если в Западной Европе главную роль в процессе централизации сыграли социально-экономические обстоятельства и, прежде всего, необходимость объединения экономических центров – городов с их бурно развивающимися ремеслами, промышленностью, товарно-денежными отношениями, то русским землям объединение диктовали политические обстоятельства: постоянная внешняя опасность со стороны Орды, Литовского ордена, Великого княжества Литовского, необходимость длительной и упорной борьбы за национальную независимость.

Это объединение было невозможным без жесткой верховной княжеской власти. Процесс централизации, проходящий при “опережающих” (по отношению к социально-экономическим) политических факторах, консервировал складывающиеся сугубо деспотические отношения.

В этой связи обратите внимание на следующие факты:

- С середины XIV века началось восстановление городов, новыми центрами торговли и ремесла стали Москва, Тверь, Нижний Новгород. И все же города не стали экономическими центрами объединения Руси – слишком слабо были развиты товарно-денежные отношения. Важнее оказалась роль городов как стратегических центров – пунктов обороны и развертывания сил для боевых действий.

- Монголо-татарское нашествие изолировало Северо-Восточную Русь от Запада. Русские княжества как бы исчезли с европейской исторической сцены. Закрылся путь из варяг в греки, были прерваны и другие связи с Европой.

Орда оказала отрицательное влияние на формирующиеся государственные структуры и установления. В стране установились отношения подданства. Шел процесс нивелирования личности, уничтожения автономии общества.

Безусловно прогрессивное значение в формировании новой России православной церкви (с падением Византии в 1453г. русская православная церковь обрела самостоятельность).Общественным идеалом стало религиозное подвижничество, подвиг во имя Христа, общества. Духовным символом Московского государства стал Сергий Радонежский – духовный отец Дмитрия Донского.

Профессор русской истории Гарвардского университета Ричарда Пайпс считает, что в России на протяжении всей ее истории существовал совершенно специфический тип государственности, отличающийся как от западного, так и восточного образца. Это особая разновидность деспотического способа правления – вотчинное государство, которое сложилось в России между 17 и 18 вв. В вотчинном государстве правление и все политическое обустройство похожи на структуру гигантского господского поместья. Воля вотчинников верховенствует над государственным законом. Самодержец и правит государством как своим имением, являясь при этом собственником всех своих подданных, их земель и имущества. Четкого разграничения между обществом и государством нет, нет законоправия и личных свобод.

По мнению П.Н. Милюкова, российское государство имело огромное влияние на общественную организацию, тогда как на Западе общественная организация обусловила государственный строй. Русское государство оказалось сильнее общества потому, что развитие материальных интересов не успело еще сплотить общество в прочные общественные группы, какие давно сложились на Западе под влиянием ожесточенной экономической борьбы. Но это только половина ответа... Русская государственная организация... была вызвана к жизни внешними потребностями, насущными и неотложными: самозащиты и самосохранения.

Историк утверждает, что Московская монархия походила на восточные. С другой стороны феодальные институты, близкие западным, играли гораздо более важную роль в России, нежели обычно считалось. Великие князья московские рано усвоили навыки самовластного правления. Иностранные путешественники описывали их власть как тираническую, а положение подданных как бесправное. В конце XV века в московскую жизнь входит теория божественного происхождения княжеской власти. При Иване III закладывались основы идейного обоснования единодержавия, а в политический и общественный обиход входит резкое противопоставление московского государя всем его подданным. Иван Грозный пошел дальше: "Самой своей одеждой, окружением и всем прочим он старается выказать величие даже не королевское, но почти папское. Можно сказать, что всё это заимствованно от греческих патриархов и императоров, и то что относилось к почитанию Бога, он перенёс на прославление себя самого (Пассевино).

В малонаселенном государстве с размытыми границами, открытыми как для внешних нашествий, так и для собственных подданных, склонных уходить от сословной эксплуатации, недородов и произвола властей, где сохранились многочисленные следы прежней автономии отдельных земель, в государстве со слабым аппаратом управления идея о сильном государе была необходима. Она служила экономическому, культурному и политическому единению, а в трудных условиях – выживанию народа.

Напомним, что единодержавие в Европе стало прологом к великодержавию (Испания, Франция, Англия, Швеция). Не стала исключением и Россия. Присоединив Новгород, Иван III покончил с северорусскими республиканскими вольностями. После Ивана III Московское государство полтора столетия терпело неудачи на западной границе. Крупнейшими из них были Ливонская война, события Смутного времени и Смоленская война 1632 – 1634 гг. Правительство Алексея Михайловича вернуло смоленские и черниговские земли, присоединило к России Левобережную Украину. Это же правительство создавало мануфактуры, приглашало иностранных специалистов, заводило полки иноземного строя. Россия готовилась к полноправному участию в большой европейской политике. Реже стали созываться Земские соборы, упало значение Боярской думы. Царь стал подлинным самодержцем.

При Федоре Алексеевиче произошло событие, предопределившее успех петровских реформ: было отменено местничество, веками определявшее иерархические принципы феодальной службы. Правительство Софьи Алексеевны заключило с Речью Посполитой "Вечный мир", который окончательно закрепил за Россией Киев и Левобережную Украину, северские и смоленские земли. Завершил вековые усилия государей-собирателей Петр I, который окончательно утвердил российское великодержавие. Его правление стало торжеством абсолютизма.

С абсолютизмом принято связывать имперский период развития России. Победоносная Северная война обеспечила России полноправное место в Европе. Отныне история Российской империи – история территориальных приобретений и неостановимого движения на запад, юг и юго-восток. В ходе этого процесса в XVIII – XIX вв. в состав государства вошли Прибалтика, литовские, украинские и белорусские земли Речи Посполитой, часть Польши, Бессарабия, Финляндия, Казахстан, Кавказ, Закавказье, и Средняя Азия. За малым исключением это были страны с давними традициями собственной государственности, с развитыми хозяйственными отношениями, где жили народы с самобытной и часто высокой культурой.

После вхождения в состав России местная знать, сделавшись незаменимой частью правящей системы, без долгих колебаний отдавала свои знания, опыт и авторитет укреплению Российского государства. По существу, политика социальной ассимиляции была разновидностью классической имперской политики, основанной на римском правиле "Разделяй и властвуй". Только разделение шло не по национальному (Испанская, Британская и другие европейские империи Нового времени), не по религиозному (Османская империя), а по социальному, сословному принципу. Российская империя напоминала Римскую, и принадлежность к российскому дворянству напоминала право римского гражданства.

Приобщение к верхним слоям российского общества не требовало ни перехода в православие, ни даже принятия христианства. Российское государство провозглашало себя защитником православия, православную церковь – церковью господствующей, но в реальной действительности, особенно с конца XVII в., когда померкли, утратив политическую актуальность, идеалы Святой Руси, проводило разумную имперскую политику, не стесняющую иноверные исповедания. Преследовалось одно: отпадение от православия.

Социальная ассимиляция смягчала не только религиозные разногласия, но и культурные диспропорции, неизбежные в огромной стране. Представители привилегированного сословия получали, особенно с конца XVIII в., примерно одинаковое образование, которое сглаживало особенности первоначального, домашнего, туземного воспитания. Культурные запросы русских, поляков, украинцев, грузин, остзейских немцев – речь идет о дворянстве! – не слишком разнились. Знание русского языка рассматривалось как обязательное условие служебной карьеры и сословной идентификации. Российская дворянская культура – культура общеимперская.

Идеология правящего сословия была проста и легко усваивалась. В ее основе лежали ценности государственного патриотизма, преданность верховной власти и верность Российской империи. Имперская идеология, неразрывно связанная с идеей Великой России, с идеей великодержавия, объединяла представителей разных народов, ее освящали своим авторитетом любые конфессии. Ее расцвет приходится на XVIII в., "громкий век военных споров, свидетель славы россиян" (Пушкин А.С.).

Имперская идеология не могла быть русской, она была российской.

Утвердив Россию среди европейских держав, провозгласив создание Российской империи, Петр I объявил служение Отечеству высшим смыслом жизни каждого подданного. Он требовал преданности и повиновения, обещая взамен чувство сопричастности к делам великой империи. Так зарождалось имперское сознание, которое к началу XIX века обрело зримые черты российского национального сознания.

Эпоха Наполеоновских войн подарила Европе взлет национальных и национально-освободительных движений, выявила ясную тенденцию к созданию национальных государств. В ряде регионов речь шла о подлинном национальном возрождении. Усилиями философов, политических писателей и поэтов формируются национальные идеологии, способные объединить различные этнические и социальные группы. Россия не осталась в стороне от общеевропейского подъема. Традиция российской государственности – невмешательство во внутреннее устройство малых народов. Это, конечно, не исключало цивилизующего воздействия России, которое обычно шло исподволь, без принуждения.

Вторая особенность российской имперской модели государства состояла в том, что она существенно отличалась от современных ей колониальных империй, созданных Англией, Францией, Испанией, Португалией, Голландией и другими европейскими странами. Народы, добровольно или по принуждению вошедшие в ее состав, не испытывали национального унижения, так как русские в сущности, не являлись господствующим народом.

Русские – оплот российской государственности. Колонизовав бескрайние пространства, распространив ценности европейской христианской цивилизации и культуры до Памира и берегов Тихого океана, русский народ оказался на высоте своей исторической миссии, став подлинной имперской нацией. Однако, будучи носителями государственного порядка, русские одновременно были его жертвами. Строгое сословное деление, политика социальной ассимиляции, крепостной строй придавили основную массу русских, которые с начала российской государственности принадлежали к низшим, податным слоям населения. Русские не сложились в господствующую нацию. Умея повиноваться, они не научились повелевать.

Народы, населяющие Российскую империю, в том числе и русский, расселялись по территории страны смешанно, "чересполосно", что содействовало монолитности государства.

[/sms]

16 сен 2008, 11:25
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.