Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск





Реферат : Вьетнам

Реферат :  Вьетнам

К 1988 г. эмиссия достигла огромных масштабов: по некоторым оценкам, масса денег в обращении к концу 1987 г. выросла в 400 раз по сравнению с 1980 г. (в 1976 – 1980 гг. — лишь в 3 раза). Эмиссия в 1987 г. в три раза превысила этот показатель за 1986 г. и была перекрыта только за три месяца 1988 г.

Разрыв цен организованного и неорганизованного рынка и постоянный его рост характерны и для периода 1976 – 1980гг., но и цены в госсекторе оставались относительно стабильными, инфляция не превышала 25 % в год, расходы на дотации были относительно невелики (5 – 10 % расходов бюджета против 31 % в 1987 г.), доля дефицита бюджета в общих расходах не превышала 1 %. Однако имела место скрытая инфляция со всеми ее типичными проявлениями: постоянно скудеющим ассортиментом товаров и материально-технических ресурсов, давлением на крестьян политикой принудительных закупок, социальной напряженностью, ухудшением условий деятельности предприятия (изнашивание материальных и "проедание" финансовых фондов).

[sms]

В начале 1980-х годов в процессе экономических реформ периодические единовременные повышения цен в государственном обороте и зарплаты занятым в госсекторе в совокупности с повышением цен на товары нормированного снабжения и сокращения их ассортимента проводились в 1981 – 1982, 1985, 1987 гг., в конце 1988 начале 1989 г. В промежутках фиксировался уровень базовых цен и зарплаты, а так как действовали описанные выше цепочки инфляции, и нарастал разрыв цен государственного и свободного рынка (во время пересмотра цены устанавливались примерно на уровне рыночных), то все начиналось сначала. Потребность в дотациях и эмиссии нарастала, но по новым ценовым пропорциям, а растущих абсолютных размерах, что вновь приводило к пересмотрам, уменьшало промежутки между ними. Это вело к скачкообразному росту цен и развитию инфляционной психологии.

Обесценивались денежные накопления, а выигрывали владельцы товаров и материалов, что стимулировало рост запасов, замедление оборота. Гиперинфляция во многом инициировалась государственной экономической политикой.

Шок по-вьетнамски

После широкого обсуждения инфляции на всех уровнях и привлечения экспертов МВФ был быстро включен механизм отсоса "горячих" денег при существенной либерализации торговых связей на внутреннем и внешнем рынках.

С начала 1989 г. стала проводиться значительно более жесткая бюджетная политика в сфере финансирования капитального строительства, государственного сектора в целом. Почти в 8 раз, до уровня рыночных, были повышены цены на сырье и материалы, сокращены дотации, большая часть оборотных средств предприятий переведена на кредитную основу. Одновременно резко повышены процентные ставки на привлеченные вклады предприятий и населения и на кредиты, т. е. преодолено то, что в течение 1980-х годов мешало привлекать временно свободные в народнохозяйственном обороте средств. Перестраивалась банковская система. С апреля 1988г она стала двухуровневой: Государственный (центральный) банки коммерческие банка и кредитные учреждения различных укладов.

Отвлечению обесцененных денег из обращения способствовал импорт золота и разрешение свободных операций с золотом и драгоценными металлами внутри страны. По различным оценкам, в страну за короткое время было ввезено около 10 – 15 т золота из Гонконга. Пополнение рынка золотом и свобода его рыночного оборота параллельно с отвлечением средств через банка существенно снизили цены на золото, способствовали стабилизации донга.

Это была сильная мера.

Повысился курс донга к доллару: в феврале 1989 г. доллар обменивался на рынке на 5,6 тыс. донгов, в октябре 1989 г. — на 3,7 – 4 тыс. донгов.

Одновременно был осуществлен комплекс мер по сокращению спроса на валюту: установление и поддержание на уровне рыночных текущих курсов донга к основным свободно конвертируемых валютам. Покупка и продажа валюты по этим курсам для предприятий и населения, сокращение сферы прямого директивного планового распределения валюты.

Понижение курса донга стимулировало экспорт, дав возможность организациям, выходящим на рынок, расширить импорт, в том числе контрабандным путем. Широкие масштабы приобрела приграничная торговля с Китаем. Конкуренция относительно дешевых импортных товаров, в цену которых не нужно в новых условиях надбавки за убытки от экспорта, затруднила реализацию продукции внутреннего производства. На фоне растущего спроса на донги и разрешения с середины 1988 г. частной инвестиционной деятельности торговля стала заинтересованной в массе прибыли (т. е. в том, чтобы продать побольше и подешевле).

Наконец, надо отметить фактическую отмену монополии госзакупок риса и нормированного снабжения рисом в городах, легальное разрешение частичной торговли. В 1988 – 1989гг. внедрены новые формы подрядных и арендных отношений, что при хорошем урожае риса в 1989 г. оказало благотворное влияние на рынок продовольствия. Увеличилось предложение, и сократился искусственный спрос на рис, неизбежный при нормированном снабжении. Улучшение ситуации на рынке продовольствия, стабилизация и даже падение цен на рис сбили и рост цен на продукцию промышленности. Это затрудняло реализацию в связанных с сельским хозяйством промышленных отраслях. Неплатежеспособность потребителей вынудила правительство разрешить предприятиям-поставщикам продавать продукцию платежеспособным клиентам, в том числе и частным. Многие их них активно воспользовались предоставленной свободой, начав искать выход из положения. Однако значительная часть, особенно в госсекторе, оказалась весьма пассивной. Наиболее обостренной была ситуация в первые полгода после массированного применения методов "широкой терапии".

Новая нестабильность: как ее преодолеть

Краткая история послешокового развития экономики Вьетнама — это одновременно и история постепенного отступления на старые позиции. Поставив государственный сектор вначале в жесткие условия, тем самым подтолкнули его к поиску новых методов деятельности. Однако приспособиться к этим условиям смогли лишь некоторые. К тому же для этого перехода характерно значительное свертывание советской помощи. Так, по данным вьетнамских экономистов, в 1990 г. по сравнению с 1989 г. предложение на рынке бензина и стали уменьшилось на 15 – 20 %, хлопка-сырца — 40, удобрений — на 50 % снизился на 40 % объем товаров, ввезенных в страну вьетнамскими рабочими из СССР и восточноевропейских стран. По оценкам, 1991 г может оказаться еще более тяжелым. Компенсация подобных потерь, поиск новых партнеров и рынков, новых принципов связей с советскими предприятиями и районами — дело сложное, оно не решается в одночасье и требует роста собственной экспортной базы. Государство пустило в ход охранительные меры: снизили для госсектора проценты по банковским кредитам, налог с оборота, увеличили субсидии, взяли на бюджет часть долгов предприятий.

Все больше и вьетнамских, и зарубежных экономистов осознают необходимость решительно повысить эффективность работы госсектора, в том числе за счет приватизации. Это связано с вопросом о власти, однако решение проблемы по критериям эффективности, по-видимому, лишь вопрос времени.

Злоупотребление печатным станком для покрытия дефицита бюджета (а он на всех этапах развития был весьма велик и в настоящее время оценивается в 20 % от ВВП) дополняется недостаточной эффективностью банковской системы в откачке временно свободных денег и обращении их в работающий капитал. Формирование рациональных соотношений между процентом на вклады, кредиты, банковской прибылью и рентабельностью производства и обращения серьезный камень преткновения для Вьетнама.

Установление процента на вклады выше уровня инфляции в ходе стабилизационной политики смогло связать "горячие" деньги, однако в динамике это не удалось подкрепить реальной прибылью от кредитной деятельности. С конца 1989 г. наблюдаются периодические массовые банкротства кредитных кооперативов, неплатежеспособность банков, оплата убытков из бюджета и отток денег из банков, снижение процентов на кредит и утрата стимулирующей роли процента в сбережениях. В 1990 г. объем денежной массы в обращении вырос более чем на 60 %, а вклады населения и предприятий в банках даже снизились, причем по мере развития инфляции отток сбережений усиливался.

Следует отметить и слабую материально-техническую базу банковской сферы, неразвитость сети банков, недостаточную квалификацию работников. Быстрое решение этих проблем без привлечения иностранного капитала и опыта маловероятно, однако до недавнего времени вьетнамское руководство с большой опаской относилось к смешанным или полностью иностранным банкам, особенно когда это касалось внутренних финансовых операций с донгом. Естественно, что относительно слабый боится сильного, однако сама жизнь подталкивает к поиску компромиссов.

Что касается КНР, то в соответствии с разработанной стратегией модернизации страны в "три шага" (1980 – 1990, 1991 – 2000, 2001 – 2050 г.) предполагается выход Китая к середине следующего столетия на 3-е место в мире по "комплексной мощи государства" — вслед за США и Японией. Несомненно, успешная пока что в целом политика реформ и открытости в КНР дает весомые надежды на реализацию этих планов. Вместе с тем, необходимо принимать во внимание и серьезное влияние факторов, ограничивающих экономический рост Китая, таких, как демографическая и ресурсная ситуация, состояние окружающей среды. Например, по существующим оценкам, если в 80-х годах площадь пахотной земли на человека составляла в КНР 2 му (1,5 му — 1 га), то в 2000 году, по прогнозу, она сократится до 1,46, а 2020 г. — до 1,27 му. О жестких ограничениях возможностей экономического роста по использованию ресурсов, понимаемых в самом широком смысле слова, говорит ряд китайских авторов, подчеркивая, что "нынешнее и следующие поколения китайцев должны обладать чувством кризиса существования, чувством... исторической ответственности".

Вероятно, что в будущем ситуация не окажется патовой, если Китаю в сжатые исторические сроки удастся коренным образом отойти от нынешней экстенсивной в целом модели роста, перенести центр тяжести развития на ресурсосберегающие трудоинтенсивные технологии. Но эту задачу в полном объеме еще предстоит решить.

Как бы то ни было, и российско-китайским отношениям, чтобы оставаться дружественными и добрососедскими, равноправными и взаимовыгодными, и восточной политике России в целом нужна надежная материальная основа в виде динамично развивающегося, технически современного народного хозяйства.

Экономическая реформа во Вьетнаме

Динамика производительных сил любой страны находится в прямой зависимости от таких факторов, как форма собственности на основные средства производства. организационная структура и механизм управления экономикой. Время от времени между этими факторами возникают противоречия. В наше время главной формой разрешения таких противоречий являются экономические реформы. Экономические реформы становятся объективной тенденцией развития производительных сил во многих странах мира, важнейшим фактором их структурной перестройки.

Несмотря на существенные различия, зависящие от уровня производственных сил, национальных особенностей производства в бывших странах социализма, а также в тех, которые формально еще не отвергли сделанный в свое время социалистический выбор (Китай, Вьетнам, Куба), экономические реформы имеют целый ряд схожих черт, совокупность которых объективно свидетельствует о кардинальном пересмотре роли различных форм собственности в развитии производства, об отказе от абсолютизации коренного признака социализма-общественности на средства производства, а также от считавшегося незыблемым принципа управления хозяйством на основе государственного директивного планирования.

Во второй этап (1989) экономическая реформа во Вьетнаме вступила, когда контуры социально-организационных форм хозяйствования в основных чертах уже определились. В перечень основных хозяйственных укладов входили: социалистический уклад (государственный и кооперативный секторы), мелкотоварный сектор — кустарное производство единоличного крестьянского хозяйства, мелкая частная торговля. Капиталистический уклад в двух своих основных разновидностях — частной и государственно-капиталистической. Натуральный уклад, сохранившийся в некоторых отдаленных труднодоступных районах.

Курс государства на диверсификацию экономических отношений на селе был подтвержден и решением политбюро ЦК КПВ от 5 апреля 1988 г., которым намечались пути дальнейшего углубления системы семейного подряда (по-прежнему — в границах сельскохозяйственных кооперативов). Сроки закрепления земельных участков за крестьянами были увеличены с 5 до 20 – 30 лет. Удлинение же сроков пользования землей должно было стимулировать крестьянство делать инвестиции в землю, дабы повысить ее плодородие, улучшить структуру почвы и т. п.

Формально земля должна оставаться в собственности государства 50 лет. Но отныне крестьянин может передавать свой участок по наследству или сдать в аренду. Сельскохозяйственные кооперативы не должны были препятствовать крестьянину выкупать у них в свое владение такие средства производства, как сельхозинвентарь, тягловый скот, постройки производственного назначения. Функции кооперативов сведены до организации обмена сельскохозяйственной продукции на промышленные товары. Иными словами, производственная кооперация на селе приобрела снабженческо-сбытовой характер.

Тем не менее, в деревне усилился фактический раздел земли, принадлежащей кооператива. По сообщениям центральной печати, стала явной эксплуатация наемной рабочей силы, раньше она прикрывалась родственными связями, и возникла база для социальной дифференциации.

Вызвав подъем производственной активности крестьян, руководство страны, однако, не смогло перестроить систему уравнительного распределения земли. В деревнях, особенно на Юге, возникли многочисленные земельные споры: крестьяне, апеллируя к закону, начали требовать землю для работы на подряде в соответствии со своими возможностями. В конце лета 1988 г. ситуация вокруг земельных споров чрезвычайно накалилась. Для снятия напряженности 31 августа Политбюро ЦК КПВ приняло Директиву " О решении ряда насущных земельных проблем". В ней был признан ошибочным принцип уравнительного наделения землей, поспешность и насильственность методов кооперирования на Юге, медленное решение земельный споров, осуждались злоупотребления и произвол партийных чиновников и управленцев.

В то же время в наиболее важном разделе предлагаемые мероприятия сводились к "тщательному изучению обстановки", "недопустимости поспешных действий", "дружескому и товарищескому обсуждению вопросов с народом". В ряде случаев допускалось административное изъятие земель. В целом все-таки не было предложено конкретно экономического механизма передачи земли в руки крепких и трудолюбивых крестьян, хотя документ открывал перспективу постепенного урегулирования производственных отношений в деревне, означал повышение внимания к индивидуальному хозяйству.

Между крестьянством и государством начали складываться принципиально иные, нежели прежде, взаимоотношения: оба субъекта постепенно становились равноправными торговыми партнерами.

В января 1989 г. был принят Закон о сельскохозяйственном налоге (новая редакция), установивший общий порядок налогообложения всех типов хозяйств: кооперативов, госхозов, единоличников. Дополнительное налогообложение последних, если они обрабатывали земельный участок площадью, превышающей половину гектара, было отменено. Расчет налоговых ставок производился в зависимости от размера земельного участка и валовых сборов зерна, а для садоводов и производителей многолетних культур — от стоимости продукции. Уплата могла производиться в натуральной (рис) и, частично, в денежной форме.

По существу, изменения в социально-экономической структуре вьетнамской деревни были логическим продолжением развития подряда на конечную продукцию в предыдущие годы.

Считается, что именно углубление рыночных отношений по линии государство-крестьянство-общество принесло стране крупный экономический выигрыш. Действительно, уже в 1989 г., т. е. в течение одного года, проблема снабжения населения рисом в СРВ была решена. При сохранении стабильных внутренних цен на рис его производство превысило уровень предыдущего года более чем на миллион тонн. Исходя из этого, некоторые российские специалисты пришли к выводу об исключительно высокой эффективности реформы в сельском хозяйстве. Автор же склонен к более умеренной ее оценке: чисто экономических рычагов для подъема производительности труда в производстве риса было явно недостаточно. Дело в том, что в 1989 г. произошло расширение посевных площадей под рисовые посадки, с одной стороны, а с другой, — продолжалось перераспределение трудовых ресурсов путем организованного перевода из излишков в сельские местности. В 1986 г. производство риса на душу населения составило 247,3 кг, примерно столько же — в 1988 г, в 1989г.— 239,6кг, а за вычетом экспорта (1,4 млн. т) 271,0 кг, что всего на 34 кг больше, чем в предшествующий период. Это означало прибавку к рисовому рациону каждого жителя в среднем на 2,8 кг в месяц, то есть не очень существенную, во всяком случае, не такую, чтобы квалифицировать ситуацию как создание в стране необходимых резервов риса.

Наш выход подтверждается данными о производстве этой зерновой культуры с учетом роста численности населения: при абсолютном увеличении сборов риса рост населения (1989г. — 64,7, 1990г. — 66,2, 1991г. — 67,6млн. человек), естественно, снизил потребление риса с 290,4 кг в 1990 г. до 287,3 кг в 1991 г. Правда, есть данные о том, что в 1992 г. производство продовольствия (видимо, в пересчете на рис) составило 24 млн. т, что дает 342 кг на душу населения, притом, что на мировой рынок поставлено 2,4 млн. т. риса. Но еще неизвестно, противоречат ли эти цифры нашему выводу, поскольку неизвестно, какая часть из 342 кг продовольствия представлена рисовым зерном в натуре. Очевидно, что экономическая реформа дала односторонний эффект, открыла крестьянину возможность продавать излишки риса на свободном рынке. Отсюда возникла возможность закупок его для экспортных операций, перераспределения зерна по регионам через рынок. Однако реформа не вызвала к жизни интенсивных факторов производства. Можно ожидать, конечно, что экономическая реформа в сельском хозяйстве со временем приведет к потребности применения новой техники и технологии. Но это — в будущем. А до тех пор пока не исчерпаны резервы экстенсивного типа производства, развитие производства риса и других продовольственных культур, видимо, будет происходить традиционным и экстенсивным путем.

Осуществление экономической реформы сопровождалось еще рядом других решений вьетнамского руководства, направленных на легализацию частнохозяйственных укладов, открывавших возможность государству проводить в этом плане соответствующую политику. В июне 1988 г. было принято решение о новом отношении государства к производственным единицам негосударственных (несоциалистических) укладов и новом механизме управления их деятельностью. Это была очередная решительная попытка вписать несоциалистические формы собственности и возникающие на их основе рыночные отношения в привычную схему строительства социализма. В появившихся вокруг этого решения многочисленных выступлениях в прессе и научной литературе, как в самом Вьетнаме, так и за рубежом, развернулась дискуссия, в ходе которой обсуждалась необходимость экономической многоукладности на начальной стадии строительства социализма при главенствующем положении общественной собственности, которая практически отождествлялась с государственной. Аргументировалось это тем, что рыночные отношения присущи отнюдь не только капиталистическому обществу, их зачатки были и при феодализме, поэтому социализм также может использовать их. В этих идеях в определенной степени ощущался налет влияния политики перехода Китая к рыночной экономике.

В соответствии с вышеупомянутым решением еще раз был определен экономический статус предприятий и организаций, базирующих на различным формах собственности.

Сосуществование этих укладов пытались применить с марксистскими представлениями о социалистической экономике, что выразилось в запрете частным кампаниям на специализацию в области импортно-экспортной деятельности. Хотя и не возбранялось установление прямых связей с иностранными фирмами для разовых операций, связанных с экспортом своей продукции и импортом необходимого оборудования, машин, материалов и сырья производственного назначения.

На пленуме ЦК КПВ (июнь 1988 г.) были внесены изменения в отношении к торговой буржуазии. Ей были разрешены коммерческие операции, хотя и под государственным контролем. При этом отмечалось, что предпочтительнее переводить накапливающиеся средства не в сферу обращения, а в отрасли материального производства.

В целях повышения эффективности многоукладной экономики Пленум рекомендовал органам государственной власти не вмешиваться в производственную деятельность всех субъектов хозяйствования, в том числе и госсектора.

Поддержка несоциалистических укладов вскоре принесла свои плоды. Уже в 1990 г. официально зарегистрированными оказались 770 частных предприятий и около 377 тыс. ремесленных, индивидуальных и семейных предприятий.

Важно отметить, что частное предпринимательство в его различных формах стало укореняться не только в сфере обращения, но и в электроэнергетике, машиностроении, черной и цветной металлургии. Помимо частной мелкой и мельчайшей розничной торговли продолжала функционировать кооперативная торговля, хотя численность таких торговых точек сократилась с 30,5 тыс. в 1988 г. до 12,8 тыс. — в 1990 г. Причины были разные: слияние, укрупнение, переход в другие хозяйственные уклады и т. д.

Важное место в деле преобразования форм собственности заняла разработка и внедрение в практику законов и юридических норм, регулирующих частное предпринимательство. В апреле 1991 г. был принят блок из двух законов. Один из них — об охране прав и интересов частных собственников, второй — о правилах создания разного рода компаний.

В соответствии с первым законом за предпринимателями закреплялось право свободного выбора сферы приложения капиталов, поиска партнеров, найма рабочей силы, складывающихся возможностей использования валютной выручки, распоряжения остатком прибыли.

В обязанности частника включены следующие положения: использовать, прежде всего, национальную рабочую силу, соблюдать права наемных работников, производить продукцию, соответствующую государственным стандартам.

Закон о компаниях упорядочил процесс их формирования, направляя его по наиболее рациональным направлениям. Рекомендовалось создавать компании в основном в двух формах, — с ограниченной ответственностью и на паевых началах.

Компании с ограниченной ответственностью должны иметь определенный уставной фонд, образуемый паевыми взносами ее учредителей. Допускается возможность передачи доли одного компаньона другому. Однако они не обладают правом выпуска ценных бумаг.

Акционерные компании, напротив, получили право выпуска своих акций, облигаций и других видов ценных бумаг. По представлению обоснованных программ хозяйственной деятельности, они могут получить кредиты в банке.

В связи с изменениями в социально-экономической структуре производства возникла потребность диверсификации налоговой системы.

В СРВ налоги еще не стали фактором, регулирующим подъем производства и решение других экономических проблем. Их назначение пока ограничивается функцией перераспределения средств для социальных нужд. В связи с улучшением условий для развития предпринимательской деятельности постепенно стали возникать источники крупных накоплений, появилась заметная прослойка богатых семей. Налоговая система государства отреагировала на это принятием в январе 1991 г. закона о налоге с лиц с высокими доходами, под которыми подразумевается постоянный совокупный доход (заработная плата, прибыль от побочных промыслов, коммерческой частной деятельности и пр.), превышающий 500 тыс. донгов в месяц для граждан страны и 2,4 млн. донгов для иностранных граждан. Налогами облагаются также денежные поступления от реализации технологий и проектов, разовые доходы — денежные переводы и посылки из-за рубежа, стоимость которых превышает 1,5 млн. донгов.

Размеры ставок определяются по прогрессивной шкале.

Изменилось отношение государства и к госсектору народного хозяйства.

Это характерно для большинства постсоциалистических стран и является закономерной реакцией общества на длительное многопольное положение государственной собственности на основные средства производства. Хотя, по общему правилу, в таких странах не ставится задача тотальной ликвидации государственного сектора, тем не менее, существуют различные взгляды на его масштабы и роль в экономике. Так, в Китае некоторые видные ученые утверждают, что государственные предприятия оказывают пагубное влияние на экономику, и что наступит время, когда в Китае придется приступить к демонтажу предприятий госсектора, "которые ныне представляют собой главную помеху на пути прекращения Китая в невиданный прежде величайший экономический феномен".

Разумеется, помимо теоретических изысканий, существует еще и мировая практика, а она показывает, что в высокоразвитых индустриальных странах Востока государство оставляет за собой отрасли, в первую очередь нуждающиеся в модернизации и отличающиеся, поэтому низкой рентабельностью. Это, прежде всего, предприятия тяжелой индустрии, в которых мало заинтересован частный капитал ввиду низкой нормы прибыли, отрасли, способствующие научно-техническому прогрессу и укреплению позиций страны на мировом рынке.

Иными словами, это те отрасли народного хозяйства, при помощи которых государство сохраняет ключевые позиции в экономике. В современном мире, таким образом, давно уже утратила популярность идея полного вытеснения государственной собственности из комплекса экономических отношений. Правда, остается открытым вопрос о рациональной доле госсектора в национальном производстве в целом. Как свидетельствует международный опыт, в разных странах этот вопрос решается собственным путем и зависит от политики правящих кругов и конкретной экономической ситуации. В этот опыт сейчас вносят свой вклад слаборазвитые страны, в том числе СРВ, где длительное время одной из главных задач руководства было активное формирование государственного сектора, как опоры власти, осуществляющей функции диктатуры пролетариата.

Во Вьетнаме политика денационализации только начинает формироваться.

Она исходит из того, что в СРВ был скопирован механизм бюрократического, распределительного управления, который подталкивал государственные предприятия к расточительному ведению хозяйства, тормозил модернизацию производства. "Несмотря на всесторонние льготы, — пишет вьетнамский ученый Нгуен Куанг Тхуан, — государственный сектор оставался низкоэффективным, а его убыточность стала серьезной причиной углубления бюджетного дефицита и нарастающей инфляции". Действительно, эти причины побуждали руководство страны искать пути преобразования государственной экономики. Однако на первом этапе реализации экономической реформы мероприятия в этой области сводились к расширению производственно-хозяйственной самостоятельности предприятий и ограничению вмешательства вышестоящих административно-управленческих органов в их деятельность. Но все эти свежие новации не принесли тогда заметных результатов.

На втором этапе экономической реформы с еще большей отчетливостью выявилось, что масштабы госсектора и его значение не отвечают потребностям страны, хотя к началу 1990-х годов госсектор обеспечивал свыше 60 % всех внутренних поступлений государственного бюджета, потребляя при этом до 80 % импортируемого сырья и материалов, что определяло высокую зависимость предприятий от внешней политики.

1989 г. стал переломным в области подхода государства к находящемуся в его ведении сектору: были существенно урезаны бюджетные субсидии, сняты льготы по кредитам и пр., что привело абсолютное большинство предприятий на грань банкротства. В новых условиях хозяйствования они особенно ярко проявили неспособность приспособиться к ситуации и самостоятельно вести дела. Тем более, что масса предприятий госсектора требовала, как минимум, реконструкции и технического перевооружения, а, по существу, — нового строительства. Об этом говорит в частности, тот факт, что даже при вспышке потребительского спроса в 1989 г. продукция госпредприятий не находила спроса, продолжал расти процесс затоваривания. И, тем не менее, ни одно государственное предприятие не обанкротилось, и не было остановлено. Впрочем, для этого не было и соответствующих юридических норм: закона о банкротстве, правил продажи с аукциона основных фондов и т. п. Там, где требовались нестандартные решения, руководство страны из идеологических соображений предприняло меры к сохранению госсектора — с помощью льгот и дотаций из госбюджета. Кризис охватывал все новые отрасли и предприятия, а в инвестиционном комплексе он обрел просто разрушительные масштабы.

Первые месяцы после введения новой политики, отменившей привилегии госсектора, большая часть самых крупных госпредприятий вынуждена была приостановить свою деятельность. Вспыхнула массовая безработица. Возросла угроза углубления социальной нестабильности. Многие уволенные рабочие устремились в единственную доступную для них сферу деловой активности торговое посредничество, финансовые и валютные спекуляции. После бюджетной подпитки произошло некоторое оживление госсектора, что повысило его долю в структуре национального дохода: с 22,5 в 1988 г. до 29 % в 1991 г. ;в валовом общественном продукте, соответственно с 30,5 до 37,0; в валовой продукции промышленности: с 56,5 в 1988 г. до 58,6 % — в 1991 г.

Но эти данные, особенно позиции госсектора в ВОП и валовой продукции промышленности, отражают роль государственного сектора только как выведенную по стоимости продукции, и ничего не говорят о состоянии ее реализации. Вьетнамская пресса изобилует примерами, когда госсектор работает вхолостую, на склад. Низкое качество продукции лишает товары привлекательности и спроса как на внутреннем, так и на внешнем рынке. В 1990 г. численности государственных предприятий в экономике СРВ сократилась на 8,6 % по сравнению с 1988 г., составив 2762 единицы вместо 3020 в предыдущем году.

Сокращение произошло в основном за счет превращения части государственных предприятий в смешанные. В 1992 г. началась приватизация предприятий и других хозяйственных объектов, принадлежащих госсектору. Пока мы не располагаем точными данными, характеризующими масштабы данного процесса, за исключением того, что в порядке эксперимента намечалось приватизировать несколько государственных предприятий путем акционирования, но, возможно, что подобные факты положат начало третьему этапу экономической реформы.

Приватизации подлежат предприятия и хозяйства, не выдерживающие рыночной конкуренции. В аукционах имеют право участвовать иностранные предприниматели. Централизованное планирование, в соответствии с новыми нормативными актами, ограничивается теперь макроуровнем, для предприятий не предусматриваются директивные показатели, за исключением самых общих.

Изменение методов планирования затронуло и государственный порядок материально-технического снабжения предприятий. Практически он прекратил свое существование. Кроме того, правительство отказалось от практики постоянного субсидирования убыточных объектов, за исключением экстраординарных случаев.

Важной мерой по упорядочению государственных финансов было введение Закона о налоге с прибыли. Госсектор по новому закону был приравнен к остальным субъектам хозяйствования, а налоговые ставки определялись теперь только по отраслевому признаку. Так, в энергетике, в металлургии, горнодобывающей и химической промышленности, в производстве минеральных удобрений, строительных материалов и на транспорте они составляют 30 %, в более рентабельных отраслях — легкой и пищевой промышленности — до 40 %, в торговле, общественном питании и производстве услуг — до 50 %. Впервые начал применяться налог на пользование и добычу природных ресурсов (закон принят в апреле 1990 г.) Этот налог распространяется на все национальные и иностранные предприятия, использующие природные ресурсы.

После уплаты налогов в распоряжении предприятий остаются средства, предназначенные для обновления и реконструкции основных фондов, в так же для материального поощрения рабочих и служащих.

Все вышесказанное говорит о том, что в СРВ формируется новый подход к государственному сектору, схожий в общих чертах с современной китайской практической установкой на превращение государственного предприятия в самостоятельного производителя товаров и услуг.

Стремясь оздоровить экономику, снизить инфляцию и создать благоприятные условия для модернизации и структурной перестройки народного хозяйства, руководство Вьетнама серьезно занимается вопросами денежного обращения, финансовой системы, банковского дела.

Разрабатывая соответствующие мероприятия, вьетнамское руководство учитывало опыт других стран, рекомендации международных финансово-экономических организаций, но все же склоняясь к тому, что СРВ необходим свой путь преобразований. Тем не менее, как и во многих других странах, первоочередной задачей было признано сокращение денежной массы, максимальное изъятие ее из обращения. В этих целях были предприняты следующие меры.

Во первых, лишая предприятия госсектора постоянных бюджетных субсидий, государство избавилось от необходимости восполнять дефицит бюджета эмиссией необеспеченных денежных знаков. В 1989 г. было запрещено дотировать экспортно-импортную деятельность, прежде всего закупки сельскохозяйственной продукции для продажи на внешнем рынке. В несколько раз были повышены цены на сырье и материалы, предназначенные для дальнейшей переработки, — до уровня цен свободного рынка. Были упразднены между государственным и рыночным ценам на товары первой необходимости.

Во вторых, в апреле 1989 г. была повышена процентная ставка за хранение сбережений в сберкассах (9 % по обычным и до 12 % по срочным вкладам, причем в условиях, когда месячная инфляция составляла 3,3 %). Это явилось одной из важнейших мер по "связыванию" массы денег, скопившейся на руках, отложенного спроса из-за дефицита товарной массы.

В третьих, была изменена роль банков в экономической жизни страны.

Прежде банковская система была частью единого централизованного механизма, управления народным хозяйством. Резервы Государственного банка формировались почти исключительно за счет возрастающей эмиссии. По мнению вьетнамских специалистов, затратные принципы деятельности Госбанка стали одной из причин инфляции. К концу 1988 г. в результате реорганизации государственной банковской системы Госбанк СРВ имеет 37 отделений на административно-территориальном уровне — в провинциях и городах центрального подчинения. Были созданы новые специализированные банки: Торгово-промышленный банк, банк развития сельского хозяйства и 427 уездных и общинных банковских контор. Реорганизации подверглись Внешторгбанк и Инвестиционно-строительный банк. Кроме того, во всех провинциях были основаны акционерные банки. В 1989 г. в одной из провинций произошло юридическое оформление первого частного банка. Все больше распространяется кредитная кооперация, целью которой является борьба с ростовщичеством и мобилизация свободных наличных денежных средств населения. Акционирование породило рынок ценных бумаг, хотя и небольшой.

Увеличение численности субъектов банковской системы в СРВ логически привело к возникновению конкуренции между ними, к борьбе за привлечение клиентуры.

В 1990 г. был принят пакет документов, касающихся статуса разных банков, в том, что Закон о Государственном банке и Закон о банках, кредитной кооперации и финансовых компаний.

В соответствии с этими законами Государственный банк СРВ — правительственный орган, на который возложены управленческие функции в сфере денежного обращения, кредита и т.д.

При этом Госбанк освобожден от управления государственным бюджетом и финансовыми резервами. Они возложены на специальное казначейство в составе министерства финансов.

Закон о финансовых компаниях предоставляет им, независимо от правого статуса государственной или акционерной организации, право кредитования торговых сделок из собственных или занятых у населения средств, но не разрешает выполнять сугубо банковские функции — хранение денежных вкладов населения и использование их для всевозможных расчетов.

Важную роль в проведении экономической реформы сыграл пересмотр внешнеэкономической стратегии государства. Расширилось число участников экспортно-импортных операций, увеличился объем внешней торговли. В страну начала поступать валютная выручка, а новый, более справедливый, порядок ее распределения стимулировал возникновение и развитие производства, ориентированного на внешний рынок.

В последние четыре года, на втором этапе экономической реформы, в СРВ были получены неплохие результаты: произошло заметное оживление производства, особенно в новых хозяйственных структурах, в торговле. Справедливости ради надо отметить, что насыщению внутреннего рынка товарами способствовала контрабанда, с которой сначала велась активная борьба, так и не увенчавшаяся успехом: слишком велико было притяжение товарного вакуума.

Контрабанда велась на суше и на море, главным образом через границу с Таиландом. В настоящее время этот канал приобрел как бы неофициальное признание вьетнамских властей.

На втором этапе реформы были заложены основы стабилизации положения в народном хозяйстве. Об этом говорит многократное снижение инфляции на конец 1992 г. Вместо 400 – 500 она составила к этому времени 12 – 14 %.

Выход СРВ на мировой рынок позволил отнести угрозу приостановки реформы, возникшей после распада мирового социалистического сообщества, Советского Союза, в виду того, что было прекращено предоставление крупных международных кредитов на льготных условиях.

По сравнению с первым этапом повысилось материальное благосостояние населения страны.

Политики и ученые, посетившие Вьетнам в конце 1980-х – начале 90-х годовединодушно отмечают, что облик страны заметно изменился к лучшему: население, особенно в городах, стало лучше питаться и одеваться, повысился общий настрой, активно работают магазины и рынки — это важный индикатор жизненного уровня народа. Национальный доход возрос с 17,4 млрд. донгов (в текущих ценах) в 1989 г. до 45,5 млрд 1991 г. Со скидкой на инфляцию, увеличение было меньше — примерно в полтора раза. В 1991 г. произведено промышленной продукции на сумму 147,6 млрд донгов вместо 133,3 млрд в 1989 г. Объем розничной торговли возрастал следующим образом (в ценах соответствующих лет) : 1987 г — 1453,5 млрд. донгов, 1988 г. — 7233;1989 г. —12911,0; 1990 г. —19031,3; 1991г. — 30898,0 млрд. донгов.

Одновременно происходило социальное расслоение общества: появились группы граждан с доходами, стократно и более превышающими средний уровень доходов горожан, не говоря уже о крестьянстве.

Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в 1991 г. составила в среднем по государственному сектору 76,9 донга, в том числе в промышленности — 96,1, в сельском хозяйстве — 58,1, в торговле и сфере материального снабжения — 77,3 донга. При высоких, постоянно растущих, ценах эти выплаты были очень невелики, поэтому почти все работники имели побочные статьи доходов на стороне (ремесло, торговля, семейная экономика и т. д.) В 1991 г. на душу населения было произведено (в кг) : риса 287,3, чая — 0,33, сахара — 5,1, морской рыбы — 10,0, хлопчатобумажных тканей — 4,1м. Таким образом, жизненный уровень вьетнамского населения остается еще крайне низким; доля национального дохода на одного человека не превышает 200 долларов, что в два раза ниже, чем в Китае и Индонезии, в пять раз меньше по сравнению с Таиландом и в 20 раз — с Республикой Кореей.

По данным Организации объединенных Наций, среднегодовой доход на душу населения во Вьетнаме также достигает 200 долларов.

Это наводит на мысль о том, что вьетнамская модель экономической реформы пока еще в недостаточной мере способствует раскрытию внутреннего потенциала СРВ.

Улучшение произошло, по нашему мнению, за счет преодоления бывшего СЭВ, потеря управляемости народным хозяйством старыми методами.

Действие же обширного комплекса долгосрочных факторов, обуславливающих кризисное состояние производительных сил, не может быть приостановлено за два – три года. Сюда входит исчерпание резервов экстенсивного роста, глубочайшая структурная, технологическая и ценовая расбалансированность.

В этих условиях следует ожидать, что во Вьетнаме будут предприняты новые попытки дальнейшего углубления реформы путем разработки собственного специфического сценария формирования экономической политики, в том числе структурной.

Переход к рыночной экономике во Вьетнаме

После одобрения на шестом съезде КПВ (1986 г.) обновленного курса развития Вьетнам осуществляет переход к рыночной экономике без шока и с сохранением социалистической ориентации. Модель открытой рыночной экономики, которую выбрал вьетнамский народ на основе учета национальных особенностей и традиций, внутри- и внешнеэкономических факторов, в основном отвечает его интересам, и принесла первые обнадеживающие результаты.

Не впадая в эйфорию в связи со значительными достижениями первого этапа перехода к рынку, следует анализировать совершенное, обнаруженные просчеты и ошибки, извлекать полезные уроки.

1. Опыт стабилизации валютно-финансового положения страны после прекращения существования СССР и СЭВ Вьетнам переживал сильный финансовый и валютный шок. Иссякли огромные источники экономической помощи и кредитов от бывшего Советского Союза и других социалистических стран, за счет которых долгие годы покрывались потребности страны в импорте важнейших средств производства и товаров народного потребления, а также в финансировании крупных объектов капитального строительства. В условиях общего спада производства и острого дефицита государственного бюджета в стране началась неудержимая инфляция, выражающаяся сначала в двухзначных цифрах, затем превратившаяся в гиперинфляцию в трехзначных цифрах. Быстро обесценивались национальные деньги- донги.

В таких условиях единственно правильным путем был решительный отказ от бюрократической административной системы распределения и дотирования из государственного бюджета, переход от жесткой централизованной системы ценообразования к системе договорных цен с учетом рыночного спроса и предложения.

Такая реформа цен во Вьетнаме была проведена одновременно с мерами социальной защиты рабочих и служащих, а также пенсионеров, ветеранов войны и труда. За ней последовала реформа заработной платы, которая предусматривала значительное повышение минимального размера оплаты труда, и прежде всего окладов низкооплачиваемых категорий работников, учителей и медицинского персонала, а в дальнейшем возможную индексацию заработной платы с учетом роста дороговизны, Была отменена система льгот в материальном обеспечении привилегированных государственных и партийных работников.

Вместе с тем такая реформа цен и заработной платы во Вьетнаме не означала полного отпуска цен в рыночную стихию. В первое время государство еще держало в своих руках установление лимитов цен и оперативное регулирование цен на ряд товаров первой необходимости, перечень которых со временем сокращается по мере улучшения условий производства и обращения.

Однако, несмотря на эти меры, после первого года реформ жизнь населения заметно ухудшилась: рыночные цены взвинчивались из-за недостатка товарного обращения и ослабления государственного контроля. Даже при активном действии отрядов народного и рабочего контроля бурно развивалась спекуляция и контрабанда. Уровень инфляции поднялся до 500 % в год, усилилось обесценение денег при большом дефиците государственного бюджета.

В этих условиях правительство стало проводить комплексные меры по стабилизации финансового положения по борьбе с инфляцией. Эти меры были направлены на упорядочение системы налогообложения и обязательных платежей в государственный бюджет, усиление контроля со стороны налоговой инспекции и укрепление дисциплин в сфере налогообложения. Для борьбы с потерями при сборе налогов с государственных, кооперативных и частичных предприятий были уточнены нормы амортизации, а также оценки основных фондов, которые явно устарели и оказались заниженными. Были также пересмотрены ставки таможенных пошлин и льготы как для отечественных импортеров и экспортеров, так и для совместных предприятий с участием иностранного капитала.

Наряду с совершенствованием законодательных актов и инструкций по налогообложению были приняты меры по укреплению налоговых органов, повышению их материальной заинтересованности и активности, усилению борьбы с проявлениями коррупции налоговых инспекторов.

В целях упрощения налоговой системы и устранения повторности в налогообложении начали внедрять налог на добавленную стоимость вместо налога с оборота, новые акцизы на предметы роскоши и на товары, потребление которых подлежало ограничению (например, алкогольные напитки, табачные изделия импортного и отечественного производства).

В целях окончательного преодоления непосильной для госбюджета системы государственных дотаций для работников государственных учреждений (штат которых все еще довольно громоздкий) в 1993 г. начали применять новую систему квартирной платы в государственном жилищном фонде и медицинское страхование (в опытном порядке) вместо прежде бесплатного медицинского обслуживания. Теперь работники государственных учреждений должны за свой счет оплачивать жилье в соответствии с фактически используемой жилой площадью в государственных, коммунальных и других домах, а также отчислять определенный процент от своей зарплаты на медицинское страхование. В новых окладах и пенсиях были предусмотрены определенные надбавки для оплаты медицинских услуг организаций здравоохранения.

Важным фактором, способствующим сокращению дефицита государственного бюджета, явилась новая система взаимоотношений между центральным и местными (провинциальными) бюджетами. Раньше только 30 % провинций и городов перечисляли часть своих доходов и государственный бюджет, а 68 % из них получали субсидии из госбюджета. Подобное иждивенчество, полученное в наследие от старой финансовой политики, было тяжелым бременем для государственного бюджета и одной из причин его дефицита. В настоящее время, за исключением нескольких горных районов и "бедных провинций", часть налога на добавленную стоимость, на с прибылей, налога на использование земли и природных ресурсов должна перечисляться в государственный бюджет по ставкам, установленным на ряд лет. Остальная часть и поступления сверх этого остаются в распоряжении местных бюджетов, которые уже не получают больше субсидии из Центра. Что касается сельскохозяйственного налога и других налогов и сборов местного значения, то в основном они остаются в распоряжении местных бюджетов. Исключение составляют только некоторые провинции сельскохозяйственной житницы страны в дельте Красной реки и реки Меконг.

Меры по ликвидации задолженности предприятий и хозяйственных организаций перед государственным бюджетом и между собой предусматривали погашение в определенные сроки должникам своих обязательств с помощью банковских кредитов и векселей, а также путем взаимозачетов. В случае невозможности удовлетворения предъявленных претензий (банкротства) банка получили право налагать секвестр на имущество и недвижимость должников. Эти меры позволили наладить систему межхозяйственных платежей, повысить дисциплину взаимных расчетов, освободить финансовые органы, а также хорошо работающие предприятия от лишнего бремени не зависящих от них долгов, выйти из состояния застоя производства и "цепной реакции долгов", что, в конечном счете, позволило ускорить хозяйственный оборот финансовых средств.

По мере увеличения доходов государственного бюджета были поставлены задачи оптимизации его расходов с целью повышения эффективности финансирования важнейших народнохозяйственных задач. Так, были четко определены первоочередные пусковые объекты капитального строительства. Таковых семь: ГЭС Хуабинь на Черной реке, сверхвысоковольтная линия электропередачи Север-Юг, гидроэлектростанция на реке Хинь и реке Ияли в Центральном Вьетнаме, газопроводы с шельфа на берег в Южном Вьетнаме и др. Также приоритетные направления расходов на финансирование объектов с привлечением иностранных инвестиций и развитие высокоэффективных производств экспортной продукции. Привлечение бюджетных средств для покрытия непредвиденных расходов эксклюзивного характера допускается только с разрешением правительства в особом порядке.

Наряду с жестким режимом экономики государственных ресурсов усилена борьба с коррупцией и расточительством.

Национальным Собранием СРВ было принято решение преодолеть бюджетный дефицит не путем эмиссии денег, а главным образом за счет государственных займов и выпуска казначейских сертификатов и векселей. Поскольку иностранные кредиты в ближайшей перспективе будут тяжелым бременем для страны, важнейшей задачей является всемерная мобилизация всех внутренних накоплений, в том числе свободных средств у населения, и инвестиций вьетнамских эмигрантов. Национальным банком были повышены учетные ставки до разумных размеров, которые позволили в значительной мере увеличить сумму вкладов населения и хозяйственных организаций.

Несмотря на некоторую либерализацию системы валютных расчетов, Госбанк еще крепко держит в своих руках важнейший инструмент для дальнейшего укрепления национальной валюты и экономного использования имеющихся в стране валютных средств. В настоящее время, как и раньше, все валютные операции и расчеты должны проходить через Государственный банк и его специализированные внешнеэкономические банки (Вьеткомбанк). Юридическим и физическим лицам не разрешается иметь валютные счета в иностранных банках и непосредственно вести расчеты с ними. Но теперь владельцы валютных счетов во Вьеткомбанке имеют полное право распоряжаться своими валютными средствами, например, для импорта необходимых материально-технических средств и товаров, лишь бы у них были на это лицензии. Поощряется ввоз в страну любого количества иностранной валюты (с обязательной декларацией, если сумма превышает 3000 американских долларов), а ее вывоз допускается в пределах ввезенных сумм. Однако из-за ослабления контроля и борьбы с контрабандой на северных и юго-западных границах до недавнего времени из страны утекало большое количество твердой валюты и золота, которые нелегальным образом поступали от вьетнамских эмигрантов, а также иностранных туристов. Временный запрет на импорт целого ряда товаров и ужесточение борьбы с контрабандой в последнее время дали положительные результаты.

Таким образом, благодаря названным комплексным мерам доходы государственного бюджета за 1993 г. увеличились на 30,2 % по сравнению с предыдущим годом, а его расходы на 26 %. Несмотря на огромные расходы, дефицит государственного бюджета составил лишь половину того лимита, который разрешило Национальное Собрание. Объем выдачи кредитов Госбанка увеличился на 42 %.

Сумма вкладов населения в банках и сберкассах выросла на 31 %, а вклады хозяйственных организаций — на 87 % по сравнению с 1992 г., в том числе вклады выросли на 40 %.

В результате улучшения состояния госбюджета и банковской деятельности уровень инфляции за 1993 г. снизился до 0,4 – 0,55 в месяц, что считается вполне приемлемым. Если в 1992г. курс вьетнамского донга к американскому доллару составил 1400: 1, то в 1993г. — уже в пределах 10500 – 11000:

Укрепился курс донга и к другим иностранным валютам.

Проблемы развития негосударственных секторов и опыт государственного управления рыночной экономикой. Одним из важнейших моментов обновленного курса развития Вьетнама является последовательное поощрение частного сектора при рациональном укреплении государственного и кооперативного секторов, которые являются основными элементами социалистической структуры народного хозяйства.
Во вьетнамской экономике частный сектор занимал важное место в производстве и обращении, имеет огромный потенциал для обеспечения экономического роста и занятости. В настоящее время в частном секторе экономики создается около 60 % валового общественного продукта и 70 % национального дохода. По последним данным учета, в 1993 г. в стране было около 400 тыс. частных хозяйственных дворов, более 42000 кооперативов, 1230 частных компаний, 450 частных производственных предприятий, более 100 частных транспортных предприятий и 1,2 млн. частных торговых фирм и магазинов, в том числе занимающихся туризмом о оказанием услуг. Удельный вес частного сектора в товарообороте страны в 1993 г. составлял 70 %, в сельском хозяйстве — около 90 %, в транспорте — 60 %, а в промышленности — около 30 %. В частном секторе работают около 27 млн., в то время как в государственном секторе — только 3 млн. человек.

Для содействия развитию частного сектора и его государственного регулирования в 1991 – 1992 гг. были приняты Закон о частном предпринимательстве, Закон о компании, Положение о частных хозяйствах имеющих уставный капитал ниже лимитируемых нормативов и другие законодательные акты.

В общих чертах можно сказать, что в последние годы во Вьетнаме частный сектор развивается безболезненно и даже процветает. Частники пользуются достаточно большой свободой в предпринимательстве, в выборе места и сферы деятельности, в распоряжении своим капиталом (конечно, в рамках законодательства). Между тем можно отметить и отрицательные явления, нездоровые тенденции в его развитии, а также немало проблем, связанных с пробелами действующего законодательства.

Так, за исключением тех компаний, акционерных обществ и товариществ с ограниченной ответственностью, которые созданы на основе Закона о частном предпринимательстве и Закона о компании, большинство частных хозяйств не имеет статуса юридического лица. Поэтому в отличие от первых на практике они всегда пользуются равными правами и ответственностью. Банковские организации из-за недоверия не всегда предоставляют им льготные кредиты и расчетные услуги. В некоторых местах частникам приходится преодолевать большие трудности и ограничения, связанные с бюрократизмом и дискриминацией со стороны местных властей. Коррумпированные чиновники часто занимаются по отношению к ним вымогательством. Поэтому многие частные предприниматели, в том числе вьетнамские эмигранты, хотя и имеют значительные капиталы, большой опыт в бизнес, крепкие связи с иностранными фирмами и, главное, желание приложить свои капиталы и знания для развития вьетнамской промышленности, так и не смогли развернуть свою предпринимательскую деятельность.

С другой стороны, частные предприниматели, пользуются свободой и поддержкой государства, часто пытаются уклониться от обязанностей перед ним.

Многие из них не зарегистрировались или регистрировались с весьма заниженным капиталом и оборотом, чтобы вообще не платить налоги или платить по минимальным ставкам. Во многих случаях они, зарегистрировавшись в одном виде деятельности, на самом деле занимаются совсем другими, порой нелегальными.

По данным главного налогового управления Министерства финансов СРВ за 1993 г., государство недополучило примерно 40 % от суммы, подлежащей обложению. Правда, практика показывает, что необходимо выбрать одну из двух альтернатив: с одной стороны, если установить рационально приемлемые ставки налогов, то можно значительно расширить частный сектор и получать не меньшую сумму налогов от большего числа налогоплательщиков. К тому же возникает и больше рабочих мест. С другой стороны, если налоги являются чрезмерно большим бременем для частников, то может получиться так, что будет "зарезана курица, несущая золотые яйца".

В течение 1991 – 1992гг. Вьетнам пережил "эпидемию банкротства" кредитных товариществ и фондов. Воспользовавшись пробелами в Законе о частном предпринимательстве, в частности отсутствием положения о банкротстве, многие фонды и финансово кредитные товарищества стали в массовом порядке выпускать акции и всякого рода сертификаты и векселя. После того как в их карманах осели многие миллиарды донгов, долларов и золото, их функционеры убежали за границу, объявив себя "жертвами банкротства. Такая эпидемия финансово-кредитного мошенничества принесла большие потери и боль для многих доверчивых людей, а также для государственных предприятий и учреждений.

Учитывая этот горький урок, для усиления государственного контроля за деятельностью частных и кооперативных хозяйств был издан Закон о хозяйственном учете и статистике, обязательный для всех предприятий и хозяйственных организаций любого экономического сектора. Были также дополнены и уточнены другие законодательные акты, определяющие взаимоотношения между хозяйственными организациями различных секторов и государственными финансовыми органами, порядок разрешения споров при выполнении хозяйственных договоров, положение о государственном арбитраже и третейском суде, порядок возбуждения иска и т. д. Благодаря усилению контроля и надзора за финансовым состоянием частных предприятий и компаний на основе их периодических отчетов и бухгалтерских балансов в последнее время удалось значительно сократить потери в области налогообложения и предотвратить попытки нечестных предпринимателей совершать мошенничество и подобного рода действия.

Несмотря на огромный потенциал капитальных средств, опыт ведения бизнеса, "ноу-хау" в производстве и возможности привлечения новых технологий, частные предприниматели пока вкладывают лишь незначительную часть своего капитала, и только в те отрасли, где можно получать высокие прибыли.

Так, из 3170 частных хозяйств, зарегистрированных в г. Ханое в начале 1993 г., более 2000 занимаются торговлей, в том числе 1135 — торговлей изделиями из драгоценных металлов и камней. Лишь 10 % вложили капитал в производство продуктов народного потребления.

Опыт развития вьетнамской экономики в прежние времена и в последнее время показал, что неразумный рост частной, особенно мелкой, торговли ведет к спекуляции и рыночному хаосу, следовательно, к взвинчиванию цен и дороговизне (отнюдь не в пользу государства). Ведь 60 % суммы неполученных налогов падает на долю прежде всего мелкой торговли, разовых торговых сделок, не говоря уже о большом ущербе от контрабанды. Поэтому требуется сочетание экономических и административных мер, чтобы направлять силы и средства частного капитала в развитие тех отраслей производства и транспорта, которые очень необходимы для формирования прогрессивной структуры народного хозяйства и повышения жизненного уровня вьетнамского населения.

Что касается государственного и кооперативного секторов экономики, то после отказа от политики безоговорочной поддержки и дотаций пока никто не отрицает их роль в рыночной экономике с социалистической ориентацией.

Однако надо посмотреть правде в глаза: за долгие годы социалистического строительства допущен чрезмерный рост государственного и кооперативного секторов без должной заботы об их эффективности, и они превратились в тяжелую ношу для государства. видимо, настало время исправлять и эту ошибку.

После разрешения семейной аренды в сельском хозяйстве и особенно после нового Закона о земле и землепользовании крестьянам было предоставлено право длительного использования земли и лесных участков (как всенародной собственности) с правом передачи их в наследство. Форма управления в оставшихся кооперативах претерпела настолько коренные изменения, что можно сказать о распаде кооперативов или их эволюции в частные хозяйства.

С тех пор как крестьяне стали подлинными хозяевами земли и могли после уплаты налога полностью распоряжаться плодами своего труда, сельское и лесное хозяйство страны получило значительное развитие: страна не только смогла без импорта зерна, но и стала экспортером риса. Что касается государственных предприятий, то после тяжелых испытаний перехода к рынку и прекращения государственной дотации их осталось около 7000, но в их распоряжении сосредоточено почти 80 % всенародного имущества. Почти все государственные предприятия и компании перешли на полный хозрасчет и самофинансирование с правом полного распоряжения вверенными им основными фондами и оборотными средствами на условиях их полной сохранности. Многие из них стали лучше работать, сумели выйти из состояния застоя и с каждым годом увеличивают отчисления в госбюджет, особенно те, которые умеют привлекать иностранный капитал. Однако еще примерно 40 % государственных предприятий работают неэффективно.

Поэтому для повышения материальной заинтересованности работников государственных предприятий в улучшении их деятельности было принято решение о проведении (пока в опытном порядке) акционирования. Согласно указу премьер- министра СРВ от 4 марта 1993 г., на семи государственных предприятиях были проданы акции в кредит своим работникам со сроком погашения в течение 5 лет без начисления процентов, причем сумма акций для каждого не должна превышать 3 – 5 млн. донгов (т. е. 10 месячных окладов). Например, на заводе холодильного оборудования в г. Хошимине с общим объемом основных и оборотных фондов в 16 млрд. донгов было продано в кредит 160 тыс. акций номинальной стоимостью 100 тыс. донгов. При этом 30 % акций остается в руках государства, 50 % продано работникам этого предприятия с учетом их стажа работы, а 20 %оставшихся акций — посторонним работникам и служащим государственных учреждений.

Спорной проблемой в данном случае является оценка стоимости основных фондов предприятия: как правило, коллектив работников хочет купить его подешевле, а государство наоборот, постольку разбазаривание народного достояния не отвечает его интересам.

Другая нерешенная проблема заключается в возможности перепродажи приобретенных акций. Случается, что старый рабочий при уходе на пенсию либо кто-то другой по стечению обстоятельств хочет или должен уступить эти акции своим друзьям на заводе или вне завода. Это вызывает необходимость создания во Вьетнаме биржевого рынка. Ведь развитая, хорошо налаженная торговля ценными бумагами является необходимым атрибутом рыночной экономики.

Проблемы государственного регулирования внешнеэкономической деятельности и привлечения иностранных инвестиций. В соответствии с курсом на развитие открытой рыночной экономики вьетнамское правительство уделяет большое внимание расширению внешней торговли и экономического сотрудничества на взаимовыгодных условия со всеми странами, независимо от их государственной системы и политической ориентации.

Приняты меры по поощрению производства экспортной продукции и расширению экспорта на внешние рынки. Если раньше государству принадлежало монопольное право на внешнюю торговлю, то с 1992 г. предоставлена полная свобода импорта и экспорта для всех экономических секторов. Государственное регулирование внешнеторговых операций осуществляется лишь с помощью таможенных пошлин и импортно-экспортных налогов. За исключением небольшого числа запрещенных к ввозу и вывозу товаров (оружие и боеприпасы, наркотики и яды, антиквариат и драгоценные металлы, редкие животные и некоторые другие, в настоящее время требуется лицензия только на экспорт риса, а лицензии на импорт — для автомашин до 12 мест, деталей и узлов для сборки электронно-бытовых товаров, мотоциклов, сырья и материалов для производства сигарет.

В целях поощрения производства продукции для экспорта продукции для экспорта предприятиям дается право импортировать необходимое оборудование и материалы непосредственно или через специализированные внешнеторговые компании. В этих случаях предприятия освобождаются от уплаты импортного налога с прибылей, полученных от экспорта, если эти прибыли используются для расширения экспортного производства. Предприятия, выпускающие импортозамещающие товары, освобождаются от налога с оборота (налога на добавленную стоимость) и налога с прибылей за весь период освоения продукции (от 2 до 4 лет). Предприятие, выпускающие продукцию для иностранных фирм из давальческого сырья и материалов, освобождаются от импортного налога, а с доходов, полученных за переработку продукции, не взимается налог с оборота (НДС). Товары, экспортируемые в счет погашения государственных задолженностей, полностью освобождаются от уплаты налогов.

Детальный план по импорту и экспорту государством не устанавливается, как раньше, но по ряду важнейших экспортных товаров ведущие внешнеторговые компании получают план-заказ, для выполнения которого им обеспечивают соответствующие условия, в том числе валютно-финансовую поддержку.

Для импорта и экспорта комплексного оборудования и специальной техники по проектам экономического и научно-технического сотрудничества с зарубежными странами Министерство торговли и отраслевые министерства заключают протоколы и контракты с иностранными фирмами и компаниями.

При импорте товаров, с которыми связаны проблемы государственной безопасности и экологической защиты, лицензии выдаются только с согласия заинтересованных министерств и ведомств.

Согласно новому постановлению о контроле и регулировании внешней торговли право выхода на мировой рынок получили все государственные, кооперативные и частные хозяйственные организации, имеющие патенты (разрешения), выданные Министерством торговли при регистрации таких организаций.

Политика либерализации внешней торговли дала толчок значительному росту внешнеторгового оборота страны. В 1991 г. даже в условиях распада советского и социалистического рынков объем экспорта Вьетнама впервые превысил 2 млрд. долларов США, а в 1992 г. составил 2,56 млрд. долларов, или на 25 % больше, чем в предыдущем году; за 1993г. экспорт, по оценкам, превысил 3 млрд. долларов США. Впервые страна добилась активного торгового сальдо.

Однако наблюдались и отрицательные явления, остаются еще некоторые нерешенные проблемы и проблемы в политике либерализации внешней торговли.

Так, с 1992 г. многочисленные коммерческие и некоммерческие организации стали заниматься закупкой продукции на экспорт и в обмен на полученную валюту ввозить всякие товары для последующей перепродажи, не принимая во внимание общегосударственные интересы. Для того чтобы победить в конкуренции, между собой, они нередко экспортировали товары по демпинговым ценам. Очень оживилась контрабанда, особенно на северных и юго-западных границах. В результате из страны утекло большое количество валюты, золота и драгоценных камней, а поступление иностранных товаров высокого качества и импортируемых во многих случаях по демпинговым ценам создает трудную ситуацию для многих отечественных производителей.

Осталась нерешенной проблема валютных расчетов с предприятиями и компаниями, экспортирующими товары в счет погашения государственной задолженности, в частности России. Из-за падения курса рубля к доллару и отсутствия согласованной методики расчетов по вьетнамским донгам часто во вьетнамских и российских портах залеживались товары, из-за чего вьетнамские предприятия и компании терпели большие убытки.

Заслуживает рассмотрения и практика привлечения иностранных инвестиций. Для решения задач развития страны на период до 2000 г. требуются капитальные вложения в сумме не менее 40 млрд. долларов, а внутренние накопления в лучшем случае смогут обеспечить четвертую часть необходимого. Поэтому без использования иностранных капиталовложений не обойтись.

Закон об иностранных инвестициях, принятый в 1987 г., призван обеспечить самые благоприятные условия для вложения иностранного капитала в экономику Вьетнама. Так, законом предусматриваются полная гарантия сохранности иностранного капитала, широкий выбор выгодных отраслей и сфер деятельности для иностранного предпринимательства, вложение капитальных средств в любом размере и любых формах участия капитала (вплоть до 100 % доли иностранного капитала); льготные условия предпринимательства для совместных и иностранных предприятий, возможность получения высоких прибылей и их перевода в свою страну, возможность компенсации в случаях внезапного прекращения деятельности предприятия по не зависящим от иностранного инвестора причинам, многие другие льготы при импорте и экспорте.

Благодаря Закону об иностранных инвестициях, а также стабильности выгодных условий предпринимательства во Вьетнаме к настоящему времени уже 550 иностранных фирм и компаний из 44 стран вложили свой капитал в различные отрасли экономики. Реализуется более 800 проектов, общая сумма инвестиций по которым в конце 1993 г. достигла 7 млрд. долларов. Все эти проекты иностранных инвестиций в той или иной мере отвечают интересам и возможностям развития вьетнамской экономики, обеспечивают передачу относительно новой техники и технологии, позволяют трудоустроить около 50 тыс. рабочих, ИТР и менеджеров. Они начали приносить стране сотни миллионов долларов.

Однако при осуществлении проектов иностранных инвестиций обнаружилось немало проблем, требующих устранения и разрешения.

При всей либеральности и привлекательности Закона об иностранных инвестициях его осуществление на местах иногда искажалось "местными законами", приводящими к неоправданным ограничениям, бюрократической волоките и даже коррупции. Пользуясь недостатком технических знаний и опыта вьетнамских проектировщиков и инженеров, иностранные фирмы иногда поставляли устарелое или изношенное, но подновленное снаружи оборудование по завышенным ценам.

Иностранные предприниматели после регистрации и получении разрешения на реализацию проектов иностранных инвестиций во Вьетнаме стали заниматься преимущественно другими видами деятельности, вплоть до контрабанды, вывоза антиквариата и других, запрещенных к вывозу товаров, экономического и политического шпионажа. В связи с этим за последние годы пришлось аннулировать более 100 проектов иностранных инвестиций.

Согласно Закону об иностранных инвестициях при создании совместных предприятий в качестве делового вклада вьетнамская сторона может вносить земельные участки и право на использование природных ресурсов. Но плата за пользование землей и природными ресурсами установлена неточно и чрезмерно занижена. Так, арендная плата установлена от 2,25 до 18 долларов в год за квадратный метр земли первой категории и от 0,4 до 4 долларов в год за один квадратный метр земли пятой категории, что является самой низкой ставкой в мире. Для исправления этих просчетов недавно стали применять корректировочные коэффициенты внутреннего накопления необходимо постепенно увеличивать долю участия вьетнамского капитала, причем в виде финансово-валютных средств вместо земли и природных ресурсов, а также разработать новые нормативы эксплуатации и охраны вьетнамских природных ресурсов.

Оплата труда вьетнамских рабочих и ИТР на совместных предприятиях также требует пересмотра и уточнения. В настоящее время средний оклад этих работников составляет 35 – 50 долларов в месяц. В пересчете на вьетнамские деньги такой оклад оказался выше среднего уровня в стране, но в два-три и даже пять раз ниже, чем на аналогичных предприятиях других стран Азии и Африки. К тому же вьетнамские работники на совместных предприятиях не пользуются никакими льготами государственной системы социального страхования.

Наконец, в Законе об иностранных инвестициях следовало бы предусмотреть дополнительные льготы, поощряющие инвестиции вьетнамских эмигрантов.

Трудности и нерешенные проблемы.

Наряду с огромными усилиями вьетнамского народа в условиях политической стабильности страны важный фактор, способствующий успешному развитию рыночной экономики, -это финансовая помощь со стороны зарубежных стран и международных организаций в виде льготных кредитов и безвозмездной гуманитарной помощи.

Вьетнаму надлежит с высокой эффективностью использовать эту международную финансовую помощь, с тем, чтобы как можно прочнее встать на ноги и обеспечить возможности постепенного погашения имеющейся задолженности.

По оценке западных финансово-банковских кругов, на период до 2000г. Вьетнам может получить международную финансовую помощь на общую сумму 7-8 млрд. долларов, привлечь иностранные инвестиции в размере 12 – 15 млрд. и должен мобилизовать внутри страны еще 20 млрд. долларов. Только при этих условиях Вьетнам сможет успешно решать стратегические социально-экономические задачи развития рыночной экономики.

Вьетнаму предстоит преодолеть трудности, связанные, прежде всего, с многовековой отсталостью в экономическом и научно-техническом развитии.

Достаточно напомнить, что если Вьетнам сумеет удержать нынешние темпы развития (7,5 – 8 % в год), то к 2000 г. производство национального продукта на душу населения составит лишь 400 долларов в год против 200 долларов в настоящее время.

Ресурсы природных богатств Вьетнама и промышленные запасы основных полезных ископаемых в недрах страны хотя и разнообразны, но слабо разведаны и невелики (даже нефтяные). В то же время площади сельскохозяйственных угодий очень ограничены (менее 0,1 га на душу населения), почвы в условиях высокой интенсификации сельскохозяйственного производства быстро истощаются.

Сумма внешней задолженности как по взятым ранее, так и за последние годы кредитам слишком велика. Помимо задолженности России в настоящее время общая сумма долгов Вьетнама западным странам составляет около 4,5 млрд. долларов, в том числе государственные долговые обязательства — 3 млрд. долларов. Недавно члены Парижского клуба кредитодателей решили списать вьетнамскую задолженность на сумму 280 млн. долларов. Но долговые обязательства Вьетнама по сравнению с его платежными способностями остались очень большими и вызывают серьезную озабоченность.

В стране существует большая безработица, в том числе скрытая. В условиях рыночной экономики трудоспособные люди предпочитают заниматься, прежде всего, мелкой торговлей. Между тем в стране очень не хватает высококвалифицированных инженерно-технических и управленческих кадров международного стандарта. Западные страны, а таких страны Азии и Тихого океана начинают оказывать Вьетнаму эффективную помощь в подготовке кадров рыночного профиля, научно-технических работников ведущих отраслей производства, однако контингенты таких кадров очень малы. Необходимо серьезно подумать над переподготовкой многочисленных специалистов, ранее получивших образование в Советском Союзе и других социалистических странах, и договориться с этими странами о подготовке новых кадров специалистов на других условиях.

Сельскохозяйственные товары

Перспективы развития сельскохозяйственного производства Вьетнама Как пишет на страницах "Куан дой нян зан" министр сельского хозяйства и пищевой промышленности СРВ Нгуен Конг Тан, быстрый рост вьетнамской индустрии невозможен в отрыве от поступательного развития сельскохозяйственного производства. Для обеспечения роста аграрного сектора необходимы ежегодные инвестиции на сумму порядка 1 млрд. долларов. Однако сейчас государство пока реально может изыскать только около 40 % этой суммы. По мнению министра, значительной проблемой остается резкий контраст в уровне развития различных регионов этой страны. Так, если в двух крупнейших агропромышленных зонах Хошимин Донгнай — Вангтау и Ханой — Хайфон — Куангнинь с общим населением 15 млн. человек годовой ВНП в расчете на душу населения достигает 600 долл., то в беднейших чисто аграрных провинциях с населением 10 млн. человек этот показатель составляет 30 – 40 долл. Министр отметил, что при сохранении нынешних тенденций развития этот разрыв будет только нарастать.

Каждая пятая крестьянская семья существенно улучшила свое материальное положение в ходе проводимых во Вьетнаме в последние шесть лет рыночных реформ. Об этом свидетельствуют данные выборочного обследования, проведенного специалистами Минсельхоза СРВ. Так с 1988 г. по 1993 г. урожаи в основных рисопроизводящих провинциях дельты Меконга повысились вдвое — до 700-900 кг на душу населения. В условиях рынка более энергичные, образованные и деловые крестьяне быстро богатеют. Доходы зажиточных крестьян составляют 2 – 4 тыс. долл. в год, в отдельных случаях — до 10 тыс. долл. в год. Важным фактором их обогащения является ростовщичество займы даются под 70 – 80 % и даже под 100 % на 3 – 4 месяца межурожайного периода.

Земли зажиточных крестьян десятикратно превышают по качеству наделы бедняков. Первые, согласно данным социологических исследований, превосходят вторых по доходам в 7-8 раз (середняков — в 3 раза). В то же время бедняки в течении 3 – 5 месяцев в году голодают, многие вынуждены отказываться от своих наделов и наниматься в батраки. Среди зажиточных крестьян почти две трети имеют среднее образование, тогда как треть бедняков неграмотна. Данные социологических исследований дают достаточно ясный ответ на вопрос о причинах имущественного расслоения вьетнамского крестьянства — в богатых семьях трудоспособный крестьянин работает в среднем 250 дней в году, в бедных — 88 дней.

Вьетнамские крестьяне в 1993 году собрали рекордный урожай — около 25 млн. т зерновых. Несмотря на паводок на юге страны, из-за которого было потеряно до 300 тыс. т риса, сбор сельхозпродукции во Вьетнаме может в текущем году вновь достигнуть рекордного уровня. По словам министра, главы канцелярии правительства Ле Суан Чиня, урожай зерновых может составить 26 млн. т. Вьетнам, еще в середине 80-х годов постоянно нуждавшийся в импорте риса, благодаря радикальным экономическим реформам добился подъема производства и быстро вошел в число ведущих экспортеров этой культуры, занимая сейчас третье место после Таиланда и США.

В 1989 – 1993 гг. Вьетнам экспортировал около 7 млн. т зерна на общую сумму более 1 млрд. долларов. По прогнозам ФАО, к 2000 г. годовой экспорт вьетнамского риса составит 2,5 млн. т. Тем самым Вьетнам может обойти США и стать вторым крупнейшим мировым экспортером. При этом, учитывая нынешние темпы прироста населения, к 2020 г. странам Азии необходимо добиться 60 % прироста производства риса. Однако вероятность второй "зеленой революции" очень мала. Поэтому Азии, возможно, придется столкнуться с дефицитом зерна. Тем самым в долгосрочной перспективе для вьетнамского риса обеспечен хороший рынок сбыта. (ИТАР-ТАСС, 13 сентября).

[/sms]

Источник:
15 сен 2008, 17:08
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.