Последние новости
04 дек 2016, 17:43
Девушка погибла в результате сильного наводнения в испанском городе Малага, сообщает...
Поиск



» » » » Реферат: Государственный контроль над монополией


Реферат: Государственный контроль над монополией

Реферат: Государственный контроль над монополией В отраслях, где монополистическая власть может возникнуть в результате создания объединений фирм, государство при желании способно предупредить ее формирование или, если монополистическая власть уже сформировалась, ликвидировать ее. Самый первый антитрестовский закон США (1890 г.), известный как закон Шермана, был открыто провозглашен в качестве средства против "сдерживания торговли и обмена между несколькими штатами". В более ранних решениях Верховного суда США он был истолкован как акт, запрещающий все объединения, которые настолько крупны, что могут обладать существенной монополистической властью.
[sms]Закон Клейтона (1914 г.), не предусматривающий дополнительных мер в отношении уже созданных объединений, придерживается подобного же толкования вопроса создания новых объединений в будущем. Закон предусматривает, что ни одно лицо не может быть директором более чем одного крупного банка или крупной корпорации, что ни одна корпорация не может приобрести весь пакет или часть пакета другой корпорации, если в результате такого приобретения существенно уменьшится конкуренция, будет сдерживаться торговля в любом районе, возникнет тенденция к образованию монополии в какой-либо отрасли торговли. Однако в адрес этой общей линии на запрещение создания трестов и ликвидацию трестов можно высказать два серьезных возражения.

Во-первых, чрезвычайно трудно провести в жизнь такую политику эффективным образом. Законодательные и судебные органы, может, и сумеют избавиться от некоторых форм объединений, но это не застрахует их от появления новых форм, и, вероятно, таких, которые будут лишены достоинств прежних, но сохранят их недостатки.

Австрийский закон, направленный против картелей, способных нанести ущерб (национальному) доходу, запретил картели, имеющие центральную контору; но в результате появились неформальные соглашения.

Недавно принятая на вооружение правительством США политика принудительного расчленения монополистических компаний на части и одновременно предупреждения возможности установления над ними контроля из единого центра может действительно оказаться более эффективной в отношении определенного отрезка времени.

Во-вторых, объединение фирм порождает не только монополию; нередко оно приносит определенные выгоды. Например, объединение более крупное, чем то, которое соответствовало бы по размерам величине обслуживаемого им рынка, в большей мере заинтересовано в проведении политики стимулирования потенциальных покупателей, чем мелкий индивидуальный производитель, т. к. подобное объединение вправе рассчитывать на большую долю выигрыша в результате осуществляемых с этой целью инвестиций. Кроме того, крупное объединение нередко обеспечивает определенную экономию, которая невозможна в условиях, когда государство проводит политику поддержания активной конкуренции. Несомненно, что те формы картельных соглашений, в соответствии с которыми рынок делится между несколькими участниками, не только не обеспечивают подобной экономии, но в действительности порождают отрицательные экономические эффекты, так как способствуют сохранению слабых фирм.

Второе направление политики, доступной государству, заключается в следующем. Государство не будет путем мер по предупреждению создания объединений мешать промышленным концернам пользоваться монополистической властью, а станет пытаться при помощи сохранения потенциальной (а не реальной) конкуренции сделать так, чтобы использование этой власти не соответствовало интересам концернов. Идея, понятно, состоит в следующем: если в результате сокращения выпуска продукции и повышения цен до уровня, обеспечивающего получение необычайно высоких прибылей, можно ожидать прилива в отрасль новых конкурентов, они лишаются стимула к установлению цен, превышающих "разумные". Политика, обусловленная этими соображениями, заключается в том, чтобы наказывать применяющих подобные клубные методы, способные отпугнуть потенциальных конкурентов. Среди этих методов есть два главных: конкуренция "на удушение" и различные формы бойкота (оказание нажима на покупателей и продавцов с целью помешать им торговать с конкурентом на столь же благоприятных условиях, которые существовали бы без такого нажима).

Очевидно, что когда конкуренцию "на удушение" ("разрушительный демпинг") использует фирма и без того достаточно крупная, чтобы монополизировать какую-либо отрасль, то этот метод оказывается исключительно эффективным в борьбе против новых фирм. Монополист в любом случае обладает огромными ресурсами, и все они могут быть мобилизованы почти в неограниченном количестве для уничтожения нового (менее богатого) пришельца.

Метод бойкота имеет более ограниченную сферу применения, чем конкуренция "на удушение". Бойкот практикуется в виде отказа торговать (за исключением тех случаев, когда условия крайне невыгодны для контрагента) с любым, кто торгует с другими партнерами. Когда невыгодные условия, навязываемые занимающим прочные позиции продавцом, связаны для покупателя с ущербом более крупным, нежели ущерб от отказа покупать у других продавцов, монополист в состоянии заставить покупателя бойкотировать конкурентов. Чтобы монополист мог сделать это, предлагаемые им товары или услуги не должны (в силу естественных причин или осуществления искусственных мер) подлежать перепродаже, ибо невозможно причинить ущерб покупателю путем отказа продавать ему товары, если тот имеет возможность купить у посредника товары, в которых ему отказывает монополист.

Попытки предупредить использование конкуренции "на удушение" (т. е. разрушительного демпинга) на основе законодательных мер наталкиваются на трудности, связанные с уклонением компаний от выполнения решений. Американская комиссия, направленная на ликвидацию местной конкуренции, рекомендовала считать нарушением закона снижение цен в любой местности ниже обычного уровня. Каждый человек, которому нанесен ущерб, должен иметь право требовать для нарушителей наказания, должностные лица обязаны возбуждать против нарушителей судебное преследование.

Если разрушительный демпинг, направленный против ограниченного местным рынком того или иного конкурента (или группы конкурентов), принимает форму снижения цен, то нарушение носит явный характер, хотя иногда его очень трудно обнаружить, особенно тогда, когда его практикует подставная независимая компания. Правительства Канады (1904 г.) и Южной Африки (1914 г.) попытались оградить своих граждан от практикуемого иностранцами разрушительного демпинга этого рода с помощью специального законодательства. Оно предусматривало следующее: если в эти страны ввозятся товары по ценам, которые значительно ниже преобладающих внутри страны, то такие товары подлежат обложению импортной пошлиной, равной разности между внутренними и заграничными ценами. Однако это законодательство бьет не только по разрушительному демпингу, но также:

по сбыту на зарубежных рынках излишних товарных запасов по ценам, которые ниже отечественных цен в периоды экономической депрессии;

по возможности для производителя-монополиста постоянно продавать на зарубежных рынках по мировым ценам те товары, на которые у себя в стране он в состоянии устанавливать монопольные цены.
Стремясь наносить удары с помощью законодательства исключительно по разрушительному демпингу, правительство США включило в Закон о федеральных доходах (1916 г.) видоизмененную идею канадского закона, направленного против демпинга (статья 801). Нарушение этой статьи наказывалось не взиманием специальной пошлины (как в Канаде), а штрафом или тюремным заключением. В Чрезвычайном законе о тарифах (1921 г.) и Заключительном законе (1922 г.) ссылка на намерения была опущена, предусматривалось возбуждение судебного дела во всех случаях, когда эффективно функционирующей отрасли США причиняется ущерб (или грозит ущерб) в результате импорта товаров по цене ниже "справедливой". В Соединенном Королевстве Закон о защите промышленности (1921 г.) предусматривал взимание специальной пошлины за импорт товаров у любой страны и продажу их в Соединенном Королевстве по цене ниже 95 % заводской оптовой цены, уплачиваемой покупателями в соответствующей стране. Пошлина взималась при условии, что в результате импорта страдает занятость в любой отрасли хозяйства Соединенного Королевства. Закон такого рода был принят и в Австралии в 1921 г., хотя в нем вопрос о возбуждении уголовного дела оставлялся на усмотрение исполнительной власти.

Главная задача состоит в том, чтобы показать, что относительно просто предупредить разрушительный демпинг, когда его пытаются практиковать в условиях, предусмотренных упомянутым законодательством, путем использования территориальных различий в ценах. Но (и это часто происходит во внутренней торговле) когда мы имеем дело с сокращением продажи всех товаров данной группы, нарушение закона не носит определенного характера. При этом ясно, что не всякое снижение цен отражает разрушительный демпинг, поэтому провести соответствующие различия весьма трудно.

Один автор предлагает следующий критерий: если цена определенного рода товаров была вначале снижена, затем снова повышена, а в промежутке между ее изменениями конкуренты прекратили свое существование, то это с неизбежностью означает, что снижение цен преследовало незаконную цель. Этот подход пытались применить при разработке американского Закона о железных дорогах Манна - Элкинса (1910 г.). Закон предусматривает следующее: если железная дорога снижает тарифные ставки, она вправе повысить их после прекращения конкуренции, когда комиссия удостоверится, что условия изменились не только в результате прекращения конкуренции со стороны водного транспорта. Аналогичный пункт содержится в американском Транспортном законе (1916 г.) в отношении платы за перевозки в штатной торговле.

Аналогичные трудности возникают на пути разработки эффективного законодательства, направленного против бойкота монополиста. Попытки принятия соответствующих законов предпринимались повсеместно. В США, Австралии и Новой Зеландии любому лицу под угрозой наказания запрещается ставить продажу (или условия продажи) в зависимость от того, что покупатели используют товары конкурента или торгуют ими. В аналогичном духе Закон о федеральных доходах в США (1916 г.) предусматривает взимание двойной пошлины на товары, ввозимые в соответствии с соглашениями, по которым импортер (или другие потребители) должен потреблять исключительно эти товары. Транспортный закон (1916 г.) в США также признает отсроченные скидки незаконными.

Исследуя формы контроля над ценами, один подход можно назвать негативным. В этом случае контроль над ценами может принять форму предписаний общего характера, направленных против "неразумного" поведения, причем определение того, что на деле следует считать неразумным, оставляется на усмотрение соответствующей комиссии или судов. Именно таким путем шли английская Комиссия по железным дорогам до 1921 г. и американская Комиссия по железным дорогам до принятия Закона Хэнберна, когда предлагалось изменение тарифных ставок. Членам комиссии следовало решить: разумно ли предлагаемое повышение ставок и следует ли соответственно санкционировать или запретить его.

Этот же подход нашел отражение и в канадском Законе о расследовании деятельности промышленных объединений (1910 г.). В соответствии с законом в отношении каждого товара, относительно которого поступила жалоба, предусматривалась возможность выяснения того, существует ли какое-либо объединение с целью незаслуженного получения выгод производителями или торговцами за счет потребителей путем установления завышенной цены. Если обвинение было доказано, то предусматривалось наказание. В Новой Зеландии в законе от 1910 г. используется тот же критерий.

Точно так же Уголовный кодекс России (1903 г.) предусматривал следующее: торговец или промышленник, который чрезмерно повышал цены на продукты питания и другие предметы первой необходимости в согласии с другими торговцами или промышленниками, торгующими теми же товарами, наказывался тюремным заключением.

Позитивный путь контроля над ценами заключается в законодательном установлении определенной максимальной платы или минимального качества услуги. О таком подходе свидетельствуют условия лицензии, обычно выдаваемой местными органами власти компаниям по предоставлению коммунальных услуг, а также полномочия, которыми наделена межштатная торговая комиссия по Закону Хэнберна (1906 г.), - "определять и предписывать" максимальные ставки за услуги железных дорог, телефонных и других компаний связи.

Независимо от того, используется негативный или позитивный подход к регулированию цен, необходимо предусмотреть те или иные санкции для того, чтобы закон оказался эффективным. Здесь существуют разнообразные пути. Иногда наказанием за нарушение служит прямой денежный штраф. В странах, прибегающих к протекционистским мерам, оно иногда состоит в отмене пошлин на конкурирующие иностранные товары. В канадском Законе о расследовании промышленных объединений (1910 г.) предусмотрены оба вида наказаний. Если учрежденная на основании закона комиссия устанавливает наличие объединения, правительство может снизить, либо отменить пошлины, а кроме того, наложить штраф в сумме 1000 долларов в день на тех, кто продолжает незаконные действия после официального опубликования решения комиссии. Другая форма санкций против судовладельцев, нарушающих американские антитрестовские законы, предусмотрена статьей Закона о Панамском канале (1912 г.), запрещающей их судам пользование каналом. Иногда санкция состоит в угрозе конкуренции со стороны государства. Так, в связи с вступлением в силу соглашения от 1892 г., по которому почтовое ведомство взяло под свой контроль магистральные линии Национальной телефонной компании, министр финансов дал понять, что государство, сохраняя за собой право на конкуренцию, не прибегнет к нему, если компания будет действовать благоразумно. В некоторых случаях подобные санкции состоят в угрозе со стороны государства приобрести предприятие регулируемой компании на условиях, определенных заранее, либо на основе арбитража.

Хотя в случаях нарушения закона предусматриваются многочисленные санкции (и некоторые из них довольно серьезные), воспрепятствовать уклонению от уплаты санкций крайне трудно.

Но использование некоторого метода контроля (будь он позитивным или негативным) - это крайне несовершенный способ приблизить отрасль по уровню цен и объему продукции к состоянию, соответствующему условиям простой конкуренции. Более того, подобный метод может оказаться дорогостоящим. Профессор Дюран отмечал, что правительственное регулирование цен и прибыли частных концернов всегда связано со значительным расточительством, дублированием усилий и затрат. Оно означает, что одной и той же работой занимаются две группы лиц. При определении политики цен управляющие и работники корпорации должны анализировать бухгалтерские данные об издержках и условиях спроса. Вслед за ними еще раз это должны делать должностные лица и работники правительственных учреждений. Кроме того, поскольку эти две группы лиц при выполнении своей работы руководствуются разными мотивами, начинаются трения и тяжбы, а это означает дополнительные расходы. Накладывается огромный правительственный механизм на огромный механизм частного предпринимательства - расточительство, которого следует, если возможно, избежать. Приведенные соображения не следует игнорировать. Чтобы сравнить подлинную эффективность системы частного предпринимательства в монополистических отраслях с конкурирующей системой государственных предприятий, необходимо учесть расходы, связанные с осуществлением государственного контроля.

Библиографический список

Пигу А. Экономическая теория благосостояния. - М.: Прогресс, 1985 г.

Ясин Е. Из пропасти кризиса выкарабкаться можно // Дело N 2, экономическое приложение к газете "Российские вести".

Вопросы экономики. - 1992 г. - N 2. [/sms]

12 сен 2008, 12:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.