Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Даниил Иванович Ювачев (1905-1942)


Даниил Иванович Ювачев (1905-1942)

Даниил Иванович Ювачев (1905-1942)Известный как Даниил Хармс, — поэт и драматург. Свой псевдоним он придумал еще в школе и варьировал его с поразительной изобретательностью, иногда даже в подписи под одной рукописью: Хармс, Хормс, qapMC, Хаармс, Шардам, Хармс-Дандан и т. д. Дело в том, что полагал, что неизменное имя приносит несчастье. «Вчера папа сказал мне, что, пока я буду Хармс, меня будут преследовать нужды - Даниил Чармс. 23 декабря 1936 года».
 
Даниил Хармс — признанный гений чудачества, мастер эпатажа и непредсказуемый сумасброд. Ему мало было обык­новенного существования, он фантазировал, придумывал, во­ображал.
 
Чего только не умел делать Даниил Хармс! Он писал стихи, искусно играл на бильярде, умел ходить по перилам балкона на последнем этаже Ленинградского Дома книги, любил изо­бретать игры, мог изобразить муху в тот момент, когда она раз­мышляет, куда бы ей полететь, умел писать заумные стихи, философские трактаты и комедийные репризы для цирка.
 
Даниил Хармс обожал разыгрывать людей, и сам не оби­жался на розыгрыши. О многих таких смешных историях вспоминала подруга Даниила Хармса художница Алиса Порет. Однажды Хармс и Алиса пошли в консерваторию на концерт. Предварительно Хармс заглянул в артистическую,—якобы он потерял билет и попросил профессора N дать ему записку или пропуск. Пока тот писал, Хармс ловко опустил ему лед в кар­ман сюртука и с бесконечными поклонами, извинениями и ре­верансами ушел... Профессор дирижировал оркестром. «Сперва началось «кап-кап-кап», медленно, потом быстрее, потом побе­жал ручеек... и в первых рядах началось беспокойство...»
 
В1927 г. Даниил Хармс вошел в группу поэтов под названием ОБЭРИУ, составленное из начальных букв следующих элемен­тов: ОБ — объединение, ЭР — реальное, И — искусство. У — по­тому что все кончается на «У».
 
Обэриуты — молодые, веселые люди — по-детски озор­ничали, сознательно эпатируя окружающих. Публичные вы­ступления, свои стихи, собственную жизнь они превращали в театр, цирк, балаган. Их игровые, выходящие за рамки игры тексты построены так, чтобы шокировать читателя или слу­шателя, произвести некоторый сдвиг в его сознании. В ход шли чудеса, внезапные превращения, словесные игры — «фо­кусы»:
 
Из-под комода ехал всадник,
Лицом красивый, как молитва.
Он с малолетства был проказник —
Ему подруга бритва.
Числа не помня своего,
Держал он курицу в зубах.
Иван Матвеевича свело,
Загнав печенку меж рубах.
А Софья Павловна строга,
Сидела, выставив затылок, —
Оттуда выросли рога
И сто четырнадцать бутылок.
 
Игровое начало и неистощимая фантазия, отличающие сти­хотворения Хармса, привлекли внимание С.Я. Маршака, редак­тировавшего детские журналы. Он решил начать сотрудниче­ство с ОБЭРИУтами. «Самое большое, чего я мог ждать от них вначале, это участие в создании тех перевертышей, скорогово­рок, припевок, которые так нужны в детской поэзии. Но все они оказались способными на гораздо большее», — писал Маршак.
 
Стихи ОБЭРИУтов не понадобились окололитературной пу­блике тех лет. Критика видела только формальную эксцентрич­ность, содержания не замечала. Поэты казались людьми опас­ными и ненадежными. В1931 г. несколько человек, в том числе Даниил Хармс, были арестованы и сосланы на год в Курск. За­тем были повторный арест и смерть в тюрьме.
 
Хармсу свыше было дано предвидение своей судьбы. В 1939 г. он пишет повесть «Старуха». В ней есть ощущение гря­дущей катастрофы. Конца всего. Совсем немного осталось до ареста Хармса. «Старуха» — своего рода итог. Большая черта под творчеством Хармса с'подписью автора. Герой повести — писатель. В его голове созрел гениальный рассказ о чудот­ворце, который за всю свою жизнь так и не совершил ни одного чуда. «Он знает, что он чудотворец и может сотворить любое чудо, но он этого не делает». Но герой живет в постоянном ожи­дании чуда. «Неужели чудес не бывает?!» — восклицает он, на­деясь, что все, что происходит с ним, всего лишь дурной сон. С развитием повести все сильнее укрепляется мысль, что чудо невозможно, потому что «... мир заселен злом и чудо — как до­бро, свет—и не нужно вовсе? Оно ничего не изменит». Поэтому и не сотворил чудотворец ни одного чуда.
 
Алиса Порет вспоминает: «Даниил Иванович был очень су-еверен. У него были на все приметы, дурные цифры, счастли­вые предзнаменования. Он выходил из трамвая, если на билете была цифра 6, или возвращался домой, встретив горбуна. Че­ловек с веснушками означал удачу... У нас в доме у всех близ­ких друзей были свои чашки. Даниил Иванович пил только да так называемой «петровской» чашки, зеленой с золотом и крупными цветами. Однажды я вынула ее из шкафа, и она на глазах у всех прыгнула с блюдца на пол. Даниил Иванович не­медленно ушел, мрачно сказав мне в прихожей: «Ужасная при­мета. Это конец». Так оно и было»
 
Жизнь Даниила Хармса оборвалась в Ленинграде в начале февраля 1942 г., в роковом для русских поэтов возрасте трид­цати семи лет.
 
Молодой талантливый человек скрылся за тюремными во­ротами навсегда.
 
Из дома вышел человек
С дубинкой и мешком
И в дальний путь
Отправился пешком.
Он шел все прямо и вперед,
И все вперед глядя.
Не спал, не пил,
Не пил, не спал,
Не спал, не пил, не ел.
И вот однажды на заре
Вошел он в темный лес,
И с той поры,
И с той поры,
И с той поры исчез.
21 авг 2008, 15:38
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.