Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Как правильно выбрать ректора


Как правильно выбрать ректора

Как правильно выбрать ректораНовый законопроект угрожает формальной независимости вузов от государства
С ликвидацией фальшивого самоуправления в стенах университетов возобновится интерес к академической науке и вернется направляющий и контролирующий надзор государственной власти.
Михаил Катков, тайный советник Российской Империи, по поводу Университетского устава 1884 года.

12 мая депутаты российской Госдумы решили, что любой кандидат на пост ректора вуза может принять участие в выборах лишь в том случае, если его кандидатура пройдет аттестацию, организованную исполнительной властью. В вузах также появятся президенты, которые займутся финансовыми и экономическими вопросами, оставив ректорам собственно науку. Соответствующий законопроект прошел первое чтение в Думе, и, если его шествие по всем инстанциям благополучно завершится, российские вузы потеряют формальную независимость от государства, которой пока еще обладают.

Путь Империи: либерализм

Система организации отечественного высшего образования начала сильно напоминать современную со времен проведения либеральных реформ Александра II. Университетов, кстати, в то время было всего семь, но головной боли самодержавию своими порой даже близкими к революционным настроениями они приносили немало. Тем не менее, "Общий устав императорских российских университетов", утвержденный 18 июня 1863 года, стал наиболее либеральным за всю историю Российской Империи.

Ректор, согласно этому уставу, избирался из числа профессоров университета, после чего утверждался в своем звании личным указом императора. На него возлагалась ответственность за правильное исполнение своих обязанностей всеми должностными лицами учебного заведения. Он назначал и проводил заседания правления и совета университета, являясь председателем обоих. Ректору давалась реальная дисциплинарная власть по отношению к университетским чиновникам и студентам.

Большая власть над университетами, однако, оставалась у учебных округов, попечители которых имели достаточно высокие полномочия. Они могли решать вопросы освобождения от платы за обучение и назначения пособий студентам с низкими доходами, отвечали за все хозяйственные вопросы. Все полномочия попечителя устав 1863 года четко не определял. Как считали многочисленные отечественные деятели, это было сделано намеренно. В спокойной обстановке попечитель мог "либеральничать", а когда требовалось - "закрутить гайки".

И все же университетам дали реальное самоуправление, несмотря на то, что попечителям давалось и право принимать окончательные решения по вопросам назначения и увольнения преподавателей и чиновников университета. Дело в том, что право это имело очень важное ограничение - оно не могло применяться к профессорам, судьбу которых во всех случаях могла решить лишь университетская профессорская корпорация. А ректора, повторим, избирали именно профессора. Люди, на которых было невозможно оказать прямое давление по закону.
Путь Империи: контрреформа

Автономия университетов просуществовала чуть более двух десятилетий. В 1884 году, в ходе общего отката внутренней политики в консервативно-охранительное русло при императоре Александре III, "направляющий и контролирующий надзор государственной власти" над университетами был восстановлен. Теперь попечитель учебного органа лично назначал деканов, обладал правом собирать ученый совет и наблюдать за преподаванием. Более того, преподаватели теперь в обязательном порядке должны были пройти процедуру утверждения в министерстве просвещения.

Александр III: _Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!_. Фото с сайта en.wikipedia.org

Александр III: "Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!". Фото с сайта en.wikipedia.org
Устав 1863 года, по мнению сторонников нового порядка, "почти вовсе упразднял государственную власть над университетами, отдав их в полное распоряжение профессорских коллегий. Государство как бы упразднило себя в деле столь важном, как высшее образование". Столь вопиющий по мнению консерваторов непорядок был ликвидирован на корню. Выборы ректора отменили, несмотря на "приручение" преподавателей. Отныне руководитель университета до самой гибели империи назначался министерством просвещения.

Сам Александр III, при котором и был принят университетский устав 1884 года, о роли государства в высшем образовании особо не рассуждал, исповедуя гораздо более простой подход к состоянию страны, почти 90 процентов населения которой не умели даже читать и писать. "И слава Богу!", - наложил он резолюцию на доклад из Тобольской губернии, сообщавший о низкой грамотности в ней. Апофеозом взглядов императора на образование стал знаменитый "указ о кухаркиных детях", запретивший детям простолюдинов поступление в гимназии. По этому поводу Александр III тоже оставил резолюцию, собственноручно начертав: "Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!", - на судебном показании крестьянки, сообщавшей, что ее сын хочет учиться.

Параллели

Теперь вернемся в 2006 год, к думскому законопроекту. Он способен превратить выборы ректоров в фикцию, хотя полностью и не отменяет их. Девятнадцать лет отделяет его от приказа "Об утверждении Положения о порядке выборов ректоров высших учебных заведений", вышедшего из недр Министерства высшего и среднего специального образования СССР 12 июня 1987 года. Согласно этому приказу появились первые советские ректоры, выбранные тайным голосованием коллектива преподавателей вуза.

По действующему в настоящее время закону, ректор сначала избирается, а затем утверждается Министерством образования, причем его обязаны утвердить несмотря на мнение министерства, если он набрал две трети голосов ученого совета. По Университетскому уставу 1863 года, ректор тоже сначала избирается, а затем утверждается императором. Современные российские вузы подотчетны министерству образования, имеющему значительные контрольные полномочия. По уставу 1863 года схожие полномочия имели попечители, являющиеся государственными чиновниками. В 1884 году попечителям, назначаемым властью, дали всю полноту власти. В 2006 году вузам хотят дать президентов, полномочия которых пока не совсем понятны.

Законопроект 2006 года требует, чтобы кандидатуры на пост ректора предварительно были утверждены аттестационной комиссией исполнительной власти. От положений Университетского устава 1884 года, попросту отменивших выборность ректоров, такой порядок принципиально не отличается. Вольности российских университетов в XIX веке просуществовали 21 год. На данный момент нечто, напоминающее эти вольности, имеется в наличии уже 19 лет.

Нынешняя власть, кстати, поначалу намеревалась вообще отменить выборы ректоров. Однако, когда даже нынешние, не особо бунтующие ректоры заявили, что это слишком, без особых проблем пошла на уступки. Подготовленный членами думской фракции "Единой России" во главе с председателем комитета по образованию и науке Hиколаем Булаевым законопроект был изменен, сохранив видимость выборов.

Параллели можно проводить долго, рассуждая, что это: новый поворот колеса истории или банальное ее повторение в виде фарса? Однако все эти рассуждения далеки от реальности. Дело не в том, что, пусть в разные исторические эпохи, консерватизм сменяет либерализм через примерно равные промежутки времени. Просто сегодняшние думские инициативы, если взглянуть на вещи реально, никаких вольностей не давят. Просто потому, что ничего такого за последние девятнадцать лет в России и не завелось.

Современность: годы "вольности"

В советское время ректоров не выбирали. Не до демократии было. Надо признать, что качество образования при этом было весьма высоким, но в пользу назначения руководителей вузов это совершенно не свидетельствует. Вузы, являясь полностью государственными и предлагая полностью бесплатное образование, зависели от государства вполне естественно. Любая их юридическая самостоятельность в любом случае не могла превратиться в фактическую. Выборы ректора всегда превращались бы в простую формальность, потому и не были нужны.

Для того чтобы вернуть вузам некоторое самоуправление, требовались значительные структурные изменения самого государства. Они же начались с заявленного курса на "перестройку и обновление". Вузы, начиная с 1987 года, бросились выбирать ректоров. И никто этого, по большому счету, не заметил. Учебные заведения настолько ориентировались на государство, что, будь ректор избран или назначен, ему в любом случае приходилось подчиняться власти. По сути в годы перестройки от вузов сверху потребовали впасть в вольнодумство, с чем вузы благополучно не справились.

Уже после распада СССР учебным заведениям было не до сопротивления даже местным властям. Так, например, в 2001 году был основан Тольяттинский государственный университет (ТГУ). Возглавил его Сергей Жилкин, в 1992-2000 годах отбывший два уставных срока подряд на посту мэра Тольятти. Университет, как говорят злопыхатели, создавался специально "под Жилкина". Для его создания в одну упряжку впрягли "коня и трепетную лань", соединив местный политехнический институт с филиалом самарского педагогического.

Руководители обоих вузов послушно ушли со своих постов, а ректором нового университета бывший мэр был избран практически единогласно. Стоит, справедливости ради, признать, что, какими бы не были намерения Жилкина, ТГУ за пять лет стал гораздо более крепким учебным заведением, чем ранее существовавшие институты. Однако мог бы и не стать. Показательным здесь является именно то, как легко формально независимые вузы и их наверняка имевшие собственные амбиции ректоры уступили свои позиции. И никаких аттестационных комиссий не потребовалось.
Путь Федерации: куда?

"Уровень образования - это исходная, отправная точка экономического и научно-технического прогресса, отставание в образовательном развитии прямо сказывается на конкурентоспособности, на национальных перспективах", заявил в марте этого года Владимир Путин, рассуждая о соответствующем нацпроекте. Как видим, мракобесием Александра III в заявлениях российского президента и не пахнет.

Владимир Путин: _Уровень образования - исходная точка._ Фото AFP

Владимир Путин: "Уровень образования - исходная точка." Фото AFP
Да и рациональных причин для отмены выборности ректоров в целях недопущения неугодных лиц к руководству вузами попросту нет. До сих пор лишь однажды произошел случай, когда Министерство образования не утвердило ректора, избранного ученым советом. В 2003 году ректором Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) был избран Леонид Невзлин, а финансированием вуза вплотную решил заняться "ЮКОС", и в Кремле сочли, что допустить этого нельзя.

Тем не менее, власть вполне может иррационально бояться проникновения в вузы неких враждебных сил. Видимо, именно историю с РГГУ вспоминали в Думе, когда писали в пояснении к законопроекту: "При кажущейся демократичности действующие нормы открывают возможность навязывания коллективу образовательного учреждения решений, отвечающих требованиям лоббирующих групп, иногда весьма далеких от интересов образования". Как тут не вспомнить похожие высказывания из XIX века?

Впрочем, если даже власть и страхуется таким путем от повторения "казуса Невзлина", это, в лучшем случае, лишь побочный эффект законопроекта. "Не ищите черную кошку там, где ее нет", – попросил Николай Булаев своих коллег перед голосованием в Думе. И в самом деле, не стоит искать заговора против отечественных университетских вольностей там, где их нет. Основной частью законопроекта является не введение предварительной аттестации ректоров, а появление в вузах президентов.

Издание "Газета" цитирует неназываемого чиновника из администрации Путина, заявившего, что вузовские президенты - еще одна ниша для "питерских": "Вертикаль власти добралась до университетов. Но это не значит, что с коммерческой деятельностью вузам придется завязать - им многое позволят, но под внимательным присмотром "царских наместников".

При этом президенты как раз и займутся финансово-экономической деятельностью в своих учебных заведениях, оставив собственно образование ректорам. Так что, похоже, не собирается власть лезть в программы различных дисциплин или заниматься структурой факультетов и организацией учебного процесса. Государство банально прибирает к своим рукам финансовые потоки, идущие в образование. А заодно получает множество вполне почетных и денежных постов для награждения лояльных политических фигур.

А история XIX века все-таки, наверное, превращается в фарс. Только состоит он в том, что тогдашние консерваторы все-таки искренне верили, что, искоренив вольнодумную заразу из университетов, поспособствуют благу России. Нынешние же, похоже, озабочены лишь тем, как правильно организовать пресловутый "распил денег".

Может, это и не так. Но надуманным такое предположение точно не кажется. Источник: www.Lenta.ru
16 май 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.