Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Создательница модного дома — Габриель Шанель


Создательница модного дома — Габриель Шанель

Создательница модного дома — Габриель Шанель Почему именно дерзкие и независимые женщины ассоциируются с CHANEL? Потому что сама создательница модного дома — Габриель Ша­нель — была такой: непокорной, не желающей угождать ни мужчинам, ни приличиям. Обладая исключительной женственностью, она была независима и дерзка, решившись совершить революцию в моде!
 
Сегодня, когда перечисляются революционные изменения, внесенные Ша­нель в гардероб женщины, современные молодые барышни не понимают всей глубины ее подвига. Что здесь такого? Так ходят все. А вот до нее не ходили! Затянутые в обязательные корсе­ты, в длинные платья сложного кроя дамы сооружали пышные прически, с трудом передвигаясь под гнетом всей эти красотищи.
 
И только Габриель Шанель «разре­шила» им удобную, мягкую одежду, в которой можно бы­ло чувствовать себя естественно и двигаться свободно. Пожалуй, все то (кроме джинсов), в чем сейчас женщины ходят на службу и гуляют на улицах суетных городов, придумала Коко (от фр. «курочка»). Это прозвище буду­щая прима мира моды получила в кабаре, где исполняла незамысловатые песенки о некой Коко. (Оно было ей ма­лосимпатично, но «прилипло» прочно.)
 
Габриель первой доказала, что удобство и пропорции одежды могут сде­лать тело более сексуальным и притягательным без на­рочитого обнажения, без откровенного предложения се­бя, сохраняя интригу и равновесие между сокровенным и доступным... Шанель не умела рисовать, что сейчас является непре­менным условием для фэшн-дизайнеров, но все ее моде­ли отличались идеальным кроем и отменным качеством шитья — в них было продумано все (жаль, что этого не умеют делать многие современные рисующие кутюрье).
 
В результате ее гениальных экспериментов родился стиль, который коллеги Шанель иронично называли «ро­скошная бедность». Но именно созданное ею мистиче­ское противоречие между кажущейся простотой костю­мов и большим количеством крупных украшений, объединенных в едином «безумном» ансамбле, принесло в мир новые ощущения и новые критерии шарма. Кстати, Коко Шанель использовала как бижутерию, так и подлин­ные фамильные драгоценности, ее фишка-новинка за­ключалась в том, чтобы украшений было грандиозно много или, наоборот, неприлично мало, и следовало но­сить их «нетрадиционно» — тогда это было хулиганство.
 
Сейчас этим не удивишь никого, но у кого получается так же элегантно, как у бесподобной Габриель? Сейчас многим покажутся банальными слова Коко Шанель: «Эле­гантность — это не синоним красивого, это хорошая одежда к лицу, в которой можно пойти в любое место и можно свободно и ес­тественно двигаться». Но ее слова — источник для создания собственного стиля, и почувствовать его живительное благо могут лишь те женщины, кото­рые строят жизнь для себя, а не для того, чтобы быть выбранной хоть каким-нибудь мужчиной.
 
Кстати, как и многие роковые Чаровницы, Коко Шанель всегда сама выби­рала мужчин, умела сохранить дружеские отношения с отставными, но на­всегда преданными своей Мадмуазель кавалерами. Она первой сделала корот­кую мальчишескую стрижку, ввела моду на загар и отобрала у мужчин практически весь гардероб, включая нижнее белье, которое предложила но­сить женщинам как костюм.
 
Украдено у мужчин ...Прежде всего, это двусмыслен­ное имя — Габриель, которое произ­носится одинаково как для женщин, так и для мужчин. Габриель Шанель выросла в суровой обстановке сирот­ского приюта. От этого сохранилось у нее презрительное отношение к жен­щинам-содержанкам, будь то кокотки или жены, живущие за счет мужей, а также к их смехотворно пышным туа­летам, столь типичным для начала века. Коко общается с группой кавалеров, в которой блистают ее первые любов­ники: Этьен Бальсан, а потом Бой Кей-пел. Их свободные манеры, современ­ный шик на английский фасон соответствуют ее внутреннему вкусу.
 
С 1910 года она посещает ипподромы, где ее легко узнать по мужским сто­ячим воротничкам, галстукам и ка­нотье. Шанель заказывает себе одежду у английского портного и носит брюки-галифе для верховой езды, чтобы не скакать в амазонке*. Для того чтобы обеспечить себе ма­териальную независимость, Габриель начинает продавать женщинам одежду собственного изготовления, культиви­руя образ освобожденной современно­сти. Благодаря Шанель женская мода смело осваивает элементы мужского гардероба.
 
Начиная с 1913 года эта молодая модистка производит фурор в Довиле своими канотье, дамскими вобожденной современно-ря Шанель женская мода тает элементы мужского Начиная с 1913 года эта пальто из габардина, «вульгарными» рыбацкими матросками и купальными костюмами из ткани, которая шла обычно на мужское белье,— Шанель обожала трикотаж, который в то время носили в качестве нательного белья. В 1916 году она закупает у Родье новую недорогую ткань машинной вяз­ки, столь непокорную игле портного, что сам производитель предрекает ей неудачу. Эта ткань называется джерси, с нее — совершенно невзрачной на взгляд того времени материи, Габриель отважилась начать карьеру кутюрье.
 
Конечно, юбки из этой ткани Шанель сделает короткими. В 1917 году она выпускает большое количество моде­лей из этого материала, успех которых практически похоронил моду 19-го столетия. Чуть позже она вызовет истка производит фурор в ими канотье, дамскими скандал в свете, превратив мужскую пижаму в женский пляжный костюм. Неожиданная встреча в 1920 году дает Шанель возможность совершить еще одно дружеское «ограбление».
 
Великий князь Дмитрий Романов, внук императора Александра II и племян­ник императора Александра III, кузен последнего царя Николая II влюбляет­ся в Шанель. В 1922 году появляется френч цвета хаки, позаимствованный ее легкой рукой у царских пехотинцев. Габриель Шанель, вдохновленная ру­башкой-косовороткой, подпоясанной a la mouzhik, решается на следующий год представить целую русскую кол­лекцию.
 
В эти безумные годы происхо­дит ее полное освобождение от пред­рассудков, благодаря чему она создает свое знаменитое «маленькое черное платьице», которое Vogue сравнит с автомобилем Ford Т. Шанель также да­рит женщинам съемные меховые во­ротники, внутреннюю стеганую под­кладку на жакеты в стиле конюхов, бижутерию в стиле варварских царей. Другие нововведения рождаются в результате ее встречи с роскошным де­нди, она ранее лишь робко заглядывала. Это мир тви­да.
 
Эту ткань она начала применять с 1924 года, а к 1928 году твид стал ее любимой тканью. После войны она фе­минизирует твид, превращая его в стан­дартный материал для своих женских костюмов. ...Фирменный знак и имя Мадмуа­зель, легкое очарование — этому на­правлению Дом CHANEL следует в те­чение нескольких десятилетий.

Свободолюбие и стремление к материальной независимости, созданной соб­ственным трудом, было значимо для Габриель Шанель. Конечно, прежде всего она считала свое дело смыслом жизни. К тому же оно давало финансовую неза­висимость (некоторое время Шанель была, по сути, содержанкой) — именно по­этому ее решение обеспечивать себя самостоятельно, тем самым иметь действи­тельную состоятельность в нашем мужском мире, было ею выстрадано и осмыслено. Статус «мадам» ее не привлекал.
 
 Шанель делали официальные предложения, которые она, как правило, отклоняла, лишь однажды собралась под венец, но ее жених Поль Ириб, художник и дизайнер, скоропостижно скончался накануне свадьбы. И более она не делала попыток — работа занимала в ее жизни основ­ное место, мужчины занимали лишь второе. Считается, что, когда герцог Вест­минстерский, ближайший родственник английской королевской семьи, просил руки Шанель (ей тогда было сорок пять!), Габриель ответила с присущей ей пря­мотой и иронией: «На свете полно всяких герцогинь, но только одна Коко Ша­нель!» Собственно, поэтому дерзких и непокорных женщин и называют роковы­ми: их сложно покорить, подчинить, еще сложнее — удержать.
 
Мужчины са­ми готовы покоряться загадочным и непостижимым Чаровницам, но в том и соль — покорные мужи нашим дамам не нужны. И Шанель, и мифологическая Кармен, и историческая Клеопатра любили и выделяли равных и достойных кавалеров, предпочитая паритетные отношения и честное проявление чувств, а не игру «Купи куклу Барби». Великая Мадмуазель Шанель тихо ушла из жизни 10 января 1970 года в возрасте 88 лет в личном номере отеля «Ритц», через дорогу от роскошного Дома ее имени — империи с громкой мировой славой и доходами в 160 мил­лионов долларов в год.
 
На тот момент в гардеробе Габриель было всего три (!) костюма, но этого казалось вполне достаточно — ведь это были наряды бе­зусловной элегантности и стиля. Самое же ценное, что Шанель оставила человечеству,— соединение жен­ского и мужского не только в костюме, но и в мировоззрении, обаяние «суро­вого шарма», микс роскоши и простоты. Подарила всем нам свой стиль — вечной молодости, здоровья, элегантности,— который остается эталоном бе­зупречного вкуса.
 
Создательница модного дома — Габриель Шанель Стиль Вечно Привлекательной Мадмуазель!
 
Какое-то время кресло «главного стилиста» Дома Шанель остава­лось пустым. Руководство предпринимало попытки найти достойных художников, но авторы оказались слишком самобытными. А импе­рии Шанель был необходим продолжатель духа и стиля Мадмуазель. Идеальным продолжателем и хранителем идеи Коко Шанель стал мо­лодой по возрасту, но зрелый в работе Карл Лагерфельд. Он рано стартовал в мире кутюр — в 16 лет.
 
Его уникальный дар — чувствовать суть стиля, генеральную идею — позволил Кар­лу невозможное: он впервые в истории моды осмелился работать од­новременно на четыре (!) разных модных дома. Его художественные и эстетические способности ярко проявились в создании абсолютно разных коллекций для таких несхожих домов: Chloe, Krizia, Fendi и Charles Laurdan. А мастеру было тогда всего 25 лет! Проделать подо­бный трюк он смог, благодаря своей легендарной работоспособно­сти,— известно, что маэстро спит не более четырех часов в сутки, остальное время работает, практически не останавливаясь.
 
Статус главного идеолога Дома Шанель за Лагерфельдом оконча­тельно укрепился в 1983 году. Он воссоздал «почерк Мадмуазель», добавив свою, уже современную изюминку. Недавно у Лагерфельда спросили: «Если бы прямо сейчас вы встретили Шанель, что бы вы ей сказали?» Карл ответил: «Сначала выслушаем, что она нам скажет. Наверняка что-нибудь обидное». Его самоирония подкупает, но мы ждем более прямого ответа, предвкушая чудо в 2008 году, когда со­стоится празднование 25-летия царствования Лагерфельда в импе­рии Шанель.
 
Мировоззрение, стиль жизни и костюма, духи, сумки, прочие штучки «от Шанель» оказались любимыми как Блондинками, так и Чаровницами. Как не вспомнить знаменитые духи под магическим номером 5, созданные русским эмигрантом Бо, парфюмером русского императорского двора, с которым Коко познакомил великий князь Дмитрий Павлович.
 
Сама Мадмуазель считала со­зданный аромат «настоящим запахом женщины». Как и все, что делала Ша­нель, он стал революционным — сложный смешанный запах нескольких цве­тов в те дремучие времена считался невозможным и просто неприличным... Мэрилин Монро любила повторять, что на ночь она надевает лишь «не­сколько капель „Шанель № 5"». Если бы великая Блондинка, шикарная ММ взяла больше — еще пять капель независимого характера Коко! Может быть, тогда ее любимые мужчины не посмели бы поступать с ней так безжалостно, не были бы так одиноки ее ночи, не так быстро наступила бы развязка? Но, как известно, в жизни нет места сослагательному наклонению. И, тем не менее, из всех легендарных Блонди только ледяная Марлен Дитрих прожила долгую ус­пешную, окутанную флером тайны жизнь. Она была «идеологической» союз­ницей Габриель Шанель в большом и малом: в отношениях с мужчинами, в ко­стюмных предпочтениях, да и в жизненной позиции в целом.
Источник:
18 авг 2008, 13:03
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.