Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Ничего личного


Ничего личного

Ничего личногоПутин распорядился прекратить субсидирование экономики Белоруссии

У одного японского писателя есть рассказ "В чаще". Там об одном и том же событии рассказывают различные действующие лица - и всякий раз получается другая история. Сведенные воедино эти полуправды образуют очень простую и одновременно очень сложную ситуацию. Примерно то же самое бывает и в политике. В мае одновременно произошло несколько событий, которые заставляют целиком пересмотреть отношения России и Белоруссии.

Фоном, на котором разворачиваются описываемые события, является газовый торг между Россией и Белоруссией. Этот торг фактически продолжается все время с момента единения двух государств, которому в начале мая исполнилось десять лет. Второй фактор - недавнее избрание Александра Лукашенко на третий срок. Третий фактор - публикация в газете "Коммерсант", где утверждалось, что российский президент приказал прекратить субсидирование белорусской экономики. Четвертый - привлечение внимания СМИ к белорусской оппозиции. Попробуем создать цельную картину.

Газ

Когда говорят, что "Газпром" поставляет газ, например, на Украину, это правда, но не вся. На самом деле, газ за рубеж отправляет компания "Газэкспорт". "Газпром" же, который управляет в том числе и "Газэкспортом", сам по себе занимается поставками на внутренний рынок по некоторым твердым ценам, индексирующимся каждый год. Очевидно, что московский потребитель и дальневосточный не могут покупать газ по одной и той же цене - это невыгодно, так как в одни регионы газ легко доставить, а в другие - не очень.

Для того, чтобы определить, кому газ обойдется дешевле, а кому дороже, существуют так называемые ценовые пояса, каждый регион принадлежит к какому-либо поясу. Сейчас их 11 штук, а раньше было семь, что сильно не нравилось "Газпрому", так как снабжение широких поясов по единой цене не оставляет простора для маневра. В 2006 году ставки колебались от 677 рублей (Ямало-Ненецкий автономный округ) до 1304 рублей (Калининградская область).

Белоруссия как часть единого экономического пространства Союзного государства, тоже принадлежит к определенному газовому поясу, девятому по новой номенклатуре. Она должна получать (и получала в течение нескольких лет) газ по той же цене, что получают предприятия Москвы, Московской, Смоленской, Рязанской области. После того, как 27 декабря 2005 года Россия и Белоруссия подписали договор о поставках газа в 2006 году, ситуация немного изменилась - белорусам пришлось платить за тысячу кубометров по 46,68 долларов, что примерно на 2 доллара больше цены девятого пояса.

В том же 2005 году произошло важное событие. Страны во взаимной торговле перешли на новый принцип уплаты НДС. Поэтому теперь с этих 46 долларов братское государство платит 18 процентов налога на добавленную стоимость, что автоматически повышает стоимость тысячи кубометров до 55 долларов. Тем самым пространство для дальнейшего повышения цен на газ практически исчерпано. Конечно, можно перевести Белоруссию, например, в самый дорогой пояс, так называемый 10-а, в который сейчас входит Калининградская область, но это увеличит стоимость голубого топлива лишь на 10-15 процентов.

Смысл новой ценовой атаки "Газпрома" заключается в том, чтобы довести цену до среднеевропейской, а сделать это можно только одним способом - выведя Белоруссию из российских ценовых поясов на газ и сделав белорусское правительство с "Белтрансгазом" прямыми клиентами "Газэкспорта". Понятие "единого экономического пространства" становится в этом случае довольно абстрактной категорией, а сам спор "Газпрома" и "Белтрансгаза", которым межправительственным соглашением делегированы полномочия ежегодно определять цены поставок, превращается в спор двух лобби, из которых российское обладает явно большим административным и материальным ресурсом.

Цену сохранения прежнего положения менеджмент "Газпрома" уже объявил, подав белорусам идею выступить со встречными взаимовыгодными предложениями. Белорусы напряглись и выступили, однако российскому газовому концерну не понравились ни планы по строительству второй нитки газопровода Ямал-Европа, ни предложение создать подземное хранилище газа. В "Газпроме" ожидали совершенно конкретного предложения на конкретных условиях - создания предусмотренного межправительственным договором о расширении сотрудничества в газовой отрасли совместного предприятия. Причем российская сторона настаивает на сохранении контрольного пакета за собой. Такого предложения белорусы не сделали. И "Газпром" предложил им подумать еще.

Путин

Для того, чтобы белорусам лучше думалось, российские власти решили урезать субсидирование экономики братской республики. У кого-то может возникнуть вопрос - в чем заключалось это субсидирование? Здесь лучше дать слово самим белорусам, а вернее, белорусской оппозиции, которая давно косо смотрит на такое субсидирование. Оппозиционеры безоговорочно включают в понятие субсидирования низкие, "внутренние" цены на газ, прямые кредиты белорусского правительства, закупки по бартеру. По их расчетам, белорусский бюджет за счет этих действий получает до трети доходов.

Кроме того, уникальная таможенная ситуация позволяет получать огромные доходы от поставщиков товаров в Россию, использующих Белоруссию фактически в качестве западноевропейской российской таможни. Две пятых доходов бюджета зависят от таможенных платежей, а, значит, и от России как активного партнера по Союзному государству, в чьей власти ужесточить таможенный режим в случае политического кризиса в Белоруссии.

Если информация "Коммерсанта" точна, и Путин действительно хочет лишить субсидирования белорусскую экономику, то упомянутый кризис уже наступил. Он затронет белорусские НПЗ, продающие нефтепродукты из российской нефти за рубеж, сельское хозяйство, которому всегда требуется электричество и энергия, а также знаменитое белорусское машиностроение. По словам белорусского премьер-министра, Сергея Сидорского, предприятия республики на 80 процентов "завязаны" на кооперационных связях с субъектами Российской Федерации.

Единственным плюсом ужесточения таможенных норм станет ликвидация самой возможности осуществления нескольких контрабандных схем, широко использовавшихся предпринимателями для провоза иностранных товаров под видом белорусской и российской продукции.

Лукашенко

Для белорусского лидера, который пошел на третий срок с упорством, достойным лучшего применения, особо важен документ, который мы уже упоминали, и который называется так: "Соглашение между правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о расширении сотрудничества в газовой отрасли". Соглашение вступило в силу 3 апреля 2003 года. В пятой статье документа говорится, что совместное российско-белорусское газотранспортное предприятие будет создано не позднее 1 июля 2003 года. Этого не сделано до сих пор и вот почему.

Лукашенко о Белтрансгазе

"Белтрансгаз" и все другие акционируемые предприятия открыты для российского капитала, но по реальной стоимости. Попытки давить на нас, требуя отдать наши объекты по бросовым ценам, да ещё увязывать это с состоянием белорусско–российских отношений, бесполезны и бесперспективны, более того, они очень вредные.
Оказывать серьезное влияние на экономику той или иной страны можно разными способами. Один из самых эффективных - контроль энергосистемы данной страны. Естественно, что даже перед лицом необходимости продать контрольный пакет важнейшего актива, белорусские власти оценивают эту свою собственность необычайно дорого.

По мнению белорусской стороны (читай: Лукашенко), контрольный пакет "Белтрансгаза" обойдется "Газпрому" в 5 миллиардов долларов. Россияне (читай: "Газпром") предложили вместо этого выкупить контрольный пакет по балансовой стоимости в 580 миллионов долларов. Отдельной темой обсуждения было внесение в качестве неденежного вклада в совместное предприятие белорусского участка газопровода Ямал-Европа, от чего "Газпром" наотрез отказался, так как в этом случае терял контроль за всем газопроводом.

Единственный пункт, по которому удалось договориться двум правительствам, заключается в том, что Белоруссия согласилась на независимую оценку "Белтрансгаза", однако не московскими, а лондонскими аудиторами. Думается, Россия ожидала большего прогресса после избрания Лукашенко на третий срок и сокрушительного поражения оппозиции.

В этой игре есть одно знаковое событие, карта, которая себя еще не проявила. Дело в том, что в ходе последних событий Лукашенко заменил министра энергетики. Раньше газом занимался Александр Агеев. Теперь этот пост занял уроженец деревни Горбацевичи, что в Бобруйском районе Могилевской области. Это Александр Владимирович Озерец, бывший глава "Витебскэнерго", любитель футбола и профессионал в области энергетики (его предшественник был перед своим назначением помощником президента). Как смена министра повлияет на хоровод президентов и газовых предприятий двух стран, пока неизвестно.

Надо сказать, что в Белоруссии пока не теряют надежды договориться с "Газпромом". Так, замгендиректора "Белтрансгаза" Цвитомир Сорохан заявил, что российские СМИ дают искаженную информацию о ходе переговоров Белоруссии с газовым концерном. По его словам, со стороны "Газпрома" существует понимание белорусских предложений, причем именно взаимная экономическая выгода будет стоять на первом месте в ходе переговоров.

Рассказ, упомянутый в начале статьи, заканчивается совершенно неожиданно, но внутренне непротиворечиво. События, происходящие сейчас в России и Белоруссии, могут тоже закончиться неожиданно - например, подписанием абсолютно нового газового договора. В конце документа тогда непротиворечиво будут стоять два слова: "Ничего личного". Источник: www.Lenta.ru
15 май 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.