Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск



Братья

БратьяИстория России – это история людей, которые были вовлечены в круговерть трагических событий революции 1917 г.
 
Братья Цирюльниковы подростками попали в эмиграцию. Но самое главное – в отличие от многих казаков, попавших на чужбину, они не сгинули в безвестности. Через десятилетия, пройдя нелегкий путь скитаний, смогли побывать на свей родине в хуторе Грушевском.
 
 
Неравнодушные люди, краевед И. М. Жмурин и В. Ф. Цирюльников, по крупицам собрали информацию о своих земляках и родственниках...
 
 
По исследованиям И. М. Жмурина, бабушка В. Ф. Цирюльникова, Мария Андреевна, урожденная Бабкова, родилась в большой казачьей семье. Род Бабковых в Грушевке - один из главных, стержневых, давших жизнь доброй трети населения хутора. Долгие годы Бабковы жили обычной для казаков жизнью. Занимались хлебопашеством, разводили быков и коров. От зари до зари работали. Поэтому и не бедствовали - в достатке жили. Казаки-мужчины служили верой-правдой царю и Отечеству. Бабы управляли хозяйством, детей рожали да воспитывали. Всей семьей, а это более десяти душ, управлял старый Семен Бабков.
 
 Замуж бабушку выдали за казака из хутора Романова – Игната Цирюльникова. В короткое время в молодой семье появилось пятеро сыновей-погодков: Ефим, Павел, Роман, Александр, Филипп. Старших - Ефима, Павла и Романа - дед Семен отвез на учебу в кадетский корпус в Новочеркасск.
 
«Все внуки офицерами будут», - говорил дед. И никто не смел возразить - крут был характером... Но этому не суждено было сбыться - началась революция, затем гражданская война. Кадетский корпус в полном составе был эвакуирован из Новочеркасска. Во время нашей встречи в хуторе Грушевском Владимир Филиппович Цирюльников рассказывал:
 
- Морозным, ветреным декабрьским днем 1919 года личный состав кадетов, преподавателей, воспитателей Донского кадетского корпуса был построен на Соборной площади в Новочеркасске. Они прощались с родными, с Доном, с Родиной. В шеренге кадетов стояли три брата: младшему, Роману, было 10 лет, Павлу – 13 и Ефиму – 15. Это были сыновья моей бабушки – Марии Андреевны Цирюльниковой.
 
Мне представилась картинка: студеный декабрьский ветер тащит низкую поземку по брусчатке на Соборной площади Новочеркасска.
Простуженный голос командует: «Левое плечо – вперед! Шагом – арш!» Под барабанный бой шеренга кадетов уходит от Войскового собора, от памятника Ермаку Тимофеевичу. Худенькие подростки-казачата уходят в неизвестность! Может, они пели: «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон»? А может быть, истово читали про себя «Отче...»
 
«Это ненадолго», - успокаивало родителей командование Белой армии - организаторы эвакуации. Но гражданская война затянулась на долгое время, становясь все более жестокой и кровавой. «Ненадолго» вылилось в целую человеческую жизнь... Дети из кадетского корпуса не вернулись домой. Попали кто куда. Роман - в Болгарию, Ефим - в Бельгию, а Павел - в Германию. Надолго. Навсегда.
 
 
В 1971 году Цирюльниковым в Грушевку Ефим прислал фотографию, на которой изображены трое подростков в одинаковой одежде у каменной стены. Надпись на обороте: «Братья Цирюльниковы в начале эмиграции. Египет». Эта фотография сохранилась в семейном архиве.
 
Воспоминания...
 
Горе пришло в дом Бабковых-Цирюльниковых. Казак Игнат Цирюльников не признал советской власти. Остался верным присяге, Дону и казачеству и воевал за них до конца.
 
Однажды летом 1919 года в конце улицы, на которой жили Бабковы-Цирюльниковы, показалась пароконная бричка. Женщины, ожидавшие прихода с пастбища скотины, сразу обратили на нее внимание. Бричка все ближе и ближе, никуда не сворачивает. Видно, чужая. И вот стало видно, что сзади за бричкой идет заседланный конь. «Да это же наш Мохнач, конь Игната моего!» - закричала бабушка Маша. Так и было. В бричке лежал Игнат, убитый в бою где-то неподалеку от Грушевки. Бабушка потеряла сознание. Только через несколько дней в себя пришла. Да тут же от тифа свалилась. А когда выздоровела, в живых не было ни деда Семена, ни отца ее Андрея Семеновича. Тиф унес их в могилу.
 
 
Тяжело было бабушке Маше. Все хозяйство легло на ее плечи. Выручало трудолюбие да усердие. Два сына - Александр и Филипп, повзрослев, стали помогать. Началась коллективизация. Многих грушевцев раскулачили, иных совсем угнали из хутора в неизвестном направлении - на муки, на страдания, на погибель...
 
Бабушка Маша знала: дойдет очередь и до ее двора. И она приняла мудрое решение - вступила в колхоз. Сдала скот, инвентарь и семена. Но зато спасла дом.
 
Женился Александр и стал работать в колхозе трактористом. Филипп (отец Владимира Филипповича), окончив педагогический техникум, работал в Красносулинском районе учителем. Оттуда был призван на службу в Красную Армию.
 
 В первые же дни Великой Отечественной войны Филипп попал в плен в районе Белостокского выступа: немецкие войска окружили, уничтожили и взяли в плен сотни тысяч советских солдат и командиров.
 
Филипп Игнатович прошел весь ад немецкого плена. И только весной 1945 года он был освобожден войсками Красной армии.
 
Прошел проверку НКВД, вновь принял присягу и пошел служить в действующую армию. Был удостоен медалей «За взятие Берлина» и «За Победу над Германией».
 
После войны, демобилизовавшись, Филипп Игнатьевич вернулся домой и вместе с женой Александрой Сергеевной (матерью Владимира Филипповича) до преклонных лет учительствовал в Грушевской школе. Александр Игнатьевич тоже попал в плен, и его тоже постигла участь узника фашистского концлагеря.
 
А после освобождения он был направлен на работу по восстановлению разрушенного народного хозяйства. Отбыв положенный срок, вернулся домой и работал в родном колхозе механизатором. К великой радости всей родни и особенно матери, Марии Андреевны, осенью 1954 года из Болгарии приехал Роман Игнатьевич.
 
Женился на казачке. Работал скотником, разнорабочим, хотя и имел образование. Был воспитанным, пунктуальным и очень вежливым человеком. В 1972 году из Бельгии на родину в гости приехал Ефим Игнатьевич. Два месяца гостил он в Грушевке. Для его матери Марии Андреевны, пребывавшей уже на склоне лет, это было большой радостью. Со своим первенцем она рассталась более полувека назад, и вот встреча...
 
Мария Андреевна прожила 96 лет и умерла в 1974 году. В 1989 году из Германии на свою родину приехал в гости и Павел Игнатьевич (средний из эвакуированных кадетов). Вот краткая драматичная история братьев Цирюльниковых. Волею судьбы трое были заброшены на чужбину. И все-таки им повезло! Они остались живы и получили возможность посетить свою Грушевку.

Александр КРАВЧЕНКО.
24 июл 2008, 11:55
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.