Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Чак Паланик "Неведимка"


Чак Паланик "Неведимка"

Чак Паланик "Неведимка"Мы на грандиозном свадебном торжестве в одном из здоровенных особняков в Вест-Хиллз. Дом утопает в цве­тах. Пахнет фаршированными грибами. Это называется художественным оформлением пред­ставления. Здесь присутствуют все — те, кто жив, и те, кто умер. Свадьба Эви Коттрелл в самом разгаре.
 
Эви стоит посередине огромной лестницы лицом к столпив­шимся в холле гостям. На ней лишь то, что осталось от восхитительного подвенечного платья. В руке у Эви вин­товка. Я внизу, у нижней ступени. Вернее, здесь мое физи­ческое «я». Где находится мое сознание — не знаю. Никто еще не распрощался с жизнью окончательно, но можно смело сказать, что часики уже тикают. Вообще-то назвать участников этой колоссальной человеческой драмы по-настоящему живыми тоже нельзя. Если вам интересно узнать, кто такая Эви Коттрелл, просмотрите ряд рекламных телепередач об органичес­ких шампунях, в которых она снималась.
 
Сейчас Эви стоит голая, в металлических обручах вокруг бедер, ос­тавшихся от съеденного огнем свадебного платья. На ушах у нее проволочные скелетики шелковых цветов, совсем недавно украшавших шикарные, зачесанные назад во­лосы всех оттенков светлого. Уложенные в праздничную прическу, залитые лаком. Ее волосы... Их тоже поглоти­ло пламя.
 
Здесь присутствует еще одно главное действующее лицо — Бренди Александр. Получив огнестрельное ра­нение, она распростерлась на полу у подножия лестни­цы и истекает кровью. Я смотрю на красный поток, струящийся из пулево­го отверстия на теле Бренди, и сознаю, что восприни­маю происходящее как осуществление некоей социопо-литической программы. Я не зря упомянула о реклам­ных телепередачах с шампунями, с десятками клонов одного и того же человека. Все это относится и ко мне, и к Бренди Александр. Выстрел в кого бы то ни было в этом доме — моральный эквивалент убийства автомоби­ля. Или пылесоса. Или куклы Барби. Он сравним с унич­тожением информации на компьютерном диске. С пре­данием книги огню. Наверное, точно так же можно рас­сматривать любой акт убиения, совершенный в той или иной точке земного шара. Все мы почти не отличаемся от продуктов, порожденных цивилизацией.
 
 
Бренди Александр, первоклассная красавица без ком­плексов и предрассудков, настоящая королева, лежит на полу, и из дыры в ее восхитительном жакете течет кровь. Жакет — от костюма, подделки под Боба Маки. Бренди купила его в Сиэтле. Юбка утягивает ее задницу так, что та походит по форме на сердце, которое так и хочется потрогать. Если я скажу, сколько стоит этот костюмчик, вы не поверите. Цена умопомрачительная! Жакет с бас­кой, широкими лацканами и подплечниками. Однобор­тный, и обе полочки абсолютно одинаковые. Хотя сей­час в одной из них уродливая дыра, и из нее течет кровь.
 
Эви начинает рыдать. Она стоит все там же, посере­дине лестницы. Эви. Смертоносный яд настоящего мгно­вения. Мы все, как по сигналу, устремляем взгляды на нее: на бедную, несчастную невесту, лысую, голую, осы­панную пеплом, окруженную клеткой из металлических обручей от сгоревшего свадебного платья. Эви бросает винтовку. И медленно опускается на ступеньку, продол­жая выть. Можно подумать, плачем что-нибудь испра­вишь. Лицо и руки Эви черные от гари. Винтовка, тяже­лая, тридцать какого-то калибра, с грохотом и лязгом летит вниз по ступеням, скользит по полу холла, тормо­зит в центре и начинает вращаться. Ее дуло устремляет­ся на меня, на Бренди, на ревущую Эви... Только не подумайте, что я какая-нибудь бесчувствен­ная лабораторная тварь, приученная не обращать внима­ния на страдания и насилие. Однако в данный момент я размышляю лишь о том, что, возможно, еще не поздно попытаться удалить кровавое пятно с белого жакета Брен­ди, хотя бы при помощи минералки...
 
До некоторых пор вся моя взрослая жизнь сводилась к тому, что за невероятную уйму денег в час мне, разнаряженной и причесанной, следовало стоять на огромном куске бумаги и выполнять требования какого- нибудь фотографа, нанятого той или иной известной компани­ей. Он говорил, какие чувства и эмоции я должна изоб­ражать.
— Покажи мне страсть, детка! — кричит фотограф. Вспышка. Покажи мне злобу! Вспышка, Покажи мне отрешенность, внутреннее опустошение экзистенциалиста. Вспышка.
Источник:
18 июл 2008, 10:57
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.