Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Сочинение "Особенности проблематики военной прозы по одному из произведений по выбору (В.А. Кондратьев. «Сашка»)"


Сочинение "Особенности проблематики военной прозы по одному из произведений по выбору (В.А. Кондратьев. «Сашка»)"

Сочинение "Особенности проблематики военной прозы по одному из произведений по выбору (В.А. Кондратьев. «Сашка»)"Повесть «Сашка» посвящена одной из важнейших проблем военной литературы вообще: человек на войне.
 
[sms]В центре художественной вселенной В.А. Кондратьева овсянниковское поле — в воронках от мин, снарядов и бомб, с неубранными трупами, с валяющимися простреленными кас­ками, с подбитым в одном из первых боев танком. Оно нйЯ чем не примечательно. Поле как поле. Но для героев Конд­ратьева все главное в их жизни совершается здесь, и мно­гим не суждено его перейти, они останутся здесь навсегда. А тем, кому повезет, кто вернется отсюда живым, запомнит­ся оно навсегда во всех подробностях — каждая ложбинка, каждый пригорок, каждая тропка. Для тех, кто здесь воюет, даже самое малое исполнено немалого значения: и шалаши, и мелкие окопчики, и последняя щепоть махры, и валенки, которые никак не высушить, и полкотелка жидкой пшенной каши в день на двоих. Все это составляло жизнь солдата на переднем крае, вот из чего она складывалась, чем была на­полнена. Даже смерть была здесь заурядно привычной, хотя и не угасала надежда выбраться отсюда живым.
 
 Теперь из дали мирных времен может показаться, что описанные Кондратьевым подробности: дата, которой по­мечена пачка концентрата, лепешки из гнилой, раскисшей картошки — не так существенны. Но ведь это все правда, так было. Можно ли, отвернувшись от грязи, крови, стра­даний, оценить мужество солдата, понять, чего стоила на­роду война? Клочок истерзанной войной земли, горстка людей — самых обыкновенных, не решающее, но вошед­шее в историю сражение... Но на этом материале В.Л. Кон­дратьев изобразил народную жизнь во всей полноте. В малом мире овсянниковского поля открываются суще­ственные черты и закономерности мира большого, пред­стает судьба народная в пору великих исторических потря­сений. В малом у него неизменно проступает большое. Та же дата на пачке концентрата, свидетельствующая, что он 'не из запаса, а сразу, без промедления и задержек, попал на фронт, без лишних слов указывает крайний предел на­пряжения сил всей страны. Конечно, эта деталь подкрепле­на и подтверждена другими, но для полноты и точности картины необходима и она.
 
 Фронтовая жизнь — действительность особого рода: встречи здесь скоротечны — в любой момент приказ или пуля могли разлучить надолго, часто навсегда. Но под огнем за немногие дни и часы, а иногда в одном лишь поступке характер человека проявлялся с такой исчерпывающей пол­нотой, с такой предельной ясностью и определенностью, которые порой в нормальных условиях недостижимы и при многолетних приятельских отношениях. Представим, что вой­на пощадила и Сашку, и того тяжело раненного солдата, которого герой, сам раненный, перевязал и к которому, Доб­равшись до санвзвода, привел санитаров. Стал бы вспоми­нать этот случай Сашка? Скорее всего нет, для него в нем нет ничего особенного, он сделал то, что считал само собой разумеющимся, не придавая ему никакого значения. Но тот Раненый солдат, которому Сашка спас жизнь, наверняка Икогда его не забудет. Что из того, что он не знает о Сашке
ничего, даже имени. Сам поступок раскрыл ему в Сашке са­мое главное. И если бы их знакомство продолжилось, оно бы не так уж много добавило к тому, что он узнал о Сашке в те считанные минуты, когда свалил его осколок снаряда и лежал он в роще, истекая кровью.
 
 Часто говорят, имея в виду судьбу человека, — река жизни. На фронте ее течение становилось катастрофичес­ки стремительным, она властно увлекала за собой челове­ка и несла его от одного кровавого водоворота к другому. Как мало оставалось у него возможностей для свободного выбора! Но, выбирая, он каждый раз ставит на карту свою жизнь или жизнь подчиненных. Цена выбора здесь — все­гда жизнь, хотя обычно выбирать приходится вещи как будто бы обыденные — позицию с обзором пошире, укрытие на поле боя. Кондратьев пытается передать это неостанови­мое движение потока жизни, подчиняющего себе человека; иногда у него на первый план выступает герой — Сашка. И хотя он старается использовать все возникающие воз­можности для выбора, но не упускает ситуаций, исход ко­торых может зависеть от его смекалки и выдержки. Тем не менее все-таки во власти этого неукротимого потока воен­ной действительности — пока он жив и цел, ему снова хо­дить в атаку, вжиматься под обстрелом в землю, есть что придется, спать где придется...
 
Тяжкий период войны изображает В.А. Кондратьев: мы учимся воевать, дорого стоит нам эта учеба, многими жизня­ми плачено за науку. Постоянный мотив В.А. Кондратьева: уметь воевать — это не только, преодолев страх, пойти под пули, не только не терять самообладание в минуты смертель­ной опасности. Это еще полдела — не трусить. Труднее на­учиться другому: думать в бою и над тем, чтобы потерь — они, конечно, неизбежны на войне — все-таки было помень­ше, чтобы зря и свою голову не подставлять, и людей не класть.
 
Когда у Сашки спрашивают, как же он решился не выпол­нить приказ — не стал расстреливать пленного, разве не по­нимал, чем ему это грозило, — он отвечает просто: «Люди же мы, а не фашисты». В этом он непоколебим. И простые его слова исполнены глубочайшего смысла: они говорят о неодо­лимости человека. Книга Кондратьева, в которой с таким бес­страшием нарисован жуткий лик войны, в своей основе свет­лая книга, потому что проникнута верой в торжество человеч­ности. [/sms]
03 июн 2008, 10:46
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.