Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Сочинение "Русский характер (по рассказу «Судьба человека»)"


Сочинение "Русский характер (по рассказу «Судьба человека»)"

Сочинение "Русский характер (по рассказу «Судьба человека»)"Ясное, убедительное своей простотой и суровой правдой произведение М. Шолохова до сих пор заставляет читателя негодовать и содрогаться, горячо любить и остро ненавидеть.
 
[sms]Перед нами незабываемый образ рядового советского сол­дата — Андрея Соколова. Человека, все вытерпевшего, все преодолевшего... Велико шолоховское искусство портретной лепки: оно свежо, до предела сжато и выразительно. Из двух-трех фраз, оброненных автором как бы мимоходом, мы узна­ем, что Соколов «высокий, сутуловатый», что рука у него «боль­шая, черствая», а говорит он «приглушенным басом». И толь­ко после того, как рассказчик произнес первую фразу своего повествования: «Ну, и мне там пришлось, браток, хлебнуть горюшка по ноздри и выше», — перед нами тотчас же возни­кает его портрет, нарисованный одной-двумя незабываемыми чертами.
 
Так же кратко и до физической ощутимости ярко вылеп­лен портрет второго персонажа рассказа — коменданта лаге­ря Мюллера.
 
А образ сердечной, умной жены Андрея Соколова, сиро­ты Иринки, выросшей в детском доме! Своей преданностью, святой жертвенной любовью она напоминает прекрасные об­разы некрасовских русских женщин. И вновь так пластически зримо вылеплен он, и не только внешне, но и в сложнейших душевных движениях. Особенной силы достигает автор в сце­не прощания на вокзале в первые дни войны.
 
Поражает объемность рассказа: и целая жизнь семьи, и война, и плен. Еще больше изумляет раскрытие образа Анд­рея Соколова. На малой «площадке» рассказа человек пока­зан и в радости, и в беде, и в ненависти, и в любви, и в мирном труде, и в войне. За этим образом стоит многомилли­онный, великий, добрый, многотерпеливый народ-труженик. И как же преображается мирный этот народ в годы военных бедствий!
 
 Русский солдат! Какой историк, художник полностью изоб­разил, прославил доблесть его?! Это возвышенный и слож­ный образ. Многое сплавлено, переплетено в нем такого, что сделало его «не только непобедимым, но и великомуче­ником, почти святым, — черты, состоявшие из бесхитрост­ной, наивной веры, ясного, добродушно-веселого взгляда на жизнь, холодной и деловой отваги, покорства перед ли­цом смерти, жалости к побежденному, бесконечного терпе­ния и поразительной физической и нравственной выносли­вости» (А. Куприн).
 
 Типические для русского солдата черты воплощены в об­разе Андрея Соколова. Сверхмыслимая выносливость, стой­кость, высокие моральные качества в самые трудные момен­ты войны, плена, послевоенной жизни этого человека вызы­вают чувство восхищения. «...И стал я собираться с духом, чтобы глянуть в дырку пистолета бесстрашно, как и подоба­ет солдату, чтобы враги не увидали в последнюю мою мину­ту, что мне с жизнью расставаться все-таки трудно...» — говорит Соколов. Благородная гордость солдата, не желаю­щего показать врагу страха смерти потому, что стыд страш­нее смерти.
 
 Даже в жестоких врагах, в которых фашизм выжег все человеческое, вызывает уважение достоинство и самообла­дание русского солдата. «Вот что, Соколов, ты — настоящий русский солдат. Ты храбрый солдат. Я — тоже солдат и ува жаю достойных противников. Стрелять я тебя не буду. К том же сегодня наши доблестные войска вышли к Волге и цели­ком овладели Сталинградом», — говорит Мюллер.
 
Способность довести широту показа жизни до эпическо звучания свойственна только огромному таланту.
 
Внимательно вчитываясь в построение рассказа, нельзя н заметить сказового приема, к которому прибегает автор, по­казывая единоборство лагерфюрера и «русс Ивана»: как в былинах и древних сказах, дошедших до нас из народных глубин, М. Шолохов употребляет прием троекратного уси­ления.
 
 Первый стакан выпил, готовясь к смерти, солдат и не заку­сил. Второй стакан выпил и опять отказался от закуски. И только после третьего, выпитого «врастяжку» стакана шнапса «откусил маленький кусочек хлеба, остаток положил на стол».
 
Это — традиционно-сказовое нарастание драматизма дей­ствия во времени. Оно использовано писателем вполне зако номерно, и этот прием сказителей гармонично сливается с современным его рассказом.
 
Произведение М. Шолохова национально по языку. Типи­ческий образ русского солдата Андрея Соколова писатель раскрывает в строе мысли и речи, насыщенной меткими, са­мобытными словечками и народными речениями.
 
Но не только в отмеченных внешних признаках, как прием троекратного усиления и насыщенность языка яркими выра­жениями и пословицами, а, как говорил Белинский, в самом «сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи» про­является народность писателя.
 
 Чуткий художник, М. Шолохов всей своей жизнью, всеми помыслами был связан с жизнью своего народа, с его думами и надеждами. Творчество его питали животворные родники народной мудрости, ее великой правды и красоты. Это и обус­ловило верность каждой детали, каждой интонации его про­изведения. Главное же достоинство рассказа, вероятно, в том, что построен он на верном раскрытии глубинных движений человеческой души.
 
 Казалось бы, вот-вот должны иссякнуть силы беспощадно избитого жизнью Андрея Соколова. Но нет! В душе его таит­ся неиссякаемый источник любви. И эта любовь, это доброе начало в человеке руководит всеми его поступками.
 
Заканчивая рассказ, М. Шолохов не поставил сюжетной точки. Писатель покидает своих героев в весеннем поле: быв­ший фронтовик и усыновленный им ребенок, связанные вели­кой силой любви, идут путем-дорогой, а перед ними большая жизнь. И мы верим, что не пропадут эти люди, найдут они свое счастье... [/sms]
03 июн 2008, 10:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.