Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Сочинение"Итог исканий М. Горького («Дело Артамоновых»)"


Сочинение"Итог исканий М. Горького («Дело Артамоновых»)"

Сочинение"Итог исканий М. Горького («Дело Артамоновых»)"В повести «Дело Артамоновых» Горький показал, как мед­ленно, но неотвратимо совершается процесс осознания рабо­чими своих классовых интересов. Не в каждом городе действо­вали пропагандисты, подобные Павлу Власову и Находке, орга­низующие демонстрации и стачки. В дни революции 1905 года, вместо того чтобы объединиться против своих хозяев, как в пьесе «Враги», рабочие двух дремовских фабрик дерутся меж­ду собой. Стекла в доме Алексея Артамонова разбивают ко­жевники с фабрики Житейкина, а его собственные рабочие добровольно охраняют дом хозяина.
 
[sms]В «Деле Артамоновых» народ представлен не только ра­бочим классом, все время пополняемым притоком крестьян, быстро превращающихся в «фабричных». Среди героев пове­сти особое место занимает Тихон Вялов — дворник, бывший землекоп, а еще прежде крестьянин. Этот образ продолжает полемику Горького с его великими литературными предше­ственниками, которые, пройдя мимо «талантливых организа­торов промышленности» — выходцев из крестьянства, про­должали «любовно изображать кроткого раба, совестливого Поликушку».
 
Вялов идет от поруганной христианской морали к соци­альным отношениям людей. Тщетно пытаясь применить к миру отвлеченные понятия добра и зла, он приходит к убеждению, что моральное возмездие совпадает с возмездием историчес­ким. Вялов уверенно ждет неизбежной катастрофы, полагая, что несправедливо устроенный миропорядок должен сам со­бой неминуемо погибнуть. Это убеждение делает излишней его месть Артамоновым за убийство брата. Вялов далек от сведения личных счетов со своими хозяевами, хотя и знает все тайны дома. Тем полнее его злорадное торжество в фи­нале повести: «Дурак, а правду понял раньше всех. Вот оно как повернулось. Я говорил: всем каторга! И — пришло. Смах­нули, как пыль тряпицей. Как стружку смели».
 
В то же время Вялов далек от революционных рабочих, заявляющих: «все от нас пошло, мы — хозяева», готовых экспроприировать капиталистов. Понимая возможность подоб­ного оборота событий, Вялов не одобряет насильственных мер. Здесь сказывается слабая сторона позиции патриархаль­ного крестьянина, на которой до конца остается Тихон Вя­лов, убежденно утверждая: «Я этих затей не принимаю. Рабо­тай каждый на себя, тогда ничего не будет, никакого зла». Жизненным идеалом Вялова остается союз вольных тру­жеников и тем самым праведников. Скептик Вялов, видя «вез­де — хитрости», не уверен, что революция осуществит этот идеал. Поэтому возмездие, выпавшее на долю Артамоновых, не приносит ему душевного успокоения. «Веры, говорю, ли­шили вы меня; не знаю, как теперь и умереть мне. Загляделся на вас, беси...» — таков итог исканий Тихона Вялова, патри­архального крестьянина, живущего между крестьянской ре­формой и социалистической революцией, народного мудре­ца, так и не обретшего истины. Этот молчальник и согляда­тай, принципиально стоящий в стороне, занимающий выжида­тельную позицию, выступает в повести как представитель стихийных грозных сил. В этом смысле он поистине страшен.
 
Надо «кратко написать большой роман», говорил Л. Тол­стой Горькому, обсуждая с ним замысел «Дела Артамоно­вых». Это пожелание Горький выполнил в точности: «Дело Артамоновых» совсем небольшая повесть. Как же вмещается в ней целая эпоха — вся история русского капитализма? Чем достигается эпичность повествования, откуда берется широта исторических просторов, врывающихся в это произведение, имеющее традиционный вид семейной хроники?
 
Эпичность повествования в «Деле Артамоновых» достига­ется тем, что конфликты, возникающие между выходцами из Дремова, разрешаются не непосредственно между ними, а где-то далеко за пределами города, на просторах истории. Вместо того чтобы сводить исторические ситуации к столкно­вениям ряда героев, Горький в судьбе каждого из них выяв­ляет соответствующую историческую ситуацию. В результате рамки небольшой повести рушатся, и она делается равно­значной огромному роману—эпосу, где сразу выступает мно­жество разрозненных судеб, почти не сталкивающихся между собой, но влекомых одним общим историческим потоком.
 
Новаторство Горького в «Деле Артамоновых» заключает­ся не в привнесении каких-либо новых небывалых художе­ственных приемов. Напротив. Взяв за основу одну из тради-ционнейших литературных форм — семейную хронику, Горь­кий пользуется испытанными приемами классического реализ­ма, достигая высочайшей выразительности, доводя почти каждую деталь до «одухотворенного и глубоко продуманно­го символа».[/sms]
09 апр 2008, 09:33
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.