Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Сочинение"Мастерство в изображении быта героев одногоиз произведений русской литературы XX века.(М. Горький. «На дне»)"


Сочинение"Мастерство в изображении быта героев одногоиз произведений русской литературы XX века.(М. Горький. «На дне»)"

Сочинение"Мастерство в изображении быта героев одногоиз произведений русской литературы XX века.(М. Горький. «На дне»)"В девятисотые годы XX века в России разразился жесто­кий экономический кризис. После каждого неурожая массы разорившихся, обнищавших крестьян бродили по стране в поисках заработка. Фабрики и заводы закрывались. Тысячи рабочих и крестьян оказались без крова и средств к суще­ствованию. Под влиянием тягчайшего экономического гнета появилось огромное количество босяков, которые опустились на «дно» жизни. Пользуясь безвыходным положением обни­щавших людей, предприимчивые владельцы темных трущоб нашли способ извлекать пользу из своих зловонных подва­лов, превратив их в ночлежки, где находили приют безработ­ные, нищие, бродяги, воры и другие «бывшие люди».
 
[sms]Написанная в 1902 году пьеса «На дне» изображала жизнь и быт этих людей. Сам Горький писал о своей пьесе: «Она явилась итогом моих почти двадцатилетних наблюдений над миром «бывших людей», к числу которых я отношу не только странников, обитателей ночлежек и вообще «люмпен-проле­тариев», но и некоторую часть интеллигентов, «размагничен­ных», разочарованных, оскорбленных и униженных неудачами в жизни. Я очень рано почувствовал и понял, что люди эти — неизлечимы». Пьеса не только завершала тему о босяках, но и выдвигала новые революционные требования, которые были поставлены перед массами в период напряженной классовой борьбы предреволюционной эпохи.
 
Действие пьесы «На дне» происходит в мрачном полутем­ном подвале, похожем на пещеру, со сводчатым, низким по­толком, который давит на людей своей каменной тяжестью, где темно, нет простора и трудно дышать. Убога и обстановка в этом подвале: вместо стульев — грязные обрубки дерева, грубо сколоченный стол, по стенам — нары. Здесь собрались воры, шулеры, нищие, калеки — все, кто был выброшен из жизни, различные по своим привычкам, жизненному поведе­нию, прошлой судьбе, но одинаково голодные, измученные и никому не нужные: бывший аристократ Барон, спившийся Актер, бывший интеллигент Сатин, слесарь-ремесленник Клещ, падшая женщина Настя, вор Васька. У них нет ничего, все отнято, потеряно, стерто и затоптано в грязь.
 
Все обитатели ночлежки вытолкнуты «хозяевами» на дно жизни, но человеческое в них не растоптано до конца. В этих людях, лишенных права жизни, обреченных на беспросвет­ное существование, опустившихся, сохранилось чувство соб­ственного достоинства. Васька Пепел, сильная и широкая на­тура, страстно мечтает об иной жизни; Настя, наивная, трога­тельная и беспомощная, стремится в иллюзиях о чистой и пре­данной любви спрятаться от окружающей ее грязи; Актер — безвольный алкоголик, за ненужностью потерявший не тольг ко место в жизни, но даже свое имя, в то же время мягкий, лирически настроенный романтик и поэт в душе. Судьба сде­лала Клеща озлобленным и жестоким, но все-таки он упорно, мучительно, честным трудом старается выбиться со «дна». Татарина Асана отличает честность, Наташу — душевная чис­тота и нежность. И только Бубнов и Барон — предел падения человеческой личности. Они не проявляют каких бы то ни было стремлений изменить свою жизнь. Бубнов ко всему рав­нодушен, он не любит людей и ни во что не верит. А Барона паразитическое существование привело к полному морально­му разложению. Пестрая галерея персонажей пьесы — это жертвы капиталистического порядка. Даже здесь, на самом дне жизни, обессиленные и обездоленные вконец, они слу­жат объектом эксплуатации, даже здесь хозяева, мещане-соб­ственники, не останавливаются ни перед каким преступлени­ем и пытаются выжать из них несколько грошей.
 
Судьбы всех этих людей и самое существование «дна» доказывают неправомерность капиталистического строя и слу­жат грозным обвинением буржуазного мира. С большой ра­зоблачающей силой Горький обрушился на буржуазную фи­лософию утешительной лжи. Лука считает всех людей нич­тожными, жалкими, слабыми, неспособными к активной борьбе за свои права и нуждающимися в соболезновании и утеше­нии. Лука — сеятель иллюзий, утешительных сказок, за кото­рые жадно хватались отчаявшиеся слабые люди. «Ложь во спасение» — вот принцип, которому следует Лука. Ваське Пеплу он внушает мысль о поездке в Сибирь, где тот может начать новую, честную жизнь; Актеру обещает назвать город, где вылечивают от алкоголизма в роскошной лечебнице; уми­рающую Анну успокаивает надеждой, что за свои нестерпи­мые муки на земле она после смерти обретет покой и вечное блаженство на небе. Утешающая ложь Луки встречает сочув­ствие у ночлежников. Ему верят, так как хотят поверить в существование иной правды, так как страстно желают выр­ваться из ночлежки и пробиться к другой жизни, хотя пути к ней неясны. Горький в одном из интервью высказался так: «Ос­новной, вопрос, который я хотел поставить, это что лучше — истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?»
 
Утешители ненавистны Горькому, и в образе Луки писа­тель разоблачил их несостоятельность. Решение вопроса, что же надо делать, чтобы изменить жизнь и уничтожить «дно», дает в своих речах Сатин, образ которого полнее оттеняет вредность утешительных проповедей Луки. Горький не идеа­лизирует этот образ: как и другие босяки, Сатин не способен ни к общественно-полезному труду, ни к революционному действию, он заражен анархистскими настроениями. В нем немало пороков, привитых ему ночлежкой, он пьяница и шу­лер, подчас жесток и циничен, но все-таки от других босяков его отличают ум, относительная образованность и широта натуры.
 
В ночлежке раздаются знаменитые слова Сатина, заявля­ющие о праве человека на личную свободу и человеческое достоинство: «Все — в человеке, все для человека! Суще­ствует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит... гордо! Чело-век! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо!»
 
Эти слова выражали самые высокие мечты предреволюци­онного периода и получили реальное воплощение лишь в нашу эпоху. «Ложь — религия рабов и хозяев... Правда — бог свободного человека!» — такое высказывание Сатина вос­принималось как революционный призыв, как сигнал к вос­станию. Заявляя о своей глубокой вере в творческие силы, разум и способности свободного человека, Горький утверж­дал высокие идеи гуманизма.
 
Горький понимал, что в устах спившегося босяка Сатина речь о гордом и свободном человеке звучала искусственно, но она должна была звучать в пьесе, выражая сокровенные идеалы самого автора и доказывая, что эту речь, «кроме Са­тина... некому сказать, и лучше, ярче сказать — он не мо­жет». Своей пьесой «На дне» М. Горький опровергал все идеи реакционно-идеалистического порядка идеи непротивления, всепрощения, смирения, давая понять, за какими силами бу­дущее. Вся пьеса проникнута верой в человека. Пьеса прини­малась как пьеса-буревестник, которая предвещала грядущую бурю и к буре звала.[/sms]
09 апр 2008, 08:52
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.