Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Сочинение"Идейное и художественное своеобразие ранних произведений М. Горького"


Сочинение"Идейное и художественное своеобразие ранних произведений М. Горького"

Сочинение"Идейное и художественное своеобразие ранних произведений М. Горького"Жизнь сера, а русская в особенности, но зоркий глаз М. Горького скрашивал тусклость обыденщины. Полный ро­мантических порывов, Горький сумел найти живописную яр­кость там, где до него видели одну бесцветную грязь, и вывел перед изумленным читателем целую галерею типов, мимо ко­торых прежде равнодушно проходили, не подозревая, что в них столько захватывающего интереса. Неизменно воодушев­ляла его природа.
 
[sms]. Почти в каждом из удачных рассказов есть прекрасные и чрезвычайно своеобразные описания природы. Это не обычный пейзаж, связанный с чисто эстетической эмо­цией. Как только Горький прикасаелся к природе, он весь поддавался очарованию великого целого, которое ему всего менее казалось бесстрастным и равнодушно-холодным. В ка­кой бы подвал судьба ни забросила героев Горького, они всегда подсмотрят «кусочек голубого неба». Чувство красоты природы захватывает Горького и его героев тем сильнее, что эта красота — самое светлое из доступных босяку наслажде­ний. Любовь к природе у Горького совершенно лишена сенти­ментальности; он изображал ее всегда мажорно, природа его подбодряла и давала смысл жизни. При таком глубоком от­ношении к красоте эстетизм Горького не может ограничиться сферой художественных эмоций. Как это ни удивительно для «босяка», но Горький через красоту приходит к правде. В пору почти бессознательного творчества, в самых ранних произведениях его — «Макаре Чудре», «Старухе Изергиль» — искренний порыв к красоте отнимает у «марлинизма» Горь­кого главный недостаток всякой вычурности — искусствен­ность. Конечно, Горький — романтик; но в этом главная при­чина, почему он завоевал такие бурные симпатии изнывавше­го от гнета старой обыденщины русского читателя. Заражала его гордая и бодрая вера в силу и значение личности, отра­зившая в себе один из знаменательнейших переворотов рус­ской общественной психологии.
 
Прилив общественной бодрости, которым ознаменовалась вторая половина 90-х годов, получил свое определенное вы­ражение в марксизме. Горький — пророк его или, вернее, один из его создателей: основные типы Горького создавались тогда, когда теоретики русского марксизма только что фор­мулировали его основные положения. Кардинальная черта марксизма — отказ от народнического благоговения пред крестьянством — красной нитью проходит через все первые рассказы Горького. Ему, певцу безграничной свободы, про­тивна мелкобуржуазная привязанность к земле. Устами наи­более ярких героев своих — Пыляя, Челкаша, Сережки из «Мальвы» — он не стесняется даже говорить о мужике с прямым пренебрежением.
 
Один из наиболее удачных рассказов Горького, «Челкаш», построен на том, что романтичный контрабандист — весь порыв и размах широкой натуры, а добродетельный крестьянин — мелкая натуришка, вся трусливая добродетель которой исче­зает при первой возможности поживиться.
 
Еще теснее связывает Горького с марксизмом полное от­сутствие той барской сентиментальности, из которой исходи­ло прежнее народолюбие. Если пр"ежний демократизм рус­ской литературы был порывом великодушного отказа от прав и привилегий, то в произведениях Горького перед нами яркая «борьба классов». Певец грядущего торжества пролетариата нимало не желает апеллировать к старонародническому чув­ству сострадания к униженным и оскорбленным. Перед нами настроение, которое собирается само добыть себе все, что ему нужно, а не выклянчить подачку. Существующий порядок горьковский босяк, как социальный тип, сознательно ненави­дит всей душой.
 
Основные черты художественной и социально-политичес­кой физиономии Горького определенно и ярко сказались в его первых небольших рассказах. Они вылились без малей­шей надуманности и потому свободно и не напряженно, то есть истинно-художественно, отразили сокровенную сущность нарождавшихся новых течений. Все, что писал Горький после того, как вошел в славу — за исключением драм, — ни в художественном, ни в социально-политическом отношениях ничего нового не дало, хотя многое в этих позднейших произ­ведениях написано с тем же первоклассным мастерством.[/sms]
08 апр 2008, 16:05
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.