Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » » Сочинение"Прием гротеска в одном из произведений русской ли¬тературы XIX века. (М.Е. Салтыков-Щедрин. «Сказки»)"


Сочинение"Прием гротеска в одном из произведений русской ли¬тературы XIX века. (М.Е. Салтыков-Щедрин. «Сказки»)"

Сочинение"Прием гротеска в одном из произведений русской ли¬тературы XIX века. (М.Е. Салтыков-Щедрин. «Сказки»)"Гротеск — это термин, означающий тип художественной образ­ности (образ, стиль, жанр), основанный на фантастике, смехе, гипер­боле, причудливом сочетании и контрасте чего-то с чем-то.
 
[sms] В жанре гротеска наиболее ярко проявились идейные и художе­ственные особенности щедринской сатиры: ее политическая острота и целеустремленность, реализм ее фантастики, беспощадность и глу­бина гротеска, лукавая искрометность юмора.
 
 «Сказки» Щедрина в миниатюре содержат в себе проблемы и образы всего творчества великого сатирика. Если бы, кроме «Ска­зок», Щедрин ничего не написал, то и они одни дали бы ему право на бессмертие. Из тридцати двух сказок Щедрина двадцать девять написаны им в последнее десятилетие его жизни и как бы подводят итог сорокалетней творческой деятельности писателя.
 
 К сказочному жанру Щедрин прибегал в своем творчестве часто. Элементы сказочной фантастики есть в «Истории одного города», а в сатирический роман «Современная идиллия» и в хронику «За ру­бежом» включены законченные сказки.
 
И не случайно расцвет сказочного жанра приходится у Щедри­на на 80-е годы XIX века. Именно в этот период разгула политичес­кой реакции в России сатирику приходилось выискивать форму, наиболее удобную для обхода цензуры и вместе с тем наиболее близкую, понятную простому народу. И народ понимал политичес­кую остроту щедринских обобщенных выводов, скрытых за эзопов­ской речью и зоологическими масками. Писатель создал новый, оригинальный жанр политической сказки, в которой сочетаются фантастика с реальной, злободневной политической действитель­ностью.
 
В сказках Щедрина, как и во всем его творчестве, противостоят две социальные силы: трудовой народ и его эксплуататоры. Народ выступает под масками добрых и беззащитных зверей и птиц (а час­то и без маски, под именем «мужик»), эксплуататоры — в образах хищников. И это уже гротеск.
 
«А я, коли видели: висит человек снаружи дома, в ящике на ве­ревке, и стену краской мажет, или по крыше, словно муха, ходит — это он самый я и есть!» — говорит генералам спаситель-мужик. Щедрин горько смеется над тем, что мужик, по приказу генералов, сам вьет веревку, которой они его затем связывают. Почти во всех сказках образ народа-мужика обрисован Щедриным с любовью, дышит несокрушимой мощью, благородством. Мужик честен, прям, добр, необычайно сметлив и умен. Он все может: достать пищу, сшить одежду; он покоряет стихийные силы природы, шутя переплывает «океан-море». И к поработителям своим мужик относится насмеш­ливо, не теряя чувства собственного достоинства. Генералы из сказ­ки «Как один мужик двух генералов прокормил» выглядят жалкими пигмеями по сравнению с великаном мужиком. Для их изображения сатирик использует совсем иные краски. Они ничего не понимают, они грязны физически и духовно, они трусливы и беспомощны, жад­ны и глупы. Если подыскивать животные маски, то им как раз подхо­дит маска свиньи.
 
В сказке «Дикий помещик» Щедрин обобщил свои мысли о ре­форме «освобождения» крестьян, содержащиеся во всех его произ­ведениях 60-х годов. Он ставит здесь необычайно остро проблему пореформенных взаимоотношений дворян-крепостников и оконча­тельно разоренного реформой крестьянства: «Скотинка на водопой выйдет — помещик кричит: моя вода! курица за околицу выбре­дет — помещик кричит: моя земля! И земля, и вода, и воздух — все его стало!»
 
Этот помещик, как и вышеупомянутые генералы не имел никако­го представления о труде. Брошенный своими крестьянами, он сразу превращается в грязное и дикое животное, становится лесным хищ­ником. И жизнь эта, в сущности, — продолжение его предыдущего хищнического существования. Внешний человеческий облик дикий помещик, как и генералы, приобретает снова лишь после того, как возвращаются его крестьяне. Ругая дикого помещика за глупость, исправник говорит ему, что без мужицких податей и повинностей государство существовать не может, что без мужиков все умрут с голоду, на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя, да и денег у господ не будет. Народ — созидатель богатства, а правящие классы лишь потребители этого богатства.
 
Карась из сказки «Карась-идеалист» не лицемер, он по-настоя­щему благороден, чист душой. Его идеи социалиста заслуживают глубокого уважения, но методы их осуществления наивны и смешны. Щедрин, будучи сам социалистом по убеждению, не принимал тео­рии социалистов-утопистов, считал ее плодом идеалистического взгля­да на социальную действительность, на исторический процесс. «Не верю... чтобы борьба и свара были нормальным законом, под влия­нием которого будто бы суждено развиваться всему живущему на земле. Верю в бескровное преуспеяние, верю в гармонию...» — раз­глагольствовал карась. Кончилось тем, что его проглотила щука, и проглотила машинально: ее поразили нелепость и странность этой проповеди.
 
В иных вариациях теория карася-идеалиста получила отражение в сказках «Самоотверженный заяц» и «Здравомысленный заяц». Здесь героями выступают не благородные идеалисты, а обыватели-трусы, надеющиеся на доброту хищников. Зайцы не сомневаются в праве волка и лисы лишить их жизни, они считают вполне естественным, что сильный поедает слабого, но надеются растрогать волчье сердце сво­ей честностью и покорностью. «А может быть, волк меня... ха-ха... и помилует!» Хищники же остаются хищниками. Зайцев не спасает то, что они «революций не пущали, с оружием в руках не выходили».
 
Олицетворением бескрылой и пошлой обывательщины стал щед­ринский премудрый пескарь — герой одноименной сказки. Смыс­лом жизни этого «просвещенного, умеренно-либерального» труса было самосохранение, уход от столкновений, от борьбы. Поэтому пескарь прожил до глубокой старости невредимым. Но какая это была унизительная жизнь! Она вся состояла из непрерывного дро­жания за свою шкуру. «Он жил и дрожал — только и всего». Эта сказка, написанная в годы политической реакции в России, без про­маха била по либералам, пресмыкающимся перед правительством из-за собственной шкуры, по обывателям, прятавшимся в своих но­рах от общественной борьбы.
 
Топтыгины из сказки «Медведь на воеводстве», посланные львом на воеводство, целью своего правления ставили как можно больше совершать «кровопролитий». Этим они вызвали гнев народа, и их постигла «участь всех пушных зверей» — они были убиты восстав­шими. Такую же смерть от народа принял и волк из сказки «Бедный волк», который тоже «день и ночь разбойничал». В сказке «Орел-меценат» дана уничтожающая пародия на царя и правящие классы. Орел — враг науки, искусства, защитник тьмы и невежества. Он унич­тожил соловья за его вольные песни, грамотея дятла «нарядил... в кандалы и заточил в дупло навечно», разорил дотла ворон-мужиков. Кончилось тем, что вороны взбунтовались, «снялись всем стадом с места и полетели», оставив орла умирать голодной смертью. «Сие да послужит орлам уроком!» — многозначительно заключает сказку сатирик.
 
Все сказки Щедрина подвергались цензурным гонениям и передел­кам. Многие из них печатались в нелегальных изданиях за границей. Маски животного мира не могли скрыть политическое содержание ска­зок Щедрина. Перенесение человеческих черт — психологических и политических — на животный мир создавало комический эффект, на­глядно обнажало нелепость существующей действительности.
 
Образы сказок вошли в обиход, стали нарицательными и живут многие десятилетия, а общечеловеческие типы объектов сатиры Сал­тыкова-Щедрина и сегодня встречаются в нашей жизни, достаточно только попристальнее вглядеться в окружающую действительность и поразмыслить.
[/sms]
05 апр 2008, 15:27
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.