Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Сочинение"Совет в Филях. (Анализ эпизода из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», т. Ill, ч. 3, гл. IV)"


Сочинение"Совет в Филях. (Анализ эпизода из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», т. Ill, ч. 3, гл. IV)"

Сочинение"Совет в Филях. (Анализ эпизода из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», т. Ill, ч. 3, гл. IV)"Лев Николаевич Толстой в романе «Война и мир» неоднократно одчеркивал предопределенность происходящих событий. Он отри-;ал роль личности в истории, но отстаивал предначертанность судь-5ы отдельного человека и государства в целом.
 
[sms]Несмотря на то что на Бородинском поле русские одержали «нрав-твенную» победу и собирались на следующий день продолжать сра­жение, выяснилось, что войска потеряли убитыми и ранеными до •оловины состава, и сражение оказалось невозможным. Еще до со-«ещания в Филях всем здравомыслящим военным было ясно, что •овое сражение давать невозможно, но это должен был сказать «свет­лейший». Кутузов постоянно задавал себе вопрос: «Неужели это я юпустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал? Когда же jto решилось?..»
 
Кутузов продолжает ту же линию поведения, что и во время Бо­родинского сражения. Он сидит внешне безучастный к окружающим, ю ум его лихорадочно работает. Он ищет единственно верное реше-ine. Главнокомандующий свято верит в свою историческую миссию спасения России.
 
Интересно, что, описывая такую драматическую сцену, как реше-)ие оставлять Москву французам или драться за нее, Лев Николае­вич не упускает случая поиронизировать над ложным патриотизмом Бенигсена, который настаивает на защите Москвы, начиная свою речь высокопарной фразой: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать ее?» Всем ясна фальшь этой фразы, но лишь Кутузов вправе ответить на нее протестом. Он выбран глав­нокомандующим по желанию народа, вопреки воле государя, и ему, истинному патриоту, претит всякое позерство. Кутузов искренне уве­рен, что на Бородинском поле русскими одержана победа, но он же видит и необходимость оставления Москвы.
 
Он говорит гениальнейшие слова, ставшие на долгие годы хрес­томатийными: «Вопрос, для которого я просил собраться этих гос­под, это вопрос военный. Вопрос следующий: «Спасение России в армии. Выгоднее ли рисковать потерей армии и Москвы, приняв сра­жение, или отдать Москву без сражения?.. Вот на какой вопрос я желаю знать ваше мнение».
 
 Кутузову трудно, чисто по-человечески невозможно отдать при­каз об отступлении из Москвы. Но здравый смысл и мужество этого человека возобладали над остальными чувствами: «...я (он остано­вился) властью, врученной мне моим государем и отечеством, я — приказываю отступление».
 
Сцену совета в Филях мы видим глазами ребенка, внучки Андрея Савостьянова, Малаши, оставшейся в горнице, где собрались генера­лы. Шестилетняя девочка, конечно же, ничего не понимает в проис­ходящем, ее отношение к Кутузову, «дедушке», как она его окрести­ла, и Бенигсену, «длиннополому», построено на подсознательном уровне. Ей симпатичен дедушка, который о чем-то спорил с длинно­полым, а потом «осадил его». Такое отношение между спорящими «утешило» Малашу. Она относится с симпатией к Кутузову, и ей при­ятно, что он одержал верх.
 
Такое восприятие сложнейшего эпизода романа нужно автору, вероятно, не только потому, что «устами младенца глаголет истина», но и потому, что Кутузов, по мысли Толстого, не рассуждает, не умничает, а поступает так, как невозможно не поступить: он выбира­ет единственно правильное решение. Конечно, старику оно дается нелегко. Он ищет свою вину в происшедшем, но уверен, что гибель французов в скором времени неминуема. Уже поздно ночью он го­ворит, кажется, без всякой связи, вошедшему адъютанту: «Да нет же! Будут же они лошадиное мясо жрать, как турки... будут и они, только бы...»
 
Сколько боли в этих словах, ведь он все время думает о судьбе армии, России, своей ответственности перед ними, только поэтому прорываются горькие слова.
 
Эпизод совета в Филях многое объясняет и показывает драма­тизм ситуации, вынужденное отступление войск не как злую волю кого-то одного, решившего погубить Москву, а единственно возмож­ный и верный выход. Толстой восхищен мудростью и дальновиднос­тью главнокомандующего, его умением понять ситуацию, воспользо­ваться своей властью и принять непопулярное, но мужественное и благое решение. Кутузов не нуждается в дешевом популизме, он истинный патриот, думающий о благе отечества, и это помогает ему принять правильное решение...[/sms]
04 апр 2008, 17:36
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.