Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » » Сочинение"«Величайшие истины — самые простые». Л.Н. Толстой. (По одному из произведений русской литературы. — Л.Н, Толстой. «Смерть Ивана Ильича»)"


Сочинение"«Величайшие истины — самые простые». Л.Н. Толстой. (По одному из произведений русской литературы. — Л.Н, Толстой. «Смерть Ивана Ильича»)"

Сочинение"«Величайшие истины — самые простые». Л.Н. Толстой. (По одному из произведений русской литературы. — Л.Н, Толстой. «Смерть Ивана Ильича»)"Действительно великая, философская мысль Л.Н. Толстого пере­дана через рассказ о самых неинтересных, самых типичных обывате­лях того времени. Глубина этой мысли идет через весь рассказ гран­диозным фоном для незначительного, маленького театра кукол, ка­кими являются герои этого произведения.
 
[sms]Член Судебной палаты Иван Ильич Головин, женившись в свое время без любви, но весьма выгодно для собственного положения,, делает очень важный шаг в жизни — переезд. Дела его на службе идут хорошо, и, на радость жены, они переезжают в более достой­ную и престижную квартиру.
 
Все хлопоты и переживания по поводу покупки мебели, обста­новки квартиры занимают первое место в помыслах семьи: «Чтобы было не хуже, чем у других». Какие должны быть стулья в столовой, обить ли розовым кретоном гостиную, но все это должно быть не­пременно «на уровне», а другими словами, в точности повторить сотни таких же квартир. Так же это было во времена «застоя» — ковры, хрусталь, стенка; так и в наше время — евроремонт. У всех. Главное — престижно и достойно.
 
Но есть ли счастье у этих людей? Прасковья Федоровна, жена, постоянно «пилит» Ивана Ильича, чтобы тот продвигался по службе, как другие. У детей свои интересы. А Иван Ильич находит радость во вкусном обеде и успехах на работе.
 
Толстой пишет не о какой-то случайной семье. Он показывает по­коления таких людей. Их большинство. В чем-то рассказ Толстого — это проповедь духовной мысли. Может быть, такой вот Иван Ильич, прочитав сегодня эту книгу, задумается, кто же он есть на самом деле: только ли чиновник, муж, отец, или есть у него более высокое предназначение?
 
 Наш Иван Ильич только перед самой смертью обнаруживает это великое. А вот за все время болезни, да и вообще за всю жизнь не приходит ему такая мысль.
 
Украшая свое новое жилище, Иван Ильич подвешивал модную картину, но сорвался и упал с высоты. «Совершенно удачно упал», только немного повредил бок. Наш герой беззаботно смеется, но до читателя уже доносится грозная музыка, лейтмотив провидения, смер­ти. Сцена съеживается, герои становятся мультипликационными, не­настоящими.
 
Задетый бок время от времени стал напоминать о себе. Скоро даже вкусная еда перестала радовать члена Судебной палаты. После еды он стал испытывать ужасную боль. Его жалобы страшно раздра­жали Прасковью Федоровну. Никакой жалости, а тем более любви к мужу она не испытывала. Но зато чувствовала огромную жалость к себе. Ей, с ее благородным сердцем, приходится переносить все дурацкие капризы своего избалованного мужа, и только ее чуткость позволяет ей сдержать раздражение и благосклонно отвечать на его глупое нытье. Каждый сдержанный упрек казался ей огромным под­вигом и самопожертвованием.
 
Не видя ласки, муж тоже старался не заводить речь о болезни, но когда, исхудавший, с постоянными болями, он уже не мог ходить на службу и различные бездарные врачи назначали ему припарки, все уже начали понимать, что дело серьезное. И в семье складывает­ся еще более душная атмосфера, поскольку не совсем уснувшая со­весть мешает детям и жене спокойно развлекаться, как раньше. Дети, в душе обиженные на отца, лицемерно спрашивают его о здоровье, жена тоже считает своей обязанностью поинтересоваться, но един­ственный, кто действительно сочувствует больному, — буфетный мужик Герасим. Он становится и сиделкой возле постели умирающе­го, и утешителем в его страданиях. Нелепая просьба барина — дер­жать его ноги, мол, так ему легче, не вызывает ни удивления, ни раздражения мужика. Он видит перед собой не чиновника, не хозя­ина, а прежде всего умирающего человека, и рад хоть как-то послу­жить ему.
 
Чувствуя себя обузой, Иван Ильич еще больше раздражался и капризничал, но вот наконец-то смерть-избавительница приблизи­лась к нему. После долгой агонии вдруг произошло чудо — никогда не задумывавшийся о том самом «великом», Иван Ильич ощутил не­ведомое для него чувство всеобъемлющей любви и счастья. Он больше не был обижен на черствость родных, напротив, он чувствовал к ним нежность и с радостью прощался с ними. С радостью же он и отпра­вился в чудесный, сверкающий мир, где, он знал, его любят и встре­чают. Только теперь обрел он свободу.
 
Но остался его сын, встреча с которым после похорон мимолет­на, но ужасающе конкретна: «Это был маленький Иван Ильич, каким Петр Иванович помнил его в Правоведении. Глаза у него были и заплаканные и такие, какие бывают у нечистых мальчиков в тринад-цать-четырнадцать лет».
 
Каждый день на планете умирают тысячи Иванов Ильичей, но так же продолжают люди жениться и выходить замуж по расчету, нена­видеть друг друга и растить таких же детей. Каждый думает, что способен на подвиг. А подвиги кроются в самой обыкновенной жиз­ни, если она освещена, пронизана любовью и заботой о ближних.[/sms]
04 апр 2008, 16:16
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.