Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Сочинение"Психологический смысл романа Ф.И. Достоевского «Преступление и наказание»"


Сочинение"Психологический смысл романа Ф.И. Достоевского «Преступление и наказание»"

Сочинение"Психологический смысл романа Ф.И. Достоевского «Преступление и наказание»"Почему Достоевский взялся писать роман с таким названием «Преступление и наказание»? Что же важно для него? Этот частный случай: преступник, жертва и возмездие? Но сколько таких случаев! Нет, очевидно, смысл не в этом. Писателя волнует не процесс пре­ступления, даже не само наказание, каково оно по сути: тюрьма,, каторга, ссылка... Другое...
 
[sms]«Почему?» — вот вопрос, который он, очевидно, задавал себе, когда работал над созданием романа. Почему, что толкает человека на совершение этого жестокого поступка? Неужели только нужда?
 
 Но сколько других людей, нуждающихся, бесправных, не имеющих положения в обществе. Эти люди теряют смысл жизни, для них нет больше жизни вообще, они не живут, а существуют. И таких людей в романе Достоевского много. За общей серой картиной действитель­ности, читатель может не заметить их. Однако один такой герой наиболее ярко выделяется на этом темном фоне. Мармеладов. Пья­ница и «забавник» (так называют его в трактире). Отставной чинов­ник, отчаявшийся человек, что ему осталось в жизни? Наверное, этот вопрос долго мучил его. Он решился, наконец, на последний шаг — стать человеком. И что же? Не вышло. Спился. «Финита ля коме­дия». Жизнь кончена. Что остается? Итог — понятен... Но почему, почему Мармеладов не становится убийцей? Что удерживает его? Воли не хватает? А может, он человек не такой жестокий, как Рас­кольников? Но ведь и Раскольников не был жестоким. Достоевский приводит тому множество примеров. Достаточно вспомнить поведе­ние Раскольникова на пожаре, его отношение к заболевшему това­рищу — студенту, наконец, к дочери хозяйки квартиры, где он «жи­вет» (если это только можно назвать жизнью).
 
Достоевский более чем странно описывает нам своего героя: то он пытается убедить читателя в человечности Раскольникова, в том, что он способен любить и сострадать; то вдруг со всей остротой описывает его хладнокровие. Этим, мне кажется, писатель хотел ска­зать, что Раскольников настолько же жесток, насколько человечен.
 
Значит, все же не это главное, не жестокость. Нечто другое, не­сравнимо большее стоит за убийством. Ведь человек, совершив пре­ступление, каким бы жестоким оно ни было, в душе все же обяза­тельно оправдывает себя. Но разве можно оправдать убийство? Где же Раскольников ищет оправдание своему поступку? «Он его не ищет, — говорит Достоевский, — оно уже есть».
 
Действительно, Раскольников долго не мог решиться на такой шаг. Ему необходимы были силы не физические, а моральные. И точно как Соня жива только тем, что верит в чудо, в доброту людскую (уж ей ли верить!), так точно и Раскольников верит в свою теорию. Теорию по сути антигуманную. Раскольников считает, что люди подразделяются на «тех, кто право имеет» и «тварей дрожа­щих». По его убеждению, существуют «гении», которые и правят миром. Что «гениев» этих порождает «серая масса» — люди. Все, все люди ничего не стоят как личности. Жизнь десяти, сотни, а тем более одного человека — ничто, по сравнению с жизнью Наполеона, например. А значит, пробиваться к цели своей такой вот гений мо­жет (и даже должен!) через трупы людские. И это все оправдывает теория Раскольникова, в которой он уверен не меньше чем в себе. Именно поэтому он и решается на убийство. Оставалось проверить, действительно ли он принадлежит к числу тех, кто «имеет дар и талант сказать в среде своей новое слово», или он такой, как все. И он проверил...
 
«Я не человека убил. Я принцип убил! Принцип-то я и убил! А переступить-то не переступил, на этой стороне остался...»
 
Убийство оказалось страшнее теории. Оказалось, что Расколь­ников-то вовсе и не «гений», а «вошь» обыкновенная, такая же, как и «старушонка».
 
«Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старуху! Тут-таки разом и ухлопал себя навеки...»
 
Тут бы, как говорится, и сказке конец, но весь ужас состоит в том, что Раскольников не отказывается от своей теории; более того, он еще сильнее ненавидит свою жертву. Он не раскаивается, а видит свое преступление в том, что не вынес его...
 
Так в чем же наказание Раскольникова? Достоевский считает, что это не раскаяние. Это страшнее, мучительнее. Ведь Раскольни­ков пытался доказать своей теорией, что нравственности вообще нет и человечество живет законами «естественного отбора», где право на жизнь имеет лишь «гений». Но эта теория убийственная и не может быть верной. Поэтому Раскольникову предстоит тяжелый путь к истине, когда он ценой великих сомнений поймет, наконец, что все эти годы он заблуждался. Тогда-то вот Раскольников ока­жется в той душевной пустыне, где нет места старому миру, а надо искать новый...
 
На мой взгляд, смысл романа не в том, чтобы показать и расска­зать читателю о преступлении какого бы то ни было частного лица, а чтобы таким вот примером объяснить, в чем состоит преступность подобной теории перед человечеством вообще; и какое раскаяние ждет людей, если они пойдут наперекор нравственности.[/sms]
04 апр 2008, 11:15
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.