Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Сочинение"Образ Петербурга в романе «Преступление и наказание»"


Сочинение"Образ Петербурга в романе «Преступление и наказание»"

Сочинение"Образ Петербурга в романе «Преступление и наказание»"«Преступление и наказание» иногда называют «петербургским романом». Достоевский, как и герой романа, любил этот город горь­кой и мучительной любовью и по-своему воспринимал его. Суще­ствует выражение «Петербург Достоевского». Это мрачный, боль­ной, сырой и все-таки прекрасный город. Контрасты Петербурга, сто­лицы тогдашней России, рисовали и Пушкин, и Гоголь, и Некрасов. У Достоевского контрасты эти особенно обострены, что объясняет­ся не только характером его мировосприятия, но и обострением этих контрастов в самой жизни города в 60—70-е годы XIX века, в пору стремительного развития российского капитализма, когда Петербург быстро разрастался за счет доходных домов, банкирских контор, заводов и рабочих предместий.
 
[sms]Безотраден, сумрачен городской пейзаж в романе, хотя время действия — лето и погода стоит жаркая. Глазами голодного бедняка мы смотрим на летний Петербург: «На улице жара стояла страшная, к тому ж духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, — все это разом неприятно потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши».
 
Картины природы или описания великолепных видов столицы встречаются в романе лишь как контраст к такому безотрадному изображению. Голодный юноша чувствует себя отверженным среди богатых особняков, разряженных женщин. На мосту, с которого от­крывается величественная невская панорама, Раскольников чуть не попал под богатую коляску, и кучер хлестнул его кнутом на потеху прохожим... От того-то ему больше по сердцу нищая Сенная пло­щадь. В этой части Петербурга он чувствует себя своим и находит в ней своеобразную красоту.
 
Действие романа происходит большей частью на улице. Где-то в переулке у Сенной щегольская коляска раздавила несчастного Мар­меладова, а на другой день его чахоточная и полубезумная вдова на улице истекает кровью; на улице застрелился Свидригайлов; на Сен­ной площади Раскольников пытается всенародно принести покая­ние. Эти уличные сцены, нарисованные крупным планом, дополняют­ся мимолетными эпизодами. Они создают фон, на котором развер­тывается трагичная жизнь Мармеладова, Сонечки, Раскольникова...
 
Покидая шумные, грязные улицы, писатель ведет нас в дома, где живут его герои. Обычно это — доходные дома, столь типичные для капиталистического Петербурга. Мы входим в грязные и вонючие дворы, поднимаемся по темным лестницам. Вот одна из них — «узень­кая, крутая и вся в помоях. Все кухни всех квартир во всех четырех этажах отворялись на эту лестницу и стояли так почти целый день. Оттого была страшная духота». 
 
А комнаты? Они рисуются обычно в полутьме, слабо освещен­ные косыми лучами заходящего солнца или тускло мерцающим огар­ком свечи...
 
Страшной, призрачной представляется нам жизнь, протекающая на этих петербургских улицах, в этих петербургских трущобах. Кар­тины реальной жизни — убийство старухи процентщицы, появление «человека из-под земли», называющего Раскольникова «убивцем», «страшные, отчаянные вопли с улицы» — похожи на кошмарные грезы безумного. А бредовые видения Раскольникова похожи на реальную действительность.
 
Среди персонажей, населяющих страницы романа, мы часто встре­чаем детей. Писателя неотступно преследует мысль об их судьбах, его сердце особенно остро ранят их страдания.
 
Таков страшный мир нищеты, невыносимых страданий, мир, в котором рождаются полубезумные замыслы Раскольникова.
 
Однако Петербург в романе Достоевского — это не только го­род униженных и оскорбленных, но и город людей «деловых», «по­ложительных», промышляющих кто чем может. Образцы этих людей постоянно появляются на страницах «Преступления и наказания»: мошенник Кох, скупающий у старухи процентщицы просроченные вещи; содержатель распивочной Душкин (он «закладчик и краденое прячет»); купец Юшин, который содержит дешевые номера — «грязь, вонь, да и подозрительное место»; Луиза Ивановна, Дарья Францев-на, торгующие женщинами.
 
На фоне подобных персонажей вырисовываются более отчетли­во две фигуры: Свидригайлов и Лужин. Образ Свидригайлова вопло­щает черты нравственного разложения крепостнической среды. Это темная личность, шулер, посетитель петербургских клоак. Еще при крепостном праве, живя в поместье жены, он истязал крепостных. Один из его слуг удавился, не вынеся издевательств господина Свид­ригайлова.
 
Тип дельца-промышленника воплощен в образе Лужина. Мы ви­дим немолодого господина, «чопорного, осанистого, с осторожною и брезгливою физиономией», который «состоял на линии жениха». Перед нами Чичиков эпохи 60-х годов, но Чичиков, способный на
любое злодеяние. Он разбогател и «пуще всего боялся... вот уже несколько лет, обличения». Лужин пытается заискивать у «молодых поколений», так как наслышан о каких-то «прогрессистах, нигилис­тах, обличителях».
 
Достоевский вложил в уста дельца и негодяя Лужина теорию «разумного эгоизма», но до того опошленную и искаженную, что она превратилась в теорию приобретательства. Как истинный буржу­азный делец, Лужин, в зависимости от своих приобретательских ин­тересов, то заигрывает с «прогрессистами», то готов предать их и грозит судом этим «отъявленным безбожникам, возмутителям и воль­нодумцам».
 
Чувство страха и отвращения вызывает Алена Ивановна, старуха процентщица, убийство которой замыслил Раскольников. Образ ее постоянно присутствует в больных грезах Раскольникова. Но на стра­ницах романа она появляется всего дважды. Оба раза она возникает из мрака: «...только виднелись ее сверкавшие из темноты глазки». В зловещем образе старухи переплетаются черты реальные, обыден­ные с полуфантастическими (как в пушкинской «Пиковой даме»): «Это была крошечная сухая старушонка, лет шестидесяти, с востры­ми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволо­сая... На ее тонкой и длинной шее, похожей на куриную ногу, было наверчено какое-то фланелевое тряпье... Старушонка поминутно каш­ляла и кряхтела». Чем-то напоминает она Бабу-Ягу или злую ведьму из народных сказок, есть в ней что-то нечистоплотное, мерзкое, слов­но это не человек, а вошь.
 
Из рассказа, случайно услышанного Раскольниковым, он узнает, что старуха очень богата. Дряхлая ростовщица скаредна и безжало­стна. И Раскольников приходит к убеждению, что «на общих весах жизнь этой чахоточной, глупой и злой старушонки» значит «не бо­лее как жизнь вши».
 
Образ Петербурга в романе символичен. С одной стороны, он яв­ляется фоном, на котором разворачиваются события, а с другой — это тоже действующее лицо, соучастник страшного поступка Рас­кольникова, а также и его ряскаяш'ч, возвращения в мир людей.[/sms]
04 апр 2008, 11:09
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.