Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Состав некоренного населения Ямальского района к началу ВОВ


Состав некоренного населения Ямальского района к началу ВОВ

Состав некоренного населения Ямальского района к началу ВОВС началом войны состав некоренного населения Ямальского района сильно изменился. К 288 "кулакам", высланным сюда еще в 30-е годы, добавились 226 человек немцев, 202 человека - члены семей "украинских на-ционалистов" и молдаван, и даже 4 калмыка. Всего 720 спецпоселенцев. Из них на Новопортовском рыбозаводе работало 189 человек, в том числе 24 на инженерно-технических должностях. На Пуйковском рыбозаводе трудилось 149 человек, в том числе на инженерно-технических должностях - 16. В торгующих организациях Но-вопортовского рыбкоопа работали 34 спецпоселенца, на руководящих должностях - 75 человек, учителями - 5 человек, в здравоохранении - 6 человек. Естественно, что среди ссыльных были разные люди. Некоторые из них выучили ненецкий язык, хорошо знали обычаи и нравы аборигенов тундры и уважительно к ним относились.
 
Много мужчин из некоренного населения ушло на фронт, можно сказать, что лучшая их часть. Кроме негодных по состоянию здоровья к призыву на полуострове осталось немало тех, кто решил отсидеться в трудную для страны пору, прикрываясь броней, фальшивыми справками. Поэтому, видимо, секретарь Тамбейского райкома ВКП(б) Г.В. Сидоров информировал в июле 1945 г. окружком партии о том, что "среда из русских довольно нездоровая. Приходишь к такому выводу, что большинство Тамбейских, Сеяхинских и Дровянских обывателей, приехавших сюда для личной наживы и проживающих здесь продолжительное время, надо из района вывозить, толку и работы от них нет". Любопытно, что и сам Г.В. Сидоров и его заместитель -второй секретарь Тамбейского райкома Д.А. Зуев были сняты в 1947 г. с работы. Первый с формулировкой "за морально-бытовое разложение, необеспеченность работы", а второй "как несправившийся с работой и скомпрометировавший себя".
 
Органической составной частью образа жизни описанных Г.В. Сидоровым обывателей было пьянство. Пили запоями работники Северо-Ямальского и Южно-Ямальского Красных Чумов во главе со своими начальниками Топорковым и Елсуфьевым, начальник рыбоприемного пункта Мордо-Яге Кульмурзаев (этот деятель печать на свои приказы ставил пробкой от водочной бутылки, запугивая этим ненцев), злоупотребляли спиртным секретарь Тамбейского сельсовета Храпов, секретарь Тамбейской парторганизации Скляров. Вышестоящие органы, в том числе и работники окружко-ма ВКП(б), покрывали пьяниц, видимо потому, что сами были не ангелы. На VIII партконференции Ямало-Ненецкого окружкома в феврале 1945 г. отмечалось, что в округе процветали "пьянки коллективного характера, в них принимал участие окружной партийный актив, в том числе и секретари окружкома ВКП(б)".
 
"Русские начальники" вели себя в тундре так, что восстановили против себя значительную часть населения. После событий декабря 1943 г. эта проблема была подвергнута тщательному анализу на собрании партийного актива Ямальского райкома 2 марта 1944 г., на XII пленуме Ямало-Ненецкого окружкома 18-19 марта 1944 г., в постановлении бюро Омского обкома 28 февраля 1944 г., в докладной записке в ЦК секретаря Ямало-Ненецкого окружкома П.И. Гулина в июле 1944 г. Анализ был беспощадный, мы бы даже сказали, что в этой беспощадности был даже некоторый оттенок мазохизма. Очевидно, тон критики был задан оценками, данными в постановлении бюро Омского обкома ВКП(б) от 28 февраля 1944 г. Приведем лишь некоторые высказывания о поведении "русских начальников" в тундре Северного Ямала: "творили безобразия" (Малюгина, судья Ямальского районного суда), "творили издевательства" (Дзенис, окружной прокурор), "творили свои грязные дела" (Броднев, заместитель председателя окрисполкома), "вели себя в тундре, как завоеватели" (Брюховецкий, директор Новопортовского рыбозавода), "проявляли элементы великодержавного шовинизма" (Кузьмин, лектор Салехардского горкома ВКП(б)).
 
Из анализа документов нельзя не согласиться с тем, что по отношению к ненцам многие представители власти проявляли грубость, были налицо и жульничество, и грабеж. Как еще иначе можно назвать систематические обсчеты рыбозаводов при приеме рыбы у местного населения, искусственное снижение сортности принимаемой продукции? Какими другими словами, помимо слова "грабеж", можно назвать кампанию по сбору налогов и платежей в 1942-43 гг. Вполне правомерно употребляется это слово в отношении действий директора Полярного рыбозавода, который кроме установленных 20 процентов отчислений с ненецких колхозов за амортизацию орудий лова, незаконно удержал с них в течение 1943 года за соль, тару и амортизацию орудий лова 30968 рублей. Это была немалая сумма, и ее незаконное присвоение подорвало экономику многих хозяйств.
 
Такие явления не в последнюю очередь объяснялись отсутвием контроля за действиями различного рода мелких "русских начальников" в тундре. Ямальский район был самый удаленный в округе. Северные колхозы находились на расстоянии 600-800 км от районного центра, расположенного в Яр-Сале, а от Салехарда были удалены на 800-1200 км. Газета из Тюмени до Там-бея доходила за 2,5 месяца, а из Салехарда - за 1,5 месяца, ни один населенный пункт района не имел радиотрансляционной станции, ни одной киноустановки, в радиосвязи между Салехардом и Яр-Сале были постоянные помехи. Летом связь с национальными колхозами поддерживалась только водным путем, посредством единственного рейса, который совершал теплоход "Анастас Микоян". Зимой поездка от Яр-Сале до Тамбея занимала 20-30 дней. Работники райкома и райисполкома тратили на одну командировку 3-4 месяца. В 1943 г. они впервые появились на Северном Ямале лишь в сентябре, т.е. незадолго до исследуемых нами событий.
 
Итог был печален. Все документы фиксируют беспощадный вывод: партийные и советские органы, русское население не пользуется авторитетом среди коренных жителей на Северном Ямале, "шаманы имеют больший авторитет, чем Советская власть". Документы свидетельствуют, что отношение к власти дошло от недовольства до озлобления. Пик недовольства и озлобления пришелся на конец 1943 г.- это еще один вывод, к которому мы пришли, исследуя архивные материалы. Как видно из вышеизложенного нами, основания для этого у большинства ненецкого населения Северного Ямала были.
17 фев 2008, 16:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.