Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » Исследования возникновения кожных боли и зуда.


Исследования возникновения кожных боли и зуда.

Исследования возникновения кожных боли и зуда.Один из самых крупных авторитетов в вопросах исследования боли Р. Мелзак (1981) отметил: «В болевых процессах участвует так много областей и между ними наблюдается столь широкое взаимодействие, что попытки описать их чаще приводят к путани­це, чем вносят ясность».
 
Это образное высказывание в полной мере относится к кожному зуду. Центральный анализ информации, по­ступающей с рецепторов кожи, генерирующих ощущение зуда, отличается чрезвычайной сложностью. Возможность подавить зуд с помощью более сильного раздражения в пределах иннервации од­ного сегмента указывает на то, что первый этап обработки инфор­мации, поступающей с периферии, происходит в спинном мозге. Г. Н. Крыжановский, С. И. Игонькина (1976), создавая генера­торы патологически усиленного возбуждения в различных систе­мах головного мозга, смогли воспроизвести нейропатологические синдромы, характеризующиеся повышенной активностью этих си­стем.
 
Были воспроизведены синдромы боли и зуда центрального происхождения. Эти исследования позволили выдвинуть теорию генераторных механизмов центральных болевых синдромов. Ее ос­новные положения заключаются в том, что под влиянием тех или иных эндогенных или экзогенных факторов в определенных отде­лах центральной нервной системы, составляющих ноцицептивную систему, возникают генераторы патологически усиленного возбуж­дения.
 
Такие генераторы могут развивать мощную и длительную активность вследствие особенностей их функциональной организа­ции, обусловленных недостаточностью тормозных механизмов в популяциях нейронов, что и лежит в основе центральных синдро­мов боли и зуда [Графова В. Н. и др., 1976].
 
Периферические пути проводимости боли и зуда (учитывая близость этих ощущений, их объединяют термином «ноцицепция») большинство авторов связывают с А-дельта- и С-волокнами аф­ферентных нервов. И. В. Ушаков (1984) одновременно регистрировал динамику субъективных ощущений испытуемого человека, тонуса мышц предплечья, в кожу которого производили инъекции исследуемых веществ.
 
Было установлено, что возникновение в месте введения пруритогена любых по качеству ощущений (боль, зуд, жжение, пощипывание и т. д.) сопровождалось появлением спонтанного тонуса мышц исследуемого предплечья, находящегося в состоянии покоя. Отмечена корреляция между интенсивностью ощущения и выраженностью мышечного тонуса. На этом основании И. В. Уша­ков предполагает, что импульсация с рецепторов, ответственных за восприятие зуда, попадая в спинной мозг, активирует мотоней­роны передних рогов спинного мозга, что и приводит к появлению непроизвольного мышечного тонуса (спонтанных мышечных со­кращений). Чем интенсивнее импульсация с периферии, тем боль­шее число мотонейронов приходит в активное состояние, тем зна­чительнее непроизвольный мышечный тонус.
 
Таким образом, не­произвольный мышечный тонус может характеризовать состояние периферического звена кожного анализатора. Результаты функциональных исследований (электроэнцефалографических, электромиографических, реовазографических, термографических, скорости проведения импульса по двигательным и чувствительным волокнам, кожного сопротивления и кожно-гальванического рефлекса), проведенных 3. Г. Фараджевым (1985), позволили выявить большую частоту изменений в центральной, периферической и вегетативной нервной системе у больных унилатеральными дерматозами.
 
В большинстве случаев клинические неврологические измене­ния определялись в форме микросимптоматики: различных откло­нений со стороны черепно-мозговых нервов, асимметрии перио-стальных и сухожильных рефлексов, нарушений чувствительности. При этом периферические неврологические сдвиги чаще наблюда­лись на стороне поражения, а центральные — на противоположной стороне. Частота центральных нарушений, по данным ЭЭГ, реги­стрировалась чаще, чем клинические признаки болезни, что указы­вает на наличие скрытых, субклинических изменений нервной сис­темы как фрагмента кортико-висцеральной патологии, играющей роль в патогенезе унилатеральных и линейных дерматозов.
 
О значении нарушений нервной системы для возникновения и поддержания патологического процесса на коже было написано много. Некоторые работы, носящие откровенно спекулятивный характер, послужили во вред направлению нервизма в изучении патогенеза дерматозов. Успехи в области биохимии, молекулярной биологии и иммунологии способствовали переключению интересов на эти научные дисциплины, в связи с чем еще больше сократилось число работ, посвященных изучению роли нервной системы в пато­генезе дерматозов. В течение ряда лет мы принимали участие в изучении патогене­за унилатеральных и линейных дерматозов. Интерес к их патоге­незу заключается в возможности получения ответа на вопрос о действительной роли нервной системы в возникновении и поддер­жании дерматоза, расположенного только по ходу нерва.
 
Выявле­ние электрофизиологическими и другими инструментальными ме­тодами различий в пораженной и не пораженной процессом конеч­ности у одного и того же человека при одинаковом содержании всех гуморальных и клеточных факторов, всех исследованных биохимических показателей в циркулирующей крови является уни­кальной моделью изолированного патологического состояния. Вы­явление общих закономерностей развития кожного процесса при определенных нарушениях в центральной или периферической нервной системе проливает свет на участие этих отделов в меха­низмах развития патологического процесса на коже.
14 дек 2007, 15:51
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.