Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Сочинение: Образ Родины в лирике С.А. Есенина


Сочинение: Образ Родины в лирике С.А. Есенина

Сочинение: Образ Родины в лирике С.А. Есенина Есенин писал: «Моя лирика жива одной большой любо­вью, любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве».

У раннего Есенина можно найти и типичные российские пейзажи, и характерные для России той поры жанровые кар­тинки.

Россия для Есенина — прежде всего древняя патриар­хальная «Русь», своего рода застывшее время и пространст­во, в котором не предполагается никакое движение, а всякий прогресс губителен. Отсюда — антиурбанизм, отрицательное отношение к индустриальным символам (излюбленным для футуристов). В одном из стихотворений цикла «Сорокоуст» используется выразительная метафора, передающая драма­тическую коллизию города и деревни, как ее видел в то вре­мя поэт (эта метафора стала хрестоматийной: летящий по рельсам паровоз и не поспевающий за ним жеребенок: «Ми­лый, милый, смешной дуралей, / Ну куда он, куда он гонит­ся? / Неужель он не знает, что живых коней / Победила стальная конница?»).

Первоначально Есенин принял Октябрьскую революцию («Товарищ», «Инония», «Преображение», «Иорданская голу­бица», «Пантократор»), однако симпатия к ней у Есенина была не политическая, а, как и у Блока, отвлеченно-философ­ская: это соответствовало его утопической мечте о построении «мужицкого рая». Но, так как революция большевиков была по преимуществу пролетарской и индустриальной и на деле имела мало общего с утопией «мужицкого рая», тоска по «Руси уходящей» со временем одержала верх в сознании Есе­нина над революционной утопией («Страна негодяев», «Русь уходящая», «Русь советская», «Русь бесприютная», «Спит ковыль. Равнина дорогая...» и другие). Поэт разочаровался в революции, и только незадолго до смерти пытался написать кое-что по «социальному заказу».
[sms]
В цикле «Персидские мотивы» сквозь воспевание красот Востока пробивается искренняя, незабываемая любовь к Ро­дине. В стихотворении «Шаганэ ты моя, Шаганэ!», посвя­щенном восточной красавице, тема любви к России вспыхи­вает ярко и неожиданно. Например, у восточных поэтов прошлого можно найти такие особенности, как совпадение Первой и последней строк в каждой строфе, обращение к вое- точной красавице, которым обрамляется произведение с на­чальной и заключительной строф. Но в этой форме поэт вы­ражает образы родной земли: волнистой ржи, рязанских раздолий и т. п. Ключевой оказывается первая строфа. Вто­рая ее строчка повторяется во второй строфе, третья стро­ка — в начале и в конце третьей строфы; четвертая строка образует подобное кольцо в четвертой строфе и т. д. В резуль­тате каждый стих первой строфы встречается в произведе­нии трижды.

Обращение к экзотике (южной или восточной) имеет чет­кую традицию в романтической поэзии XIX в. Особенно по­казательным может быть сравнение с пушкинским южным посланием «Эллеферия, пред тобой...». В обоих стихотворе­ниях герой обращается к чужеземной красавице со словами любви, подчеркивая при этом свое происхождение (у Пушки­на: «Твоей красоте / Вредна холодная Россия»; у Есени­на: «Потому что я с севера, что ли...»).

Стихотворение, в сущности, построено на одной разверну­той метафоре: герой сравнивает собственные кудри (вырази­тельная деталь подлинного есенинского портрета) с «волни­стой рожью при луне». Все образы стихотворения так или иначе связаны с этой метафорой, ни о чем другом почти не го­ворится. Композиционный центр стихотворения — третья строфа, где появляется метафора любовного переживания:

Я готов рассказать тебе поле.
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

В следующей, предпоследней, строфе неожиданно возни­кает новый мотив: печальное воспоминание о родине: «Не буди только память во мне / Про волнистую рожь при луне...» Этот, типично романтический в своих истоках, мо­тив созвучен пушкинскому: «Не пой, красавица, при мне / Ты песен Грузии печальной...» В последней строфе обнару­живается основной смысл атого высказывания: речь идет о
русской девушке, которую не может забыть влюбленный в Шаганэ герой. Образ далекой возлюбленной («Там, на севере, девушка тоже, / На тебя она страшно похожа. / Может, ду­мает обо мне...») навеян традиционными романтическими мотивами. Можно обратить внимание также на ритмический сдвиг: стих «Может, думает обо мне» является дольником, и таким образом нарушается анапест — основной размер сти­хотворения. Нарушение ритма имеет смысловое значение: оно так же передает волнение, как и отклонения от правиль­ного синтаксиса.

Природа и родина неразрывны в творчестве Есенина. Своеобразие его стихотворений в том, что в них передано чув­ство единства с родной природой, с языком простого народа. Уже в раннем творчестве Есенина его самой сильной сторо­ной было лирическое изображение русской природы, зримые образы родного пейзажа, через которые он выражал свою лю­бовь к Родине:

О Русь — малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.

Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить —
Я научиться не могу.


Часто в пейзаже много печали и горя убогой деревни («Край ты мой заброшенный, край ты мой, пустырь»). Одна­ко Есенин видел родные края и другими: в радостном весен­нем убранстве, с синевой небес и цветением трав, с весенни­ми реками и зелеными рощами, окрашенными в светлые тона: «заголубели долы», вокруг «синяя ширь», вечерами встают «малиновые зори».

Боль и невзгоды крестьянской Руси, ее радости и надеж­ды — все это вылилось у Есенина в светлые, задушевные строфы:

Ой ты, Русь, моя родина кроткая,
Лишь к тебе я любовь берегу.

От проникновенных стихов о красоте родной земли Есе­нин пришел к раздумьям о судьбах России в «суровые гроз­ные годы»:

Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила, мучила и жгла.

После революции все чаще появляются у Есенина стихи, полные душевного смятения, и тревоги, грусти об уходящей вместе с деревенской Русью в прошлое юности, о собственном призвании и о том, сможет ли он петь по-новому. Тема Роди­ны получает дальнейшее развитие. На смену «Руси уходя­щей», еще недавно горячо любимой поэтом и воспетой им, приходит новый образ Родины. В стихотворении «Неуютная жидкая лунность...» Есенин с горечью говорит о бедности и нищете «полевой России», «усохших вербах», лачугах и со­хах, «тележной песне колес», страстно желает видеть «мощь родной страны»:

Я не знаю, что будет со мною...
Может, в новую жизнь не гожусь.
Но и все же хочу я стальною.
Видеть бедную, нищую Русь.

Какие бы перипетии ни ожидали поэта, Есенин находит верный путь к пониманию своего места на Родине:

Радуясь, свирепствуя и мучась,
Хорошо живется на Руси.

В автобиографии поэт писал: «Искусство для меня не за­тейливость узоров, а самое необходимое слово того языка, которым я хочу себя выразить». Творчество Есенина — одна из самых прекрасных страниц в русской поэзии. Стихи его совершенны по форме, они просты и глубоки по мысли, не­обыкновенно лиричны и напевны. [/sms]
29 ноя 2007, 11:47
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.