Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » » Сочинение: Тема любви в лирике В.В. Маяковского


Сочинение: Тема любви в лирике В.В. Маяковского

Сочинение: Тема любви в лирике В.В. МаяковскогоМаяковский и любовная лирика. Раньше мне казалось, что эти два понятия несовместимы: ведь при изучении по­эзии Маяковского обычно обращают внимание на ее граж­данские и философские аспекты. Это определялось жела­нием представить автора главным поэтом революции. К сча­стью, за последние годы стало появляться все больше и больше материалов, заставляющих по-новому взглянуть на жизнь и творчество Маяковского.

Настоящим откровением для меня стала любовная лири­ка Маяковского. Мне кажется, что именно любовная лирика может играть важнейшую роль в осмыслении всего созданно­го Маяковским. Однако сразу возникает вопрос, как отне­стись к многочисленным стихотворным строкам и высказы­ваниям такого рода: «...поэт не тот, кто ходит кучерявым барашком и блеет на лирические любовные темы»; «мелан­холическая нудь» («О поэтах»), или: «Бросьте! Забудьте! Плюньте и на рифмы, и на арии, и на розовый куст, и на про­чие мерехлюндии из арсеналов искусств...» («Приказ № 2 армии искусств»).
 
Думается, что в этих и подобных строках речь идет не об отрицании любви и любовной лирики, — это выступление против устаревших форм в искусстве и неис­кренних, поверхностных отношений, обыденности и по­шлости. Такое отрицание любви направлено, как мне кажется, на утверждение любви истинной; вся поэзия Мая­ковского устремлена к искренним отношениям. Именно по­этому для нее совершенно естественными являются раз­мышления:

Эта тема придет, прикажет: — «Истина» —
Эта тема придет, велит: —«Красота»...
(из поэмы «Про это»)
[sms]
И все-таки возникает вопрос: чем была для Маяковского любовная лирика? «Меланхолической нудью» или зеркалом душевных переживаний?

В жизни Маяковского было немало женщин, были и серь­езные любовные увлечения, и быстротечные романы, и про­сто флирт. Но лишь три такие связи оказались достаточно долгими и глубокими, чтобы оставить след в его поэзии. Речь, конечно же, идет о Лиле Брик — героине почти всей лирики поэта; Татьяне Яковлевой, которой посвящены два превосходных стихотворения, и Марии Денисовой, ставшей одним из прототипов Марии «Облака в штанах».

Отношения Владимиа Маяковского и Лили Брик были очень непростыми, многие этапы их развития нашли отраже­ние в произведениях поэта; в целом же показательным для этих отношений может быть стихотворение «Лиличка!». Оно написано в 1916 году, но свет впервые увидело с заглавием-посвящением «Лиличке» только в 1934 году.

Сколько любви и нежности к этой женщине таят в себе строки:

...Кроме моря любви твоей,
мне
нету моря,
а у этой любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.

Маяковский немало ездил по миру, и поклонницы у него были не только на родине. Юноши грезят любовью без гра­ниц, до обожания, до умопомрачения. Маяковский мог так любить, но какая боль и горечь неразделенной любви звучит в строках поэта:

Значит, опять темно и понуро
Сердце возьму, слезами окапав,
нести, как собака, которая в конуру
несет перерезанную поездом лапу.

У меня сложилось такое впечатление, что Маяковский был одиноким человеком. Его не всегда понимали мать и сест­ра. У него не было друзей, который он мог бы открыть свою душу. Когда я прочитал(а) воспоминания, обнажившие очень личную сторону взаимоотношений Брик и Маяковского, мне на память пришли строки из поэмы «Флейта-позвоночник»:

... А я вместо этого до утра раннего
в ужасе, что тебя любить увели,
метался 
и крики в строчки выгранивал,
уже наполовину сумасшедший ювелир.
В карты б играть!
В вино
выполоскать горло сердцу изоханному.

Не надо тебя!
Не хочу!
Все равно
Я знаю,
Я скоро сдохну.


Личное и поэтическое у Маяковского не существуют сами по себе, они тесно переплетены, одно переходит в другое. Подтверждение этой взаимосвязи можно найти и в других произведениях Маяковского: поэмах «Люблю», «Облако в штанах», «Человек», «Про это».

После появления поэмы «Про это» Маяковского стали об­винять в «субъективистском погружении в мир индивиду­альных чувств и переживаний». Но чем же еще должна зани­маться поэзия, как не погружением в «мир индивидуальных чувств»?

Пролеткультовские теоретики, влиятельные в начале двадцатых годов, видели в лирике лишь «пережиток буржу­азного индивидуалистического искусства». Они утверждали, что их интересует не отдельная личность, а «черты, общие миллионам». Лирика для большинства критиков была лишь передачей настроения, «предварительной, низшей ступенью организации сил коллектива». В этих абстрактных эстети­ческих построениях не было место живой, конкретной лич­ности.
т Тема любви была задана поэту конкретными событиями его жизни.

...А там,
где тундрой мир вылинял,
где с северным ветром ведет река торги, —
на цепь нацарапаю имя Лилино
и цепь исцелую во мраке каторги.

Лили Юрьевна, с первого дня знакомства с Маяковским, стала для него «единственной героиней в жизни и творчест­ве. «Облако в штанах» носило печатное посвящение ей, хотя вдохновительницей этой поэмы был не она, а другие жен­щины;

Начиная с «Облака», он посвятил Лиле Юрьевне все свои поэмы. Когда в 1928 году вышел первый том его собрания со­чинений, посвящение гласило: Л.Ю.Б. — тем самым он по­святил ей все им написанное и до, и после знакомства.

И во «Флейте-позвоночнике», и в других стихотворениях 1915—1916 годов, Маяковский восторженно воспевает свою любовь, «имя которой звучит радостнее всех!». Он «поет» ее «накрашенную, рыжую», готовый положить «Сахарой горя­щую щеку» под ее ногами в пустыне; он дарит ей корону, «а в короне слова мои радугой судорог».
 
Крикнул ему: 
«Хорошо!
Уйду!
Хорошо!
Твоя останется.
Тряпок нашей ей,
робкие крылья в шелках зажирели б.
Смотри, не уплыла б.
Камнем на шее навесь
жене жемчуга ожерелий!
(«Флейта-позвоночник»)

Не могу не упомянуть еще об одной поэме Маяковского, изданной впервые в Москве в марте 1922 года. Это поэма «Люблю» — светлая поэма В.В. Маяковского, полная любви и жизнерадостности. В ней нет места мрачным настроениям.

...А я ликую.
Нет его —
ига!
От радости себя не помня
скакал,
индейцем свадебным прыгал—
так было весело,
было легко мне.

1924 год был переломным в отношениях между Маяков­ским и Лилей Брик. Намек на это можно найти в стихотворе­нии «Юбилейное», которое было написано к 125-летию со дня рождения Пушкина, 6 июня 1924 года:

Я
теперь
свободен
от любви
и от плакатов.
Шкурой
ревности
медведь
лежит когтист.

Сохранилась записка от Л.Брик к Маяковскому, в кото­рой она заявляет, что не испытывает больше прежних чувств к нему, прибавляя: «Мне кажется, что и ты любишь меня много меньше и очень мучиться не будешь».

После возвращения Маяковского из Америки в 1925 году характер отношений между ним и Л.Ю. Брик коренным об­разом изменился. Теперь их связывала глубокая дружба.

В начале октября 1928 года Маяковский поехал в Париж, где познакомился с Татьяной Яковлевой. Они сразу влюби­лись друг в друга.

Маяковский написал два стихотворения, посвященных Т.А. Яковлевой: «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» и «Письмо Татьяне Яковлевой». Это были первые любовные послания (с 1915 года), посвященные не Лиле Юрьевне Брик.

Опять
в работу пущен
сердца
выстывший мотор.
 
Стихотворения Т.А. Яковлевой были на самом деле пер­вой светлой любовной лирикой после поэмы «Люблю».

Ты не думай,
щурясь просто
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
иди на перекресток
моих больших и неуклюжих рук.
Не хочешь?
Оставайся и зимуй,
И это оскорбление
на общий счет нанижем.
Я все равно
тебя
когда-нибудь возьму —
Одну
или вдвоем с Парижем.

Тема любви окрасила дивным светом лучшие произведе­ния Владимира Маяковского, вывела его в первый ряд заме­чательных русских поэтов XX века. [/sms]
29 ноя 2007, 11:27
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.