Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Сочинение: Поэт и революция в лирике В.В. Маяковского


Сочинение: Поэт и революция в лирике В.В. Маяковского

Сочинение: Поэт и революция в лирике В.В. МаяковскогоМаяковский — поэт движения,"динамики. Вихревое дви­жение массивных вещей — излюбленный его прием. Все его поэтические черты — приспособлены для поэзии революции и войн. Он поэт грома и грохота, не способный к тишине, поэт катастрофического сотрясения вещей. До него улица была безъязыкой. Поэт заговорил языком улицы. Особенно это заметно в его раннем творчестве, еще не обремененном признаниями в любви к советской власти и «атакующему классу». Маяковский оперирует громадами, огромными чис­лами, отсюда и суффикс —«ищ» — хвостище, адище, Вави-лонище. В его стихотворениях множество гипербол. Он поэт катастроф и конвульсий.

К.Чуковский писал: «Маяковский орет, как тысячеголо­сая площадь. «Сердце — наш барабан», — заявляет он сам, и, открыв любую его страницу, мы убеждаемся, что это действи­тельно так. Он не только не способен к тишине, он не способен ни к какому разговору. Вечно кричит и неистовствует».

Конечно, Маяковский проделал трагическую эволюцию, но лучшие моменты его новаторской поэзии, его неологизмы, замечательные сравнения, напор, поэтический пафос, безус­ловно, гораздо лучше отражают его поэтическое новаторст­во, нежели стихи просоциалистической тематики, стихи, в которых политическая сторона явно берет верх над эстетиче­ской.

«О, четырежды славься, благословенная!» — такими сло­вами встретил Маяковский Великую Октябрьскую социали­стическую революцию. С октября 1917 года начинается но­вый этап в его творчестве, этап, обусловленный прежде всего изменениями действительности. Резко меняется тональ­ность стихов. В вихревые дни исторического перелома Мая­ковский убежденно встает в ряды первых деятелей литерату­ры и искусства, включившихся в процесс революционного обновления жизни.
[sms]
Он глубоко убежден, что революция и по­эзия нужны друг другу, он верит в действенность слова, но, чтоб оно стало подлинно действенным, все должно быть перестроено: лирика и эпос, поэзия и драматургия. Ведь никогда перед художником не стояла столь огромная задача — содей­ствовать объединению миллионов людей на основе новых со­циальных и нравственных принципов. В этом искреннем желании непосредственно участвовать в революционном об­новлении жизни и искусства во имя счастья миллионов — источник новаторства Маяковского.

После Октября направление в творчестве Маяковского об­рело особую четкость: служение революции, ориентация на Ленина. Даже его работа в 1919—1921 годах в РОСТА стала примером поэтической самоотверженности. «Грозный смех» этих стихов вдохновлял красноармейцев, воодушевлял их на разгром интервентов. Уже в те годы поэт воспевает наше светлое будущее.

Революция дала Маяковскому жизненную силу, обогати­ла его новыми идеями и радостным ощущением причастно­сти государственным свершениям. «Революцией мобилизо­ванный и призванный», он все свои силы отдавал тому, чтобы внести свой вклад в защиту октябрьских событий.

Господствующий в дооктябрьском творчестве поэта пафос решительного отрицания враждебной человеку действитель­ности, саркастическое, гротескное, ее изображение (персона­жи сатирических гимнов, образ «повелителя Всего»), мрач­ные картины людского горя, страданий уступают место мажорному, одическому утверждению начавшихся в стране коренных перемен.

«Ода революции», «Левый марш», «Мистерия-буфф», «Потрясающие факты» — эти первые образцы социалистиче­ского искусства Великого Октября захватывают своей ис­кренностью, глубочайшей верой в прекрасное будущее, от­крывшееся перед человечеством. Маяковский, как и прежде, романтик, но теперь это романтизм утверждения и созида­ния нового мира. В «Левом марше» он убежденно заявляет: «России не быть под Антантой», «Коммуне не быть покорен­ной». Интонация стиха — волевая, командная. «Слово — полководец человечьей силы», — говорит поэт. Слово поэта сильно потому, что оно выражает волю, стремления и мечты многомиллионных масс и его передового отряда. Четкость ритма, командный характер интонации подчеркивается сильными рифмами, большинство которых дано по подобию звуков, а не букв, фонетично.

Четыре раза в стихотворении звучит: «Левой, левой, ле­вой!» Появляются неожиданные и потому красивые рифмы: «кляузе» противопоставляется «маузер», «коммуне не быть покоренной» — «короной», мы перешагнем «через горы горя» — «за мора море», в «непочатый» солнечный край под призыв «печатай шаг миллионный».

В звуковом отношении стихотворение построено не на ас­сонансах (созвучиях гласных), а на аллитерациях (созвучиях согласных), в которых часто повторяется звук «р», придаю­щий энергию, решительность, прямоту и резкость стиху.

Наконец, важнейший образ «Левого марша» — поэт, дают поэтическое оформление стремлениям и борьбе идуще­го к победе народа.

Выражая в поэме «150 000 000» мысль о непобедимости нашего народа, поэт повествует о том, как русский богатырь Иван, олицетворяющий весь русский народ, побеждает им­периалистическое чудовище, представленное в поэме обра­зом американского президента Вудро Вильсона. Эта поэма — о ста пятидесяти миллионах людей нашей страны, о револю­ции и совершившем ее народе:

Не Ленину стих умиленный.
В бою
славлю миллионы,
                       вижу миллионы,
миллионы пою.

В 1924 году он закончил поэму «Владимир Ильич Ле­нин» — поэтическую иллюстрацию господствовавшей в ту пору идеологии. Эта поэма открыто публицистична.. Все в ней подчинено политической идее. Поэма образна, поэтична, в ней много горячего пафоса, который захватывает мысль, чувство и волю простого читателя. Гиперболы в поэме немно­гочисленны, но зато усилены метафоры и олицетворения,
проходящие через всю поэму: буря, корабль, штурман, ве­тер, чирканье молний, народ — океан... Грандиозность собы­тий отражена в образной ткани произведения.

Вся в будущее устремлена поэма «Хорошо!». Поэт воскли­цает в ней:

Отечество
славлю,
которое есть,
но трижды —
которое будет.

Уже в первой главе Маяковский заявляет реалистиче­ский характер поэмы:

...это
сердце
с правдой вдвоем.
Это было
с бойцами
или страной,
или
в сердце
было
моем.

Он говорит о своем благородном и искреннем стремлении к тому,

Чтоб из книги
через радость глаз,
от свидетеля счастливого, —
в мускулы усталые
лилась
строящая
и бунтующая сила.

В поэме нет деления на части. Она монолитна, несмотря на кажущуюся смысловую и интонационную разнохарактер­ность и пестроту глав.

«Великая Октябрьская революция будет жить вечно, а я — ее поэт!» — просто, естественно и предельно ясно говорил В.В. Маяковский о своем творчестве. К счастью, его роль в русской поэзии долговечнее, нежели роль поэта револю­ции.[/sms]
29 ноя 2007, 11:11
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.