Последние новости
04 дек 2016, 17:43
Девушка погибла в результате сильного наводнения в испанском городе Малага, сообщает...
Поиск



» » » » Сочинение: Тема любви в поэзии А.А. Блока


Сочинение: Тема любви в поэзии А.А. Блока

Сочинение: Тема любви в поэзии А.А. БлокаЗамечательные любовные «Стихи о Прекрасной Даме» Александр Блок посвятил Любови Дмитриевне Менделее­вой — сначала невесте, потом жене. Чувство трагической не­успокоенности, жажда юношеской души раскрыться на­встречу миру и создает своеобразие первой книги Блока. Мечтая о вселенской гармонии, он создает идеальный образ Прекрасной Дамы, Неизвестной, Святой, Владычицы все­ленной. В этом образе слились и любовные переживания поэта, и мистика, и — главное — его жажда земной гармонии и красоты.

Образ Прекрасной Дамы станет понятнее, если примем во внимание культ вечной женственности в творчестве некото­рых немецких романтиков, в поэзии Гете, и особенно старше­го современника Блока — Владимира Соловьева, который считал, что «вечная женственность» восприняла силу боже­ства, вместила полноту добра, а через них — нетленное сия­ние красоты и что именно из «вечной женственности» вый­дет спасение мира.
 
Блок одно время испытывал влияние Владимира Соловьева, но в основе своей оставался ориги­нальным поэтом. Он был символистом — принадлежал к ли­тературному течению конца XIX — начала XX века, провоз­гласившему, что мир может быть постигнут не разумом, а интуицией через символ — условный знак, несущий в себе неисчерпаемое значение. Важнейшую роль при этом играет музыка стиха, помогающая поэту прорваться от реального, земного, к ирреальному, к идеальной сущности мира. От символистов Блока отличала страстная влюбленность в зем­ную жизнь.

Любовь воплощена в мотиве встречи лирического героя и Дамы. История встречи, которая «должна преобразить мир, уничтожить власть времени, создать Царство Божие на зем­ле, — таков лирический сюжет его любовной темы.
[sms]
На пути к земному счастью «условным знаком» для Бло­ка и стала Прекрасная Дама — идеальный образ красоты и добра.

И когда он пишет:
Верю в Солнце Завета,
Вижу зори вдали,
Жду вселенского света
От весенней земли...
Верю в Солнце Завета,
Вижу очи Твои, —


это не гимн Богородице, это, вернее, не только гимн Богоро­дице, это страстное ожидание Прекрасной Дамы. Обратим внимание на строки:

Жду вселенского света
От весенней земли.


Как сказано выше, для Блока земное счастье неразрывно с постижением идеала вечной красоты. Точно так же стихо­творение «Вхожу я в темные храмы» — это не произведение, исполненное традиционного религиозного чувства, — это все то же неуемное стремление увидеть, прозреть черты Пре­красной Дамы, являющейся поэту как бы во сне. Но Блок был слишком реалистом, слишком земным человеком, чтобы удовлетвориться зыбким образом Святой, Владычицы все­ленной, в которую он хотел поверить, но — увы! г- поверить не сумел.

И молча жду— тоскуя и любя...
Все жду призыва, ищу ответа...
Я озарен — я жду твоих шагов...
Молчу и жду тебя, мой бедный, поздний друг...
Один, я жду, я жду, я жду — тебя, тебя...
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Все в облике одном предчувствую Тебя.


Призрак не становится явью. Чем дальше, тем отчетливее поэт сознает, что Прекрасная Дама — не более чем волную­щий, влекущий мираж:

Все жду призыва, ищу ответа,
Но странно длится земли молчанье...

Постепенно в его стихах усиливаются мотивы неверия, двойничества. Так появляется стихотворение «Люблю высо­кие соборы...»:

Боюсь души моей двуликой
И осторожно хороню
Свой образ дьявольский и дикий
В сию священную броню.
В своей молитве суеверной
Ищу защиты у Христа,
Но из-под маски лицемерной
Смеются лживые уста...

Трепетное ожидание «свершений» все чаще сменяется на­плывами скепсиса, разочарования, неверия Поэт сознает,
что, поклоняясь призраку, оторвался от реального мира. Его влечет другой зной, «зной земли всегдашний». Он понимает, что ему «другая и жизнь, и другая дорога, и душе — не до сна». Так происходит расставание с Прекрасной Дамой, рас­ставание после несостоявшегося свидания. Так возвращается поэт из «соловьиного сада» своей мечты к земной жизни:

И весь измучен, в исступленьи,
Я к миру возвращаюсь вновь —
На безысходное мученье,
На безысходную любовь.


Тема противопоставления пошлости высокому духовному идеалу в ином ракурсе звучит в стихотворении «За гробом». Хоронят молодого литератора, о котором только и можно сказать, что он «слов кощунственных творец». За покойни­ком, пыля на его невесту, на икону, на гроб, следует толпа его друзей и близких. Все они выражают невесте сочувствие в изрядно надоевших, избитых фразах. А она —

Этих фраз избитых повторенья,
Никому не нужные слова —


Возвела она в венец творенья, В тайную улыбку божества.

Словно здесь, где пели и кадили,
де и грусть не может быть тиха,
Убралась она фатой от пыли
И ждала Иного Жениха.


Знаменитое стихотворение из цикла «Возмездие» «О доб­лестях, о подвигах, о славе...» по-своему перекликается с та­кими пушкинскими шедеврами, как «Я помню чудное мгно­венье...», «Я вас любил...»: то же чувство, покоряющее личность до конца, без остатка, заставляющее забыть житей­скую прозу и отказаться от временных заблуждений; то же благородное уважение и великодушие по отношению к жен­щине. Но в стихотворениях Пушкина перекличка времен — прошедшего, настоящего, будущего. «Я помню чудное мгно­венье...» завершается мажорной нотой.

Конфликт разрешен, жизнь исполнена смысла и сулит радости любви и творчества. «Я вас любил...» проникнуто чувством примиренья и успокаивающим сознанием того, что счастлив любимый человек. Грустно, но и сладостно такое сознание. Жизнь продолжается по своим законам.

У Блока разрыв с любимой равносилен духовному кра­ху — развитие остановилось:
 
Уж не мечтать о нежности, о славе,
Все миновалось, молодость прошла!
Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.


Но, перечитывая стихотворение, внезапно ловим себя на мысли: поэт не выбросил из памяти пережитое; оно осталось для него светлым и" манящим воспоминанием. Даже обраща­ясь к темным сторонам действительности, лирика великих поэтов очищает душу, поднимает читателя над житейскими невзгодами.

В его поздних любовных стихах вновь звучит мелодия первой любви, мира юности:

И вижу в снах твой образ, твой прекрасный,
Каким он был до ночи злой и страстной,
Каким являлся мне. Смотри:

Все та же ты, какой цвела когда-то,
Там, над горой туманной и зубчатой,
В лучах немеркнущей зари.


Вся любовная лирика Блока проникнута его самобытно­стью: ярким лиризмом, верой в высокие цели поэзии, неяс­ными, но чудесными импульсами, идущими от глубины по­этического сердца.[/sms]
29 ноя 2007, 10:33
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.