Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Сочинение: Базаров и Аркадий в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети»


Сочинение: Базаров и Аркадий в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети»

Сочинение: Базаров и Аркадий в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети» В эпоху дореформенной России литература и жизнь до та­кой степени сближаются друг с другом, что сплошь да рядом при анализе того или другого общественного явления нельзя отличить, где кончается литературный генезис его и где на­чинается непосредственное действие общественных сил. И наоборот — при изучении того или другого факта литера­турной истории не знаешь, где кончается общественное воз­действие и где начинается сфера чисто литературного творче­ства.

Можно насчитать целый ряд произведений, отражающих не просто интересы «времени», а прямо интересы того или другого года. Чтобы понять, например, общий тон вышедше­го в 1860 году тургеневского «Накануне», нужно быть хоро­шо знакомым с тем радостно-выжидательным настроением, которое охватило русское общество под влиянием реформа-ционных стремлений нового царствования. Но для оценки «Отцов и детей», которых отделяет от «Накануне» всего два-три года, уже этого недостаточно. За ничтожный промежу­ток двух лет успело выясниться новое общественное течение, без подробного знакомства с которым мы будем бессильны понять смысл романа. Через пять лет после «Отцов и детей» появляется «Дым», и опять нужны новые сведения об изме­нениях общественно-политической атмосферы, имевших место в течение этих пяти лет. Наконец, для понимания «Нови» требуются уже совсем новые сведения о явлениях, зачатки которых не идут дальше начала семидесятых годов.

Мы нарочно взяли для иллюстрации нашей мысли Турге­нева, писателя, высокая художественность которого состав­ляет предмет восторженного удивления. И именно этот-то тонкий художник вместе с тем представляет собой образец самого тесного взаимодействия литературы и общественной жизни, именно он тонко и чутко «ловил», говоря термином русской критики, «момент».
[sms]
Известно, что автор и герой произведения, как бы близки они ни были по взглядам, биографии, характерам, никогда не бывают идентичны: художественный образ создается с по­мощью вымысла и носит по отношению к действительности обобщающий характер. Тем более сказанное относится к ге­роям, далеким от автора, вызывающим его сложное, а то и отрицательное отношение к себе.

Судить об отношении автора к герою следует по всей худо­жественной системе произведения: герой среди других геро­ев, его внешность, биография, поступки, мысли, чувства, прямые высказывания автора о нем.

Возьмем главного героя романа «Отцы и дети» Базарова. «Хотел ли я обругать Базарова — или его превознести? — пи­сал Тургенев. — Я этого сам не знаю, ибо я не знаю, люблю ли я его или ненавижу!» И в другом месте: «Точно и сильно вос­произвести истину, реальность жизни — есть величайшее счастие для литератора, даже если эта истина не совпадает с его собственными симпатиями». Наконец: «Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная и все-таки обреченная на гибель, потому что она все-таки стоит в преддверии буду­щего».

Исходя из этих положений, обращаемся к тому, как нари­сован герой романа: его портрет; споры и отношения с Пав­лом Петровичем; разговоры и споры с Аркадием (высказыва­ния об искусстве, природе, любви); отношение к народу; отношения с родителями и Одинцовой; болезнь и смерть; ав­торский реквием Базарову в конце романа. Обратим внима­ние на то, что на последних страницах романа писатель с иронией говорит о братьях Кирсановых и об Аркадии, и об Одинцовой, и о лакее Петре, «окоченевшем от глупости»; с сарказмом — о Ситникове и Кукшиной. Но поднимается до лирического пафоса, когда речь заходит о Базарове, о его мо­гиле. Тургенев не разделял многих взглядов Базарова, но признавал его силу и самобытность.

Тургенев показывал в «Отцах и детях» появление в рус­ском обществе новых людей, в которых он многое ценил, но многое и отвергал. Для Тургенева была характерна особен­ная проницательность: изучая русскую жизнь, он нередко успевал заметить зарождение новых социально-психологи­ческих типов. Он стремился к типизации новых явлений, ко­гда новые признаки только наметились. Нередко возникала парадоксальная ситуация: в образах тургеневских персона­жей читатели открывали для себя новые типы в действитель­ности.

Действие романа «Отцы и дети» развертывается летом 1859 года — в самый канун реформы, когда социально-поли­тические противоречия достигли высокого накала и когда происходило резкое идейное размежевание литературно-об­щественных групп. На одном полюсе у Тургенева оказались «отцы» как олицетворение мира старого, тяготеющего к со­циальной несправедливости, удобно сжившегося с бесправи­ем народа, воспитанного на образцах дворянской куль­туры, — это старшие Кирсановы и родители Евгения Базарова, провинциальное дворянство и даже некоторые из слуг, сжившихся с барским бытом. На другом полюсе — представители мира нового, который только складывается в процессе отрицания старых порядков, — это прежде всего Евгений Базаров, а также Аркадий Кирсанов, Ситников, Кукшина, которые, однако, и не собирались всерьез пойти за Базаровым по пути крушения старого мира. В конце концов он остался один. Его неожиданная смерть ускорила развязку романа.

Тургенев представлял себе Базарова героем трагическим, а нарождение этого социально-психологического типа преж­девременным и вряд ли закономерным. Он нередко говорит от лица многих: «Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным...»; «В теперешнее время полезнее всего отрица­ние — мы отрицаем...»; «Мы ничего не проповедуем; это не в наших привычках...»; «Нас не так мало, как вы полагаете» и так далее. Но посмотрим, что реально соответствует этому «мы».
 
Аркадий Кирсанов внутренне далек от Базарова с са­мого начала. Даже самое главное слово романа — «ниги- лист» — они воспринимают и понимают по-разному. Для Ар­кадия это всего лишь человек, «который ко всему относится с критической точки зрения». Странным кажется то, что Ар­кадий и Базаров вообще когда-то подружились. Вот Аркадий рассказывает другу историю личной жизни Павла Петрови­ча. Какая-то непостижимая сила влекла Павла Петровича к графине Р., к ее загадочному взгляду, неповторимой красо­те. Каприз его сердца избрал именно эту женщину. Рассказ Аркадия был рассчитан на то, чтобы вызвать сочувствие или хотя бы участие Базарова, но имел противоположное следст­вие.
 
Реакция на повесть о трагической любви дяди Аркадия выразилась в суждениях Базарова о любви и смысле жизни: («...человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви...»), о воспитании, воле, о влиянии человека на время. Конечно, в повседневной жизни молодые люди, по­добные Аркадию, вызывают больше симпатий: они деликат­нее, нежнее, поэтичнее, терпимее, наконец. С человеком, ко­торый привык выражаться столь категорично, как Базаров, порой бывает действительно страшно. Аркадий женится и будет счастлив, однако трудно вообразить счастливую совме­стную жизнь Базарова с Одинцовой, если бы она ответила на его влюбленность. Конечно, личные качества Аркадия дале­ки от необходимых для революционера качеств.

Когда спор заходит о природе, Аркадий не выдерживает и впервые выступает против Базарова. Именно в ответ на его вопрос: «И природа пустяки?» — Базаров отвечает своим знаменитым: «И природа пустяки в том значении, в каком ты ее понимаешь. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник».

В конце романа приятели расходятся открыто и навсегда. Одиночество Базарова оставляло его вне круга живых. Ему недолго оставалось жить в ту эпоху. Это была не его жизнь, он не пустил в ней никаких корней. Смерть Базарова — ро­манное событие. В истории России Базаровых становилось все больше, они сплотились, чтобы через полвека разрушить старый мир «до основанья». [/sms]
28 ноя 2007, 13:25
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.