Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Сочинение: Трагизм образа Базарова (по роману И.С. Тургенева «Отцы и дети»)


Сочинение: Трагизм образа Базарова (по роману И.С. Тургенева «Отцы и дети»)

Сочинение: Трагизм образа Базарова (по роману И.С. Тургенева «Отцы и дети»)Центральным героем романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» является Евгений Васильевич Базаров. Это фигура сложная, неоднозначная, характерная для своего времени и уникальная одновременно. В образе Базарова трагически пе­реплелись максимализм отрицания и страстная самоотвер­женная душа, крайняя революционность и человечность. Противоречивость этих качеств разрушила героя, лишила его опоры, и «гигант», некогда цельная глыба, в итоге рассы­пается от сознания собственной слабости. Но все это читатель узнает лишь в финале романа, а на первых страницах Турге­нев рисует совсем другого Базарова.

Знакомство с героем начинается с описания внешности, в котором автор характеризует его как человека умного, неза­висимого, внутренне свободного и уверенного в себе. База­ров — «нигилист», как характеризует его друг Аркадий Кир­санов. Впрочем, для Аркадия смысл этого понятия куда уже, нежели для самого Базарова, сила отрицания которого рас­пространяется не только на прежний мир «отцов», но и на все новое: Евгений одинаково презирает и ленивый аристо­кратизм Павла Петровича, тратящего силы души на пережи­вание любовной драмы, и пошлый демократизм «новых лю­дей», Ситникова и Кукшиной, призванный скрыть их внут­реннюю пустоту и ущербность.

Базаров — революционер, однако у него нет положитель­ной программы действий. В разговоре с Павлом Петровичем он ничего не предлагает; единственное, что сообщает Базаров относительно будущей своей деятельности, — это знамени­тое «сначала нужно место расчистить». В этих словах сказы­вается максимализм героя: построить новый мир можно только в том случае, если старый будет разрушен до основа­ния. Предполагается, что все это делается из любви к народу, однако Базаров презирает народ за его глупость, суеверие, лень и пьянство.
[sms]
Только то и можно узнать, что в будущем идеальном мире Базарова не будет злых и глупых, потому что это будет не важно. Злость и глупость, по мнению Базаро­ва, — болезни, поэтому надо вылечить общество: «Исправьте общество, и болезней не будет». Следуя логике героя, все люди одинаковы, как деревья в лесу. И если он, Евгений Ба­заров, сильная личность, может быть хозяином судьбы, то таковыми должны стать и все остальные. Столь высокие тре­бования к человечеству парадоксальным образом оборачива­ются делением на «богов» и «олухов», причем лично себя Ба­заров причисляет к первым.

Отрицание Базарова направлено не просто против автори­тетов, принципов, суеверий, но против веры вообще, против всего, что не исходило бы из собственных потребностей чело­века, из его собственного опыта. И это неотъемлемое качест­во его мышления. Любой порок, любое несовершенство мо­ментально восстанавливают Базарова против себя, и никакие положительные качества не могут его компенсировать. Лю­бовь как чувство Базаров отрицает в силу его бесполезности. Он признает лишь физическую потребность, в отношении к женщинам он прост: нравится — «добивайся толку», нет — и не надо. Тем ощутимее внутренне сопротивление героя, соз­нающего, что и он подвержен этому «бесполезному чувству».

Ранее вопрос правоты для Базарова решался просто: кто сила — тот и прав. Однако, чувствуя огромную силу за собой, Базаров не смог завоевать любовь женщины, и тем больнее это поражение отозвалось в герое, ведь он не смог победить этого чувства и в себе.

Встреча с Анной Сергеевной Одинцовой стала своеобраз­ной проверкой на прочность той философии отрицания, ко­торой придерживался Базаров. В начале романа он казался невозмутимо спокойным, ничто не могло вызвать в нем эмо­ционального взрыва. Но едва Аркадий представляет его Одинцовой, «сконфуженность» появляется на лице Базаро­ва. И чем настойчивей в нем чувство любви, тем яростней ге­рой нападает на столь ненавистный ему «романтизм».

Во второй части романа герой переживает духовный кри­зис. Любовь, приносящая счастье, дарующая жизнь, для Ба­зарова стала силой разрушительной, враждебной его внут- реннему миру. Страсть огромной силы принесла герою страдание, она лишила его уверенности, зародила сомнения. Герой впервые почувствовал собственную уязвимость. Имен­но «человеческое», индивидуальное, страдающее оказалось вдруг единственно возможным, несмотря на всю силу база-ровского отрицания.

Любовь к Одинцовой опровергала все законы парадок­сальной логики Евгения Базарова. Анна Сергеевна — жен­щина из другого мира, она достойна Базарова по многим при­чинам: она в той же мере, но по-другому горда, по-особому умна, по-своему независима. Возможно, стремление к Один­цовой в Базарове есть лишь желание восполнить себя, собст­венную односторонность. В одном лишь Одинцова ему усту­пает: в умении страстно увлекаться.

Сила любви Базарова пугает Анну Сергеевну. А для Евге­ния очевидность неудачи становится болезненным ударом. Он впервые ничего не может сделать, ничего не может изме­нить. Собственное страдание становится толчком к понима­нию страдания других, к примирению с возможностью пра­воты других, а не только своей собственной. Он учится прощать эту слабость «отцам», одновременно признавая их право на ту жизнь, которую они ведут, на возможность этой жизни как единственно правильной и мудрой. Проявление индивидуальности Базаров рассматривает как слабость, по­ражение, только себе он не в состоянии этого простить. Не­способность справиться с чувствами приводит к безразли­чию, а та, в свою очередь, к закономерной, но тем не менее трагической смерти.

Случайность, вызвавшая смерть, была предопределена ситуацией, в которой сильный духом герой пал перед неиз­бежностью некоей высшей силы. Перед смертью Базаров пы­тается примириться с окружающей его жизнью. Он прини­мает суеверие родителей и не противится собственным чувствам. Евгений как будто вновь обретает прежнюю цело­стность в желании умереть, но эта целостность приходит к нему вместе с осознанием, что отрицание и человечность не мешают друг другу. Базаров уступает собственным чувствам, но это поражение становится своеобразным торжеством.

Образ Базарова столь же типичен, сколько и уникален. Можно сказать, что вечный конфликт чувственного и разум­ного начал этот герой испытал много острее, чем следовало, но такова природа героя, и силы, заложенные в нем, при столкновении вызвали взрыв. Потеряв прежнюю уверен­ность, Базаров не смог бы больше продолжать жить. Смерть стала закономерным итогом. Бескомпромиссный максима­лизм его отрицания был заранее обречен на гибель.[/sms]
28 ноя 2007, 11:58
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.