Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » » Сочинение: Душевная драма Катерины (по пьесе Н.А. Островского «Гроза»)


Сочинение: Душевная драма Катерины (по пьесе Н.А. Островского «Гроза»)

Сочинение: Душевная драма Катерины (по пьесе Н.А. Островского «Гроза»)Александр Николаевич Островский — великий русский драматург, первый русский писатель, всецело посвятивший свое творчество драматургии, — родился в семье адвоката. Отец его дослужился до четвертого класса, благодаря чему получил потомственное дворянство. В литературе же велико­го русского драматурга волновали проблемы совсем иной со­циальной среды. Это сразу почувствовали современники и не преминули откликнуться. Нужно отметить, что этого-то но­ваторства драматурга они, в большинстве своем, не поняли.
 
Вот какие отзывы об Островском собрал наш современник писатель Вячеслав Пьецух: «Поэт Щербина писал об Остров­ском: «Трибун невежества и пьянства адвокат»; композитор Верстовский, тогдашний управляющий московскими театра­ми, горевал, что по милости автора «Своих людей» «сцена провоняла овчинными полушубками и смазными сапогами»; Боборыкин, самый плодовитый писатель в истории русской литературы, если не брать в расчет еще более плодовитого Василия Ивановича Немировича-Данченко, утверждал, что Островский «попал в сценические писатели по колоссально­му недоразумению»; критик Авсеенко называл Островского «губителем русской сцены»...

Немудрено, что среди прочих до нас дошло и такое при­знание Александра Николаевича: «Если бы не Добролюбов, то хоть бросай перо...». И действительно, лишь Добролюбов сразу же почувствовал, что имеет дело с незаурядным художественным явлением. Его статья «Луч света в темном цар­стве» ныне считается классическим разбором пьесы Остров­ского. Именно Катерину, главную героиню, жену Тихона и невестку Кабанихи, критик назвал «лучом света».
[sms]
Образ Катерины — важнейшее открытие Островского — открытие рожденного патриархальным миром сильного на­родного характера с просыпающимся чувством личности. В сюжете пьесы Катерина — протагонист, Кабаниха — анта­гонист в трагическом конфликте. Их отношения в пьесе — не бытовая вражда свекрови и невестки: их судьбы выразили столкновение двух исторических эпох, что и определяет тра­гедийный характер конфликта. Автору важно показать исто­ки характера героини, для чего в экспозиции вопреки специ­фике драматического рода дается пространный рассказ Катерины о жизни в девичестве. Здесь нарисован идеальный вариант патриархальных отношений и патриархального мира вообще. Главный мотив ее рассказа — мотив всепрони-зывающей взаимной любви: «Я жила, ни о чем не тужила, точно птичка на воле, что хочу, бывало, то и делаю». Но это была «воля», совершенно не вступавшая в противоречия с ве­ковым укладом замкнутой жизни, весь круг которой ограни­чен домашней работой, а поскольку Катерина — девушка из богатой купеческой семьи, — это рукоделие, шитье золотом по бархату; так как работает она вместе со странницами, то скорее всего речь идет о вышивках для храма.

Это рассказ о мире, в котором человеку не приходит в го­лову противопоставить себя общему, поскольку он еще и не отделяет себя от этой общности. Именно поэтому здесь нет насилия и принуждения. Идиллическая гармония патриар­хальной семейной жизни (быть может, именно результат детских ее впечатлений, навсегда оставшихся в душе) для Катерины — безусловный нравственный идеал. Но она жи­вет в эпоху, когда самый дух этой морали — гармония между отдельным человеком и нравственными представлениями среды — исчез и окостеневшая форма держится на насилии и принуждении. Чуткая Катерина улавливает это в своей се­мейной жизни в доме Кабановых. Выслушав рассказ о жизни невестки до замужества, Варвара (сестра Тихона) удивленно восклицает: «Да ведь и у нас то же самое». «Да здесь все как будто из-под неволи», — роняет Катерина, и в этом для нее главная драма.

Проснувшуюся любовь Катерина воспринимает как страшный, несмываемый грех, потому что любовь к чужому человеку для нее, замужней женщины, есть нарушение нравственного долга — моральные заповеди патриархально­го мира для Катерины полны первозданного смысла. Она всей душой хочет быть чистой и безупречной, ее нравствен­ная требовательность к себе не допускает компромисса. Уже осознав свою любовь к Борису, она изо всех сил противится ей, но не находит опоры в этой борьбе: «точно я стою над про­пастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что». И действительно, вокруг нее все уже мертвая форма.

Для Катерины же форма и ритуал сами по себе не имеют значения — ей нужна сама суть человеческих отношений, некогда облекавшихся этим ритуалом. Именно поэтому ей неприятно кланяться в ноги уезжающему Тихону и она отка­зывается выть на крыльце, как этого ожидают от нее блюсти­тели обычаев. Не только внешние формы домашнего обихо­да, но даже и молитва делается ей недоступна, как только она почувствовала над собой власть грешной страсти. Не прав был Н.А. Добролюбов, утверждавший, что Катерине скучны сделались молитвы. Напротив, религиозные настрое­ния Катерины усиливаются по мере нарастания ее душевной грозы.
 
Но именно несоответствие между ее греховным внут­ренним состоянием и тем, чего требуют от нее религиозные заповеди, и не дает ей молиться как прежде: слишком далека Катерина от ханжеского разрыва между внешним исполне­нием обрядов и житейской практикой. При ее высокой нрав­ственности такой компромисс невозможен. Она чувствует страх перед собой, перед выросшим в ней стремлением к воле, неразделимо слившимся в ее сознании с любовью: «Ко­нечно, не дай Бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не ста­ну, хоть ты меня режь!»

Катерину отдали замуж молодой, судьбу ее решила се­мья, и она принимает это как вполне естественное, обычное дело. Она входит в семью Кабановых, готовая любить и почи­тать свекровь («Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты...» — говорит она Кабанихе в 1-м действии, а лгать она не умеет), заранее ожидая, что муж будет над ней господином, но и ее опорой, и защитой. Но Тихон не годится на роль главы патриархальной семьи, и Катерина говорит о своей к нему любви: «Мне жалко его очень!» И в борьбе с не­законной любовью к Борису Катерине, несмотря на ее попыт­ки, не удается опереться на Тихона.

«Гроза» — не «трагедия любви», а скорее «трагедия со­вести». Когда падение свершилось, Катерина более не отсту­пает, не жалеет себя, ничего не хочет скрывать, говоря Бори­су: «Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда!» Сознание греха не оставляет ее в момент упоения счастьем и с огромной силой овладевает ею, когда счастье кончилось. Катерина кается всенародно без надежды на прощенье, и именно полное отсутствие надежды толкает ее на самоубийство, грех еще более тяжкий: «Все равно уж душу свою я ведь погубила». Не отказ Бориса взять ее с собой в Кяхту, а полная невозможность примирить свою любовь к нему с требованиями совести и физическое отвращение к до­машней тюрьме, к неволе убивает Катерину.

По мнению известного киноактера и режиссера Б.А. Ба­бочкина, Борис Григорьевич — «одно из важнейших дейст­вующих лиц пьесы, один из сложнейших и противоречивых образов пьесы. Он является непосредственным виновником гибели Катерины. Что привело Бориса в город Калинов? За­вещание бабушки, в котором речь идет, вероятно, о довольно значительном наследстве. И если он, предполагая, что его ожидает в доме Дикого, все же решился на этот шаг, значит, он решился на все, чтобы выполнить условие завещания: то есть быть почтительным.

И надо отдать ему справедливость, в этом вопросе Борис проявляет не слабость, а исключительную последователь­ность и твердость характера. Он решился добиться своей доли богатого наследства, каких бы трудов и унижений ему это ни стоило. Его появление и поведение в городе Калинове для обывателей загадочно: «Что у вас за дела с ним, сударь? Охота вам жить у него да брань переносить?» — спрашивает Бориса Кулигин, имея в виду скандал, устроенный Борису Диким. И здесь Борис открывает секрет и причины своего унизительного поведения. Эта причина все оправдывает и объясняет: он педантично выполняет все условия завещания бабушки».

Ясно, что такой человек спасти Катерину не может. Герои­ня остается одна со своими страданиями и муками совести.

Для объяснения характера Катерины важна не мотиви­ровка (за любовь именно к Борису осудила Катерину ради­кальная критика), а свободное волеизъявление, то, что она внезапно и необъяснимо для себя, вопреки собственным представлениям о морали и порядке, полюбила в Борисе не «функцию» (как это полагается в патриархальном мире, где она должна любить не личность конкретного человека, а именно «функцию»: отца, мужа, свекрови и т. д.), а другого, никак не связанного с ней человека. И чем необъяснимее ее влечение к Борису, тем яснее, что дело как раз в этом свобод­ном, непредсказуемом своеволии индивидуального чувства. А оно-то и есть признак пробуждения личностного начала в этой душе, все нравственные устои которой определены пат­риархальной моралью.
 
Катерина жертва не кого-либо персо­нально из ее окружающих (что бы ни думала она об этом сама или другие персонажи пьесы), а хода жизни. Мир патриар­хальных отношений умирает, и душа этого мира уходит из жизни в муках и страданиях, задавленная окостенелой, ут­ратившей смысл формой житейских связей, и сама себе выносит нравственный приговор, потому что в ней-то патри­архальный идеал живет в своей первозданной содержатель­ности.

В финале мотив полета трагически преображается в паде­ние с волжской кручи, с той самой горы, что манила поле­теть. А спасает Катерину от мучительной жизни в неволе Волга, символизирующая даль и волю.[/sms]
28 ноя 2007, 11:40
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.