Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Сочинение: Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Смерть Поэта» (восприятие, истолкование, оценка)


Сочинение: Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Смерть Поэта» (восприятие, истолкование, оценка)

Сочинение: Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Смерть Поэта» (восприятие, истолкование, оценка)Когда смертельно раненный Пушкин еще дышал и по го­роду ходили слухи о его гибели, Лермонтов написал первые пятьдесят шесть строк стихотворения «Смерть Поэта». Сти­хи тогда еще неведомого автора распространялись в сотнях списков.

Уже в первом крупном произведении, сделавшем его имя известным читающей публике и повлекшем за собой арест и ссылку на Кавказ, в действующую армию, — «Смерть По­эта» — Лермонтов заявил о себе как поборник высокого на­значения поэзии, для которого «Свобода, Гений и Слава» — понятия неразрывные.

Павел Грачев, персонаж повести A.M. Горького «Трое», говорит: «Стихи читал я — Лермонтова... Бывало, читаю, как молоко пью. Есть, брат, стихи, такие, — читаешь — словно милая целует. А иной раз хлыстнет тебя по сердцу, как искру высечет: вспыхнешь весь!..»

Первая строка: «Погиб поэт! — невольник чести»— со­держит цитату из пушкинской поэмы «Кавказский плен­ник» («Невольник чести»), затрагивает особенности характе­ра Пушкина. Самоуважение, уверенность в том, что «первая' наука чтить самого себя» — об этом качестве Лермонтов от­четливо сказал сразу. Клеветники, враги Пушкина посягали на его человеческое достоинство, допустили грубое вмеша­тельство в личную жизнь («Пал, оклеветанный молвой»).

Ряд поэтических деталей создает образ Пушкина. Под­черкивается гордое достоинство поэта («поникнув гордой го­ловой»), человечность, естественность его духовного облика («для сердца вольного и пламенных страстей», «от мирных нег и дружбы простодушной»), его оппозиционность, протест против окружающего («восстал он против мнений света...»), его трагическое одиночество («один, как прежде...»). Немно­гими, но многозначительными штрихами раскрывается кра­сота и значение поэзии Пушкина: это «светоч, дивный ге­ний», «торжественный венок», звуки пушкинских песен —
«чудные», у поэта глубокая проницательность, знание жиз­ни и людей («с юных лет постигнувший людей»). В Пушкине для Лермонтова выразился идеал человека и поэта, воплоти­лись слава и гордость России. Изображение Пушкина про­никнуто восторженными и в то же время нежными, лириче­скими интонациями.
[sms]
Встречается и другая цитата из Пушкина: «Поникнув гордой головой». Это сказано о поэте, который «не клонит гордой головы» (стихотворение Пушкина «Поэт»). Повторе­на и пушкинская рифма: молва — голова.

Обратим внимание на пушкинскую фразу в стихотворе­нии «Андрей Шенье»: «Ты не поник главой послушной». Об­ращение к пушкинским строкам проходит через все стихо­творение «Смерть Поэта», но их повторение включено в иной контекст, приобретает самостоятельное значение. Ряд строк восходит к политической лирике Пушкина, прежде всего к стихотворению, посвященному гибели поэта, — «Андрею Шенье». Эта связь не только в отдельных интонациях и стро­ках («Зачем от мирных нег и дружбы простодушной /Всту­пил он в этот свет завистливый и душный»), но и в отборе слов, в лексике: «светоч», «свобода», «гений», «слава», «па­лачи» — все эти слова читатель находит в пушкинском «Анд­рее Шенье».

Характерно, что стихотворение написано в ораторской тональности, с перебивкой ритма (то четырехстопный, то пя­ти-, шести- и трехстопный ямб с пропусками ударений), то с усеченными, то с расширяющимися строками, с вопросами и восклицаниями, передающими накал любви и ненависти поэта:

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?..
А вы, надменные потомки,
Известной подлостью прославленных отцов...


Стихотворение словно рассчитано на произнесение вслух в широкой аудитории, а не на спокойное домашнее чтение.

Образ Дантеса создается по принципу антитезы. Это чело­век с «пустым», холодным сердцем, чуждый всему русскому, приехавший в Россию «на ловлю счастья и чинов», дерзко презирающий «земли чужой язык и нравы» и поэтому осме­лившийся поднять руку на самое святое для русского челове­ка. В то же время он прекрасно понимает, что за Дантесом стояли придворные круги, выступившие гонителями Пуш­кина. Придворное общество, отравившее «его последние мгновенья коварным шепотом насмешливых невежд», — подлинный виновник гибели поэта.

В заключительной части стихотворения снова звучит строка, возвращающая читателя к политической лирике Пушкина: «Таитесь вы под сению закона» — это переосмыс­ление строк из оды «Вольность»: «Склонитесь первые главой под сень надежную закона». Если в «Вольности» «сень зако­на» — часть общественного договора, гарант свободы и покоя народа, то в «Смерти Поэта» под «сенью закона» лицемерно таятся злые силы — «свободы, гения и славы палачи».

Вначале стихотворение заканчивалось трагической но­той, своего рода реквиемом:

Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.


Но вскоре Лермонтов прибавил еще 16 строк — и благода­ря им в стихотворении происходит как бы взрыв: с огромной силой негодования, с язвительным сарказмом Лермонтов об­рушивается на «сильных мира сего». Не отменяя предшест­вующий текст, Лермонтов перенес внимание на преследова­ние поэта высшей знатью, на правительство. Они несут главную ответственность за участие в травле, за гибель по­эта. Они названы «наперсниками разврата» — то есть порока в самом широком, в том числе политическом отношении. Та­кое изменение пафоса, более глубокое понимание конфлик­та, переход на гневный поэтический регистр объясняется и тем, что Лермонтов сумел взглянуть на происшедшее как бы с большой временной дистанции, верно оценить националь­ное значение утраты.

В пламенном монологе, вырвавшемся из глубины сердца, клеймил он истинных убийц Пушкина, всех этих «клеветни­ков ничтожных», лжецов и карьеристов, «жадною толпой» окруживших царский трон. Пока они всесильны — «пред ними суд и правда — все молчи!..». Но стихи заканчиваются грозным предсказанием: Лермонтов предрекает будущее воз­мездие, говорит о беспристрастном и «грозном» суде исто­рии, народнбм суде, который прольет «черную кровь» санов­ных злодеев.

Обращаясь не к царю, а к Божьему суду, он грозил убий­цам Пушкина:

И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь.

Те, в кого метил Лермонтов, не случайно увидели в стихо­творении «воззвание к революции», сочли его крайне опас­ным для «общественного спокойствия»: за «Смерть Поэта» Лермонтов был сослан на Кавказ.[/sms]
28 ноя 2007, 08:35
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.