Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » » Сочинение: Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Молитва» (восприятие, истолкование, оценка)


Сочинение: Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Молитва» (восприятие, истолкование, оценка)

Сочинение: Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Молитва» (восприятие, истолкование, оценка)Некоторые писатели, вступавшие в конфликт с действи­тельностью, находили или пытались найти утешение в рели­гии. Лермонтов был в очень сложных отношениях с церко­вью и Богом. Еще в юные годы он создал стихотворение «Ангел» (напечатанное в 1839 году):

По небу полуночи ангел летел
И тихую песню он пел
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.

Душа человеческая, ниспосланная Богом на Землю, «в мир печали и слез», томится в земной юдоли и, не найдя сча­стья, порывается обратно к небесам.

В стихотворении, написанном позднее, в 1837 году («Ко­гда волнуется желтеющая нива...»), Лермонтов яркими красками воспроизводит прелести родной природы, чувство охватывающего его счастья и связывает их с Богом:

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, —
И счастье я могу постигнуть на Земле,
И в небесах я вижу Бога.

[sms]
Но одновременно иногда у Лермонтова появляются про­изведения, отмеченные богоборческой направленностью. Та­ково, например, стихотворение «Благодарность», опублико­ванное в 1840 году:

За все, за все тебя благодарю я:
За тайные мучения страстей,
За горечь слез, отраву поцелуя,
За месть врагов и клевету друзей;
За жар души, растраченный в пустыне,
За все, чем я обманут в жизни был...
Устрой лишь так, чтобы тебя отныне
Недолго я еще благодарил.


Злая ирония по отношению к всевышнему несомненна. Антицерковные, а то и богоборческие мотивы пронизывают поэмы «Мцыри» и «Демон». Однако религиозное чувство Лермонтова было двойственным. Поэтизация таинственной силы слова или стиха, которые, как заветный ключ, способны открывать человеческие сердца, часто встречаются в его сти­хотворениях.

Вообще, даже во многих из тех произведений, где Лер­монтов раскрывал свои тяжелые переживания и настроения, сказалась характерная особенность его творчества, отмечен­ная М. Горьким: его пессимизм — «действенное чувство, в этом пессимизме ясно звучит презрение к современности и отрицание ее, жажда борьбы и тоска, и отчаяние от сознания одиночества, от сознания бессилия». Переплетение этих мо­тивов, среди которых жажда борьбы занимает не последнее место, определяет своеобразие таких стихотворений, как «Смерть Поэта», «Как часто пестрою толпою окружен...» и другие.

Интересно сравнить это стихотворение с другой «Молит­вой», написанной в 1839 году («В минуту жизни трудную...»).

По словам А.О. Смирновой-Россет, оно было написано специально для М.А. Щербатовой: «Машенька велела ему молиться, когда у него тоска. Он ей обещал и написал эти стихи». В «Молитве» с психологической и поэтической про­никновенностью передано состояние душевной просветлен­ности. Оно противопоставлено «трудной минуте жизни», обычному для лирического героя Лермонтова настроению тя­желой рефлексии и скептицизма:

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко...


Вместе с тем «святая прелесть» слов чудной молитвы предстает и как власть слова над человеком — «сила благо­датная» «слов живых», — что сближает «Молитву» со стихо­творением «Есть речи — значенье...», воспевающим могущество «из пламя и света рожденного слова». Это как бы самопроизвольность светлого душевного порыва, которому отдается поэт. Естественность и прозрачность этого порыва заставляют Лермонтова обратиться к лексике и интонации, близким к стихии народной поэзии. Душевный порыв нахо­дит выражение в особой мелодичности стиха, в использова­нии певучих дактилических рифм.

Иногда это стихотворение рассматривалось как свиде­тельство отхода Лермонтова от мятежности к религиозному смирению, однако такие переходы не были характерными для поэта. Еще в 1841 году В.Г. Белинский подчеркнул, что «...из того же самого духа поэта, на которого вышли такие безотрадные, леденящие сердце человеческие звуки, из того же самого духа вышла и эта молитвенная, елейная мелодия надежды, смирения и блаженства в жизни жизнию...». Бо­лее сорока композиторов переложили эти стихи на музыку, создав тем самым замечательные романсы.

Религиозные мотивы звучат и в стихотворении «Молит­ва» («Я, матерь Божия, ныне с молитвою...»), выражающем страстную мольбу о счастье для «девы невинной», «души до­стойной», «сердца незлобного». Оно строится как монолог лирического героя — мольба о счастье любимой женщины, о ее душе. Современники высказывали предположение, что в стихотворении идет речь о В.А. Лопухиной. В ходе монолога вырисовываются три образа: Божьей матери, лирического героя и той возлюбленной, о которой он молится. Внутрен­няя драма героя, одинокого странника с «пустынной ду­шой», отодвинута на второй план. На первый план выступает образ героини — ее нравственная чистота и беззащитность перед враждебными силами «мира холодного». Мольба за неё освещает с новой стороны образ самого героя: трагедия духовного одиночества не разрушила его глубокого участия и заинтересованности в судьбе другого человека.

«Молитва» проникнута интонацией просветленной гру­сти, связанной с особым преломлением в этом стихотворении религиозных мотивов: существование «незлобного сердца», родной души заставляет героя вспомнить о другом, светлом «мире упования», в котором «теплая заступница» охраняет весь жизненный путь «достойной души» и ангелы осеняют ее на пороге смерти. Вместе с тем герой отвергает традицион­ные формы обращения к Богу с молитвой о себе («Не о спасе­нии, не перед битвою, /Не с благодарностью иль покаянием, / Не за свою молю душу пустынную»), как бы заведомо зная, что благодать не коснется его собственной «пустынной души».

На шестнадцать строк в этом стихотворении — всего шесть глаголов, ни одного из них нет в рифме, но зато фразы изобилуют прилагательными, чаще всего акцентными, риф­мующимися.

Интересна и метрика этого стихотворения: в нем исполь­зуется четырехстопный дактиль, которому многочисленные трехсхемные ударения в сочетании с пропусками ударений в ряде сильных мест и сплошь дактилической рифмовкой при­дали своеобразный мелодический рисунок.

Лермонтов ввел стихотворение в текст письма М. А. Лопу­хиной от 15 февраля 1838 года под названием «Молитва странника»: «В завершение моего письма я посылаю вам сти­хотворение, которое я нашел случайно в ворохе своих путе­вых бумаг и которое мне в какой-то степени понравилось, по­тому что я его забыл — но это вовсе ничего не доказывает».

Лермонтова можно было представить в динамике — в рез­ких сменах душевных состояний, в быстром движении мыс­ли, в постоянной игре лица. Но иногда он бывал задумчив и элегичен — и тогда обращался душой и пером к молитве...[/sms]
28 ноя 2007, 08:28
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.