Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Сочинение: Своеобразие русского характера в произведениях В. М. Шукшина


Сочинение: Своеобразие русского характера в произведениях В. М. Шукшина

Сочинение: Своеобразие русского характера в произведениях В. М. Шукшина«Деревенская» проза занимает важное место в современной литературе. Вопросы нравственности, любовь к природе, доб­рое отношение к людям — проблемы, актуальные и в наши дни.

Среди писателей современности, создавших немало произведе­ний в этом жанре, ведущее место занимают такие, как Виктор Петрович Астафьев («Царь-рыба», «Пастух и пастушка»), Ва­лентин Григорьевич Распутин («Живи и помни», «Прощание с Матерой») и другие.
[sms]
Особое место в этом ряду занимает Василий Макарович Шукшин. Он родился в 1929 году, в селе Сростки Алтайского края. Всю жизнь писатель помнил о суровой красоте тех мест. Именно благодаря своей малой родине Шукшин научился це­нить землю, труд человека на этой земле, простоту сельской жизни. Уже в самом начале творческого пути у него сформи­ровался свой подход к изображению человека. Его герои ока­зались непривычными для читателей и по своему социально­му положению, и по жизненной позиции, и по нравственному опыту.

Став уже вполне зрелым художником, Шукшин отправля­ется в столицу. В 1958 году он дебютирует в кино («Два Федо­ра»), а также и в литературе («Рассказ в телеге»). В 1963 году Шукшин выпускает свой первый сборник — «Сельские жите­ли». А в 1964 году его фильм «Живет такой парень» удостаива­ется главной премии на фестивале в Венеции. К Шукшину приходит всемирная известность. Но он не останавливается на достигнутом. Следуют годы напряженной и кропотливой рабо­ты. В 1965 году выходит его роман «Любавины», и в то же вре­мя на экранах страны появляется фильм «Живет такой па­рень». Только по одному этому примеру можно судить, с какой самоотдачей и интенсивностью работал художник.

А может, это торопливость, нетерпение? Или желание не­медленно утвердить себя в литературе на самой прочной — «романной» — основе? Безусловно это не так. Шукшиным бы­ло написано всего два романа. И, как говорил сам Василий Ма­карович, его интересовала одна тема: судьба русского кресть­янства. Шукшин сумел задеть за живое, пробиться в наши ду­ши и заставить нас потрясенно спросить: «Что с нами происходит?» Он не щадил себя, торопился, чтобы успеть ска­зать правду и этой правдой сблизить людей. Он был одержим одной мыслью, которую хотел додумать вслух. И быть поня­тым! Все усилия Шукшина-творца были направлены на это. Он считал: «Искусство — так сказать, чтобы тебя поняли...» С первых шагов в творчестве Шукшин объяснял, спорил, до­казывал и мучился, когда не был понят. Ему говорят, что фильм «Живет такой парень» — это комедия. Он недоумевает и пишет послесловие к фильму.

Колыбелью, с которой началась творческая жизнь Шукши­на, стала деревня. Память, размышления о жизни вели его в село, здесь он распознавал «острейшие схлесты и конфлик­ты», которые побуждали к широким размышлениям над про­блемами современной жизни общества. Начала многих истори­ческих явлений и процессов Шукшин видел в послевоенной действительности. После войны он подался в город, как и мно­гие в то время. Будущий писатель работал слесарем во Влади­мире, строил литейный завод в Калуге, был разнорабочим, грузчиком, учеником маляра, восстанавливал разрушенные войной железные дороги.

Наверное, вся ужасная картина разрушенной, сожженной послевоенной земли повлияла на Василия Шукшина, заставила взяться за перо. «Сама потребность взяться за перо лежит, ду­маю, в душе растревоженной. Трудно найти другую такую по­будительную причину, которая заставит человека, что-то знаю­щего, поделиться своим знанием с другими людьми...» — писал Шукшин. В народности искусства этого писателя заключены объяснения феноменальности его дарования, его естественнос­ти, высокой простоты и артистизма. В творчестве Шукшина, в его личности, биографии преломился характер всего народа, духовное состояние, условия его жизни в эпоху 40—70-х го­дов — послевоенного тридцатилетия.

Где брал материал для своих произведений писатель? Вез­де, где живут люди. Какой это материал, какие герои? Тот ма­териал и те герои, которые редко раньше попадали в сферу ис­кусства. И понадобилось, чтобы явился из глубин народных крупный талант, чтобы с любовью и уважением рассказал о своих земляках простую, строгую правду. Полярность мне­ний, резкость оценок возникали, как ни странно, именно пото­му, что герой не выдуман. Когда герой представляет собой ре­ального человека, он не может быть только нравственным или только безнравственным. А когда герой выдуман в угоду кому-то, вот здесь полная безнравственность. Не в этом ли, в непони­мании творческой позиции Шукшина, кроется ошибочность восприятия его героев? Ведь в них прежде всего поражает не­посредственность действия, логическая непредсказуемость по­ступка: то неожиданно подвиг совершит, то вдруг сбежит из ла­геря за три месяца до окончания срока.

Сам Шукшин признавался: «Мне интереснее всего исследо­вать характер человека-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, а следовательно, крайне естественен. Но у него всегда разумная душа». Герои писателя действительно импуль­сивны и крайне естественны. И поступают так они в силу вну­тренних нравственных понятий, может ими самими еще не осо­знанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы, ведет иногда к самым неожиданным результатам. Обожгла боль от измены жены Серегу Безменова, и он отрубил себе два пальца («Беспалый»). Оскорбил очкарика в магазине хам-про­давец, и он впервые в жизни напился и попал в вытрезвитель («А поутру они проснулись»).

В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покончить с собой («Сураз», «Жена мужа в Париж провожала»). Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды. Обидели Сашку Ермолаева («Обида»): «несгибаемая» тетя-продавец на­хамила. Ну и что? Бывает. Но герой Шукшина не будет тер­петь, а будет доказывать, объяснять, прорываться сквозь стен­ку равнодушия. И... схватится за молоток. Или уйдет из боль­ницы, как это сделал Ванька Тепляшин, как это сделал Шукшин («Кляуза»). Совершенно естественная реакция чело­века совестливого и доброго.» Нет, Шукшин не идеализирует своих странных, непутевых героев. Это вообще противоречит сущности писателя. Но в каждом из них он находит то, что близко ему самому. И вот, уже не разобрать, кто там взывает к человечности — писатель Шукшин или Ванька Тепляшин.

Шукшинский герой, сталкиваясь с «узколобым гориллой», может в отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может сказать: «Тут надо сразу бить табуреткой по голове — единственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо» («Боря»). Это чисто «шукшинская» коллизия, когда правда, совесть, честь не могут доказать, что они — это они. А хаму так легко, так просто уко­рить совестливого человека. И все чаще столкновения героев Шукшина становятся драматическими для них.

Шукшина многие считали писателем комическим, «шутей­ным», но с годами все отчетливее обнаруживалась односторон­ность этого утверждения, как, впрочем, и другого — о «благо­душной бесконфликтности» произведений Василия Макаровича. Сюжетные ситуации рассказов Шукшина остроперипетийны. В ходе их развития комедийные положения могут драматизиро­ваться, а в драматических обнаруживается нечто комическое. При укрупненном изображении необычных, исключительных обстоятельств ситуация предполагает их возможный взрыв, катастрофу, которые, разразившись, ломают привычный ход жиз­ни героев. Чаще всего поступки героев определяет сильнейшее стремление к счастью, к утверждению справедливости.

Писал ли Шукшин жестоких и мрачных собственников Лю-бавиных, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, стари­ков и старух, рассказывал ли о разломе сеней, о неизбежном уходе человека и прощании его со всем земным, ставил ли фильмы о Пашке Колокольникове или Егоре Прокудине, он изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов — реки, дороги, бесконечного пространства пашни, родного дома, безвестных могил предков. Шукшин наполняет этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему: что есть человек? в чем суть его бы­тия на Земле?

Исследование русского национального характера, склады­вавшегося на протяжении столетий, и изменений в нем, связан­ных с бурными переменами XX века, составляет сильную сто­рону творчества Шукшина.

Всеобъемлющий образ земли — Родины — стал центром тяготения всего творчества Шукшина: основных коллизий, художественных концепций, нравственно-эстетических идеа­лов и поэтики. Обогащение и обновление, даже усложнение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукшина впол­не закономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт, обост­ренное чувство родины, художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа, обусловили своеоб­разие его прозы.

Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб русского крестьянства на исторических изломах стал роман «Любави-ны». В нем речь шла о начале 1920-х годов. Но главным героем, главным воплощением, сосредоточием русского национального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Именно ему, его восстанию посвящен второй и последний роман Шукшина «Я пришел дать вам волю». Когда впервые заинтересовался Шукшин этой личностью, сказать трудно. Но уже в сборнике «Сельские жители» начинается разговор о нем. Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какими-то гранями своего характера абсолютно современен, что он — средоточие национальных особенностей русского народа. И это драгоценное для себя открытие Шукшин хотел донести до читателя. Сего­дняшний человек остро ощущает, как «сократилась дистанция между современностью и историей». Писатели, обращаясь к со­бытиям прошлого, изучают их с позиции людей XX столетия, ищут и находят те нравственные и духовные ценности, которые необходимы в наше время.

В рассказах Шукшина, написанных в последние годы его жизни, все чаще звучит страстный, искренний авторский го­лос, обращенный прямо к читателю. Шукшин заговорил о са­мом главном, наболевшем, обнажая свою позицию художника. Он словно почувствовал, что его герои не все могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется «внезап­ных», «невыдуманных» рассказов от самого себя, Василия Ма­каровича Шукшина. Такое открытое движение к «неслыхан­ной простоте», своеобразной обнаженности — в традициях русской литературы. Тут, собственно, уже не искусство, а вы­ход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы — сплошное авторское слово. Интервью — обнажен­ное откровение. И везде вопросы, вопросы, вопросы. Самые главные, о смысле жизни.

Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чис­того человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатст­во. «Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке», — говорил он. С этим жил, в это верил, с этим творил Василий Макарович Шукшин.[/sms]
27 ноя 2007, 14:04
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.