Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Сочинение: «Нет: рано чувства в нем остыли...» (образ разочарованного героя в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»)


Сочинение: «Нет: рано чувства в нем остыли...» (образ разочарованного героя в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»)

Сочинение: «Нет: рано чувства в нем остыли...» (образ разочарованного героя в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин») Гениальный пушкинский роман в стихах включает в себя абсолютно все аспекты русской как общественной, так и ли­тературной жизни того времени. Но главный герой воплощает, пожалуй, основную исторически сложившуюся к этому моменту дилемму. Время пушкинского романа совпадает с историческим безвременьем в России, когда для мыслящей части общества стало очевидно, что никаких радикальных исторических перемен, которые на определенное время сде­лала возможными война 1812 года, не предвидится.

В России началась затяжная реакция, когда мыслящая и ищущая часть русского общества оказалась не у дел, и в результате некоторые были вынуждены со скандалом уйти в отставку, а некоторые — пополнить ряды антиправительст­венных организаций. Но оставался еще и третий вариант — бездумно проживать собственную жизнь, томясь от безделья и бездействия, от невозможности реализовать свой внутрен­ний мир, когда способности и потенции личности оказыва­лись совершенно невостребованными. Такую сложившуюся ситуацию очень четко восприняла русская литература и ото­бразила эту третью категорию русского просвещенного обще­ства, создав целый ряд образов «лишних людей». Положил начало этому ряду Грибоедов, создав в своей бессмертной ко­медии «Горе от ума» образ Чацкого. Пушкин же значительно продолжил и расширил начатое Грибоедовым в своем романе «Евгений Онегин».

Онегин, который предстает перед читателем на первых страницах романа, очень схож с традиционным романтиче­ским разочарованным в жизни героем, угрюмым денди. Его история вполне обыкновенна: он принадлежит к верхушке русского общества, получил вполне сносное образование, но не обрел призвания и направил все силы на постижение «науки страсти нежной», в чем изрядно преуспел, а преус­пев, потерял всякий интерес к тому, что было долгое время стержнем всей его жизни.
[sms]
Пушкин акцентирует внимание и на другом моменте: «но труд упорный ему был тошен». Это указание, что Онегин — герой более позднего времени, чем, например, Чацкий. Для Онегина война 1812 года, надежды на перемены никогда не были настоящим, а только прошлым, которое ему может быть известно только по рассказам. У героя романа Пушкина, в отличие от Чацкого, нет никаких причин для того, что­бы стремиться образовываться, просвещаться, писать и пере­водить. Мир просвещения и стремлений к реализации себя во имя родины и государства для него значит крайне мало. Онегин практически ничего о нем не знает — не в силу неве­жества, но в силу того, что живым для него этот мир никогда не был, не был хотя бы потенциально связан с реальностью, всегда оставаясь некой абстракцией (хотя и довольно зани­мательной для развития ума — видимо, этим можно объяс­нить чтение Адама Смита).

Онегин приезжает в деревню — и его положение в глазах других меняется, его начинают рассматривать местные поме­щики, соседи, как опасного вольнодумца. Здесь их точка зре­ния принципиально расходится с авторской, чего не было в первой главе, когда Онегин воспринимался как разочарован­ный романтический герой. Теперь же он для автора только «добрый малый», а в его скучающей лени не наблюдается со­вершенно ничего романтического. Это даже не свидетельство разочарованности в жизни и себе самом, а банальная ску­ка — свидетельство вполне определенной душевной пустоты, которую ему в деревне оказывается совершенно нечем запол­нить. У него нет ничего общего со своими соседями, посколь­ку кругозор и уровень образования явно Онегина над ними приподнимают, он выбивается из этой среды. Но не более того'.

Примечательным здесь становится то, что чем ироничнее относится к своему герою автор, чем язвительнее его описа­ния времяпрепровождения Онегина в деревне, тем больше в нем видит Татьяна, тем восторженнее его воспринимает, ос­новываясь на своем «солидном» опыте чтения французских романов. Она смотрит на жизнь сквозь призму прочитанных ею книг и старается угадать в Онегине черты любимых ею литературных героев. Они «все для мечтательницы нежной

В единый образ облеклись,
В одном Онегине слились».


Именно в такого, придуманного ею Онегина Татьяна и влюб­ляется.

Необходимо отметить то, что из складывающихся образов Татьяны и Онегина становятся очевидными их близость и в значительной мере сходство. Они оба выбиваются из ок­ружающей среды, будучи на нее совершенно непохожими, оба ищут что-то, не удовлетворяясь окружающим миром. И Пушкин, таким образом, указывает на то, что, будь сам Онегин другим, они нашли бы друг друга, но этого в итоге не происходит. Важно и то, что сам Онегин одновременно распо­знает и не распознает Татьяну как свою суженую, выделяя из всего окружения, но не пытаясь совместить с собой, заду­маться о ней с точки зрения себя и применительно к себе. Его интерес к Татьяне ограничивается высокомерным советом, который он дает Ленскому: «Я выбрал бы другую, когда б я был, как ты, поэт». Онегин «видит» ее, но ответить взаимно­стью на ее чувство означает взять на себя какую-то ответст­венность, совершить некий значительный шаг, когда он уже, как ему кажется, в состоянии предугадать финал их возмож­ных отношений.

Онегин теряет свою возможную счастливую судьбу, пред­почитая «покой и волю». Он весьма вежливо и даже ласково осаждает Татьяну на свидании, разыгрывая роль светского до мозга костей человека, в этом же амплуа он ухаживает за Ольгой и, наконец, убивает Ленского — так же как светский человек, вынужденный следовать законам чести, убьет по за­конам «светской вражды». Светское начало торжествует в ге­рое, который, как по крайней мере кажется, свет презирает и давно «перерос» его условности. И здесь даже у влюбленной Татьяны появляется вопрос, «уж не пародия ли он», — в ге­рое отсутствует собственное твердое позитивное основание жизни, его разочарованность ведет лишь к бесконечной сме­не масок, каждая из которых ему знакома. И с этого момента героиней романа становится именно Татьяна Ларина, имен­но ее точка зрения на героя теперь и далее совпадает с автор­ской.

Пути Онегина и Татьяны расходятся. Онегин странствует по России, проводит значительное время за границей, тогда как Татьяна выходит замуж. Им суждено встретиться вновь. Татьяна прошла светскую школу, не утратив своих лучших черт. Случайно повстречав ее, герой влюбляется — ситуация повторяется, но уже как в зеркальном отражении. Татьянин отказ перечеркивает все надежды Онегина на счастье в жиз­ни, но одновременно производит в нем самом переворот чувств.

Финал романа остается открытым. Разочарованный ге­рой не смог найти применения себе и своим способностям; растратив себя попусту, он пропустил свое счастье, не узнал его. Такова судьба талантливого человека в эпоху русского безвременья, таков путь, по которому проводит его собствен­ное разочарование во всем и во всех.[/sms]
27 ноя 2007, 13:53
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.