Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Сочинение: Жизненный выбор казаков в романе М. Шолохова «Тихий Дон»


Сочинение: Жизненный выбор казаков в романе М. Шолохова «Тихий Дон»

Сочинение: Жизненный выбор казаков в романе М. Шолохова «Тихий Дон»В романе Шолохова «Тихий Доя» дана широкая панорама становления Советской власти на земле Войска Донского, пока­зано, как непросто дался казакам выбор в этот сложный пери­од. В романе впервые был показан трагизм революции, особен­но трагизм гражданской войны, когда по разные стороны оказа­лись друзья, выросшие вместе, односельчане, всю жизнь прожившие бок о бок. Шолохов показал «весомо» и «зримо», что «сила привычки миллионов и десятков миллионов — самая страшная сила». Казаков вполне устраивал их патриархальный уклад жизни, где многое определялось личностными качества­ми человека. После революции казачество, мятежное по своей сути, «проголосовало» за Советскую власть. Но выбор был не окончательный и продолжался ряд лет на полях гражданской войны. Люди пережили страшные годы, когда агитация прохо­дила с оружием в руках. И самым сильным аргументом в этом выборе были факты.

С первых страниц романа мы ощущаем контрасты жизни и быта земли Войска Донского. С одной стороны, читатель ви­дит разнузданность, дикость быта, когда пьяный отец может изнасиловать дочь, а муж частенько избивает жену. А с другой стороны, мы видим трудолюбивых людей, для которых первый день покоса — чуть ли не главный праздник в году. Казаки ра­достно и с удовольствием работают, это не подневольный труд, а труд настоящего, хорошего хозяина. Кроме того, это отваж­ные люди. Хотя казаки имеют весьма туманные представления о внешнем мире, причинах и целях войн, в которых им прихо­дится участвовать, они хорошо знают историю своих предков, помнят прекрасные казачьи песни и любят их петь, порази­тельно чувствуют красоту природы. Они свято блюдут тради­ции и обычаи, и в то же время высокомерно относятся к сосе­дям — украинским и русским мужикам. Вместе с тем внутрен­не это свободные люди.

[sms] Роман начинается рассказом о появлении жены-турчанки в доме деда Григория Мелехова. В этом проявляется его внутренняя свобода, умение противопоставить себя общепринятым нормам, что говорит о силе характера казака. Иначе и быть не могло: ведь предки казаков бежали на Дон от власти помещи­ков и государственных тягот еще в XVI веке. Поэтому они так свободны внутренне, не связаны никакими путами. В их высо­комерном отношении к крепостному крестьянству было нечто от аристократически-феодальной усмешки над простолюдином, не умеющим скакать на коне и не владевшим оружием. Приме­чательно, что казачки Дуняша и Дарья надрываются от хохота, видя красноармейцев, неумело сидящих в седле. Казаки помни­ли, что земля и вольности достались им не даром, а частенько отстаивались в борьбе с самодержавием. На Дону прекрасно помнили Степана Разина, Емельяна Пугачева, Кондрата Була-вина и гордились ими. Даже Ленина на Дону причислили к ка­закам. «Ильич-то — казак. Чего уж там теперь наводить! В Симбирской губернии таких и на корню не бывает», — хваст­ливо убеждает Бунчука Чикамасов. Здесь уверенность казаков в том, что все свободолюбивые идеи могут родиться только на этой земле свободных людей.

«Прадеды наши кровью ее полили, — говорит о своей земле Григорий Мелехов, — оттого, может, и родит наш чернозем». Казачья вольность была оплачена сполна царской службой. С XVIII века казаки активно участвуют во всех военных похо­дах России. Военная удаль была платой за земельный надел и право самим выбирать станичных и окружных атаманов. В спокойные времена казачество трудилось и богатело. Поэто­му у казаков легко могло возникнуть убеждение, что счас­тье — дело рук человека: подвиг обязан лихости казака, а бо­гатство — его трудолюбию. Отсюда яркие индивидуальности, могучие характеры и героическое, даже эпическое, по сути, мироощущение.

Конечно, XX век принес новое на землю Войска Донского. Это был долгий, медленный процесс. Так, казачество Нижнего Дона, живущее богаче, на более плодородных землях, издавна находилось в антагонизме с казаками Верхнего Дона. Но лишь в 1918 году, в разгар гражданской воины, «завершится великий раздел». Только тогда история окончательно разделила вер-ховцев с низовцами. «Но начало раздела намечалось еще сотни лет назад».

В первой книге романа ясно видно, что довоенное казачество неоднородно: это купец Мохов, кулак Коршунов, середняки Ме­леховы, есть и явная беднота — рабочие на мельнице, сезонные работники. Несмотря на явные различия в материальном достатке, эти люди связаны патриархальным единством. Поме­щик Листницкий удивлен, что сын казака Мелехов нанимается к нему в кучера. Кулак Коршунов сам трудится до потери сил и воспитывает дочь в трудолюбии. Он выдает ее замуж не по расчету, а по голосу ее сердца. Ненависть Григория к младше­му Листницкому отнюдь не классовая, а порождена мужской ревностью и обидой. Эту сплоченность казаков сразу почувст­вовал даже такой опытный агитатор, как Штокман. Он долго и терпеливо ищет подход к казацкой бедноте, пытаясь пробу­дить недовольство существующими порядками.

На Дону, однако, еще нет революционной ситуации. Хозяй­ства по большей части крепкие, как, например, у Мелеховых или Астаховых. Поэтому так трудно работать здесь Штокма-ву, и людям непонятно, для чего восставать против власти, когда привычная жизнь столь хорошо налажена. Вот и оказа­лось, что казаки, возглавлявшие прежде народные восстания против царей, через несколько веков стали оплотом самодер­жавия. На них возлагает надежды и Временное правительст­во. По приказу Керенского в Петроград для защиты Зимнего дворца с фронта направляются именно казацкие части. Непро­сто было восстановить казаков против самодержавия. Но каза­ки не поддержали Корнилова и не стали защищать Зимний. Как и всему народу, казачеству был нужен мир. Люди устали от войны, хорошим хозяевам хотелось домой, к семьям. Лозун­ги социалистической революции вызывали не энтузиазм, а не­доумение, а затем беспокойство. «У нас Войсковой круг, власть народная — на что нам Советы?» — спрашивали казаки. Прежней власти они были верны беззаветно, а возникшая но­вая еще не приобрела уважения у этих привыкших принимать самостоятельные решения людей. Казаки разошлись по своим хозяйствам.

И все же революция ворвалась на Дон и поставила казаков перед выбором. Теперь уже не донцы ходили в далекий Петер­бург «усмирять» рабочих и студентов, а рабочие и матросы Пе­трограда хлынули сюда. Земля Войска Донского оказалась опо­рой Добровольческой армии и интервентов. Только с прибли­жением красных начинается разделение столь сплоченного ранее казачества. Невидимая линия фронта прошла через каж­дую станицу, через каждый хутор. На донскую землю прихо­дит гражданская война. Если в первых книгах романа казаки сражались в Галиции и Австрии, а затем, отказавшись идти на красный Петроград, были лишь эпизодическими персонажами в громаде событий, теперь они — главная опора белых и интервентов — разыгрывают финал гражданской войны, как главные герои всемирно-исторической драмы.

Казачество, сражающееся на своей земле, мятущееся и ко­леблющееся между революцией и реакцией, сильное, воору­женное, имеющее опыт недавней войны, было одним из послед­них препятствий на пути революции. Казакам пришлось выби­рать, на чьей они стороне, хотя автор все время показывает, что будь их воля, все осталось бы как есть. Примечательно, что ка­заки не хотели воевать за пределами своего Донского округа и два раза оставляли войска, как только боевые действия выхо­дили за пределы их земли. Но слишком свободолюбивы были эти люди, слишком привыкли жить своим умом, а не по указке, чтобы безропотно сносить как неумеренные притеснения ком­мунистов, так и высокомерие кадетов. Казаки были готовы со­трудничать с любой властью, которая бы уважительно отнес­лась к их жизненному укладу. Но этого они не дождались ни от коммунистов, ни от кадетов.

То, что казачье восстание обречено с самого начала, было ясно самым дальновидным из них, например Григорию Мелехо­ву. Но безропотно подчиняться эти вольные люди тоже не при­выкли. Поэтому столь трудно и с такими большими жертвами устанавливалась Советская власть на Дону. После многих лет войны люди устали сопротивляться, устали от войны, потерь близких. Они увидели, что любая власть приносит с собой ли­шения и приводит своих карателей. Казаки уступили, захоте­ли, наконец, мира, и он пришел на измученную гражданской войной донскую землю.[/sms]
27 ноя 2007, 10:18
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.